home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33. Глобальная этика на иудейской основе

В июле 2007 году в Сиднее в честь ознаменования зрелости иудейско-католических отношений была торжественно отмечена 60-летняя годовщина конференции в Зеелисберге. Это произошло во время ежегодной конференции Международного совета христиан и иудеев (МСХИ), объединяющего национальные ассоциации иудео-христианской дружбы, на которой было принято решение подготовить по аналогии с Зеелисбергской декларацией новый документ из 12 тезисов, обращённый на этот раз не только к христианам, но ко всему миру[834]. Местом встречи для оглашения новой декларации был выбран Берлин, символизирующий собой одновременно и победу над фашизмом, и победу над коммунизмом, а теперь — и утверждение новой универсальной религии примирения с иудаизмом[835].

В итоге в 2009 году на конференции МСХИ была принята Берлинская декларация из 12 пунктов, представляющая собой, по сути, программу завершения иудаизации христианства[836]. Если использовать терминологию Жиньевски, то речь идёт, похоже, о переходе к этапу «искупления» (тиккун), при котором должно произойти глубинное размывание христианства, превращающегося в религию без Христа, Сына Божия.

Декларация состоит из трёх частей, в которых содержатся призывы к христианам и христианским общинам (1–4), затем к иудеям и иудейским общинам (5–8) и, наконец, общий призыв к христианским, иудейским и другим религиозным общинам или «всем людям доброй воли» (9-12). Их призывают:

1. Бороться со всеми формами антисемитизма, включая религиозный и расовый, что предполагает признание глубинной природы Христа и апостола Павла как иудеев и интерпретацию их учений в контексте иудаизма I века; отношение к Ветхому и Новому заветам как дополняющим и взаимно подтверждающим друг друга, без выделения одного из них в качестве главного; выступление против любого ошибочного христианского прочтения библейских текстов, касающихся иудеев, в той мере, в какой это чтение может стать причиной враждебности; подчёркивание связи между иудейской и христианской литургиями[837], очищение христианской литургии от юдофобских положений, особенно в молитвах и гимнах, и др.

2. Развивать межрелигиозный «диалог» с иудеями, что предполагает рассмотрение под критическим углом зрения своей собственной традиции и традиции партнёра в целях истинной открытости в отношении другого.

3. Развивать теологическое понимание иудаизма, которое утверждает его самоценность, что предполагает упразднение любого учения, признающего, что христиане заменили иудеев как народ, связанный обетом с Богом; настаивать на совместной миссии иудеев и христиан в подготовке мира к Царству Божьему; следить за тем, чтобы новые теологические течения, исходящие из Азии, Африки и Латинской Америки, а также феминистские и освободительные движения в своей идеологии выражали правильное понимание иудаизма и отношения между ним и христианством и ДР-

4. Молиться о мире в Иерусалиме, что предполагает понимание глубокой привязанности иудаизма к Святой Земле как исходящей из фундаментальной религиозной перспективы; критику атак против сионизма, вырождающихся в выражение антисемитизма; поддержку тех иудеев, христиан и мусульман (израильтян и палестинцев), которые ратуют за мир и создание климата доверия на Ближнем Востоке, где все могут жить в безопасности в рамках действенных независимых государств, существующих в системе международного права и уважения прав человека; укрепление связей с христианскими церквями во всём мире.

5. Признать те усилия, которые предприняли христианские общины в конце XX века для пересмотра своего отношения к иудеям.

6. Пересмотреть иудейские тексты и литургию в свете этих христианских реформ, что предполагает критику тех текстов, которые кажутся ксенофобскими и расистскими, и акцентирование внимание во всех религиозных традициях на текстах, которые ратуют за толерантность и открытость.

7. Делать различия между честной критикой Израиля и антисемитизмом.

8. Оказывать поддержку государству Израилю в реализации идеалов, провозглашённых в его основополагающих документах, — задача, которую Израиль разделяет со многими народами мира.

9. Укреплять межрелигиозное и межкультурное образование.

