home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 18

Зря спросила.

— Святая.

Удивленно повернула голову направо. К прилавку, где стоял грабитель, собирающий в пакет побрякушки. Мы знакомы? Прищурилась, но как ни старалась, под маской разобрать черты лица не могла. Мужчина же, не торопясь наставлять пистолет на меня, опустил его в пол. Прямо в голову покупательнице.

— Дай нам уйти.

— А я разве мешаю? — Губы изогнулись в издевательской улыбке. Кровь со лба тонкой струйкой стекала по носу и щеке, а на груди стремительно расплывалось бордовое пятно — все это окровавленное великолепие я увидела краем глаза в зеркальной стене позади продавщицы. Она, кстати, тоже решила поступить по-умному — тихо охнув, упала в обморок.

— Отойди! — Мужчина начал откровенно нервничать.

— Да пожалуйста…

Я шагнула в сторону, понимая, что глупо мешать уйти сразу двоим. Я не Рэмбо, вообще-то для этих дел полиция существует. Мужчина, схватив пакет, рявкнул второму: «Открывай!» и, обежав по широкой дуге, неожиданно наставил на меня пистолет. Губы, не скрытые маской, искривились в злой гримасе превосходства.

— Дура ты, Святая.

Выстрел. В ту же секунду, как только пуля вошла в мою грудь, я поняла, что она совершенно иная. Смертельная. Упав сначала на колени, а затем на бок, я уже почти не видела, как падали под четкими ударами ангела грабители, и почти не слышала, как надрывался в моей сумке мобильник.


Он дал ей час. Затем еще час. Попытался связаться с Марго. И понял, что зря надеялся на благоразумие одной слишком наглой ведьмы.

— Я же из тебя всю душу вытрясу, если ты стала темной… — Шипя себе под нос ругательства на трех языках, Мрачнов набирал и набирал номер Святославы, раз за разом выслушивая длинные гудки. С десятой попытки, когда он уже подъезжал к торговому комплексу, у центральных дверей которого стояло несколько экипажей полиции и «скорой помощи», на вызов ответил ангел. С каменным лицом выслушав короткий и четкий доклад, Мрачнов убрал мобильник в карман. И только полностью черные глаза и бьющаяся на виске жилка выдавали его напряжение.


Это было больно. Адски больно. Пуля сжигала меня, пожирая изнутри. Душа корчилась в нечеловеческих муках, кричать было бесполезно. Умолять бессмысленно. День, неделя, месяц, год… Агония была бесконечной. И вдруг все закончилось. Сразу в одно мгновение. Полностью. Если бы могла, распахнула бы глаза, чтобы понять — как? Но сил не было ни на что. Неужели я умерла окончательно? Обидно…

— Хватит уже придуриваться, — тихое ворчание Мрачнова прозвучало прямо в ухо.

Я испугалась. Сильно! Неужели он и за гранью до меня добрался? Не хочу!

— Святослава, открой глаза. Мне необходимо проверить реакцию зрачков.

Глаза распахнулись против моей воли. Казалось, я только что не чувствовала абсолютно ничего, как вдруг поняла, что до сих пор в теле. В своем теле. Все еще окровавленном, но уже не умирающем. А надо мной на коленях стоял черный властелин, смотрел на меня абсолютно черными глазами и почему-то улыбался. В смысле не так, что готов убить, а так…

Догадка пришла неожиданно. Нет!

— Тихо, не дергайся. Официально ты труп, так что давай веди себя соответственно. — И прежде чем накрыть мое лицо простынкой, ухмыльнулся. — Тебе очень идет.

В смысле?

Руки и ноги не слушались, так что физически я действительно была больше трупом, чем живой, а вот мозг успокаиваться не желал. Этого не могло случиться, но это случилось. Чем я думала, когда закрывала ребенка своим телом? Почему я не понимала, что добровольная жертва перечеркнет все мои темные поступки за сутки?

