home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Янли:

— Ты недоговариваешь, — внезапно сказал Юншен.

— Недоговариваю. Но не вру же. — Демоница накрутила часть собственного хвоста на палец. — В политике великого и его генералов я не особо разбираюсь. Могу и не так понять.

— Да это все ложь! — буквально взвился Лун Вайер. — Все знают, что демоны — мастера обмана и всегда нападают на людей, и… кха-кха…

А вот не надо так нервничать, не надо. Может закончиться по-разному. Особенно если ты лишенный ядра заклинатель, которого пусть и подлечили, но сегодня с утра еще даже не «бутербродили». Потому и силенок маловато, чтобы безнаказанно дергаться. Наш пылкий шиди допрыгался — соскользнул с шелкового покрывала и свалился в руки своей демонической поклонницы, как спелая локва с дерева.

— М-м-м, по-моему, сейчас ты сам напал. — А у гостьи-то не все так плохо с чувством юмора и вообще способностью соображать, как она пытается уверить. — Но я не против. Жаль, что мы не можем сразиться прямо сейчас…

Хм, судя по ее интонациям, она имеет в виду не совсем то сражение, о котором можно было бы подумать. И чтоб мне три халата потерять, если она не троллит Лун Вайера самым бессовестным образом.

Собственно, заслужил. Нельзя же быть таким… валенком китайским.

Красным китайским валенком, который пытается одновременно возмущенно шипеть, запахивать нижний халат на груди, уворачиваться от вполне целомудренного поцелуя в щечку и подпрыгивать, когда вторая рука поклонницы пользуется случаем пощупать свалившуюся в лапки добычу за задницу со словами:

— Ты понравился мне дикий и неистовый. Но в беззащитном тебе тоже есть свои плюсы.

— Кхм! — сжалился над своим шиди Юншен. — Молодая госпожа, я попросил бы вас не смущать моего брата. И вообще, отпустите его, вы еще не женаты.

— Да, к тому же нашей недавно родившей гостье вредно так долго сдерживать смех, у нее швы могут разойтись, — подключилась я, старательно пряча собственное веселье в рукав. — Госпожа Вей Юань, не обращайте на них внимания, давайте я вас осмотрю. А-Лей, прекрати ржать и принеси маленькую ширму, чтобы поставить ее прямо на кровать. Наша мамочка достаточно пришла в себя, чтобы вспомнить о приличиях, не будем ее мучить. И вообще… Юншен, а забери-ка ты эту сладкую парочку в сад на полчаса. Потом продолжим расследование, сейчас время медицины.

Муж молча кивнул, подхватил на руки собственного шиди, уже отбрыкавшегося от демоницы, и вышел с ним в сад. Поклонница с хвостом, естественно, скользнула следом. А-Лей тоже хотел смыться под шумок, но был быстро пойман мной за шкирку, и брату пришлось поработать ассистентом.

Когда мы закончили, А-Лей сбегал и привел всех обратно. Точнее, не всех. Оказалось, что хвостатая поклонница шиди уже исчезла куда-то, отправившись по своим демоническим делам. Но обещала вернуться, о чем красноречиво свидетельствовало кислое лицо Лун Вайера.

Зато у нас появилась возможность обсудить некоторые вещи, которые не стоило озвучивать при посторонних. Принцесса не считается — за что люблю местную фармацевтику, так это за безопасные для беременных и кормящих снотворные снадобья. Гостья уснула после процедур и отвара, а возможный будущий наследник Пурпурного престола сам затих на ее груди, как и положено здоровому младенцу. Так что можно было устроить военный совет.

— Что ж… раз уж все рассказали свои истории, то теперь время для новостей. Скажи, шиди, ты знаешь, что низвергли еще и мастера Бая Юэ? — обратился к брату Юншен, присаживаясь на подушку у небольшого столика.

— Что?! Этого старого торгаша? Не может быть! Да на его грехах весь орден держится! — практически выплюнул шиди. — Пусть он хоть в борделе сутками живет, хоть пьет кровь младенцев — старейшины не посмеют тронуть того, кто выполняет все их меркантильные запросы! В отличие от ме… от нас… — поправился он и стушевался.

