home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 2

Утро началось для меня в два часа дня, по крайней мере, именно в это время зазвонил телефон, нарушивший тишину спальни. Слабо соображая, кто звонит и где вообще телефон, я интуитивно нашла вибрирующий гаджет на прикроватной тумбочке, нажала отбой и только после этого открыла глаза. Судя по тому, что подниматься было лень, я не выспалась. С другой стороны, необходимо переделать столько дел, что встать все-таки придется. Глянула на пропущенный звонок, удивленно отметила, что номер не определился, и это было довольно странно, ведь телефон принадлежал Мишке, и на него звонили в основном по работе или дружки. Хм…

Пока я раздумывала, знаком ли мне этот номер, телефон зазвонил вновь. Любопытство пересилило, я нажала кнопку «Принять вызов» и с придыханием спросила:

— Алло?

На том конце повисла длинная пауза. Затем смутно знакомый мужской голос поинтересовался:

— Могу я услышать Михаила?

— Нет. — Я с преувеличенной грустью вздохнула и пожаловалась: — Мишенька уехал.

— Куда?

Собеседник, кажется, слегка занервничал.

— Не сказал. — Я вздохнула вновь. — Вчера вечером собрал вещи и уехал, медвежоночек мой. Даже телефон забыл. А вы кто?

Ведьминское чутье уловило смутный образ седовласого сорокалетнего мужчины, но тут в трубке раздались короткие гудки, и видение развеялось, не успев закрепиться. Но я точно знала, что уже видела этого скромника. Осталось понять, где и что ему было надо.

В последнее время Мишаня водил знакомства с достаточно мутными людьми и проворачивал весьма сомнительные махинации, хотя, помню, еще лет семь назад начинал с обычных перегонов машин. Затем одно странное знакомство, другое… и мой любимый медвежонок связался с конкурентами моего последнего заказчика Анатолия Дмитриевича и убил свою обожаемую Святую только за то, что она своими скромными ведьминскими способностями помогала ему и его ребятам.

Девяностые возвращаются?

Усмехнувшись, отбросила телефон. В те годы я была еще соплюшкой и знала кое-что лишь из вторых рук, но этого было более чем достаточно, чтобы с опаской сотрудничать с криминальной стороной нашего мира. К сожалению, именно бандиты охотнее остальных пользовались моими специфичными услугами, и однажды (три года назад) я поддалась на уговоры, поведясь на обещание больших и легких денег. Я не такая святая, как мое имя… Бабуля, настояв на своем, ошиблась. Мир ее праху, достойная была женщина. Так, хватит о прошлом. Что с будущим?

Встав и не найдя сарафан там, где вчера бросила, я на секунду нахмурилась, а затем махнула на пропажу рукой. Если следовать логике последних событий, возможно, он должен был исчезнуть, да и не жалко мне его. Кстати, после набега на магазин за вещами надо будет съездить на кладбище и удостовериться, что мое тело никому не понадобилось, и похоронить более достойно. Звучало дико, но чтобы ни у кого не возникали вопросы, стоит обезопасить себя со всех сторон. Может, через три этих странных месяца даже перееду. А возможно, и раньше.

В дверь позвонили.

Пока я натягивала костюм, из прихожей раздались приглушенные голоса, затем звуки борьбы, и через пару секунд в дверь спальни постучали.

— Да?

— Святослава Никодимовна. — В узкую щель просунулась взъерошенная голова Гены. — У вас там это… гости.

А я сама-то не догадалась. Босиком вышла в коридор, и моему слегка удивленному взгляду предстала картина маслом — три бугая без сознания, лежащие один на другом, и подпирающий плечом дверной косяк Дмитрий. Любимая поза? Не спорю, смотрится выгодно. Но не так часто.

— Кто такие?

— Самойловская братва. — Лениво пнув зашевелившегося пария лет двадцати, легионер презрительно поморщился. — Шантрапа.

— Они тебе представились? — Я удивилась. Искренне.

— Почти.

Профессионально прокрутив между пальцами нож-бабочку, демон осмотрел его на свету и остался недоволен увиденным. То ли заточка лезвия не понравилась, то ли качество металла… я не любитель колюще-режущего. Особенно после некоторых событий трехмесячной давности.

— А поподробнее?