Почему-почему… Совесть робко подала голос. Да, я знаю. Всегда знала. Потому что как бы я ни хотела, как бы я ни стремилась, что бы ни говорила, но я не темная. Я серая. Была…

Легкая грусть по упущенным возможностям на некоторое время заняла все мои мысли, так что транспортировка носилок с моим телом с третьего этажа в машину прошла для меня как-то слишком быстро. И слишком быстро я поняла, что это машина не городской службы, а джип Мрачнова. Сложно было это не понять, оказавшись у него на руках.

— Ну что, сокровище мое? Докапризничалась? — Тон был ехидным, а вот взгляд, наоборот, тревожным. Когда я закрыла глаза, не желая смотреть, как ко мне принюхивается его Тьма, Мрачнов не удержался: — Шесть пуль в тело! Да ты вообще рекордсмен по сбору неприятностей на свою задницу!

Кто бы говорил…

Не знаю, кто из духов сидел за рулем, но ехали мы так, словно в воздухе парили. Ни одной кочки, ни одной ямки. Я почти уснула, но минут через двадцать на меня грозно шикнули:

— А ну, не спать! В тебе еще как минимум пять пуль, из них две в голове. Нет, это вообще немыслимо!

Что именно? Я лениво приоткрыла глаз, и первым, кого увидела, был помятый Дима. Судя но кровавым царапинам, располосовавшим все лицо, демон все-таки не смог усмирить пришедших в сознание девчонок. Бедняга…

— Пуля в голову — мозг не задет. — Мрачнов все не унимался, без видимых усилий неся меня к лифту. — И неудивительно!

— Слушай, заткнись, а? — Не то чтобы меня раздражал его треп, просто… просто само вырвалось.

— А что? Неприятно слушать? Это только начало!

Фыркнула через нос и снова закрыла глаза. Какой же он все-таки мелочный. А еще хочет, чтобы я ему по любви отдавалась. Регулярно. Ну и кто из нас дурак?

На девятнадцатый этаж лифт ехал возмутительно медленно. Снова начала окутывать дрема, а неожиданно приятный мужской запах медленно, но уверенно овладевал моими мыслями. Это был запах силы. Запах личности Мрачнова. Слишком привлекательный, чтобы я смогла отстраниться от мыслей о нем. Почему я почувствовала его только сейчас? Странно…

В квартире, как только мы переступили порог, моментально началась суета: девочки рванули за водой и полотенцами, мальчики тоже занялись делом, причем по одному грозному взгляду хозяина логова. Меня же понесли наверх, и почему-то не в спальню, а в комнату для медитаций. Ну вот, мое любопытство утолено. А ничего так комнатка… Самая обычная. Разве что в одном углу массивный деревянный стол с магической атрибутикой, а в дальнем от него — несколько рабочих пентаграмм на полу. Меня, кстати, положили прямо на одну из них.

— Не спишь? — Не знаю, зачем он уточнил, потому что мои глаза были открыты и послали ему в ответ на этот вопрос скептичный взгляд. — Правильно, не спи. Думай о том, как я тебя накажу.

— А сможешь? — Тон был тихим, голос сиплым, но Мрачнов его расслышал и тут же с досадой поморщился.

Мы ведь оба знаем, что не сможешь. Ты слишком… благороден. Как ни странно. Я только сейчас смогла подобрать более или менее подходящее слово. Все его действия, иной раз разнящиеся со словами, прямо говорили — он не может. Не может переступить через себя. Он настойчив, упрям, нагл, иногда жесток, но все равно у него были принципы и определенные табу. Как и у меня.

Пока в моей голове плавали довольно странные мысли о характере и внутреннем мире черного властелина, он занимался делом: снимал пиджак, раздевал меня, зажигал свечи и аромапалочки, призывал силу, отдавал четкие команды духам. Минут через десять ангелы приступили к операции по извлечению из меня инородных тел. Мрачнов контролировал процесс, Марго ассистировала, а Диму отправили готовить ужин.

