home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Месть — это такой вид правосудия.

Андрей Януарьевич Вышинский


Из интервью с академиком РАН, доктором философских наук, Петром Геннадьевичем Казанцевым.

— Скажите Пётр Геннадьевич, а всё-таки почему Россия не стала делиться технологиями, получаемыми из портала?

— Ну, начнём с того, что технологическими прорывами вообще никто не делится. Это всегда было объектом военной или государственной тайны.

— Но ведь то, что приходит от звёздной империи — всеобщее достояние человечества?

— Это ещё почему? Контакт установил российский офицер, и всё что поступило оттуда либо оплачено им из своих личных денег, либо, получено в рамках государственной помощи его личным владениям.

— Вы же не хотите сказать…

— Именно это я и хочу сказать. Земля, равно как и другие планеты этой пространственной грозди, в Империи Тессарин считаются его собственностью, как герцога империи, и переданы им в управление канцелярии Императора. Правда Земля как коронный мир герцога, остаётся по его личным надзором, и контролем, но для нас разницы нет. Земляне с их примитивной техникой и никчёмными ресурсами империи особенно то и не нужны. И если бы не генерал Широков, никто в нашу сторону и не посмотрел. А так, строятся новые оздоровительные центры имперского стандарта, центры тестирования, пройдя которые можно получить право на бесплатное обучение в имперских учебных заведениях, и многое другое. Да вот взять даже вашу летающую камеру. Это тоже поступило из империи. Не вся камера, конечно, но самая главная её часть — аккумулятор который не нужно заряжать раз в час, а достаточно зарядить раз в неделю. Но мы уже строим завод который будет производить аккумуляторы нового поколения, которые лишь ненамного хуже современных имперских.

— Но ведь это только в России!

— Ну, да. А что, Венеция делилась секретом венецианского стекла? Или Китай рассылал семена тутового шелкопряда и личинки? А может Американская конфедерация делилась технологическими секретами? И мы можем быть совершенно уверенными в том, что получив хоть что-то из новейших технологий, англосаксы сразу же воспользуются этим для усиления противодействия России.

Ну и самое главное. Мы вовсе не намерены сидеть на куче богатств словно скупой рыцарь. Новые клиники строятся и в Китае, равно как и новые заводы, которые будут производить продукцию по имперским стандартам, и отправляться туда за имперскую валюту — эрсы.

— Но почему только в Китай? Неужели мировые центры цивилизации такие как Лондон, Берлин, Париж и Нью-Йорк не заслуживают большего внимания?

— Нет. Это вражеские государства, которые в прошедшем веке чуть не уничтожили мир в пламени ядерной войны, и сотрудничество с ними прямо запрещено указом герцога.

Программа Панорама, Ведущий Нил Собакин.

Аруби, Ниленгол, Серые пустоши, Узловой центр армии Тессарин.

От минус третьего уровня, где находилась основная бетонная линза до самого низа убежища, на четырёхкилометровую глубину уходил колодец энергетической шахты, диаметром в сто метров, в центре которого находилась реакторная колонна и обеспечивающие механизмы. А на самом верху колонны, был управляющий комплекс, к которому вёл мостик над пропастью, и кольцевая галерея, вокруг оголовника. Вот на этой галерее и находилась странная конструкция из электронных блоков, разноцветных бутылочек, проводов, трубочек, и двух десятков прозрачных баллонов, литров на сто каждый, заполненных прозрачной жидкостью.

Электроника и маготехника в такой причудливой конфигурации Алексею встречалась впервые, и сидя в кресле транспортного меха, он не торопясь стал разматывать этот клубок, создавая схему устройства на виртуальном экране, где помогал имплант, взявший на себя основную задачу моделирования работы бомбы.

Временами приходилось отвлекаться на выдачу указаний всему комплексу, приводившему себя в порядок и два раза прервался на еду, которую притащил механоид — стюард, в уже разогретом виде.

Через три часа, Алексей встал из кресла и прошёлся по мостику, разминая ноги, и соображая. Как устройство должно сработать ему было понятно. Несколько магем, должны были мгновенно превратить воду в кислород и водород, а затем инициировать подрыв.