Шагнув ближе, я осмотрела каждого, но парни были мне незнакомы. Самойловские… да я даже фамилии такой не знала! Хотя… стоп. Знала. Мелкий бандюган из соседнего города. Это именно он звонил Мишане полчаса назад. Шестерка Мрачного.

— Я ж демон. — Дмитрий многозначительно осклабился, словно это объясняло все, а на мою приподнятую бровь пояснил: — Слышу поверхностные мысли и желания обычных людишек без защиты. Пернатый тоже так умеет, это стандарт. Да и вы…

Да, я такое уже умела. И не только это. Бабушкин дар просыпался урывками, иногда существенно тормозя мое саморазвитие, но когда уж просыпался, то я поражалась сама себе.

Значит, Мрачнов. Главный конкурент Анатолия Дмитриевича и заказчик моей смерти. И что же понадобилось шпане Мрачного от Мишани в столь неподходящее время? Моя ухмылка стала злой, а взгляд предвкушающим. Я не сторонница допросов и силовых мер воздействия, так что будем надеяться — парни признаются сами.

— Гена, будь лапой, завари нам чая, а мы с Димой пока побеседуем с мальчиками. — Отправив хмурого ангела на кухню, я кивнула демону: — Мне нужны подробности этого визита. Уловил эту мысль в их тупых головах?

— Нет. — Демон понимающе усмехнулся и двумя хлесткими пощечинами привел верхнего парня в чувство.

Тот ошалело мотнул головой, кое-как сконцентрировал взгляд на мне и… побледнев, икнул. Что такое? Неужели узнал? Вообще-то меня очень мало кто знал в лицо, я не торопилась становиться публичной фигурой, предпочитая разграничивать работу и личную жизнь. Хотя, может, я после сна так плохо выгляжу?

Легионер без видимых усилий поднял парня на ноги и продолжал удерживать, грамотно заблокировав тому руку за спиной.

— Имя?

— Саня.

Парень нервно сглотнул.

— Чей?

— Са… — Вздрогнув, парень поежился, но подтвердил слова демона: — Самойловские мы.

— Зачем пришли?

— Мы это… — Взгляд Сани остановился на дружках, которые пока не подавали признаков жизни, и по его виску скатилась капля пота. — Нас старший послал проверить инфу. Слух прошел, что Миха свалил. Вот. Мы это… просто проверить зашли.

— А оружие просто для беседы захватили?

Я со злой усмешкой кивнула на пуфик, где лежали два реквизированных ножа и кастет.

Парень нервно дернулся, но Дмитрий без слов перехватил руку незадачливого братка поудобнее, и Санек вскрикнул от боли. С кухни выглянул Гена, безотрадно вздохнул, но результата это не дало, так что ангел вновь скрылся на кухне и преувеличенно бодро зазвенел посудой.

Ну и что мне делать с этими птенчиками? Не убивать же каждую шестерку…

— Санек, хочешь жить? — Задавая вопрос, я улыбнулась максимально дружелюбно, но он из белого стал серым, так что я ласково ответила на вопрос сама: — Хочешь. Все хотят. Знаешь дяденьку по фамилии Мрачнов? Вижу, знаешь. Так вот, если есть желание дожить до вечера — будь любезен, передай ему от меня пару слов. — Я сделала еще шаг вперед и тихо-тихо шепнула на ушко парню в предобморочном состоянии: — Святая вернулась, заказывайте поминальную.

Затем отстранилась, перевела взгляд на нахмурившегося демона и с усмешкой приказала:

— Димочка, отпусти мальчика, ему пора. Кстати, Санек, дружков забери, мне они здесь не нужны.

Для себя решив, что мне совсем не интересно наблюдать за выносом тел из моей квартиры, я вернулась в спальню и занялась тщательным осмотром комнаты. Телефон, борсетка, запасные ключи, документы, деньги. Денег оказалось невероятно много. Мишаня никогда не доверял карточкам и банкам, предпочитая хранить наличность дома, что вечно меня раздражало. Но сейчас, выпотрошив три из шести тайников, которые были распределены по квартире, я сидела и не свистела только потому, что не умела. Денег было много. Слишком много. За мою смерть или за что-то еще, чего я не знала? И спросить-то больше некого…

Разложила пачки по валютам и номиналам (были не только рубли, но и баксы), пересчитала, основную часть убрала обратно, закончила осмотр спальни, выкинула из шкафа все Мишкины вещи, завернула их в простыню, завязав куль на узел, и только после этого вышла в коридор.

