home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 34. Католическая «этика финансов» как легитимизация спекулятивного капитала

Ватикан всегда активно ратовал за «моральную экономику», что проявилось с особой силой с началом кризиса. Однако то, как он понимает эту экономику в реальности, хорошо демонстрировала его собственная финансовая деятельность, и в первую очередь деятельность Банка Ватикана (ИДР). По данным ряда исследователей, ИДР, капитал которого по итогам 2008 года равнялся 5 миллиардам евро, продолжал заниматься активным отмыванием денег, и в опубликованных тогда расследованиях London Telegraph и Inside Fraud Bulletin Ватикан упоминался в качестве одного из главных «налоговых райков» наряду с Макао и Науру[850]. В силу действующей системы многонационального финансового управления ИДР позволяет различным религиозным организациям хранить их средства в безопасности и избегать любого блокирования или конфискации со стороны недружественного правительства. В этих условиях религиозные организации, в особенности итальянские, могут использовать свои банковские счета, чтобы помочь своим спонсорам избежать регламентирования их деятельности или вывести деньги за рубеж, а поскольку спонсоров много, контролировать эти злоупотребления не представлялось возможным. Так что Ватикан активно проводил офшорные операции, не являясь формально офшорной юрисдикцией, что делало его недоступным для какого-либо регламентирования и защищённым от попадания в «чёрные» списки.

По утверждениям некоторых ватиканских источников, положение с финансами Ватикана после прихода Бенедикта XVI представляло собой полный хаос вследствие тех злоупотреблений и махинаций, которые позволяли себе новые члены курии — главным образом епископы и кардиналы из Латинской Америки и Восточной Европы. Всеобщее внимание к финансам Церкви было привлечено и выходом в свет в 2009 году книги «ООО Ватикан» (Vaticano S.p.A), написанной журналистом из Panorama (входящей в издательскую империю Сильвио Берлускони) Джанлуиджи Нуцци на основе 4 тысяч секретных документов ИДР, переданных ему по наследству Ренато Дардоцци, работавшим в составе комиссии по «оздоровлению» ИДР и умершим в 2003 году. В соответствии с ними во время разразившегося в 1993 году скандала «чистые руки» ИДР с помощью сеньора Донато де Бониса разработал сложную систему тайных счетов, которая функционировала в качестве банка внутри банка, с помощью чего шла отмывка грязных денег итальянских мафиози, бизнесменов и политиков высокого уровня[851]. Как заявил исследователь Зизола, «известно, что Ватикан посылал эмиссаров в издательство Chiare Lettere, чтобы не допустить выхода в свет этой книги, и предложил большую сумму денег издателям. Однако книга в итоге вышла, и Ватикан был недоволен Калойа, который не сделал всё необходимое, чтобы этому помешать»[852]. Так что, хотя срок полномочий Калойа истекал только в 2011 году, его сместили раньше, а вместе с ним и его помощников.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Обложка книги «ООО Ватикан»


В конце сентября 2009 года новым главой ИДР вместо Калойа стал Готти Тедески[853], возглавлявший с 1992 года итальянское подразделение испанского Банка Сантандер. Обозреватели выделили несколько причин, по которым выбор пал именно на него. Тедески был близок к госсекретарю Св. Престола Тарчизио Бертоне, которому оказал значительную помощь в наведении порядка в церковных финансах. Далее, по данным некоторых источников, он является членом «Опус Деи» (супернумерарием)[854]. В своё время он основал собственный банк Akros Finanziaria совместно с членом ордена Жанмарио Ровераро, считавшимся долгое время одной из самых важных фигур католического финансового мира (он был убит при невыясненных обстоятельствах в 2006 г.) и сотрудничал с другим опусдеистом, крупным банкиром Джузеппе Гарофано, бывшим президентом Montedison. В отличие от обоих друзей-банкиров, оказавшихся замешанными в крупных финансовых скандалах, Тедески удалось построить свою карьеру, не совершив никаких компрометирующих его действий. Он работал также советником банка Sanpaolo IMI и Палаты вкладов и ссуд, куда был приглашён своим другом министром экономики Италии Джулио Тремонти. Наконец, он являлся экономическим обозревателем официальной газеты Св. Престола L’Osservatore Romano и был известен как крупный специалист по финансовой этике, которую преподавал в Миланском католическом университете. Тедески — автор популярной книги «Деньги и рай, глобальная экономика и католический мир», написанной совместно с журналистом и писателем Рино Каммиллери, в которой он отстаивает «превосходство капитализма, вдохновлённого христианской моралью, над капитализмом протестантского толка»[855].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Бывший глава Банка Ватикана Готти Тедески


