home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1989 год

Город Бонивур. Последняя великая стройка СССР

В 1989 году годовщину начала строительства нового Вгорода на Амуре уже не праздновали, а просто продолжали строительство двухквартирных домов в пионерном поселке. Ничего о третьей годовщине не писали и в краевой прессе, как будто и не было января 1986 года. На 1989 год было отпущено всего 250 тысяч рублей капитальных вложений — это всего три двухквартирных дома[385].


Город Бонивур. Последняя великая стройка СССР

Пионерный поселок, состоящий из двухквартирных домов


В феврале 1989 года была принята, а в марте на заседании Бюро Комсомольского райкома ВЛКСМ утверждена секретарем комитета ВЛКСМ СУ-12 Наталья Михайловна Салюк, прибывшая на стройку нового города на Амуре 22 мая 1986 года в составе отряда «Комсомолец Кузбасса». Она стала последним секретарем комсомола в селе Нижнетамбовское, на строительстве нового города на Амуре.

А последним начальником строительного участка был назначен Михаил Павлович Дьяченко, это произошло чуть раньше — 21 декабря 1988 года, — но на стройке оставалось уже совсем мало людей.

27 марта 1989 года Территориальное строительное объединение «Дальстрой» Министерства строительства в восточных районах СССР направило за подписью заместителя начальника «Дальстроя» Валентина Анатольевича Маженштейна в адрес директора института «Хабаровскпромпроект» Брунно Вернеровича Гейта письмо № 15–1059 следующего содержания[386]:

«В связи с принятым решением Совета Министров СССР о нецелесообразности строительства Азотно-тукового завода в селе Нижнетамбовское Территориальное строительное объединение „Дальстрой“ развивать собственную базу в данном районе не будет. Проектирование жилого поселка и промышленной базы прекратите».

То есть окончательно отказались от строительства Амурского завода азотных удобрений только в марте 1989 года. Иными словами, газета «Известия» в 1987 году не «закрыла» стройку, как об этом рассказывал Борис Львович Резник. Не закрыла ее и телепрограмма «Взгляд». Выступления экологов в 1987–1988 годах тоже не свернули строительство. Указанный выше материал Владимира Михайловича Десятова «Я — Амур, спасите!» вышел в «Дальневосточном Комсомольске» только 11 апреля 1989 года, уже после принятого решения. К этому моменту Десятов был уже народным депутатом СССР, а Черный уже больше полугода как ушел на пенсию и регионом больше не руководил.

Павел Александрович Минакир говорил автору, что выступления в СМИ оказать решающее влияние на закрытие стройки, конечно, не могли. Тогда всё «нанизывалось» одно на другое, но главной причиной было то, что у государства заканчивались деньги на подобные проекты.

Вадим Константинович Заусаев, профессор, доктор экономических наук, председатель ученого совета Дальневосточного научно-исследовательского института рынка, рассказал автору, что причин заморозки строительства было три: экономическая, экологическая и экспортная. К тому моменту Китайская Народная Республика еще не была достаточно развитой страной, и удобрения, которые с избытком должны были производиться на заводе, попросту некуда было продавать. Советскому Союзу в таком количестве они нужны не были. Деньги у государства закончились, но открыто этого сказать было нельзя, поэтому «прикрывались» экологией, то есть говорили, что решение принималось лишь по экологическим соображениям.

Экологию учитывали, но она не была краеугольным камнем, и это читатель увидит ниже.

Приказом по Строительному тресту № 6 от 25 августа 1989 года № 241 в связи с прекращением строительства жилого поселка в селе Нижнетамбовское Строительно-лесозаготовительное предприятие Стройтреста № 6 было ликвидировано[387].


Город Бонивур. Последняя великая стройка СССР

Историческая справка из Комсомольского-на-Амуре городского архива о ликвидации Строительно-лесозаготовительного предприятия Стройтреста № 6


Как писала в своем письме автору Наталья Михайловна Большанина (Салюк), ликвидация предприятия — это не сиюминутное дело, поэтому часть персонала еще работала, архивировались дела.

Михаил Павлович Дьяченко в беседе с автором и Владимиром Александровичем Бурдаковым шутил: «Я эту стройку начинал, я же ее и закрывал». В 1989 году, когда предприятие уже сворачивало свою деятельность, жена Михаила Павловича Антонина Павловна занимала должность начальника планово-производственного отдела и тоже была одним из последних работников.

«Мы закончили 900 метров дороги до ремонтно-механических мастерских, в нее было вложено около 900 тысяч рублей, — рассказывал Дьяченко, — успели возвести первое здание на будущей промышленной базе, в саму промбазу было вложено уже около миллиона рублей. Почти готов был детский сад, даже трубы для канализации были закопаны и выведены к Амуру, но всё резко закончилось».

Окончательной датой закрытия стройки можно считать 1 ноября 1989 года. Наталья Большанина покинула Нижнетамбовское в середине ноября. Как она писала: «Я наверняка никуда бы не уехала, так мне полюбилось это место. Природа просто уникальна. Но всех оставшихся уведомили, что отопления временного поселка строителей не планируется и электричество подаваться не будет. Когда я уезжала, кое-кто еще проживал в общежитии „Комсомолец Белоруссии“, всего трое или четверо ребят».


Город Бонивур. Последняя великая стройка СССР

Временный поселок строителей в Нижнетамбовском


Дьяченко был уволен переводом в Управление малой механизации Стройтреста № 6, приказом Пр. 93-к., также от 1 ноября 1989 года.

Семья Дьяченко не покинула Нижнетамбовское, там же остались и многие первостроители, ведь было возведено в общей сложности семь кварталов, построено 54 двухквартирных дома, а это 108 квартир. Там остались семьи Дьяченко, Шалашовых, Геннадий Леонидович Ханжин, Александр Анатольевич Гранат и другие. Некоторые, как семья Андрея и Ирины Шалашовых, живут там до сих пор. А семья Дьяченко переехала из Нижнетамбовского в Комсомольск-на-Амуре лишь в 2009 году.


Город Бонивур. Последняя великая стройка СССР

Трудовая книжка М. П. Дьяченко с записью о переводе в УММ Стройтреста № 6


Город Бонивур. Последняя великая стройка СССР

Семья Александра Граната


Город Бонивур. Последняя великая стройка СССР

Что успели построить комсомольцы. Фото Дмитрия Коростелева


Когда стройка полностью остановилась, рассказывал Михаил Павлович, потихонечку начали растаскивать то, что плохо лежало: плиты и другой материал. С общежитий снимали и продавали шифер. В общем, всё, что можно было взять и продать. А во время нашей первой экспедиции к недостроенному городу, в 2011 году, мы нашли только какие-то остатки бывшего временного поселка строителей. Как нам сказали местные жители, всё сровняли с землей за два года до нашего приезда, то есть в 2009 году.

Вот так закончилась история со строительством нового города на Амуре. Или не совсем так…


1988 год | Город Бонивур. Последняя великая стройка СССР | Город будущего