Практиканты были на кухне. Гена грустно пил чай, Дима стоял у плиты, от которой очень вкусно пахло, и что-то уверенно помешивал. Молодцы, хвалю. Люблю, когда все заняты делом и не мешают мне своими нравоучениями.

Вымыв руки, я села за стол и начала со снисходительной улыбкой рассматривать печального блондина, искренне недоумевая, кому такому умному пришло в голову отправить ко мне ангела. Нет, честно. Если бы наверху включили логику, то они без труда проследили бы основную линию развития событий. Раз — месть непосредственным убийцам, два — полноценная война с заказчиком убийства. А на войне нет места жалости и снисхождению. Могу и по музеям сводить, не проблема. Но смысл? Гена поймал мой взгляд и громко вздохнул, снова уткнувшись в кружку. Меня это позабавило. Мальчик, и перед кем же ты так провинился?

Невероятно вкусный обед прошел в молчании. Вопрос о происхождении продуктов озадачил меня на пару минут, не больше. Ангел с демоном не такие наивные дурачки, какими прикинулись вчера, и точно не пропадут. Деньги? Уверена, в заначке, что лежит в шкафу для посуды, уже не хватает как минимум пары тысяч. Они не нарушили условий договора и обзавелись деньгами вполне законно. По крайней мере, их бывший хозяин уже не скажет ни слова против.

После чая я озвучила интересующие меня моменты, например, такие, как поездка по магазинам и вечернее посещение кладбища. Практиканты согласились. Пока Гена мыл посуду, я поднялась на чердак (люк был в нашем подъезде прямо на площадке), убедилась, что все на месте, и уже абсолютно удовлетворенная отправилась обратно, чтобы спуститься, но тут меня насторожил посторонний шум на площадке. Люк был слегка приоткрыт, так что, подкравшись к нему на цыпочках (я до сих пор была босиком, поскольку сандалии испарились вместе с сарафаном, а другой подходящей обуви в квартире не было), я с подозрением всмотрелась в щель. И не ошиблась в своих предположениях.

Судя по хмурому лицу мужчины с пистолетом, звонящего в мою дверь, дальше Самойловского и его ребят постарше и посерьезнее информация не дошла, Мрачнов был не в курсе. Дверь открыл удивленный Гена, за что получил по лицу, был повален на пол, пару раз заработал по ребрам ногами… Но дальше прихожей пятеро суровых ребят пройти не смогли.

Дима не просто так упомянул, что он воин-профессионал. С дипломом. Из-за глушителей выстрелы прозвучали тихими хлопками. Крики боли были намного громче, как и отборный мат, но и они стихли минуту спустя. Только после этого я рискнула откинуть крышку люка и спуститься вниз. Гена сидел на полу, прижимая окровавленную ладонь к носу и с обидой косясь на тела бандитов. Они занимали слишком много места, так что пришлось несколько раз переступить, прежде чем я дошла до пуфика и присела. Дима стоял у разбитого от пули зеркала, хмуро рассматривал устроенное побоище и с явной досадой потирал окровавленные костяшки руки с содранной кожей.

— Святослава Никодимовна, а вы умеете находить неприятности. — Не сдержавшись, легионер неприязненно скривил губы: — Кто следующий? Взвод убийц с базукой?

— Не думаю.

Найдя взглядом смутно знакомую седую макушку, я, отбросив брезгливость, нашла в нагрудном кармане его пиджака телефон, в списке контактов без особого труда отыскала нужную фамилию и, не став медлить, нажала кнопку вызова. Первый гудок, второй, третий. И недовольный ответ:

— Слушаю.

— Господин Мрачнов? — Я ответила в том же тоне. Так недовольно, словно это именно он отрывал меня от дела, а у меня была лишь пара секунд, чтобы уделить ему внимание.

— Да, кто это?

Собеседник ощутимо напрягся.

— Неужели тебе не передали мои слова? — поинтересовалась я зло. — Плохо же ты дрессируешь своих шавок, плохо. Неуд, Мрачнов. Хотя не проблема, я сама введу тебя в курс дела. Помнишь, что случилось три месяца назад?

Перед моими глазами сразу встала картинка… Нет, я не хочу вспоминать, мне это не надо.

Молчание было довольно длительным, так что даже один из незадачливых убийц зашевелился, но Дима предугадал мое желание и снова его вырубил, да так, что легкий вскрик долетел до Мрачнова, и тот хмуро поинтересовался:

— Что тебе надо?