Боли как таковой не было, лишь неприятно саднило в местах проникновения, да жгло в груди, куда попала пуля из обсидиана. Вопросов в голове была тьма, но первый, который я задала, когда операция была завершена, и обессиленные ангелы плюхнулись рядом со мной на пол, был абсолютно не по теме:

— Что с заложниками?

Мрачнов, устало опустившийся на колени, недоуменно нахмурился. За него торопливо ответил Гена:

— Никто не пострадал. На всякий случай всех госпитализировали, но девочка в полном порядке, я забрал ее испуг.

— Спасибо… — Неожиданно всхлипнув на последнем звуке, я закрыла глаза.

И все-таки это было не зря.

— И тебя совсем не интересует, что стало с убийцами? — с неуместной досадой поинтересовался маг.

Не открывая глаз, я улыбнулась. У кого что болит…

— Я уверена, ты их уничтожишь. Я верю в тебя, Мрачнов.

Еще через несколько минут, когда все передохнули, черный властелин отнес меня в ванную, где смыл с моего тела последние кровавые разводы, после чего наконец перенес в спальню. Я не сопротивлялась, хотя и помогать особых сил не было. В прошлый раз последствия покушения были перенесены мною намного легче, хотя в этот раз все было намного масштабнее… Не знаю, чем можно было объяснить мою невероятную слабость. Хотя вру, знаю. Упадок сил после темной ворожбы, шесть пуль в тело и в финале — пожертвование собой. Дожила. Теперь я абсолютное воплощение своего имени. Что за глупые мысли?

— Не спи! — Мрачнов снова на меня прикрикнул, так что пришлось открыть глаза и одним взглядом уточнить, что еще ему от меня надо.

— Кормить буду.

Заботливый ты мой… Попытка усмехнуться не увенчалась успехом, уголки губ лишь дрогнули, и усталость снова взяла свое. В этот момент я почему-то подумала, что наверняка и остальные тоже очень устали, так что уже иным взглядом посмотрела на своего персонального злобного «дракона». В этот момент он таким не выглядел. Обычный мужчина. Уставший. Рукава рубашки закатаны, а сама рубашка кое-где в моей крови, влажные волосы взлохмачены, а в глазах, безотрывно смотрящих на меня, тревога и грусть.

В груди снова кольнуло, но уже не от физической боли, а от душевной. Порыв был мимолетным, но я уже знала, что это лишь начало. Сострадание. Я редко им пользовалась. Но сейчас оно всплывало из глубин и росло, заполняя собой выжженные магической пулей пустующие уголки души. Даже если бы я хотела, я бы не смогла ему помешать, у меня не было ни сил, ни желания.

Ужин прошел в полнейшей тишине. Коньяк и мягчайшее тушеное мясо, а на сладкое — темный шоколад. Я не отказывалась, ела и пила все, что мне протягивал Мрачнов. Мы оба понимали, что это не капризы, а необходимость. Он, кстати, ел не меньше меня, но не пил. Я не обращала на это внимания. В любом случае он не дурак, чтобы поить меня с тайным умыслом, и понимал, что с глупыми предложениями (дай света!) ко мне можно будет обратиться не раньше, чем через несколько дней. А пока…

— Спасибо.

Последняя долька шоколадки была съедена, а кружка с горячим чаем отставлена в сторону.

— Пожалуйста. — Маг устало кивнул и тут же зевнул, не удержавшись. Посмотрел на меня, на вторую половину кровати… вздохнул и встал, чтобы уйти.

Я не мешала, хотя в какой-то момент хотела окликнуть. Нет. Рано. Воспитательный процесс только начался, нельзя его нарушать. Раз мой грандиозный план потерпел крах, то переключусь на запасной.