10. Крепить межрелигиозную дружбу и сотрудничество, а также социальную справедливость в глобализированном мире, что предполагает признание в качестве равноправных граждан представителей других религий, которые иммигрировали на новую родину, где они составляют теперь религиозное меньшинство; отстаивать равные права всех, вне зависимости от религии, секса и сексуальной ориентации; признание и вместе с тем критика того, что порождает чувство религиозного превосходства и присутствует в каждой религии.

11. Укреплять диалог с политическими и экономическими институтами.

12. Сотрудничать со всеми, чья деятельность связана с защитой окружающей среды, что предполагает воспитание убеждений, что каждому человеку вменена обязанность заботиться о Планете; признание общих библейских обязанностей, которые несут иудеи и христиане в отношении Творения, а также ответственности за их осуществление в публичных речах и действиях.

Итак, иудаизм раскрывает свои дружеские объятия другим религиям, но речь идёт фактически об иудейском варианте экуменизма, при котором он последовательно реализует свои интересы. Так же, как основой открытости католицизма является неприкосновенный догмат о папской непогрешимости и папском примате, так и иудаизм допускает межрелигиозное сотрудничество только на основе признания неизменности исключительного положения иудеев как избранного Богом народа, народа — священника для других народов. Иудаизм сохраняется в своей полноте, в то время как другие религии размываются и превращаются в новую универсальную религию — тот самый ноахизм, который Бенамозег определял как «религию естественной морали» или ноахидский гуманизм, распространение которого и становится целью Католической церкви[838]. Так что не случайно в документе, принятом по результатам заседания в Иерусалиме ещё в 2007 году, Смешанного иудейско-католического комитета, говорилось, что «иудейская традиция выделяет союз с Ноем как выражение универсального морального кодекса, который призвано уважать всё человечество»[839].

Ноахизм представляет собой тот экуменический «богословский минимум», который должен объединить человечество на основе принятия приемлемых для всех заповедей, возвращающих его в дохристианскую эру цивилизационного развития, упрощающих и нивелирующих сознание людей и готовящих их к принятию иудейского Машиаха. Вспомним Бенамозега: «Единый Бог почитается сегодня в многообразных формах, в рамках различных культов, но в мессианскую эпоху духовный мир придёт к осуществлению единства почитания».

Именно с ноахизмом и ассоциируют многие иудейские авторы 12 пунктов Берлинской декларации, представляя их как формулирование основы глобальной этики, призванной решить проблемы социальной справедливости, экологии и мира[840]. В этом плане показательно, что тогда же, когда готовились Берлинские тезисы, то есть в 2008 году, Международная теологическая комиссия при Римской курии опубликовала документ «В поисках универсальной этики: новый взгляд на естественный закон», главное внимание в котором уделяется не Иисусу Христу, а философской концепции естественного закона, позволяющей вступить в «диалог» в поисках того универсального, что есть в каждом человеке. В нём, в частности, говорится: «Католическая церковь, осознавая необходимость для людей совместно искать правила единой жизни в мире и справедливости, желает разделить с религиями и философиями нашего времени источники концепции естественного закона. Мы называем естественный закон основой универсальной этики, которую мы пытаемся вывести из наблюдения и размышления о нашем общем человеческом состоянии. Этот естественный закон не является статичным, он не представляет собой список окончательных и неизменных предписаний. Это источник вдохновения в поисках объективной основы универсальной этики»[841].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Кардинал Андре Вен-Труа (третий слева) и главный раввин Франции Корсия на торжествах в Колледже бернардинцев по случаю 50-летия Декларации Nostra Aetate


Сформулированная программа предполагает работу и «вглубь», и «вширь». «Вглубь» — это дальнейшее размывание самого христианства и превращение его в своего рода ответвление иудаизма, а «вширь» — это распространение идеи «глобальной этики» на международных форумах и саммитах, чтобы добиться принятия её в качестве признанного всеми мирового стандарта.