— Крови. — Я не стала скрывать. К чему? Мы все взрослые и знаем, какова месть ведьмы. — Твоей крови, Мрачнов. Скоро ты ляжешь рядом с Мишаней. Совсем скоро…

Не удержавшись от театральной напыщенности, я сбросила вызов. Война объявлена. Чуть раньше запланированного времени, но такова уж, видно, судьба. Ладно, не в моих правилах жалеть, пора действовать.

— Гена, солнышко, иди умойся, нам пора. Дима, зайчонок, выкинь этих на лестницу, здесь они не очень органично смотрятся.

Раздала указания практикантам, вынула из антресоли спортивные сумки и вернулась в спальню. Снова вытащила все деньги из тайников, не без оснований подозревая, что возможность вернуться в квартиру появится не скоро. Затем пробежалась по остальным тайникам, опустошила и их, попутно ошалев от тяжести ноши и получившейся суммы, забрала все имеющиеся документы, вновь поднялась на чердак и уже намного аккуратнее сложила во вторую сумку все, чем пользовалась в своей ведьмовской практике. Последний раз мысленно прикинула, не забыла ли чего, и… замерла на пороге. Босая, в мужском спортивном костюме, но с двумя внушительными баулами.

— Мальчики, готовы?

Они настороженно кивнули, с обоснованной опаской посматривая на злобно ухмыляющуюся меня.

— Тогда выдвигаемся.

Вручив каждому по сумке, я подхватила куль с Мишкиной одеждой, закрыла дверь, не став запирать ее на ключ, справедливо полагая, что если кому понадобится — все равно вскроют.

— Наши планы поменялись? — Дмитрий пришел в себя первым.

— Нет, они лишь слегка подкорректировались, — уточнила, спускаясь по грязной лестнице и брезгливо высматривая, куда наступить босыми ногами. — Едем по магазинам, одеваем меня. Затем на кладбище, а там видно будет. У вас есть документы?

Демон отрицательно мотнул головой. Гену я не видела, он шел позади, но сомневаюсь, что его ответ был бы иным. Плохо. У меня самой были лишь водительские права, от которых Мишаня, видимо, просто забыл избавиться, так как они лежали в бардачке машины. А мне нужен телефон и симка. Хотя… Я ведьма или нет?


Хмуро рассматривая лежащий перед ним телефон, Евгений Дмитриевич перебирал в памяти события трехмесячной давности. Голос женщины не был ему знаком, да и случилось тогда очень много чего. До сих пор происходит.

Телефон зазвонил вновь, высветив номер Самойловского.

— Слушаю. — Голос Мрачнова был сух и недоволен. Если это снова она…

— Шеф… — Срывающийся шепот Самойловского Евгений Дмитриевич разобрал с трудом. — Шеф, она жива…

— Кто?

— Свя… Святая…

— Кто? — На пару мгновений Мрачнов откровенно озадачился, а затем в уставшем от многомесячной борьбы за передел сфер влияния в городе сознании промелькнула нужная информация, и он резко подался вперед, злобно прошипев в трубку: — Найти и привести. Живой! — И совсем уж грозным было последнее слово, сказанное с потусторонним рычанием. — Выполнять!


Шопинг прошел продуктивно, хотя в первом магазине, куда я заскочила, чтобы купить балетки и не позориться в следующем, на меня посмотрели как на пришельца. Ну, подумаешь… А вот в следующем крупном торговом центре, где я запаслась всем жизненно необходимым от души, на меня обращали минимум внимания, потому что продавщицы, все, как одна, пожирали глазами моих спутников, которым я решила прикупить осенние куртки-ветровки. Почему нет? На календаре уже осень, а один был в рубашке, второй в футболке.

В последней примерочной я задержалась дольше, чем в предыдущих, тщательно изучая свое отражение. Я изменилась. Не сильно, но все-таки изменилась. Заострились черты лица, и пропала та самая искорка любви к миру, которая так нравилась окружающим меня мужчинам. На ее место пришла хмурая решимость, колкими иголочками поселившаяся в серых глазах. Да, я решила идти до конца. Мои убийцы не стали разбираться, что я не главное действующее лицо в этой истории, а обычная сотрудница. Они просто испугались… к сожалению, неудачно для меня. Но ничего, я их почти не виню. Пальцы скользнули по стеклу, словно пытаясь стереть с отражения глумливую усмешку. Гена прав, я обозлилась. Стала жестче. Принципиальнее. Мстительнее. Раньше, бывало, и прощала… Но не в этом случае.