Весь следующий день я провела преимущественно в кровати. Лишь пару раз Гена помогал дойти мне до ванной комнаты и обратно. Ела я в кровати. Мрачнов не появлялся, а на мой вопрос, где он, ангел неуверенно пожал плечами, ответив, что маг уехал с самого утра, причем вместе с девчонками.

Отсутствие посторонних не удивило и не обрадовало. Бежать? Нет, спасибо. Здесь тепло, уютно и кормят. Наверняка черный властелин окончательно вышел на тропу войны с неведомым противником, и я не увижу его до тех пор, пока угроза не будет устранена. Темные они такие… злопамятные. До смерти.

С убийц мысли плавно перетекли на себя. Кроме излишнего сочувствия, я не ощущала в себе каких-либо перемен, хотя на прямой вопрос: «Я теперь белая?» Гена ответил твердо: «Да». Но разницы не было. Я не ощущала себя блаженной, не любила весь мир и не торопилась его облагодетельствовать. Неужели я какая-то ущербная?

Ближе к вечеру, когда сил хватило, чтобы самостоятельно сесть на кровати, а скука уже откровенно толкала меня на путешествие хотя бы вниз, в комнату зашел Мрачнов. Обрадовалась ему как родному!

— Привет.

Кивнул, настороженно рассматривая мое сияющее лицо.

— Как прошел день? Ты уже окончательно вернулся домой?

Настороженность возросла, и он торопливо приблизился, чтобы первым делом положить руку мне на лоб. Стало приятно и одновременно смешно.

— Мне просто скучно.

Он шумно выдохнул и проворчал:

— Телевизор бы посмотрела.

— Не хочу, там всякую ерунду показывают. Ты пришел, чтобы поговорить, или так… просто заглянул? — Я спросила максимально небрежно, но маг снова напрягся. — Что-то случилось?

— Можно сказать и так.

И-и-и?

— Приляг. — Надавив на плечи, Мрачнов заставил меня лечь и чересчур серьезно продолжил: — Могу я просить тебя о благоразумии?

— О?

— Ближайшую неделю в городе будет небезопасно.

Удивил…

— Я не хочу, чтобы ты погибла.

— Я тоже. — Посерьезнев, я кивнула.

— Посидишь дома? — Он спрашивал, заранее опасаясь, что я начну упрямиться и торговаться.

Задумалась на пару секунд, как поступить. Удивить или оправдать ожидания?

— Посижу. — Я предпочла удивить. — Купишь мне камни, бусины и комплектующие, чтобы было чем занять время?

Удивленно и все еще несколько настороженно кивнув, Мрачнов только через несколько секунд пришел в себя настолько, чтобы уточнить, что именно мне необходимо. Рассказала подробно, хотя сомневалась, сможет ли запомнить. Но когда он уточнил, какие подвески мне нужны: медные, бронзовые или серебряные… то я заподозрила его в тайном пристрастии к созданию бижутерии. Еще ни один мой знакомый мужчина даже мысли не допускал, что подвески могут быть из различных металлов!

Наверное, мои глаза стали слишком круглыми, потому что черный властелин нахмурился:

— Что?

— Ты разбираешься в металлах?

— А что тебя удивляет?

Действительно!

И с легкой усмешкой добавил, рассматривая мое озадаченное лицо:

— Марго одно время интересовалась амулетами, покупал ей пару раз.

Все, нокаут. Полежав несколько секунд молча, я поняла, что пора отказаться от стереотипов и пересмотреть свои предвзятые представления о Мрачнове. Но не сейчас, чуть позже.

— Что с убийцами? — Переход был резким, но предсказуемым.

— Удавились в камерах СИЗО… — Ответ был зловещим, как и промелькнувшее в темно-карих глазах удовлетворение. — Снова пешки, персонально по твою душу, но на этот раз я допросил каждого лично.

Мой нетерпеливый взгляд позабавил мага, но прежде чем ответить, он поморщился.

— Конкуренты, Свята. Это мои конкуренты. Пока не знаю, чем им не угодила именно ты, но узнаю.

