home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Посещение храма

До храма мы добирались долго. Шли пешком по мощеным тротуарам практически на другой конец центрального квартала, не торопясь приветствовали всех леди, которые в большом количестве попадались нам по пути.

Честно сказать, если бы не Фей-Фей, я бы уже не вспомнила доброй половины имен. Я устала приседать, кивать, устала сиять улыбкой. Все вопросы сводились к двум темам: почему я жива, если из меня, по слухам, уже сделали умертвие, и когда вернется сир Блау. Дядя был чистокровен, свободен, силен и… неуловим, как всадники Дикой охоты. Про браслеты никто не спрашивал – невежливо. Все просто неприлично косились – неужели действительно эпоха Исхода? Как вульгарно! Я утром специально подбирала верхнее ханьфу с немного укороченными рукавами. Свет в мешке не утаишь. Браслеты варварскими кандалами светились на тонких запястьях.

Было жарко, солнце припекало совсем не по-осеннему, и мы по пути то и дело сворачивали в манящий тенек магазинов. Книжная лавка, ювелирный, торговые ряды… Я выбрала пару книг для Нэнс, ее любимые романы, чистые прописи и блокноты, чтобы вести дневник исследований чар, несколько пакетов специй для Маги и смешную подвеску для Акселя.

Когда Фей-Фей сочла, что миссия показать Блау обществу выполнена, мы свернули на узкую боковую улочку, чтобы срезать путь.

В этот момент у меня опять закололо под лопаткой, пульс забился в горле, а живот свело от страха. Опасность! Все думают, что на войне выживают смелые или сильные. Все ошибаются. Выживают трусливые, те, кто больше всего боится, кто ходит и спит чутко, кто привык слушать свою интуицию и использовать страх в качестве индикатора. Страх – чувство, которое помогает сохранить голову на плечах целой. Здоровое чувство здорового человека, как сказала бы магистр Лексия.

Улица за моей спиной была пуста, алариец держался настороже, Фей-Фей трещала что-то свое. Я пыталась уловить направление опасности, но получалось так, что она придет с неба. Не с крыш, а именно с безоблачно голубой синевы небес.

Для скрепления клятвы мы выбрали храм Великого.

Рассказывают, что триста зим назад в нашем пределе была жуткая засуха. Пересыхали реки и озера, сгорала трава, падал скот. И собрались люди, и три дня и три ночи молились Великому, и явил Великий милость, и пошел дождь. И с тех самых пор Великий – один из самых почитаемых богов большого пантеона у нас на севере. В столице больше почитают Мару, одной рукой дарующую, другой отнимающую, на востоке и юге верят в змеиного бога удачи Немеса.

В храмах Великого не говорят. Все церемонии происходят молча. Не говорят жрецы, не говорят пришедшие искать истину, и даже молитвы и те произносятся только про себя.

Я всегда считала, что жрецами Великого становятся люди с зачатками эмпатического дара, а иначе каким образом они так точно считывают намерения просителей?

Именно поэтому мы выбрали храм Великого, здесь от жреца практически ничего не зависит, он лишь проводник божественной воли. Либо Великий рассмотрит и взвесит наше намерение, свяжет наши судьбы побратимством и по ступенькам храма спустятся уже две названые сестры, либо…

Обряды храма Великого нельзя подделать, оспорить или расторгнуть, в отличие от более простых клятв, которые дают жрецу в присутствии толерантной Мары или хитрого Немеса.

Кернский храм мне всегда нравился своей простотой и большим внутренним пространством. Высокие арки входов, летящие анфилады перекрытий под самым потолком… Все военные почитают Великого. Он дает силы и доблесть и дланью своей закрывает воина от врагов. Простой храм, простые молитвы. Его еще называли богом, близким к народу, потому что его почитали все – крестьяне, ремесленники средней руки, военные и аристократы. Часто можно было встретить молящихся плечом к плечу высокого сира и простого бродягу. Это был бог для всех, именно за это его так не любили в столице. Почитание Великого в среде имперской аристократии было непопулярным и даже немного стыдным, как нечто устаревшее и крайне немодное.

Нас с Фей-Фей разделили у входа. Сначала мы должны очиститься и отдельно сообщить Великому о своих намерениях и только потом проходить ритуал.