Именно Тедески инициировал «революционную» идею, изложенную в январском номере L’Osservatore Romano за 2009 год и заключающуюся в том, что преодоление кризиса возможно только путём направления колоссальных инвестиций в развивающиеся страны, которые, будучи вовлечёнными в процесс стабилизации мировой экономической системы, «вытащат» богатые страны. Речь шла фактически о расширенном варианте плана Маршалла, который под предлогом борьбы с бедностью и отсталостью полностью открыл бы рынки развивающихся стран для зарубежных инвесторов и намертво привязал их к западным банкам. Эта идея была повторена тогдашним премьер-министром Великобритании Гордоном Брауном в его статье в февральском номере того же журнала, и в тот же день, что вышла статья, он был принят Бенедиктом XVI[856]. Данный проект обсуждался на встрече G20 в Питтсбурге в апреле 2009 года. Другая новаторская идея, изложенная Тедески, заключалась в предложении создать такой общемировой «хороший банк» (good bank), который взял бы на себя финансирование вышеупомянутого планетарного проекта. В качестве крупного специалиста по «этической экономике» Тедески принимал участие и в подготовке энциклики Caritas in Vert'iate, и после того, как она была опубликована, заявил, что папа заслуживал за своё послание присуждения ему Нобелевской премии по экономике (он предлагал вручить её и Гордону Брауну за его вклад в решение проблемы выхода из кризиса, а ещё раньше — папе Иоанну Павлу II за его энциклику Centesimus agnus).


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Бывший премьер-министр Англии Гордон Браун на приёме у Бенедикта ХVI


Назначение Тедески было растолковано в Риме как «силовой удар» Бенедикта XVI и кардинала Бертоне в той внутренней борьбе, которая велась в курии после смерти Иоанна Павла II. Новая команда во главе с главой ИДР[857] являлась, как считали, более профессиональной и способной вывести финансы Ватикана на новый уровень, соответствующий требованиям современного курса глобальных финансовых элит, добивающихся «транспарентности» национальных финансов в целях установления жёсткого наднационального контроля над мировой экономикой.

Видимо, с подачи новой команды профессионалов в апреле 2010 года на фондовом рынке Европы появился первый в истории финансов христианский индекс акций Stoxx Europe Christian Index, который, как указывалось, был призван «помочь инвесторам, разочарованным финансовым кризисом, выбрать ценные бумаги «этичных» компаний». Как сообщил генеральный директор Stoxx Хартмут Граф, «католический индекс был создан в связи с ростом количества участников христианских рынков, предпочитающих инвестировать согласно их религиозным представлениям»[858].

Представители Ватикана теперь смогли присутствовать в Комитете по управлению биржевым индексом, в который вошли 533 европейских эмитента, получающие прибыль за счёт бизнес-процессов, не противоречащих ценностям и принципам христианства, то есть не занимающихся порнографией, торговлей или производством оружия, табака, алкоголя, контрацептических средств, не связанных с игровым сектором и клиниками, предоставляющими услуги по искусственному оплодотворению. Среди этих «этичных» компаний оказались BP, HSBC, Nestl'e, Vodafone, Royal Dutch Shell, Siemens, Rio Tinto и GlaxoSmithKline. При этом интересно, что на вопрос, почему в индекс была включена GlaxoSmithKline, которая производит в том числе и контрацептивы, представительница Stoxx ответила, что запрет распространяется только на те компании, которые получают весь свой доход от деятельности, противоречащей христианской этике. Однако долю дохода, которую компания может получать от нежелательных операций, она сообщить отказалась. По её словам, жёсткий запрет действует только в отношении оружейного бизнеса.