— А мне кажется, все предельно ясно. — За этот день я успела перебрать уйму версий и прийти к определенному выводу. Был неясный момент — за что меня убили в первый раз, но если это было по приказу одного и того же лица, то в принципе все складывалось. — Им мешала серая, которая под давлением темного, в один прекрасный момент узнавшего о ее существовании, могла стать белой. Многие знают, что ты нуждаешься в белой?

Я не стала скрывать вполне очевидную истину. Вся моя ценность состояла лишь в том, что я до сих пор была серой. Я не обладала ни выдающимися внешними данными, ни уникальной силой. Я всего лишь была серой. А вот для моего собеседника это, похоже, стало откровением.

Глубоко уйдя в свои мысли, Мрачнов отошел к окну. Я не мешала. Зачем? Это ведь именно он черный властелин, и это ведь именно его репутация под вопросом.

А я… А у меня тоже есть план, но его воплощением я займусь не так, как раньше, а немного иначе. Я ведь теперь белая. Язвительная мысль мелькнула, и я поторопилась ее прогнать, пока маг ничего не заподозрил. Я до сих пор не понимала, почему мой внутренний мир и характер не претерпели глобальных изменений, но это был факт — я до сих пор думала точно так же, как и раньше. И я не собиралась смиренно сидеть и ждать, когда все самое важное пройдет мимо меня.

Мрачнов наконец до чего-то додумался и обернулся ко мне. Внимательно всмотрелся в мое заинтересованное его решением лицо… И кивнул.

— Да, скорее всего, ты права. Кстати, не надумала еще?

— Что именно?

Он усмехнулся, словно я не понимала очевидного и не отвечала на четко поставленный вопрос. Ах, ну да! Прищурилась и недоверчиво уточнила:

— Ты меня уже любишь?

Мрачнов поперхнулся воздухом. Что и требовалось доказать.

— Дорогой… — С укоризной покачав головой, я ла-а-асково улыбнулась: — Ты забыл наш уговор? Я же сказала «по любви».

— Но не уточняла, что по взаимной, — откашлявшись, проворчал он, но не зло, а больше с досадой.

— А разве такие очевидные вещи необходимо уточнять?

Я была сама невинность.

— Как была заразой, так и осталась… — Мрачнов устало поморщился и махнул рукой, отправившись на выход. — Поправляйся, рукоделие куплю завтра с утра, девчонки принесут.

Не поняла. И на этом все, что ли?! Не ожидая подобного поворота (я планировала хотя бы еще с часик пообщаться!), я не успела остановить своего «дракона», а он уже ушел. Нет, я так не играю! Мне же скучно!

Возмущение придало сил, и я смогла доковылять до шкафа, чтобы вынуть из него халатик. Затем, упрямо сжав зубы, я отправилась в путешествие вниз, останавливаясь на каждой ступеньке, чтобы глубоко вдохнуть побольше воздуха, а затем выдохнуть усталость. Да, я зараза! А еще я ведьма! И пускай больше не серая, но легче тебе от этого не станет, гарантирую!

Я обнаружила Мрачнова на кухне, где Ольга разогревала ему поздний ужин. При моем появлении замерли все. Ольга испуганно охнула, Марго поморщилась, отведя взгляд, Мрачнов чертыхнулся в голос, а затем выпалил:

— Ты что творишь?!

— Иду. — Я улыбнулась максимально широко и сделала еще шаг, не забывая держаться за стеночку, которая почему-то шаталась. — Ты так быстро ушел…

— А что я должен был делать? — Торопясь встать из-за стола и подойти ко мне, он едва не опоздал, потому что стенка окончательно поехала вниз. — Стоп!

Ах ты, мой хороший!

— Ну и что мы кому доказываем? — Раздраженно выговаривая, маг довел меня до диванчика, усадил, подоткнул бока подушками и взглядом отправил девчонок прочь.