Я взмахнула рукой, выводя в воздухе замысловатый жест, и отражение его послушно повторило, отправляя Вселенной запрос на недостающую информацию. Уже сегодня ночью я узнаю все, что меня интересует о втором убийце. Сейчас я знала лишь его имя и до последней черточки помнила лицо, но понятия не имела, где он живет и работает. Но это не беда. Зато я умею слушать ментал, который, словно сорока, расскажет все, если знать, как спрашивать.

— Мальчики, я закончила.

Ангел и демон послушно сидели на «пуфиках для мужей», так что мое появление вызвало довольно неоднозначную реакцию. Продавцы-консультанты недовольно переглянулись, Гена радостно подскочил, едва не растеряв пакеты с покупками, а Дима неторопливо и вальяжно поднялся, с одобрением пройдясь оценивающим взглядом по обтягивающим ноги светло-серым брючкам, приталенной серебристой блузке с игривым бантом на плече и фигуре в целом.

Никогда на нее не жаловалась. Но не потому, что она была идеальной от природы. Я тщательно следила за своей внешностью, регулярно посещая фитнес-центр и спа-салон, чтобы соответствовать ожиданиям клиентов мужчин. Они желали видеть успешную ведьму стройной, красивой и безупречной. С женщинами я работала редко, зачастую ловила на себе их необоснованно завистливые взгляды, которые меня лишь раздражали. Кто мешал им выглядеть так же, как я? Лень? Желание получить готовое на блюдечке? Так не бывало такого никогда! За все в этой жизни надо платить. За стройное тело — диетами и занятиями в тренажерном зале. За безупречную кожу и блестящие длинные волосы — дорогим уходом и правильным питанием. За уровень жизни… Зачастую жизнью.

— Прекрасно выглядите, — сказал демон. Решив покрасоваться и преследуя пока неведомые мне цели, он склонился к моей руке и оставил на ней почтительный поцелуй.

Какая-то из продавщиц томно вздохнула, а я заработала полный ненависти взгляд. Девочки, если бы вы только знали, кто сейчас ко мне прикасается и что он может сделать с вами всего за пару секунд, вы бы уже бежали в церковь сломя голову. Хотя не каждая церковь способна защитить от легионера, если он поставил перед собой цель. А что сейчас решил для себя этот?

— Спасибо, зайчонок.

Для полноты образа надо было потрепать демона за щечку, но я решила, что и снисходительного тона пока достаточно.

— Вы еще что-нибудь хотите или на сегодня закончим? — поинтересовался демон.

— Думаю, закончим.

Подхватив меня под локоток, Дмитрий кивнул Геннадию, чтобы тот расплатился за покупки, а сам потянул меня на выход, едва слышно шепнув на ухо:

— Вас кто-то признал из охраны торгового комплекса, и сюда уже раза четыре заходили люди Мрачнова. Мы пока их морочим, но…

Понятно.

— Спасибо, — поблагодарила и, кивнув, прикрыла глаза, сосредотачиваясь на ощущениях, которые возникали при излишнем внимании окружающих. Моментально почувствовала на себе чересчур пристальный взгляд мужчины в униформе, идущего нам навстречу. Наведение легкого морока никогда не составляло для меня труда, так что спустя всего секунду охранник, наверняка получающий за предоставляемую информацию определенную подачку от Мрачнова, решил, что ему показалось, и отправился на поиски дальше.

Мы же, дождавшись Гену, быстро, но не суетливо, спустились на цокольный этаж за продуктами, а затем покинули торговый комплекс и отправились на кладбище. Чуть позже надо будет заняться поисками будущего пристанища на ближайшую пару недель. Сомневаюсь, что мне понадобится больше, чтобы разобраться с обидчиками, а там и к себе домой можно вернуться.

Жаль, что практиканты, судя по их словам, договором привязаны не только ко мне, но и к этому городу — я бы без сожалений переехала куда-нибудь в более подходящее для воскресшей ведьмы местечко. Куда-нибудь к морю, например… Нервишки подлечить.


ГЛАВА 1 | Святая. Игра по темным правилам | ГЛАВА 3