Что касается первого направления, то в наибольшей степени в этом преуспел Французский епископат, который является сегодня самым «продвинутым» в плане экуменической открытости, что стало результатом крайне плодотворной 24-летней деятельности прежнего Парижского архиепископа Жана-Мари Люстиже. Он посвятил в сан 229 священников, создал семинарию Парижского диоцеза, Миссионерское братство священников, Кафедральную школу (в духе средневековых университетов), Радио-Нотр-Дам, а также кабельное католическое телевидение и Интернет-сайт, способствуя воспитанию французских священников в духе тесного «иудео-христианского братства». Так что в настоящее время Французская церковь, во главе которой стоит архиепископ Парижский, кардинал Андре Вен-Труа[842], в значительной степени управляется последователями Люстиже.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Выступление раввина Ривона Крижье в соборе Парижской Богоматери


Осенью 2009 года с благословения монсеньора Робера ле Галля, председателя Епископальной комиссии по литургии во Франции, был выпущен новый молитвенник, в котором отсутствуют праздники, посвящённые главным французским святым, зато включены праздники иудейские, мусульманские и протестантские[843]. А в марте 2010 года кардинал Андре Вен-Труа пригласил раввина Ривона Крижье выступить в соборе Парижской Богоматери в рамках Великопостной конференции, посвящённой II Ватиканскому собору (Крижье принадлежит к консервативному направлению иудаизма, представители которого в отличие от ортодоксов могут входить в христианские храмы). Показательно, что когда присутствовавшие в Соборе лефевристы попытались выразить своё несогласие и показать недопустимость подобного действия, они были выведены из зала[844].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Глава общины Св. Эгидия Андреа Риккарди


Другое направление — распространение идеи единения человечества на основе универсального морального кодекса — реализуется путём проведения различного рода международных встреч и организаций, объединяющих лидеров и представителей разных религий мира, влиятельных политиков и бизнесменов. Речь идёт о всемирных саммитах религиозных лидеров (проводятся в преддверии встреч «Большой восьмёрки»), всемирных форумах религий, всемирной конференции «Религия и мир», Диалоге мировых религий по вопросам развития (проводимого в сотрудничестве со Всемирным банком), Всемирном совете религиозных лидеров и пр. Все они заняты объединением религий для борьбы с угрозами и вызовами XXI века, призванным обеспечить «духовное руководство» сильных мира сего процессом интеграции его в «новый мировой порядок»..

Особый вклад в развитие межрелигиозного «диалога» вносят ежегодные международные встречи «Люди и религии» в духе всемирного Дня молитвы о мире в городе Ассизи, начало которым было положено Иоанном Павлом И. Организует их католическая община св. Эгидия, основателем и нынешним лидером которой является профессор Андреа Риккарди. В 2006 году, когда отмечалось 20-летие этого Дня, встреча, состоявшаяся в Сан-Франциско, прошла особенно торжественно и была призвана, как заявил Риккарди, наметить духовный путь широкого сотрудничества ради «глобализации с человеческим лицом» и формулирования «общей этики»[845]. В сентябре 2009 года подобная встреча состоялась в Кракове под патронажем архиепископа Краковского Станислава Дзивиша. Среди участников её были Жозе Мануэль Баррозу, главный раввин Израиля Йона Метсгер, президент Международного еврейского комитета за межрелигиозные консультации Давид Розен, кардинал Каспер, Мишель Камдессю, Генрих Люксембургский, Лех Валенса и другие. Показательно, что встреча проходила как раз накануне Питтсбургского саммита С20 и призвана была обеспечить «этическую поддержку» деятельности «двадцатки». Закончилась встреча посещением Освенцима, которое теперь является, как было сказано в сообщении, «обязательным для любого уважающего себя политического или религиозного деятеля»[846].

При всей кажущейся формальности этих встреч они выполняют важную функцию, втягивая руководство религиозных конфессий и движений в орбиту влияния наднациональных структур, отрывая от национального тела и переводя их на следование «общемировым» стандартам морали и нравственности.

