home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Эликсир 2

Большой дом рода Ву располагался на границе центрального и торгового кварталов. Хорошее расположение, с учетом того, что алхимическая лавка была здесь же, в правом крыле дома, как и алхимическая лаборатория. Спрашивать было не принято, но я знала, что Фей-Фей с братом иногда отправляются за город, в небольшое поместье у подножия гор. Больше у них в Керне не было ничего – это не просто упадок, это меньше, чем ничего, у многих купцов в городе было больше собственности и земли. У рода Ву осталась только высокая фамилия.

Ву переехали из столицы около десяти зим назад и еще не стали по-настоящему своими в Северном пределе, но уже не были и чужими. Знакомые чужаки. Фей-Фей редко упоминала родителей, я только знала, что оба были талантливыми алхимиками, продолжателями дела семьи Ву. Потом был неудачный эксперимент, и остатки рода переехали в глухую провинцию. Осталось их только трое: дедушка, Фей-Фей и ее маленький брат.

Я любила бывать у Фей-Фей. Широкие открытые террасы, отсутствие охраны на каждом углу, гармонично оформленные интерьеры – у Фей действительно превосходное врожденное чутье и вкус.

Сестра встретила нас в малом саду. Домашний халат, расшитый аистами, руки, запачканные пятнышками черной туши, кисточка за ухом, мольберт – Фей-Фей рисовала.

На тонкой рисовой бумаге оживали изящные цапли, ступающие по озерной воде в камышах. Потрясающе, как и всегда. Фей будет истинным украшением факультета искусств.

– Вайю! – Быстрый взгляд на неподобающее одеяние, кольца, печать, и Фей-Фей нежно обнимает меня за плечи. Никакого удивления во взгляде, как будто мы постоянно вваливаемся в их дом таким составом. – Прошу! – Она указала на мягкие плетеные кресла. – Я прикажу подать чай.

– Фей-Фей! – Я оттащила ее в сторону, продемонстрировав свиток. – Нет времени, у вас ввели комендантский час. Дома ли дедушка Ву?

Фей настороженно кивнула и позвала служанку.

– Займи пока Нике. Он из Сакрорумов, дикий, – последнее слово я прошептала ей на ушко.

Ушко порозовело – последнее время были чрезвычайно популярны бульварные романы про любовь горцев и высоких леди. Фей взглядом пообещала вытрясти из меня все-все-все, я насмешливо отсалютовала в ответ и отправилась в деловую часть дома.

Старейшина Ву принял меня в кабинете, оформленном в традиционном стиле – низкие столики, подушки-циновки, отгороженные ширмой с поющими иволгами в бамбуковой роще, многочисленные стеллажи со свитками.

Служанка удалилась с поклоном. Над чайничком клубился пар – все было готово для чайной церемонии. Будет проводить церемонию сам? Просто необъяснимая честь.

– Вайю приветствует старейшину Ву. – Я склонилась низко, с почтением сложив руки на груди – дед Фей-Фей был ярым консерватором в плане этикета и приверженцем исконного староимперского стиля.

– Внучка может пройти. Внучка может обратиться к дедушке Ву. – Он указал мне на циновку напротив, погладив длинную бороду. Я еле слышно вздохнула. «Внучка» – значит, разговор можно вести в домашнем стиле, и значит, он не сердится на наше с Фей самоуправство.

В традиционном этикете все хорошо, но все очень и очень медленно. Только к третьей пиале дорогого весеннего чая мы добрались до сути вопроса, предварительно обсудив погоду этой осенью, цены на урожай, планируемый турнир академии и последнюю картину Фей-Фей, которая украшала южную стену кабинета.

– У внучки есть просьба к дедушке. – Я с поклоном протянула свиток, который подготовила заранее для Старейшины Ву. – Дедушка сведущ в алхимии, внучка нашла этот старинный рецепт и просит дедушку дать свою оценку. Внучке кажется, там закралась ошибка.

Старейшина не спеша изучал свиток, оглаживая седую ухоженную бороду. Никакой реакции.

– Внучка нашла этот рецепт, там было сказано, что этот эликсир позволяет укрепить доспехи. Коэффициент прочности повышается в несколько раз, против умертвий и созданий Грани. Внучка переживает за дядю. Прорывы бывают часто. Если дедушка сможет воссоздать и проверить рецепт, внучка будет счастлива.

Глаза Старейшины остро сверкнули из-под кустистых бровей. Свиток из рук он не выпустил и даже убрал в широкий рукав халата.

– Внучка правильно сделала, что решила посоветоваться с дедушкой. Это рецепт, – он помедлил, – из родового хранилища.

– Внучка клянется, что это не имеет отношения к роду! – Я подняла руку с ярко вспыхнувшим кольцом в качестве подтверждения. – Внучка случайно наткнулась на этот рецепт. Фей-Фей сестра Вайю, с кем еще обсудить находку, если не с дедушкой?

