home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 5

— А это на кого расклад? На нас обоих или только на меня? — Сделав определенные умозаключения, Гена покосился на Диму, а затем снова перевел испытующий взгляд на меня.

И куда только делось его подростковое смущение? Сейчас ангел был невероятно серьезен и максимально собран.

— Именно этот — на тебя. На Диму я раскладывала предыдущий.

Кивнув, ангел продолжил расспросы:

— А что значат остальные карты?

— Они рассказывают о твоем характере и роли в моей жизни, — ответила кратко, не собираясь рассказывать подробности. Я протянула руку, чтобы смешать и собрать карты, но неожиданно блондин перехватил мое запястье. Немного удивилась. Что за новость? Бунт?

— А эта карта что значит?

Не прикасаясь к поверхности карты, словно знал, что это разозлит меня всерьез, Гена ткнул пальцем в «Колесо Фортуны». Не понимая, почему он выбрал именно ее, а не соседние, я нахмурилась. Расклад, точнее, его итог, нравился мне все меньше. Сначала хотела отмолчаться, но ангел смотрел так требовательно и одновременно просительно, что меня это позабавило. А парнишка действительно не так прост, как кажется.

— Это «Колесо Фортуны». Один из старших арканов. Символ цикличности и постоянных перемен в жизни, в которой за взлетами неизбежно следуют падения, а черная полоса рано или поздно сменяется белой. В прямом положении «Колесо Фортуны» предвещает резкие кардинальные перемены в жизни. — И нехотя добавила: — К лучшему.

Проблема толкования этой карты состояла в том, что она была слишком неоднозначна именно в этом раскладе и именно на этих Таро. Она значила, что в итоге черное может оказаться белым, а белое черным. Да и наличие именно старших арканов прямо указывало на сильное влияние этих двух практикантов на мою жизнь, нежели обычных знакомых. Я не смогу просто так отмахнуться от их присутствия и сделать вид, что они никто. Но на каких основаниях?

Из хмурых размышлений меня вывел задумчивый вопрос демона:

— Но ведь это хорошие карты, верно? Почему тогда вы так недовольны?

А вот это уже слишком личный вопрос.

— А зачем мне сразу два любовника, зайчонок? — Добавив во встречный вопрос язвительности, я усмехнулась, когда Гена удивленно вздрогнул, наконец убрал руку, и я смогла собрать карты. — Я от одного только избавилась, поверь, пока у меня нет желания заводить новых.

— Почему сразу два? — Ангел был явно озадачен, но я закончила откровенничать, и Гена перевел требовательный взгляд на Дмитрия. — Дим?

— На меня тоже выпала эта карта. — Демон был покладистым, что меня моментально насторожило. Затем он на секунду отвел взгляд, словно избегая смотреть на опешившего ангела, усмехнулся своим мыслям и с многозначительной улыбкой заглянул мне в глаза. — Если у вас все-таки появится желание, то я буду вашим по вечерам, уговорили.

Стало неприятно. Так, будто мне бросили подачку. Настоящий демон во всей красе. Не дождешься! Я еще не настолько падшая ведьма, чтобы заниматься сексом с демоном. Спасибо, обойдусь. Вернув Дмитрию усмешку, оказавшуюся достаточно ядовитой, я покосилась на Геннадия и поняла, что не такая уж я и хорошая.

— Солнышко, не грусти, если мне приспичит, то из вас двоих ты станешь первым. Обещаю.

Да, ведьма — это диагноз. Причем не только пожизненный, но и посмертный. Эти круглые зеленые глазки и ужас, в них промелькнувший, я запомню надолго.

— Так, а теперь идите, погуляйте. Злобной тете ведьме необходимо побыть одной, — барским тоном отмахнувшись от практикантов, я терпеливо дождалась, когда они действительно отойдут (недалеко, метров на пятнадцать, и о чем-то начнут шептаться), снова погрузилась в легкий транс и один за другим сделала еще три расклада. На сложившуюся ситуацию, итоги задуманного дела и личность Мрачнова. Что за… Ругнувшись вслух, я обескураженно смотрела на две последние карты расклада. «Колесо Фортуны» и «Влюбленные». Вы издеваетесь?!