Создав католический биржевой индекс, Ватикан в очередной раз продемонстрировал не только свою приверженность принципам современного финансового порядка, но и готовность освятить авторитетом христианства такие отнюдь небогоугодные дела, как спекуляции на фондовом рынке. Это новое направление деятельности Ватикана стало одной из форм взятой им на себя миссии религиозно-этического обоснования строительства нового мирового экономического порядка в соответствии с духом папской энциклики Caritas in Veritate. Вместе с тем, как указывают наблюдатели, появление данного индекса стало признанием растущего числа «христианских участников рынка». Можно заключить, что новый католический индекс послужил не столько нравственному очищению самого бизнеса, сколько более глубокому погружению католиков с благословения понтифика в спекулятивные биржевые операции. Характерно при этом, что данное событие совпало по времени с принятием решения о создании Папского совета по содействию новой евангелизации (июнь 2010 г.), деятельность которого, судя по всему, призвана была охватить и сферу фондового рынка. Во главе него был поставлен архиепископ Сальваторе Физикелла, специалист в области богословия иезуита-модерниста Г.У фон Бальтазара.

Действительно, Католическая церковь сама является активным инвестором и укрепляет свою роль одного из самых влиятельных игроков на мировом рынке. Банк Ватикана, а также Администрация наследия Св. Престола управляют инвестициями в акции, облигации и недвижимость, а также средствами, полученными в качестве пожертвований от католиков всего мира, которые представляют основные источники доходов папы и Курии. Известно, что Ватикан осуществляет крупные инвестиции через структуры Ротшильдов в Великобритании, Франции и США и владеет акциями в крупнейших корпорациях, в частности Royal Dutch Shell, General Motors, General Electric, и других.

Занимаясь такой широкой инвестиционной практикой, Ватикан продолжал тщательно скрывать реальные показатели своей финансовой деятельности и уж тем более не поднимал вопрос о том, в какой степени этично участие католиков в спекулятивных фондовых операциях. Однако, желая предстать в образе «нравственного опекуна» современного бизнеса, Св. Престол на словах всячески ратовал за прозрачность финансов и демонстрировал готовность осудить наиболее позорные и компрометирующие его виды деятельности. Это было тем более актуально, что в 2008–2009 годах Католическая церковь вновь оказалась вовлечена в ряд скандалов, связанных с участием католических орденов в инвестировании в «неэтичный» бизнес, вплоть до порнографии. Так, старейший в Германии Pax-Bank, созданный католическими монахами, был обвинён в нарушении канонов христианской морали за вложение средств в ценные бумаги американского производителя фармакологической продукции Wyeth, производящего противозачаточные средства, а также в акции международного концерна ВАЕ Systems, специализирующегося на производстве атомных подводных лодок, ракетных систем и боевых самолётов. Самые крупные инвестиции Pax-Bank произвёл в табачную индустрию, приобретя акции British American Tobacco и Imperial Tobacco на сумму свыше 870 тысяч евро.

Главный же скандал вновь оказался связан с Банком Ватикана: едва Готти Тедески в качестве главного специалиста по «финансовой этике» приступил к «отмыванию» имиджа ИДР, как уже в декабре 2009 года прокуратура Италии занялась расследованием схемы отмывания денег ИДР через счета крупнейшего итальянского банка UniCredit. В сентябре 2010 года в отношении Тедески было возбуждено уголовное дело, в результате которого он вместе с генеральным директором ИДР Паоло Чиприани оказался под следствием. Банк был заподозрен в нарушении закона об обеспечении прозрачности деятельности, поскольку собирался перевести 23 миллиона евро со своего счёта в итальянском банке Cr'edito Artigianato в немецкий филиал банка JP Morgan и 3 миллиона евро — в Banca del Fucino на счета неизвестных лиц. Как выяснилось, за 8 лет через один из этих счетов было переведено более 180 миллионов евро. Посчитав, что операция может быть классифицирована как отмывание денег, правоохранительные органы наложили арест на эти средства, фактически впервые применив столь строгую меру в отношении активов банка Ватикана[859].