С учётом того, что воды было под две тонны, гремучий газ должен был заполнить всё убежище, и детонировав разом, превратить его в мешанину из металла бетона и пластика. Зачем это было нужно архимагу, уже не столь интересно.

Куда интереснее то, что вся конструкция имела почти десяток датчиков на неизвлекаемость, и стоило потревожить хотя бы один из них, как всё должно было взлететь на воздух.

Что делать было понятно, но в общих чертах. А вот детали… с деталями было сложнее. Можно было заморозить весь объём воды, замедлить реакцию по преобразованию в газ, и… всё равно получить взрыв только меньшей мощности. Всё упиралось во время реакции системы.

Алексей походил ещё немного и остановился, глядя куда-то вверх. «Время». Тут же переместившись в Убежище, на берег реки, негромко произнёс:

— Михалыч, появись.

— Да здесь я. — Словно сгустившись из воздуха, на берег шагнул коренастый мужчина в рубахе, штанах, и коротких сапожках. — О чём думаешь, хозяин?

— Можешь приютить штуковину одну? На время, а может и навсегда.

— В хорошем хозяйстве любой штуке место найдётся. — Начальник Убежища пожал широкими плечами. — Что за штука-то?

— Да бомбу мне оставил в наследство наш пленник. — Алексей скривился. — Да так наворочал там, что так запросто не разобраться. А мне дальше с бункером возиться с этой дурындой никак. Там пульт ручного запуска реакторной сборки, и пока бомба там, никак не запуститься.

— Так, давай её сюда. — Михалыч заинтересованно подошёл ближе. — Сдюжишь, перенос? Большая бомба-то?

— Ну после двух тысяч тонн воды, что я тебе перекачал, уже всё остальное не проблема. — Алексей хмыкнул. А если она здесь взорвётся? Там заряд серьёзный.

— Да хоть алиансор. — Комендант Мечты рассмеялся. — Здесь мы хозяева. Захотим скатаем в песчинку, и потеряем на берегу. Пусть лопается, врагу назло.

— А алиансор это что? — Уточнил Алексей.

— Рано это тебе. — Михалыч сразу посерьёзнел. — А лучше вообще обойтись. Алхенисы таким оружием планетные системы в газ превращали.


Перенос двухтонной конструкции в пространство Мечты, был мгновенным, и когда Алексей оказался на том же берегу реки, Михалыч стоял рядом и движением руки словно набросил на бомбу полупрозрачную ткань, от чего она словно потеряла чёткость и стала полупрозрачной.

— Ну вот. Теперь может пролежать и год и два и сколько захочешь. А вообще, давай-ка мы её о греха разберём. Всё же полмиллиона терс, как-никак. Да и вода, тоже не помешает. — Смотритель Мечты пригнувшись рассматривал части взрывного устройства. — Да тут почти всё в дело пойдёт. — Он запустил руки по локоть в бомбу, и вытащив бутылочку с синей жидкостью с пробкой из которой торчали несколько оборванных трубочек. — Тоже вещь, однако. — Михалыч покачал головой. — Демоническая эссенция. Если бы ты, к примеру, полез туда, и бомба не признала тебя своим, то вот этой штукой плеснуло бы на кожу, и прожгло бы насквозь, через всё тело. А лечить такие раны ой как непросто.

— Вот смотрю я на тебя Михалыч, и думаю, что нифига ты не простая программа — помощник, как ты мне тут заливал.

— Всё от взгляда зависит. — Комендант Мечты, отпустил руку, и бутылочка повисла в воздухе, словно стояла на невидимой полке. — Я же тебя не спрашиваю, откуда у тебя сешесс, или, например, метка трёх демонических доменов. А точнее трёх с половиной. Четвёртая метка какая-то смазанная.

— Так я и не таюсь. — Алексей хмыкнул. — Могу рассказать.

— Ну а я не могу. — Михалыч достал из бомбы какой-то электронный блок, и рассмотрев его со всех сторон, разочарованно откинул в сторону. — И вообще. Ну что ты пристал. Ты и имеющихся возможностей не освоил, а уже лезешь за новыми. Вот нахрена ты вместе с бомбой прихватил часть мостика? — Комендант показал на точащие из-под взрывного устройства части металлических конструкций. — Мог же забрать только бомбу и больше ничего. Хотя металл хороший, лишним не будет.