— Мой тесть вчера выкупил нашего шисюна с корабля, куда его продали в качестве… сам понимаешь каком, — вздохнул Юншен. — Его внешность даже на фоне остальных небожителей всегда была… выдающейся. И боюсь, это сослужило шисюну Юэ плохую службу.

— Орден пал? — На мой вопросительный взгляд Вайер пояснил: — Ну, просто это единственная приходящая в голову причина, почему золотого Юэ могли продать.

— Нет. Орден благоденствует и процветает по-прежнему. Во всяком случае, снаружи это так выглядит, — покачал головой муж. — А вот что происходит внутри… хотел бы я знать. Может, кто-то решил, что Бай Юэ скопил достаточно и теперь можно жить без его поддержки. Не выпрашивая по частям и под запись, а сразу забрав все.

— Сомневаюсь, что кто-то может добраться до денег шисюна Юэ, — криво усмехнулся Лун Вайер. — Этот лис никогда не клал все яйца в одну корзину.

— А может, наш шисюн стал задавать слишком много вопросов о том, куда уходят деньги за проданных рабов-демонов, — горько вздохнул Юншен. — Он сам, насколько мне известно, никогда не занимался этой частью торговли, поскольку она всегда принадлежала пику Ловцов. Но он не мог не заметить странностей, а также того, что в последние годы эта торговля очень оживилась и выросла. Впрочем, об этом лучше спросить у него самого. Ты ничего не знаешь, это уже понятно.

Лун Вайер явно хотел возразить, у него аж глаза загорелись. Но, к его чести, сдержался и промолчал. Только насупился.

— Ладно, — покачала я головой. — К завтрашнему полудню приведу вашего шисюна Юэ в сознание, тогда и зададим ему все нужные вопросы. А пока займемся вашим здоровьем. А-Лей, помоги пациенту раздеться.

— Опять?! — буквально взвыл Лун Вайер.

— А с Юэ мы будем ту же медитацию практиковать? — внезапно осознал перспективы Юншен.

— Куда мы денемся? — Я вздохнула. — Но это придется к папеньке в покои ночью красться, чтобы нас не засекли. Он не согласен отдать свое сокровище даже мне.

Муж вздохнул, подозрительно посмотрел на меня и все же спросил:

— Как тебе… золотой лорд?

— В смысле? — не поняла я. Потом догадалась: — Ты ревнуешь, что ли? О девять небес… Юншен, я не страдаю педофи… А. Да. Короче, мне не нравятся дети. Даже красивые.

— Девы слагают о Юэ любовные баллады. Его кожа как лучший белый шелк, а уста полны меда. Его глаза феникса сравнивают с…

— Дорогой муж, — мой голос был полон лисьего ехидства и вместе с тем тепла, — иди посмотри в зеркало и успокойся. Красивее тебя в Поднебесной мужчин нет. А насчет моих медицинских практик мы с тобой вроде договорились, м-м-м?

— Мы говорили о руках, — вздохнул Юншен, — а не о… — И он красноречиво посмотрел на то, что в здешних землях считалось женской грудью.

— Не принципиально, — отмахнулась я, но к супругу подошла и поцеловала. Надо же утешить и вознаградить.

— Бесстыдство! — пробухтел с кровати Лун Вайер, пытаясь закутаться в простынку. Остальную одежду А-Лей, приученный выполнять мои медицинские распоряжения молча и быстро, с него уже содрал.

— Мне интересно, кто от кого заразился этим «бесстыдством», — хмыкнула я, обращаясь к Юншену. — Ты от шиди, шиди от тебя или вас обоих кто-то третий покусал?

— Янли! — практически хором возмутились оба. О, а младший соученик мужа даже имя мое запомнил? Надо же, что иголка, воткнутая вовремя и в нужное место, делает с девственными мозгами.


Глава 20 | Особенности воспитания небожителей | Глава 22