В моем зале было всего несколько человек. Военный, какой-то торговец в одежде восточного купца и несколько ремесленников. Зал по размерам был больше нашего дуэльного в поместье. На постаменте, там, где богам обычно ставят статуи, искрилось и горело вечное серебристое пламя высотой в два моих роста. Изображений и статуй Великий тоже не признавал. Я никогда не задумывалась о природе этого пламени и его источнике, но, как говорили в писаниях, когда погаснет пламя Великого, наступит конец этого мира.

У нас в легионе была традиция почитать павших.

Счет исчислялся тысячами, и не упомнить всех лиц, поэтому мы зажигали просто шестнадцать. Ровно шестнадцать огней для павших Шестнадцатого легиона, чтобы никто не был забыт. Я не знаю, как часто ходили в храм наши, но мы с целителями выбирались раз в две декады. Этот ритуал успокаивал и позволял наконец отпустить тех, чьи лица снились каждую ночь, всех потерянных на операционном столе и на поле боя. Всех, кого спасти не смогли.

Я закрыла глаза и приложила кулак к груди. «Салютую Шестнадцатому. Покойтесь с миром. Великий, дай мне сил не допустить этого еще раз…»

От большого пламени в центре зала отделилась небольшая стайка огней. Светящиеся огоньки в воздухе мигнули и сами сложились в знакомый знак штандарта Шестнадцатого легиона – круг в треугольнике и око. «Зрящие Севера», стоящие на грани. Седовласый мужчина справа в военной форме поднял голову, но я знала, что он ничего не скажет. О том, что было в храме Великого, молчат.

После уединенной молитвы нас с Фей проводили вглубь, в маленький внутренний сад к жрецу. Мне у Великого всегда нравилось, что многие обряды проходили на природе, под открытым небом, потому что ему так виднее с небес. В храме Немеса, например, всегда было сумрачно, темно и тускло, чадили свечи, тянулись заунывные песнопения.

Жрец, одетый в простой оранжевый халат, сидел на толстой плетеной циновке в саду камней, повернувшись лицом к вечному огню Великого, который плясал на маленьком алтаре. Справа вода негромким водопадом стекала в небольшой округлый пруд с водяными лилиями. Такие внутренние садики шли по всему кругу храма, в каждом из которых посетителей приветствовал отдельный жрец. В центре храма был особый круглый амфитеатр для больших торжеств.

Здесь все излучали безмятежность и доброжелательность, и только Фей-Фей вспыхивала нетерпением на заднем фоне.

Мы сели на циновки напротив, аккуратно расправив юбки, и вместе протянули руки к алтарю, переплели пальцы, соприкоснувшись перстнями так, что сила вспыхнула крошечными серебристыми искорками и зарядила воздух запахом грозы.

От вечного огня отделилась узкая серебристая лента силы и обвилась вокруг наших запястий, соединив нас с Фей вместе. Я не знаю, что про себя шептала Фей-Фей, а я просила только об одном: дать возможность помочь, защитить и вернуть тот долг, который я не смогла отдать роду Ву в той жизни. Лента вспыхнула и погасла.

Жрец открыл глаза и улыбнулся.

Все получилось. Великий скрепил наши клятвы, сестра.


Погода испортилась. Когда мы заходили в храм, светило солнце, сейчас внезапно набежали тучи, тени стали резче, ветер холоднее.

Служка догнал нас на ступеньках и молча, с поклоном сунул мне в руку сверток, перетянутый простой бечевкой. Уже за оградой храма, в проулке, где нас ждал алариец, я развернула дар. Фей-Фей даже немного подпрыгивала от любопытства и нетерпения.

На тонкой суровой нитке покачивался деревянный кругляш амулета с выжженным символом Великого. Такие кругляши иногда носили солдаты легиона. Как Великий выделял людей и почему одаривал их милостью, не знал никто. Они действовали по принципу одноразового артефакта – выдерживали один направленный удар, защищая владельца. Передавать кругляши было бессмысленно, в чужих руках они не работали.

Я надела его через голову, отправив благодарность Великому, и сразу почувствовала себя спокойнее. Защита – это всегда хорошо, знать бы еще, от чего именно. От молнии? Стихии земли? Воды? Огня?


Глава 12 Поездка в Керн | Последняя из рода Блау | Глава 14 Вызванный 1