Но Алексею уже надоело слушать ворчание искусственного разума Убежища, который всё больше вживался в образ рачительного хозяйственника, беря образцы из памяти владельца. Он переместился обратно в убежище и обойдя пару роботов ремонтирующих мостик, подошёл к панели управления, и стал очищать её от проводов и датчиков которые прилепил архимаг отчего-то не желавший восстановления функционала убежища. К счастью он ничего не повредил, так что система мигнув тестом запустила самоконтроль, и через пару минут доложила, что готова запустить верхнюю реакторную сборку.

Вытянув контрольную скобу, Алексей включил режим полной автоматики, и оседлав транспортного меха, двинул в сторону главного центра управления, который находился в боковом ответвлении от общего комплекса сооружений, и был дополнительно защищён от всяких случайностей плитой из монолитного пластобетона толщиной в тридцать метров.

Когда Алексей подъехал к воротам, внутри уже горело освещение, и вокруг сновали ремонтные механоиды, наводя окончательный блеск.

За воротами был купольный зал, высотой в двадцать метров, и диаметром в полсотни метров, с рядами рабочих мест, которые сейчас естественно были пусты. Но экраны уже мерцали в дежурном режиме, готовые включится по первому требованию.

— Даже кресло протёрли. — Алексей скользнул пальцем по поверхности ложемента, и удовлетворённый его чистотой сел, перед главным пультом, и сразу же перед ним возникло объёмное изображение бункера, с полыхающими красными точками, где требовалось принять решение незамедлительно, и не хватало уровня управляющего интеллекта.

Всё что наворотил архимаг, и всё что случилось просто от времени, Алексей разгребал больше двух суток, хотя конечно мог провозиться и больше. Но опыт как известно не пропить, и всё с чем он столкнулся, уже было не раз и не два решено на других объектах. Протечки труб разного назначения, трещины в стенах включая несущие монолиты, нарушения герметичности энерговодов, и прочих технических коммуникаций, особенно там, где дело касалось лабораторного комплекса, систем жизнеобеспечения и прочих сложных мест, было недоступно простой ИскРе, и иногда приходилось карту ремонта вводить вручную, и контролировать удалённо через камеры механоидов.

Напоследок оставался комплекс активной обороны, тоже располагавшийся в ответвлении от основных сооружений бункера.

Так как у Алексея, был тройной генеральский допуск, от Генштаба, от Технического корпуса, и от военной разведки, он сразу попал в центральный контрольный зал, и отметив, что восстановление комплекса идёт нормально, заинтересовался мигающим алым огоньком на пульте управления волновой пушкой, которых на Аруби было всего четыре штуки, вдоль экватора, и десяток практически одноразовых поворотных зеркал, на орбите.

А втопив клавишу контрольного запуска обзорной системы, пару минут тупо смотрел на мерцающую надпись: «Обнаружен корабль рубаи класса Прорыв. Оценочная численность экипажа две тысячи единиц. Траектория сближения с Аруби, подтверждена. Оценочное время входа в атмосферу — 14 часов.


Самым простым было включить пушку, и разметать вражеский корабль на атомы, на подлёте. Эти рубаи не родились в окружении людей империи Тессарин, и можно было с гарантией считать, что в голове у них полно идеологических штампов, и что добравшись до одной из планет империи, они сразу же примутся причинять добро, и наносить справедливость. Так как они это понимают.

Но прошедшие полгода, многое изменили в Алексее. И конкретно две неугомонных и нахальных девчонки — рубаи и старик — который был дедушкой одной из них. Широков уже не видел в ушастых безусловных врагов, а скорее таких же жертв военной необходимости. Но война уже закончилась. О том был специальный указ императора, и сейчас можно было атаковать военный корабль Рубаи, только на свой страх и риск. С десантным транспортом это прошло. Но что будет, если распылить корабль класса Прорыв, который вообще-то предназначался для спасения командования и ценных специалистов из полной блокады.

Сев за пульт управления пушкой, Алексей включил зарядку накопителей, и ввёл параметры цели для поворотного зеркала, так что корабль рубаи оказался в прицеле пушки.

