home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9. Иудейская программа «очищения» христианства

Одновременно с франкмасонством свои планы по коренной перестройке Католической церкви разрабатывали и иудеи, преследующие цель разложить христианское учение и настолько выхолостить его содержание, чтобы от него осталось только одно название. Что же представляли собой эти планы?

Как известно, христианство учит, что избранничество древнего еврейского народа состояло в том, чтобы, сохранив истинное Единобожие, дождаться Мессии, а затем понести Благую Весть о пришествии Его народам земли, что и совершили впоследствии апостолы. Однако иудейский народ отверг Мессию — Христа Спасителя, о котором свидетельствовали пророки, и тем самым завершил период своего избранничества, переданного апостолам и тем христианским общинам, которые стали основанием для нового Е1арода Божьего — Церкви Христовой, где уже нет «ни эллина, ни иудея».

Сам Христос, проповедуя в храме и отвечая «приступившим к Нему первосвященникам и старейшинам народа», сказал: «Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царствие Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадёт на этот камень, разобьётся, а на кого он упадёт, того раздавит. И, слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за Пророка» (Мф. 21, 43–46), (Мф. 21, 43). И Он предрёк: «Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 8, 11–12). И если, согласно апостолу, Церковь Христова есть «род избранный…, народ святой, люди, взятые в удел» (1 Пет. 2, 9), то любые утверждения о продолжающейся якобы богоизбранности всего еврейского народа являются богословски несостоятельными[215].

Именно это положение было категорически отвергнуто фарисеями и сформировавшимся на основе их учения талмудическим иудаизмом, закрывшим иудеям путь ко Христу. Как говорил аббат Огюстэн Леманн, выходец из еврейской семьи, принявший крещение, «без Талмуда уже давным давно все иудеи были бы обращены»[216]. Иудаизм утверждал и продолжает утверждать об исключительном праве иудеев, гарантированном им самим фактом рождения, на господствующее положение в мире, рассматривая христианство либо как идолопоклонство, либо как приемлемую для неиудеев форму монотеизма, ведущую их к поклонению богу Израиля. Последнее утверждение исходило от иудейского философа и богослова-талмудиста Моисея Маймонида (1135(8) — 1204), и именно оно легло в основу плана по разрушению изнутри христианского учения, наиболее глубоко разработанного итальянским раввином из Ливорно (Тоскана), учёным-каббалистом Эли Бенамозегом (1823–1900), которого называют «Платоном итальянского иудаизма» и «одним из учителей современной иудейской мысли». Его учение крайне важно для понимания того, что происходит в наши дни.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Эли Бенамозег


В 1884 году Э. Бенамозег опубликовал книгу «Израиль и Человечество. Исследование проблемы универсальной религии и её решение», в которой связал происхождение современного религиозного кризиса с рождением христианства, которое нарушило религиозное единство и привело к разделению иудеев и христиан. Чтобы восстановить универсальную религию, необходимо добиться примирения между религией-матерью (иудаизмом) и её непослушными дочерьми (христианством и исламом). От их духовного согласия зависит международный мир. Для достижения этого христианство должно реформировать своё учение в трёх направлениях:

1. изменить свой взгляд на иудейский народ, который должен быть реабилитирован как народ старший, как народ священников, «который смог сохранить в своей чистоте первоначальную религию». Этот народ не является богоубийцей, не был отвергнут Богом, а, напротив, призван обеспечить счастье и единство всего человечества;

2. «отказаться от Божественности Христа», Сына Человеческого, который был простым раввином, иудеем и им и остался. Проповедовать Христа можно только как человека, который предложил учение о нравственности ради счастья всех людей;

3. согласиться на новое толкование, но не на отмену тайны Троицы[217].


Только при этих трёх условиях христианство превратится в «Церковь настоящего католичества», вернётся к истинной универсальной религии, которая является конечной целью иудаизма. Эту религию, предназначенной для всех народов и хранителем которой выступает народ Израиля, автор называет ноахизмом[218].

