home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 46

Юншен:

— Подсказки? — Я глубоко задумался, постукивая себя по губам одним из вееров Юэ, конфискованным у него в процессе разговора. Пусть вокруг и была зимняя прохлада, но постоянные переживания и работа с ядрами в течение суток чуть ли не на пределе слишком разгорячили мое тело. А еще я нервничал, и этот монотонный жест позволял мне успокоиться. — Даже если бы что-то и существовало, все мои вещи были конфискованы на пиках во время суда.

— Это не обязательно должна быть какая-то вещь. — Юэ вытащил из рукава очередной веер и начал им задумчиво обмахиваться. — Может, напутствие?

— Он со мной в детстве не особо разговаривал. — Несмотря на отговорку, я искренне попытался припомнить хоть какую-нибудь фразу, оброненную отцом. И выходит… он со мной вообще не разговаривал. Ни разу.

— Угу, вещи были конфискованы, — внезапно вмешался в наш разговор шиди. — А потом еще раз конфискованы… уже мной. — Лун Вайер угрюмо и шумно отпил чая из пиалы. Я вздрогнул — отчего такое демонстративное нарушение этикета? Пить и есть бесшумно нас учили даже не на пиках, еще дома… Почему он так нервничает? О чем-то догадался?

Мы переглянулись с лордом Юэ и снова уставились на А-Ера с надеждой и удивлением.

— Что?! Не можете поверить, что даже такой балбесина, как я, может быть в чем-то полезен? — сразу подобно ежу ощетинился иголками шиди.

— Вот в чем-чем, а в твоей полезности мы никогда не сомневались, Вайер, — расплылся в улыбке золотой лорд. — Тем более сейчас именно ты — тот, кто больше всего помогает. Пусть порой и невольно. Ведь лишь благодаря тебе у нас теперь есть не только информация о демоне, но и возможный проводник и консультант. А теперь еще и… — Юэ многозначительно промолчал, довольно улыбаясь и салютуя шиди веером.

Лун Вайер обдумал все сказанное, посмотрел каждому из нас в глаза и как-то по-детски просиял.

— Угу, — сумел лишь буркнуть он, смущенно пряча нос в чашке. — Я рад… наверное.

— Надо разобрать и пересмотреть все мои вещи, — решил я, вставая. — Сейчас принесу.

— Подожди, шиди Шен, — жестом остановил меня Юэ. — Все нести не надо. Сначала вспомни, нет ли среди твоих вещей зеркала?

— Зеркала? — удивился и задумался я. — Почему именно зеркала?

— Потому что твой отец был и остается непревзойденным мастером техники отражений, — спокойно пояснил шисюн. — Собственно, он ее придумал и основал, и все те, кто сейчас пытается ее использовать, лишь жалкие подражатели. Поэтому вспомни: перед тем, как мой старший брат Тан Юань ушел в средоточие, не дарил ли он… или, может, передавал через других тебе нечто, связанное с зеркалами?

Я ненадолго ушел в небольшую медитацию и, проанализировав свои детские годы практически с самого рождения, все же ответил:

— Отец вообще мне никогда ничего не дарил. — Я озадаченно потер лоб. — Ни когда я пришел на пик, ни позже. Было несколько безделушек от матери, но ничего связанного с зеркалами. Единственное в моих вещах, в чем хоть как-то можно увидеть свое отражение, это мой ме…

Я застыл с открытым ртом на целую минуту. В голове медленно всплывали слова, сказанные… кем-то и когда-то. Но самое странное в этом было — я абсолютно не помнил кем и когда.

— «Единственная реальность — на лезвии твоего меча», — вслух сказал я, дословно процитировав из памяти.

— Меч ты выковал сам, — угрюмо напомнил мне шиди. — И ингредиенты тоже собрал сам. Заготовка и та орденская. Это я точно помню. Он однозначно не может быть той самой подсказкой.

— Отец мне никогда ничего не дарил, — медленно повторил я онемевшими губами. Но почему-то именно эта фраза никак не хотела исчезнуть у меня из головы. Надо… надо еще раз осмотреть Ледяной Ручей. Возможно, великий заклинатель не говорил мне ни слова… но это не значит, что он не вложил мне какую-то информацию прямо в голову. И это должно быть связано именно с моим мечом.

— М-да, — констатировал Юэ. — Мы не учли еще один момент.

— Какой? — встрепенулся Вайер.

— Шиди Шен не помнит, когда отец дарил ему подарки, — спокойно пояснил Юэ. — Ключевое слово «не помнит». Ну? А, молодежь… желторотики еще совсем. Свой первый и главный подарок отец дарит ребенку на рождение. И шиди, естественно, не может этого помнить. — Лорд пика Снабжения обмахнулся веером и обратился уже ко мне: — Юншен, нам нужна вещь, которая появилась у тебя раньше, чем ты пришел на пик. Что-то, что ты принес из дома.

Я на несколько томительно долгих минут застыл, пытаясь вспомнить. Но… нет, не было ничего такого, ну не было! Я пришел на пик, имея в руках крохотный узелок с одной сменой одежды и… и все… и…

Да нет, не может быть.

Я медленно протянул руку и коснулся ножен Ледяного Ручья. Пальцы машинально скользнули по тисненому узору, по серебряным резным накладкам, зацепились за каждую неровность, впитали в себя каждую царапину, прежде чем нащупали потертый шелковый шнурок, на котором висело несколько хрустальных бусин с традиционными пожеланиями удачи и счастья и маленькая нефритовая фигурка. Животное было похоже на кота и дракона одновременно, чудной зверек непонятной природы, нарочно придуманный для забавы. А может, проще: сваявший эту игрушку мастер был излишне небрежен и не знал, кого он вырезает, кота или дракона.

— Это не похоже на обычную подвеску. Оно? — заинтересованно прищурился Юэ.

— Я бы не назвал это подарком. — Пальцы сами потянулись и провели по нефриту, ласково оглаживая шелковистую поверхность камня. — Это кусочек детской карусельки, знаешь, над люлькой вешают. Я нашел его на чердаке перед самым отъездом в секту и оторвал от основной конструкции. — Я повертел пальцем в воздухе, изображая окружность. — Одна из служанок тогда еще сказала, что в младенчестве я больше всего любил играть именно с этим камушком. Когда мать умерла и мне пришлось отправиться в орден, я прихватил подвеску как память о ней и о том… что когда-то у меня была семья. А еще мне отчего-то всегда нравилось его трогать, держать в руке, водить пальцем по узорам у него на животе… как будто тянуло все время, особенно если я волновался. Этот кусочек нефрита меня успокаивал.

— Угу, перед каждым экзаменом ты с этим уродцем едва ли не целовался, — подтвердил Вайер, — все про шершавое пузо твердил. Хотя я так и не понял, где ты там шершавость нашел, у каменного уродца живот гладкий.

Я ошеломленно моргнул. Посмотрел на драконо-кота, зажатого в ладони. И понял, вспомнил, что живот у сидящего на задних лапах зверя действительно гладкий, молочно-нефритовый, без единой трещинки или неровности. Но… но я же помню и другое!

Юэ внезапно счастливо засмеялся и щелкнул пальцами.

— Как там говорила твоя жена, Юншен? Бинго!


Глава 45 | Особенности воспитания небожителей | Глава 47