Да, без оператора пушка теряла девять десятых своей мощности, но вражеский крейсер был совсем рядом, и брони практически не имел. Так что полного импульса и не нужно. Снести внешние устройства, и он сам рухнет в атмосферу сгорев по пути.

Затем Алексей пересел в кресло оператора связи, и включив главный передатчик, и направив антенну в сторону крейсера рубаи, чуть склонился над микрофоном, чётко произнося фразы на рубис, который благодаря подругам изучил вполне прилично.

— Двести пятый центр обороны, вызывает корабль рубаи. Двести пятый центр обороны, вызывает корабль рубаи.

— Капитан корабля ушух ил киоран на связи. — Ответил мужской голос, на вполне понятном тессар.

«Ого целый адмирал» подумал Алексей.

— Вы приближаетесь к охраняемой планете Аруби. Предлагаю вам перейти на стационарную орбиту, остановить двигатели и погасить движение относительно планеты.

— Это зачем? — Голос что-то сказал в сторону. — Насколько нам известно пушек на планете нет.

— А орбитальные поворотные зеркала, у нас висят для красоты. — Алексей вздохнул. — У вас два варианта. Вы сейчас замираете на геостационаре, и высылаете корабль, где будет находиться ваш представитель, который быстро и внятно докажет мне, что вы лапушки, и душечки, и вообще проходили мимо, либо я втыкаю в вас луч волновой пушки. Одна попытка схода с орбиты и я включаю пушку. Почувствую, что вы крутите, и включаю пушку, увижу попытку десантирования…

— И ты включишь пушку. Мы поняли. — Голос рассмеялся, но судя по тональности ему было совсем не весело. — У нас катера повреждены.

— Я пришлю транспорт. — Коротко ответил Алексей, и вызвал меню ИскРы.

— Генеральный императив. Ввод.

— Слушаю.

— При появлении малейшей враждебности со стороны корабля рубаи, как — то открытые орудийные порты, десантирование с борта, попытка изменить орбиту, и прочих, немедленно и безусловно открывать огонь на поражение. Бить главным калибром волновой пушки до полного разрушения корабля. Отключение данного императива — команда «Заслон» поданная на сдвиге 45 общекомандного канала.

— Принято.

— Есть у нас на ходу что-то что сможет уйти на стационарную орбиту, вернуться, и ещё раз туда слетать?

— Ремонтный челнок, Амаркон двести пять сорок, готов к вылету немедленно.

— Амарконы есть? — Оживился Алексей. — Тогда давай ещё парочку с мехом сто пятой эМ Дэ серии к поворотным зеркалам. Проверить ходовые, расходные жидкости ну и прочее. Это срочно.

— Принято. — Согласилась ИскРа.

— И давай отправляй двести пять сорок к кораблю рубаи. Надеюсь они сообразят, как им пользоваться.


Аруби, Ниленгол, Серые пустоши, Узловой центр армии Тессарин.

Несмотря на техническое назначение, челнок типа Амаркон был весьма быстрым кораблём, и уже через час маневрировал возле крейсера рубаи, пока в его боку не открылись входные ворота отсечённые от космоса тонкой плёнкой силового поля.

А ещё через час, он заходил на посадку возле пирамиды.

Теперь, когда почти все механизмы бункера работали, Алексей распахнул для челнока большие ворота посадочного комплекса, и относительно небольшой кораблик, проскочил в огромные стометровые ворота словно муха в амбар.

Кресел в Амарконе было два, но оба рассчитаны на аварийную ситуацию, и не предполагали никакого удобства для пассажира, поэтому Алексей дал время рубаи не только выбраться но и размять тело затёкшее от неподвижности, и только через пару минут подошёл к боту.

— Генерал первого ранга генерального штаба Тессарин Алекс ши Роков.

— Ого, крупная птичка, для нашего захолустья. — Пилот, снял шлем, и стало видно что это женщина, с белыми волосами убраными в тонкую косицу. Ростом она была ну может чуть — чуть ниже Алексея, обладала подтянутой атлетической фигурой, и огромными ярко-синими глазами. — Королева — жрица рубаи, адмирал третьего ранга Сайши Анорис.

На тессар она говорила практически без акцента, поэтому Алексей решил продолжать общаться на этом языке.