Как объяснял сам Бенамозег, ноахизм — это не его изобретение. Это законы «потомков Ноаха» (Ноя), которые выведены мудрецами Талмуда (трактат Санедрин 56) в соответствии с принципами толкования слов и словосочетаний Торы. По их учению, есть только два пути к спасению: для иудеев, остающихся избранными Богом, — это строгое выполнение 613 заповедей Ветхого Завета, а для неиудеев (если только они не прошли гиюр, т. е. не стали иудеями) — следование 7 заповедям Ноя, каждая из которых имеет свои детали и подробности. Это тот минимальный набор требований, которые, по учению иудеев, был дан Богом Адаму и Ною и заключается в следующем: 1) вера в единого Бога и запрет идолопоклонства; 2) уважение Бога, запрет богохульства; 3) уважение к жизни человека, запрет убийства; 4) уважение к семье, запрет прелюбодеяния; 5) уважение к имуществу ближнего, запрет воровства; 6) уважение к живым существам, запрет употребления в пищу плоти, отрезанной от живого животного; 7) назначение судей, обязанность создать справедливую судебную систему[219].

Вот что писал Бенамозег в переписке с Эмэ Палльером, бывшим католиком, обратившимся под влиянием раввина в иудаизм и рассказавшем в книге «Неизвестное святилище» о своём духовном опыте:

«Иудаизм делает различие между иудеями и гоями. По его учению, первые, как священники человечества, подчиняются моисеевым законам, а вторые, миряне человечества, подчиняются той единственной, древней и вечной универсальной религии, на службу которой поставлены иудеи и иудейство в целом. Христианство, напротив, произвело самую пагубную путаницу, либо навязав Закон гоям через Петра и Иакова и иудействующих с ними, либо через Павла, отменив Закон для самих израильтян. Рассмотрите хорошенько эти факты…, и вы увидите, что этот ноахизм… есть не что иное, как мессианизм, та истинная форма христианства, хранителем и инструментом которого стал Израиль»[220].

«Мы, иудеи, мы сами храним религию, предназначенную для всего рода человеческого, единственную религию, которой будут подчинены гои и через которую они спасены… Религия человечества является не чем иным, как НОАХИЗМОМ, и не потому, что она была установлена Ноем, но потому что она восходит к договору, заключённому Богом с человечеством через этого праведника. Вот она — религия, сохранённая Израилем, чтобы быть переданной гоям… И поскольку эта религия, победа которой, как возвещали наши пророки, наступит в мессианские времена…. является не чем иным, как ноахизмом её можно продолжать называть христианством, очищенным, однако, от Троицы и от Воплощения — от верований, которые противоречат Ветхому Завету и, может быть, Новому».

«Что касается личности Христа, о котором вы мне не говорите, я, тем не менее, вам скажу, что, если только ему не приписывать божественности, не будет никакого вреда сделать из него пророка, рассматривать его как человека, наделённого Богом высокой религиозной миссией» [221].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Мартин Бубер


Такая изощрённая форма прозелитизма была найдена в отношении христиан, позволявшая превращать их в последователей иудаизма без формального перехода в иудаизм. В первую очередь речь шла о «перековке» иерархов Католической церкви. Главной целью её должно стать распространение учения ноахидского гуманизма, а папский примат позволит объединить на этой основе всех христиан, и не только их.

Религия ноахизма превратится в «религию естественной морали», универсальность которой сделает возможным объединение уже всего человечества под началом иудеев. Бенамозег пишет: «Монотеизм может стать универсальным только при этом условии: единство в многообразии, многообразие в единстве. Впрочем, эта вариативность, вне зависимости от высшего единства, которому она подчинена, сама по себе представляет универсальную религию в её целом». «Единый Бог почитается сегодня в многообразных формах, в рамках различных культов, но в мессианскую эпоху духовный мир придёт к осуществлению единства почитания»[222].

Таким образом, план был разработан, и начался поиск его претворения в жизнь. Первые шаги к установлению «диалога» между католиками и иудеями были предприняты ещё до Второй мировой войны. Большую роль в этом сыграл известный иудейский философ и теоретик сионизма Мартин Бубер[223] (1878–1965), предложивший концепцию «диалога» иудея и христианина, «диалога двух вер», или, как её стали называть, «двух путей». Он рассматривал Иисуса Христа в контексте иудаизма I века, считал, что Христос был иудеем и их «великим братом», поэтому христианство можно рассматривать как путь к Богу. В ответ на это и некоторые католические богословы и философы стали отстаивать позитивные теологические подходы к раввинистическому учению, побуждая христиан относиться к нему с уважением. Однако их попытки изменить отношение церковного руководства тогда не увенчались успехом.