Рецепт Укрепителя был чистым, из тех самых новых военных разработок, когда все лучшие умы академии работали только над одним – увеличением боевой мощи легионов. Я сама записала его сегодня по памяти. И этот состав увеличивал крепость доспехов почти в десять раз. Мы варили его котлами. Всех целителей отправляли на отработку в алхимическую лабораторию, пару лун в декаде. Лучший отдых – смена деятельности, как любил говорить наш претор. Алхимические печи, ядовитые испарения от котлов – я любила это время, потому что можно было подумать и расслабиться, машинально нарезать ингредиенты и плавить эликсиры.

Блау и Ву теперь крепко связаны, хотели этого дядя и Старейшина или нет. Отдать Ву – значит отдать Блау, мы застолбили территорию. И одно дело убыточный алхимический род, который внезапно породнился с Блау, и совсем другое – род, который может что-то принести в клан. Который имеет рецепт ценного эликсира, особенно в свете постоянных боевых действий. Деньги еще никогда и никому не мешали.

В рецепте Укрепителя я допустила ровно две ошибки. Алхимику уровня дедушки Ву не составит труда воссоздать исходник, заменив дорогие южные травы северными аналогами. Ему еще в Ассоциации отстаивать право на первенство и патент.

– Родственникам стоит держаться вместе. – Старейшина Ву солидно кивнул.

– Дедушка может доработать старинный рецепт. Прорыв – у Хэсау, думаю, дядя не откажется помочь с испытаниями.

Самый лучший вариант, если дедок на блюдечке преподнесет дяде Укрепитель, уж он-то сообразит, как распорядиться тем, что плывет прямо в руки. Фейу, конечно, подадут протест в Совет, но это дело десятое.

Глаза дедка загорелись. Конечно, даже если считать только армию Северного предела, это просто золотое дно.

– Может быть, у внучки есть просьбы? Если дедушка может помочь. – Наконец-то мы перешли к торговле.

– Внучка хочет только одного: чтобы сестра была счастлива. Если дедушка согласится отправить Фей-Фей в академию вместе с Вайю…

Фей должна, просто должна в этой жизни исполнить свою мечту и учиться на факультете искусств.

– Хорошо. – Он согласно кивнул головой. – Дедушка подумает об этой просьбе. Что-нибудь еще?

– Внучка была неаккуратной. Скоро осенний турнир, а лучший халат испорчен служанками. Внучка хотела попросить дедушку воспользоваться его лабораторией, чтобы сварить пятновыводитель.

Да, ничего лучшего мне не пришло в голову.

Это был первый раз за весь разговор, когда дедок не удержал лицо – усы дрогнули, скрывая улыбку.

– Хороший халат подобрать непросто. Внучка может взять ключ от дедушкиной лаборатории. – Слава Великому! – Ингредиенты для пятновыводителя на первом стеллаже справа от печи. Если, – он помолчал, подбирая слова, – если внучка случайно рассыплет ценные ингредиенты с самого дальнего стеллажа, внучка может не расстраиваться.

О, это было значительно больше того, на что я рассчитывала.

– И алхимическая печь дедушки уже старая. – Он хитро усмехнулся в усы. – Если она пострадает при варке… пятновыводителя, сиру Блау придется купить родственнику новую печь.

За что такие преференции? Печь для алхимика – это любимое дитя, жена и подруга. Видимо, мой взгляд был достаточно выразителен, потому что дедок соизволил пояснить:

– Дедушке повезло, что Фей-Фей тогда не было на площади. Теперь у дедушки две внучки. Радость дедушки безгранична. – Он склонился в глубоком признательном поклоне. Значит, дело все-таки в долге жизни.

Старейшина Ву щелкнул пальцами, подзывая служанку, и мы отправились в лабораторию.


Алхимическая печь была превосходной. Не мелкий походный вариант, а большая, из тех старых монстров, которые позволяют варить эликсиры прямо котлами. В лаборатории царил идеальный порядок и чистота.

Мы спустились вниз впятером. Сцедили по флакону крови у каждого из кочевых аларийцев и отправили их наверх. Самая простая часть плана была закончена. Окон в лаборатории не было, но я и так чувствовала, что нужно спешить – закат уже близко, у нас есть только одна попытка.

Нике подозрительно молчал, безропотно выполняя все команды. Он вообще не произнес ни одного слова после того, как мы покинули дом Браев. Подозрительно, когда Нике молчит, это затишье перед бурей, жди беды.

Мы активировали большой защитный круг на полу, запитав его силой Нике. Теперь что бы ни случилось – печь взлетит на воздух, я перепутаю состав, – дом Ву устоит и не дрогнет.

К ингредиентам я его не подпустила. Мелко нашинковала все корни, перетерла сухие цветы в пыль, подготовила золотистую пыльцу зороцвета, которую пришлось позаимствовать у дедушки Ву, Виртас такое не держал в запасах.

Разложила все по порядку добавления в эликсир и установила рядом трое песочных часов – каждые на один круг эликсира.

Нике активировал печь, и пламя вспыхнуло внутри ярким синим светом. Дальше я могу все делать сама, до последнего этапа, когда нужно будет добавить Темных плетений силы.