Примером этого стало изменение позиции руководства Католической церкви в отношении гомосексуализма, произошедшее незаметно для широкой публики, но тем не менее сделавшее невозможным мобилизацию католиков для противостояния легализации однополых браков на Западе. И здесь нужно выделить два ключевых момента.

Первый связан с принятием Генеральной ассамблей ООН в декабре 2008 г. Декларации относительно прав Человека и сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Ватикан отозвался на неё своей декларацией, в которой поддержал усилия, направленные на осуждение всех форм насилия в отношении гомосексуалистов, на устранение любой дискриминации и призывающие принять все необходимые меры для прекращения их преследования. Показательно, что Св. Престол не дал никакой нравственной оценки документу ООН, но обратил внимание только на юридическую сторону, выразившись крайне двусмысленно. Он отметил, что, поскольку категории «сексуальная ориентация» и «гендерная идентичность» не признаются или не имеют чёткого определения в международном праве, то их использование в ходе реализации фундаментальных прав станет причиной серьёзной юридической неясности, что ослабит способность государств применять новые и уже существующие нормы в области прав человека. «Несмотря на то, — говорится в документе, — что декларация справедливо осуждает все формы насилия против гомосексуалистов и утверждает право на их защиту от этих форм насилия, документ, проанализированный в его полноте, идёт дальше этой цели и, напротив, порождает юридическую неопределённость и ставит под вопрос существующие правила в отношении прав человека»[847].

Понимайте, как хотите. То ли в отношении содомитов надо использовать другие термины, то ли в отношении прав человека надо менять правила. Ватикан, как всегда, продемонстрировал великолепную способность к словесным ухищрениям, и главное было сделано — декларация ООН в целом была одобрена.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Архиепископ Винченцо Палья


Следующий важный момент связан с вопросом об однополых браках. Тут главную ставку содомитская мафия сделала на архиепископа Винченцо Палья, председателя Понтификального совета по делам семьи, назначение которого с большой радостью приветствовал итальянский «Великий Восток», заявивший, в частности, что Палья «является светом надежды для тех, кто ещё не забыл великую реформаторскую эпоху Второго Ватиканского собора».

В то время, как Бенедикт XVI не переставал выступать против «брака для всех», Палья начал делать осторожные шаги в сторону признания однополых пар, используя обтекаемые и противоречивые формулировки, дающие дополнительные аргументы защитникам прав извращенцев. 4 феврале 2013 г., поддержав французских католиков в их борьбе против однополых браков, «которые ставят общество на край пропасти», он в то же время признал, что существуют «различные формы семейных союзов». Более того, заявив, что необходимо бороться за снятие наказания за гомосексуализм, он подчеркнул: «Есть индивидуальные права, которые должны быть гарантированы. Надо искать решение в частном праве, в сфере имущественных прав. Я думаю, что этим должна спокойно заняться политика. Некоторые не хотят ничего менять. Я же думаю, что необходимо найти новые пути, чтобы прийти к решению»[848]. Показательно, что лидер итальянского содомитского сообщества Франко Гриллини крайне позитивно оценил это высказывание, заявив, что «впервые прелат признал права гейских пар, а также что гомосексуалисты преследуются по всему миру»[849].

Позиция главы Понтификального совета по делам семьи, не встретившая никакого осуждения со стороны понтифика, явила собой беспримерный разрыв с учением Католической церкви и с той позицией самого Ватикана, которую он огласил ещё на Каирской конференции 1994 г. указав, что понятие «пара» означает союз мужчины и женщины. Выступив против наказания за гомосексуализм и за признание различных форм союзов, руководство Ватикана продемонстрировало, что оно не считает содомизм смертным грехом, а это значит, что спасение души не является его главной заботой. Католики-традиционалисты оценили этот шаг как апостасийный акт, означающий открытый переход на позиции тоталитарного либертарианского меньшинства.


Глава 32. «Великий теоретик диалога» | Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом | Глава 34. Католическая «этика финансов» как легитимизация спекулятивного капитала