События же военного периода и та примиренческая позиция, которую заняла Католическая церковь в отношении нацистского режима, создали совершенно новую ситуацию, при которой, раскрутив тему холокоста, иудейские лидеры получили в свои руки мощный инструмент давления на папство.

Со стороны иудаизма изначально речь шла о хорошо продуманной и последовательно реализуемой стратегии, направленной на то, чтобы добиться пересмотра основополагающих положений христианского учения. Ключевой идеей, обосновывающей необходимость ревизии христианства, является утверждение о неверности принципиального христианского положения о лишении Израиля обетования и благодати, которое иудеи называют «идеей вытеснения» Израиля Церковью и считают самой опасной. Из этого положения вытекает «учение презрения» в отношении евреев, которое является главной причиной светского антисемитизма нового времени. Исходя из этого иудеи утверждают, что Холокост надо рассматривать как «кульминацию многовековых гонений именно со стороны христиан» и что политика Гитлера не имела бы успеха, если бы её фундаментом не послужили те обвинения, которые предъявляли христиане в отношении иудеев. Как писал, например, ортодоксальный раввин Соломон Норман, сотрудник Центра еврейских исследований в Оксфорде, «по сути своей, отношение Гитлера к евреям ничем не отличается от христианского; разница состоит разве что в методах, которые он использовал». «Евреи видят в христианах по большей части гонителей, сравнительно малое их число относят к жертвам, и уж совсем в немногих христианах они обнаруживают сочувствие к пострадавшим евреям. После Холокоста евреи уже не могли всерьёз поверить в нравственную состоятельность Церкви». Норман указывает, что «с еврейской точки зрения христианин вообще, уже в силу его христианской веры, не обладает нравственным достоинством, не говоря уже о каком-либо нравственном превосходстве»[224].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Жюль Исаак, зачинатель иудейско-католического «диалога»


Формула «учение презрения» (l’enseignement du m'epris) с вытекающими из неё выводами была введена французским иудейским историком и писателем Жюлем Исааком (1877–1963), сыгравшим ведущую роль в становлении иудейско-католического «диалога». Основные его идеи были изложены в книгах «Иисус и Израиль» (1946) и «Генезис антисемитизма» (1956), в которых было подвергнуто жёсткой критике христианское учение, рассматриваемое как главный источник антисемитизма. И евангелисты, и Святые Отцы Церкви были представлены им как лжецы и преследователи, полные антиеврейской ненависти, несущие моральную ответственность за Освенцим и Холокост. Свою главную задачу он видел в том, чтобы доказать необоснованность содержащегося в писаниях евангелистов обвинения иудеев в богоубийстве и добиться соответствующего «очищения» христианского учения[225].

«Очищение» предполагало: изменение или изъятие тех молитв, в которых говорится об иудеях, в частности читаемых в Страстную Пятницу; заявление о том, что иудеи не несут никакой ответственности за смерть Христа, осуждению за которую подлежит всё человечество; удаление тех мест из писаний евангелистов, в которых повествуется о Страстях Христовых, в особенности это касается Евангелия от Матфея, которого Жюль Исаак обвиняет в извращении правды (именно у него сказано: «И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27, 25); заявление, что Церковь всегда порицали за то, что она находилась в течение двух тысячелетий в состоянии скрытой войны между иудеями, христианами и остальной частью человечества; обещание, что Церковь окончательно изменит своё поведение, смирившись, раскаявшись и принеся извинения перед иудеями и предпримет все необходимые усилия для устранения того зла, которое она им принесла, исправив и очистив своё учение[226].

В 1946 году при поддержке американских и британских иудейских организаций в Оксфорде прошла первая конференция, собравшая католиков и протестантов для установления контактов с иудеями. А в 1947 году после проведения ряда международных встреч с симпатизировавшими ему католическими деятелями Жюль Исаак опубликовал меморандум «Исправление католических учений, касающихся Израиля», главные положения которого вошли в декларацию из 10 пунктов, принятую на созванной в том же году конференции христиан и иудеев в Зеелисберге в Швейцарии (она была организована обществами иудейско-христианской дружбы, созданными ещё в 1928 году, и собрала 70 экспертов из 17 стран мира — 28 иудеев, 23 протестанта, 9 католиков и 2 православных).