Пару минут переваривая информацию, я старательно затолкала лишние сейчас эмоции поглубже и начала рассматривать карты по порядку, с трудом удержав повторное ругательство. Семь из десяти были из ряда старших арканов. Плохо. Очень плохо. «Маг», «Император», «Иерофант» — и все это о личности Мрачнова. Еще ни разу я не встречала подобного сочетания ни в одном раскладе на человека. А человек ли он? О незаурядном интеллекте «вопила» карта «Суд», а о неоднозначном будущем Мрачнова «тонко насмехалась» карта «Шут». Слишком тонкая насмешка. Слишком. Раздраженно смешав карты, я погасила свечу и только хотела собрать камушки обратно в мешочек, как рука замерла сама собой. Один из трех черных агатов побледнел до мутно-серого. Та-а-ак… А вот это уже плохо. Сорвав ближайший листик подорожника, я опасливо завернула в него агат, не дотрагиваясь до камня непосредственно пальцами, и поторопилась к речке, чтобы утопить оберег. Мне такого подарочка не надо, и без него все слишком сложно.

Безмятежное настроение было слегка подпорчено раскладами, но возвращаться обратно так рано тоже не было смысла. Ночью благодаря менталу я узнала, что второй мой убийца до сих пор жив-здоров, и удачный момент для поимки выдастся вечером, когда Славик пойдет в ближайшую к дому пивнушку, чтобы как обычно по пятницам напиться с дружками до невменяемости. К тридцати годам он успел обзавестись лишь пивным брюхом и полным букетом заболеваний, передающихся половым путем, подцепленных от своей последней сожительницы-проститутки.

Господи, и эти ничтожества меня убили! Куда катится мир?

Кроме всего прочего, Славик работал в автомастерской, которая была под Самойловским, именно там они с Мишаней и познакомились. Пара вечеров в пивнушке, слово за слово, и мужики нашли друг в друге родственные души. А когда возникла острая необходимость избавиться от одной небезызвестной ведьмы, Мишаня не придумал ничего лучше, как обратиться к Славику, бахнуть с ним для храбрости пивка, а затем позвонить мне, заявив, что на кладбище меня ждет невероятно выгодный, но крайне стеснительный клиент. Надо было насторожиться, подготовиться, отказаться, в конце концов, но… в тот день удача и Провидение были не на моей стороне. Заказы подобного рода уже были, и я, взяв лишь сумку и по случаю жаркого дня надев легкий сарафан, отправилась на предварительную встречу. Встречу, которая закончилась для меня в яме.

Усмехнувшись непрошеным воспоминаниям, которые не отпускали меня, я бездумным взглядом смотрела на водную гладь. Я не любила воду, хотя она идеально снимала напряжение, забирая негатив, клубившийся порой вокруг меня черными тучами после особенно эмоционально тяжелых и энергозатратных обрядов. Вздохнув, скинула балетки и пошла но мелководью, позволяя воде омыть ноги по щиколотки. Идеальным был бы душ, но и река подойдет. Закрыв глаза, я снова погрузилась в транс, позволяя воде забрать лишнее. Если бы в этот момент я была дома, предпочла бы заняться йогой, но здесь, на природе, текущая вода была более мощным энергетиком, восстанавливающим оптимальный баланс. Простояв минут пятнадцать, я полностью перестала чувствовать заледеневшие ноги, хотя осеннее солнце на безоблачном небе уже начало потихоньку поджаривать кожу лица. Пожалуй, хватит. На негнущихся ногах вышла обратно на берег, дошла до пледа, легла на спину и «заземлилась». Пока есть возможность — необходимо пользоваться природными дарами но максимуму.