Корни плавились в воздухе, танцуя в центре печи, кровь длинными тонкими нитями отдавала энергию и силу травам, золотая пыль дрожала в воздухе, песочные часы переворачивались… Я не отвлекалась ни на мгновение. Регулировка правильной температуры плавления, вращение в воздухе в нужную сторону, порядок ингредиентов… Около печи было жарко, пот катился градом.

Наступил самый ответственный момент, который мы с Нике прорепетировали несколько раз, прежде чем начать плавить.

Нике абсолютно правильно сплел завершающий узел чар, который нужно было мягко и нежно отправить в печь, чтобы все части состава соединились в единое целое.

– Я хочу часть эликсира. – Темное плетение колыхалось в воздухе, но Нике медлил. – У нас тоже есть пустые…

Пустые или бессильные Темные чем-то похожи на аларийцев, они не имеют искры силы внутри без источника. Моровое поветрие валило таких с ног с летальным исходом.

Руки Нике дрожали все сильнее, удерживая узел. Алхимическая печь начала вздрагивать, синие искры полетели на пол.

Псаков идиот! Псаков горец!

Печь просто не выдержит. И сейчас пойдет откат от нарушения контракта, и все псакам под хвост…

– Эликсир… – Голос Нике дрожал от напряжения, печь гудела все сильнее, вибрации чувствовались в горячем воздухе. – Эликсир! – Нике хрипел, из последних сил удерживая контроль над узлами плетения.

Псаков упертый идиот!

– Слово. Отпускай, – выговорила я быстро сквозь зубы. Нике с облегчением отпустил чары, и печь одобрительно загудела. Синее пламя взвилось почти до потолка, рождая правильные золотые капли волшебного эликсира.

Великий, у нас получилось!

Нике свалился в судорогах через мгновение. Я наблюдала за этим идиотом с отстраненным любопытством, поставив для устойчивости ему на грудь сапожок, чтобы зафиксировать тело. Откат от контракта был значительно мягче, чем при нарушении родовой клятвы, либо… либо на самом деле не хотел слишком вредить.

Останавливать наказание я не стала – пусть на своей шкуре прочувствует всю глубину собственного идиотизма.

Когда мышцы почти перестали сокращаться и Нике задышал ровнее, я присела рядом.

– В следующий раз я разорву контракт в одностороннем порядке. Без силы тебя попрут из академии, вернешься в свою любимую высокогорную деревушку и будешь до конца жизни заниматься охотой и собирательством. – Я говорила спокойно и размеренно, перечисляя известные факты. По задрожавшим ресницам Нике я поняла, что этот идиот проникся блестящими перспективами. – Ты не единственный Темный в городе, который может кастовать плетения, Сакрорум.

Больше мы не разговаривали. Я отмерила ему три капли, швырнув флакон, а остальное золотистое чудо разделила на две половины – себе и Марте.

Времени до заката было еще достаточно, и я начала нарезать ингредиенты для пятновыводителя – нужно же представить обществу результат своей кропотливой работы.

Наверх по узкой лестнице мы поднимались, старательно избегая касаться друг друга плечами. Нике дулся и устало молчал, прибрав всю лабораторию. Я размышляла.

С дедушкой Ву прощалась почтительно и быстро, с Фей-Фей нежно, гордо продемонстрировав зеленый пузырек с пятновыводителем. Фей щурилась от смеха и всучила мне очередное свое творение в бамбуковом тубусе.

– Дядя скоро снимет комендантский час в поместье, поговорим перед школой, – торопливо шепнула я Фей. Действительно, скоро учеба, турнир, приемы. Жизнь не стоит на месте.

Стоило торопиться – солнце садилось, и нас могли не выпустить из города.

На улицах было совершено пусто, ни души. На выезде из ремесленного квартала, на повороте к гостинице я остановила коня и подозвала Нике.

– Живешь, как обычно, твое время – твои дела. Нужно будет – пришлю вестника. О практике поговорим позже. – Я уже было собралась трогать коня, но тут Нике удержал его за поводья и сплел купол тишины.

– Извини…те, – выговорил он сквозь зубы, упрямо глядя на шпиль ратуши.

– Извинить за что? За то, что нарушил контракт? За то, что чуть не запорол трехчасовую работу? За то, что там, – я махнула в сторону поместья, – кто-то может умереть, не дождавшись лекарства? За что именно ты просишь прощения, Сакрорум? – Его идиотизм мог стоить слишком дорого.

– Я извинился, больше не повторится. – Он упрямо тряхнул темноволосой головой. Псаковы твердолобые горцы. – Я хочу знать, обет и контракт… – Он с волнением облизнул губы. – Откуда все это?

Продается и покупается все, но самой ценной разменной монетой Нике всегда были и оставались знания.

– Оттуда. – Я повторила объяснение, придуманное для Луция, подняв малую печать и постучав по гербу Блау пальцем. Глаза Нике расширились, полыхнув завистью и чем-то еще. Ненавистью к Высшим, имеющим доступ к родовым ресурсам? Похоже, нам с Нике предстоит еще долгий-долгий путь.

Но сейчас мне было все равно. Я устала.


Глава 22 Эликсир 1 | Последняя из рода Блау | Глава 24 Эликсир 3