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Участники Зеелисбергской конференции 1947 г.


Зелисбергская декларация стала программой реформирования христианства, исходившей из необходимости признания следующих положений:

1. в Ветхом и Новом Завете с нами говорит один и тот же Живой Бог;

2. Иисус родился от иудейской матери из рода Давида и народа Израиля, и его вечная любовь и прощение распространяются на его собственный народ и на весь мир;

3. первые ученики Христа, апостолы и мученики были иудеями;

4. основная заповедь христианства, любовь к Богу и к ближнему, содержащаяся уже в Ветхом Завете и подтверждённая Иисусом, обязывает христиан и иудеев во всех человеческих отношениях, без исключения;

5. надо избегать принижать библейский или постбиблейский иудаизм в целях возвеличивания христианства;

6. избегать использовать слово «иудей» исключительно в смысле «врага Иисуса» или выражение «враги Иисуса» для указания еврейского народа в целом;

7. избегать представления Страстей Христовых таким образом, что вина за смерть Иисуса лежит на всех иудеях или только на иудеях. В действительности смерти Иисуса требовали не все иудеи. И не только иудеи несут за это ответственность, так как Крест, который нас всех спасает, свидетельствует, что Христос умер за грехи всех нас; напоминать всем христианским родителям и воспитателям о той тяжкой ответственности, которую они несут за то, что представляют Евангелие и особенно повествование о Страстях упрощённым образом;

8. избегать изложения библейских проклятий и крика возбуждённой толпы: «кровь его на нас и детях наших», не напоминая при этом, что крик этот не может довлеть над бесконечно более сильной молитвой Иисуса: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают»;

9. избегать распространения кощунственного мнения, что народ иудейский был отвергнут, проклят и обречён на страдания;

10. избегать такого представления об иудеях, будто они не были первыми, кто принадлежал к Церкви[227].


Как видим, декларация эта была составлена достаточно грамотно и основывалась на замене понятий. Говоря об иудеях, она идентифицировала талмудический иудаизм с религией Древнего Израиля и ветхозаветной Церковью, а современных иудеев — со всеми евреями (тем более что и на французском, и на немецком, и на английском языках «еврей» и «иудей» обычно обозначаются одним словом). В этом была главная хитрость, направленная на то, чтобы подорвать глубинную основу христианства — учения о Церкви Христовой.

На конференции был учреждён Международный совет христиан и иудеев (МСХИ или ICCJ), который в следующем году на конференции в Фрибургском университете (Швейцария) получил официальный статус, позволивший ему играть одну из ключевых ролей в формировании новых отношений между христианами и иудеями[228]. Здесь был принят устав совета, а в Женеве открыт его офис (одновременно был обнародован лондонский адрес)[229].

В 1948 году Жюль Исаак создал Ассоциацию иудео-христианской дружбы Франции, а в Германии формируются общества иудейско-христианского сотрудничества, объединившиеся в Германский координационный совет (ГКС). ГКС разработал так называемые Восемь Швальбахских тезисов, которые расширили и углубили Зеелисбергскую декларацию, призвав использовать такой теологический язык и такую интерпретацию библейских текстов, которые не были бы оскорбительными для иудеев. Более того, здесь уже обращалось внимание и на социально-политические последствия новых взаимоотношений с иудеями, поскольку указывалось, что опыт Холокоста обязывает каждого христианина взять на себя ответственность за борьбу с антисемитизмом[230].

Создав соответствующие структуры и установив контакты с римским духовенством, Ж. Исаак получил с его стороны большую поддержку и добился короткой аудиенции у Пия XII, которому и передал «10 пунктов Зеелисберга». Эта встреча, однако, не имела никаких последствий.

Не имея возможности распространять свои взгляды в условиях правления Пия XII, иудеи ждали благоприятных условий, при которых они могли бы открыто заявить о своей позиции. Как и либерально-модернистское крыло внутри католицизма, они ждали прихода «нужного им папы». Это произошло после смерти Пия XII и прихода к власти Анджело Ронкалли под именем Иоанна XXIII (1958–1963).


Глава 8. «Нам нужно подготовить… для этого папы — поколение, достойное царства, о котором мы мечтаем» | Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом | Глава 10. «Мы должны просить… нужного нам папу»