Еще через полчаса, когда тело расслабилось окончательно, а мысли выстроились в стройный ряд, я наконец досконально расшифровала три последних расклада и с облегчением усмехнулась. Все, как всегда. Почему-то карты раз за разом отказывались говорить прямо, когда я спрашивала их о своем будущем, увиливая и намекая, что все в моих руках. Захочу и приложу усилия — справлюсь. Расслаблюсь и поплыву по течению — приплыву туда, куда получится, и не факт, что мне это понравится. Проблема была в том, что в ситуации с практикантами я не видела желаемого итога. Только ли следовать инструкции в письме, или есть скрытый смысл нашего сотрудничества? А по Мрачнову? Таро прямо сказали — он как минимум влиятельный, одаренный человек, как максимум — ведьмак. И я больше склонялась ко второму, вспоминая свою ночную находку запрещающих печатей. Что ж, придется действительно постараться, чтобы уничтожить такого сильного противника. На меньшее я не согласна.

Домой мы возвращались молча. Каждый думал о своем, и даже Гена не лез с вопросами об окружающей среде, идя позади меня рядом с демоном. Судя по их сосредоточенным лицам, практиканты до сих пор решали для себя глобальный вопрос о «Влюбленных». Не представляю, что творилось в их головах, но мне будет интересно посмотреть на развитие событий.

В домик мы вошли уже проголодавшиеся (по крайней мере, я), так что первым делом, вымыв руки, я забралась в холодильник и вынула из него коробку с эклерами. Одной природной энергией сыт не будешь, калории тоже необходимы. И только я закрыла холодильник и развернулась к столу, как из моих пальцев нагло изъяли коробку и, глядя на меня изумрудно-честными глазами, заявили:

— Дима сварил суп.

Чего-чего? Левая бровь медленно поползла наверх, а вслух я язвительно процедила:

— Я рада за Диму. Пирожные верни.

Гена был сама скорбь, но вместе с этим и непреклонность. Передав коробку демону, который поставил эклеры на стол, ангел взял меня за плечи и, проникновенно заглянув в глубину моих недовольных глаз, выпалил:

— Святослава, ты должна бережнее относиться к своему телу. Я тщательно изучал человеческий организм и уверяю тебя…

В мозгу мелькнула догадка. «Святослава», «ты»…

— Гена, солнышко, руки убери, — оборвав ангела, я тонко и угрожающе улыбнулась. — И не забывайся.

Он послушно отпустил мои плечи, но выражение его лица не изменилось, а в глазах промелькнула решимость. Какой забавный финт ушами. Ладно, поиграем с таким раскладом. Мне даже интересно, что из этого получится. Обойдя ангела, я села за стол и стервозно поинтересовалась:

— Ну и где ваш суп?

Дима понимающе усмехнулся, но больше от него не донеслось ни звука, и всего через сорок секунд передо мной поставили тарелку с ароматно дымящимся борщом. Недурно. На сладкое мне «разрешили» съесть аж два эклера, при этом несколько раз пожелав приятного аппетита. Но ничего, я не повелась на провокацию и с удовольствием уничтожила как первое, так и второе.

А вообще, если бы они не были сущностями, то, наверное, и можно было бы… Ага, и Мрачнова третьим, «любимым мужем». Ну а что? Готовят, ухаживают, пытаются заботиться даже… во всяком случае, первые двое. А может, и третий тоже золото? Фыркнув, отбросила нелепое предположение куда подальше. Не может криминальный авторитет, захвативший город, быть безвинным агнцем. Простить можно многое, но не предательство и убийство.