— Прошу простить мою неучтивость, но полагаю нам нужно как можно быстрее разрешить возникшую проблему.

— А никакой проблемы нет. — Женщина громко рассмеялась. — Вирус я выпустила, так что через тридцать — сорок дней будем обживать безлюдную планету.

— В одиночку. — Уточнил Алексей. — Потому что если я погибну, волновая пушка уничтожит ваш корабль. Так что будете здесь всё осваивать в одиночку. Ну разумеется если сумеете выжить. — Он дружелюбно повёл рукой, и по всему ангару включились автоматические турели, которых в таком месте, куда могли прорваться штурмовые подразделения, не могло быть мало, и алые пятнышки лазерных прицелов заплясали по потолку, стенам и полу. — Ну и я кое-что стою. — Алексей шагнул через пространство, за спину рубаи, и коснулся её шеи сешессом. — Полагаю, самое время запросить от ваших соплеменников другого переговорщика. Этот оказался тупым, наглым, и дурно воспитанным. Неудивительно что вы проиграли. С таким-то управлением. — Он дал команду сешессу взято шею рубаи в кольцо лезвием, и отошёл. Походил немного успокаиваясь от выброса адреналина, и встал в паре метров от женщины. — Демоны с тобой. Последняя попытка договориться. Быстро расскажи мне, почему я должен оставить в живых две тысячи мразей, которые готовы убивать стариков, женщин и детей, только потому что так хочет их кровавый бог.

— Наш бог умер. — Негромко произнесла женщина. Последняя планета рубаи, уничтожена ударом огромного космического тела. Спаслись лишь несколько тысяч кораблей. Ничтожная часть населения.

— У вас же были огромные корабли. По пять миллионов принимали. — Удивился Алексей.

— Всё выгребли для подготовки к «Последнему рывку» нас эта война тоже не пощадила. Были утеряны огромные производственные площадки, а вокруг столичной планеты были только курортные комплексы. Когда не стало флота, мы начали восстановление флота, но не успели.

— Плакать не стану, не проси. — Алексей прямо посмотрел в глаза женщине. Даже сейчас, с металлическим ошейником который впился острыми шипами ей в горло, она оставалась нечеловечески прекрасной. — И жалеть вас не за что. За те преступления против мирных жителей что вы совершили, всю расу рубаи следовало бы уничтожить. Но я не могу принимать такие решения. Поэтому будете торчать на орбите, пока я не построю портал и сюда не придут имперские прокуроры.

— Ресурс корабля практически исчерпан… — Негромко произнесла королева, даже не делая попытки как-то ослабить шипы, впившиеся в шею.

— Демон знает, что с вами делать. — Алексей пожал плечами. — Загнать вас в клетки, как вы сделали с нами на Саргине, или может утопить в море по одному, как вы поступили с десантниками на Калсари. Я просто теряюсь от выбора. Или подселять в вас разные растения, и смотреть что прорастёт а что нет, как вы учудили на Теларис. И непременно снимать видео. Во всех подробностях, как вы это обычно делаете. Хотя если совсем честно, с некоторых пор, у меня к вам нет острой ненависти. Тут у нас на Аруби даже живёт колония рубаи. Примерно миллион мужчин и женщин вашей расы. За редким исключением полные засранцы и спесивое дерьмо, но если пару раз макнуть башкой в грязь, можно иметь дело.

Он задумчиво походил по ангару слушая как эхо разносит звук шагов, и остановился.

— Значит так. Открою для вас жилой модуль. Он как раз на пять тысяч человек. Будете там сидеть, тихо, жрать что принесут, и вообще не отсвечивать. Если охранная система сработает на взлом, то всё помещение будет заполнено боевым отравляющим веществом. Кормёжка — армейские рационы. Воды дам без лимита, но берега не теряйте. Сидеть вам долго, так что особенно технику не ломайте. Транспортные корабли пришлю. — Алексей протянул руку и сешесс синей искрой метнулся к нему, принимая в полёте вид шпаги.

— Мы можем встретится с теми, кто здесь живёт? — Негромко спросила рубаи.

— Это нужно их спрашивать. — Алексей пожал плечами. — Но я бы с такими придурками не разговаривал.


Глава 16 | Мастер крови | Глава 18