— Мне скучно.

Я смотрела прямо, честно и улыбаясь.

— А я должен тебя развлекать, значит? — Он сел обратно за стол, но лицом ко мне. — Свята, ты не забываешься?

— Нет. — Я улыбнулась еще шире. — Привыкай. Или ты думал, что в браке только секс в качестве супружеского долга? Не-э-эт, мой дорогой. Нет.

— Стоп. — Отложив вилку, Мрачнов наставил на меня палец. — Я понимаю, у тебя посттравматический шок, но давай ты не будешь мне выносить мозг? Поверь, мне на работе хватило.

Злюка.

— Женя, ты все неправильно понял, — сказала с обиженной улыбкой. — Я не собиралась выносить тебе мозг. Я просто хотела побыть рядом с тобой. Поговорить, послушать… Обсудить, как прошел твой день. Но раз ты не хочешь… Извини. Не буду тебе мешать.

Я даже смогла встать. Даже успела шагнуть.

— Да что за день-то такой… — Мрачнов чертыхнулся снова и поторопился меня перехватить, пока я не упала. — Святослава, хватит. Хорошо, давай сделаем так, как тебе хочется. О чем ты хотела поговорить?

Поддаваться было рано, и я мотнула головой:

— Ни о чем. Ты прав. Я забыла, в качестве кого у тебя в гостях. Я пойду, мне надо быстрее восстановиться. Извини. Отдыхай, не буду тебе мешать.

И тут Мрачнов натурально простонал:

— Святослава, ну давай хоть ты не будешь, а?! Сегодня у меня был удивительно гадкий день, и я элементарно устал! И хватит изображать из себя великомученицу, мы оба знаем, что это не так!

Совесть во мне просыпалась все сильнее, но я себя пересиливала и не сдавалась. План. План обязан быть отработан от и до, иначе ничего не получится.

— Да, ты прав. Прости. Ты так устал, а я тут со своей глупой скукой… Отпусти, пожалуйста, я пойду.

— Никуда ты не пойдешь! — Раздраженно рявкнув, маг поудобнее перехватил меня за плечи и вернул на диванчик. — Сидеть!

Ух, как его пробрало! Наверное, и правда день не задался. Нервно кивнула, во все глаза уставившись на мага. Он же, запустив пятерню в волосы, на пару секунд запрокинул голову, видимо, пытаясь успокоиться, затем шумно выдохнул, сходил за стулом и тарелкой и уселся передо мной, немного колюче прокомментировав свои действия:

— Прости, есть хочу. Так о чем ты хотела поговорить?

— На работе действительно все так плохо? — Сочувственно рассматривая недовольно поморщившегося мужчину, я уже совсем тихо добавила, отведя глаза: — Прости, я не хотела тебя раздражать. Просто весь день тебя ждала, а ты так быстро ушел…

— Свята, хватит бормотать ерунду, я тебя не узнаю. Ты резко поглупела?

Не забывая есть, маг рассматривал меня с нескрываемым подозрением.

— Нет. — Я снова посмотрела в его глаза и улыбнулась уголками губ. — Всего лишь побелела. Ты ведь это чувствуешь?

Мрачнов задумчиво кивнул и отправил кусочек мяса в рот.

— Ну вот. Теперь я хорошая.

— Знаешь, что-то не верится. Вижу, что белая, но чую подвох. С тобой вообще ни в чем нельзя быть уверенным.

— Хочешь сказать, что я ущербная?

Я решила обидеться.

— Свята! Прекрати вести себя как классическая стерва!

Эх, раскусил.

— И не дуйся, ты не хомяк. Так, жди три минуты! — Озадачив меня, Мрачнов торопливо доел, отставил тарелку и шагнул ко мне. — Пошли, сокровище, будешь выносить мне мозг в более удобном для этого месте.


ГЛАВА 17 | Святая. Игра по темным правилам | ГЛАВА 19