После сытного и невероятно вкусного обеда потянуло на размышления о бренности бытия, и я ушла наверх, запретив практикантам мешать мне без повода. Следовало подумать не только о том, как пройдет вечер, но и о том, что неплохо бы озадачиться своей магической защитой. Новые данные требовали новых мер, и первым делом я перебрала все свои имеющиеся украшения и обереги, отобрав самые сильные и оптимально сочетающиеся. Крупный кулон из агата спрятался в ложбинке между грудями, кулон чуть поменьше из лунного камня лег сверху. Браслет из крупных бусин тигрового глаза занял свое место на левой руке, и завершающим штрихом стал набор из янтаря: бусы, кольцо и серьги. Удача и бодрость духа мне необходимы как никогда. Чтобы камни не конфликтовали и работали, усиливая друг друга, я прочитала наговор, затем старательно прислушалась к своим ощущениям и удовлетворенно кивнула — тело окутал невидимый доспех, сквозь который без подготовки не сможет пробиться ни один ведьмак. Да и найти меня теперь через ментал тоже практически невозможно. Отлично, продолжим.


Почти, вот-вот… И словно гильотина упала, разрубив яркую путеводную нить, чей кончик моментально пропал во мраке. Зло шикнув, Мрачнов недовольно поджал губы, но не прекратил поиски. Он не любил ментал, предпочитая реал и технический прогресс, но иногда не оставалось другого выхода. Сейчас и ментал отрезало, хотя еще пару секунд назад он уверенно шел по следу. Святая, неужели ты думаешь, что тебе это поможет?

Святая… Ненормальная кличка для ведьмы. Мертвой ведьмы. Мертвой ли?

Открыв глаза, когда стало окончательно ясно, что вся информация теперь строго под грифом «Секретно» и пора переключаться на тяжелую артиллерию, он шумно выдохнул, усилием воли прогоняя оцепенение, которое всегда возникало во время глубоких трансов.

— Господин? — Из левого угла шагнула бесформенная черная тень, через несколько секунд воплотившаяся в яркую сексуальную брюнетку, которая склонилась в услужливом поклоне, выставив напоказ все свои прелести, чей напор едва сдерживала эффектная красная блузка. — Звали?

Мрачнов кивнул. Давно он не пользовался услугами духов, но ситуация разворачивалась не той стороной, причем начало было положено уже несколько месяцев назад, а сейчас он лишь пожинал плоды своей беспечности. Стоило лишь на мгновение ослабить контроль, и все пошло наперекосяк.

— Господин? — Из правого угла выпорхнул серебряный шарик, превратившийся в стройную блондинку с ясными янтарными глазками неискушенной невинности. Жизнерадостно улыбнувшись, милашка, одетая в шифоновый голубой сарафан до пола, шагнула ближе и, присев в шутливом реверансе, уточнила: — Звали?

— Девочки, пора заняться делом. Объект — Третьякова Святослава Никодимовна.


К вечерней встрече я готовилась максимально тщательно, больше всего времени потратив на выбор одежды. С одной стороны, хотелось себя побаловать, с другой стороны требовалась практичность. Вчера я прикупила и того и другого. И ко всему прочему сегодня ночью планировала самым богохульственным образом отпраздновать свершившееся воздаяние, так что выбор остановила на платье. Почему бы и нет? В любом случае пачкаться я не планировала, для этого у меня были практиканты. Дорисовывая стрелку на верхнем правом веке, поняла, что циничность моего взгляда зашкаливает. Ну а что поделать? Я ведь ведьма. Да еще и с дармовой рабсилой, которая сейчас прохлаждалась внизу. Закончив прихорашиваться, я внимательно осмотрела свое отражение и осталась довольна увиденным. Сероглазая красотка с длинными каштановыми волосами, подмигнувшая мне из зеркала, была великолепна. Без прикрас и преувеличений.

Маленькое черное платье без рукавов, с широким поясом и пышной юбкой до колена подчеркивало белизну кожи, которая в этом году слишком мало была под солнцем. Классические туфли-лодочки на шпильке сделали меня выше на десять сантиметров, макияж смоуки-айз в серебристо-серых тонах придал взгляду глубину и загадочность, а вишневая помада акцентировала пухлость губ. В узкий черный клатч успешно перекочевала пачка тысячных банкнот и ключи от машины. Сборы были закончены. Вниз я спускалась неторопливо и величественно, замерев на последней ступеньке и максимально мягко улыбнувшись практикантам, которые замолчали при моем появлении. Дима нахмурился, а Гена удивленно уточнил:

— Куда?

— Куда в таком расфуфыренном виде, ты хотел сказать? — Тонко усмехнувшись, я пояснила: — Сегодня ночью я буду знакомить вас со злачными местами нашего города и контингентом, который их посещает.

— А-а-а…

— Но сначала мы найдем одного плохого дяденьку и свернем ему шею. Готовы?

Ангел с демоном были абсолютно не готовы к подобному повороту дел, но я элементарно не оставила им выбора, словно вскользь отметив:

— Если не хотите составить мне компанию, я настаивать не буду, сама справлюсь.

После этих слов практиканты моментально подскочили и, оправив одежду, замерли в ожидании дальнейших приказов. В город ехали молча, ребята были хмурыми, но меня это мало волновало. Я предлагала остаться? Предлагала. Включив радио, выбрала рок-волну, и салон сотряс старый хит Кипелова «Я свободен». Везет некоторым… Я вот не свободна. Поморщившись, поймала в зеркале заднего вида настойчивый взгляд синих глаз. Демон решил воздержаться от разговора, прикрыв глаза, но все равно я иногда ловила на себе его чересчур пристальный взгляд. Интересно, чего он хотел этим добиться?

В отличие от легионера, Гена предпочитал смотреть в окно, отрешенным взглядом скользя по домам и машинам, что тоже меня забавляло, но с легкой примесью горечи. Мне было искренне его жаль. Понятно, что тут не все чисто и совсем не ясно, но если черт — верный спутник ведьмы, то ангел… Ангелу рядом с ведьмой не место.

Напротив бара «Три семерки» я остановилась ровно в десять. Предстояло небольшое ожидание, но оно меня не тяготило. Я умела ждать, когда это требовалось. Неожиданно взгрустнула о том, что больше не курю… сигаретка бы скрасила ожидание, но я еще в девятнадцать полностью отказалась от сигарет, когда поняла, что они мешают работе, хотя до этого курила уже почти полгода. Десять минут, двадцать, тридцать… Посетители бара заходили, выходили, курили на крыльце, а мы все сидели и ждали. И дождались.

Без семи минут одиннадцать объект, явно с трудом передвигаясь на шатающихся ногах, вышел из бара, запнулся о свою собственную ногу, но устоял. Покурил, ругнулся на мужчину, который проходил мимо, и толкнул его плечом, затем кому-то позвонил, матюгнулся… И наконец поплелся домой. Выждав несколько минут, я тронулась следом, планируя перехватить его на ближайшем пустыре, прекрасно понимая, что он будет сопротивляться и в людном месте похищение вряд ли удастся. Стараясь не кривиться от отвращения, не сводила с мужчины взгляда, предугадывая его путь. Вот сейчас он остановится, подождет, когда загорится зеленый. Но этого не произошло. Мужчина, наплевав на красный, шагнул на зебру… И в следующую секунду по ушам ударил визг тормозов летящего по дороге белоснежного джипа. Словно в замедленной съемке я смотрела, как Славик, раскинув руки в стороны и распахнув огромные от дикого ужаса глаза, отлетает. И резко падает в нескольких метрах от моей машины. Мертвый. Это я видела так же хорошо, как и то, что на бампере остановившегося джипа образовалась вмятина и он больше не белоснежный. Как глупо…

Загорелся зеленый, и я тронулась, бездумным взглядом глядя на дорогу. Жалости к погибшему не было. Все, что я чувствовала, это обиду. А затем пришли мысли, одна занятнее другой. Кто это такой наглый решил вмешаться в мой план? Четкий, выверенный до последней секунды. Идеальный. Резко остановившись, я заглушила мотор и обернулась к притихшим практикантам.


ГЛАВА 4 | Святая. Игра по темным правилам | ГЛАВА 6