Показательно, что именно тогда, когда «оплот» католических финансов вновь оказался в центре скандала, в Москве был организован российско-итальянский симпозиум с участием банкиров Ватикана на тему «Этические аспекты банковской деятельности и социальная роль банков: опыт России и Италии»[860]. Он прошёл с 11 по 12 октября по инициативе Фонда кардинала Поля Пупара (почётного президента Папского совета по культуре и бывшего президента Папского совета по межрелигиозному «диалогу»), а организаторами его выступили Отдел внешних церковных связей Московского патриархата, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, Экспертный совет «Экономика и этика» при патриархе Московском и всея Руси, итальянская Банковская группа «UBI Banca» при поддержке Российско-итальянского Форума-диалога по линии гражданских обществ Внешэкономбанка и фонда имени святителя Григория Богослова. Как было подчёркнуто в зачитанном на Симпозиуме послании папского нунция в России архиепископа Антонио Меннини, тема встречи «необычна», но «интересна».

Действительно, для православного человека тема эта является крайне необычной, поскольку в его сознании деятельность современного банка как учреждения, существующего за счёт взимания процента, испокон веков осуждаемого Церковью, плохо согласуется с христианской этикой. Совершенно очевидно, что эта тема навязывается обмирщённым католицизмом в целях приобщения нас к продвинутому, модернизированному пониманию современных процессов, освобождённому от основополагающих положений христианского мировоззрения. У нас уже широко распространены такие немыслимые словосочетания, как «православная политика», «православное предпринимательство». Теперь же теоретики от религии превзошли самих себя, введя понятие «православный банкинг». Вопрос о возможности последнего поставил на Симпозиуме ответственный секретарь Патриаршего совета «Экономика и этика» П. Шашкин, использовавший в своём выступлении такие понятия, как «христианские финансовые инструменты», «христианская система микрокредитования» и прочие.

На Симпозиуме были высказаны общие идеи о необходимости формирования «нового синтеза между финансовой сферой и нравственностью», выработки «высоких стандартов» экономической и банковской этики, но всё это являлось лишь перепевами положений уже упомянутой папской энциклики Caritas In Ven'iate, ратующей лишь за более справедливое распределение в рамках существующей системы процентной экономики. Так, выступавший на встрече председатель Совета директоров крупнейшего итальянского банка Intesa Sanpaolo А. Фалико, выделив в качестве главной причины мирового финансового кризиса нарушение этических принципов в экономике, призвал к «глубокому переосмыслению целей и задач капитализма», к построению «реально демократической экономики» на основе «справедливого распределения», что было названо им «культурно-этической революцией». Другие пути выхода из кризиса, связанные с постановкой под вопрос нравственной легитимности самого процента и обусловленного им долгового характера современной экономики, не обсуждались, и не случайно опыт советской экономики, включая социалистические финансы, не только не рассматривался как потенциально востребованный, но, напротив, был категорически осуждён. Как отметил президент Ассоциации российских банков Г. Тосунян, в России существует «отторжение банковской деятельности, её непонимание», что связано с предыдущим 70-летним опытом — когда банковская деятельность, как и любая коммерческая, была практически под запретом. С восстановлением рыночных отношений, указал он, восстанавливается и духовность — «это не противоположные грани». В качестве образцов такой духовности он привёл «Кодекс чести банкира» 1992 года и «Кодекс этических принципов банковского дела» 2008 года, представленный на XIX съезде Ассоциации российских банков.

Оценивая в целом данную «финансово-этическую» инициативу руководства РПЦ и Ватикана, можно сказать, что она стала очередной «инновационной» попыткой подготовить почву для создания некоего единого «христианского» банковского пространства, вполне вписывающегося в православно-католический «диалог». Тем более что данный Симпозиум было предложено превратить в постоянно действующий, и, действительно, за ним последовали ещё три (последний — в 2013 г.). Более того, для совместного внедрения принципов «корпоративной социальной ответственности» по инициативе Московского патриарха Кирилла и Фонда кардинала Поля Пупара был создан российско-итальянский координационный совет «Этическое предпринимательство», деятельность которого согласуется с «планами по присоединению к инициативе ООН PRME-Principles for Responsible Management Education[861].

При изучении финансов Ватикана особый интерес представляет рассмотрение деятельности Банка Сантандер — главной финансовой группы Испании, занимающей одно из ведущих мест в Великобритании и ряде стран Латинской Америки и 37-е место в списке крупнейших компаний по версии Forbes за 2016 год, в том числе 20-е — по активам.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Бывший глава банка Сантандер Эмилио Ботин


Это тот самый банк, итальянский филиал которого возглавлял Готти Тедески. Во-первых, Сантандер также близок к «Опус Деи»: с ним был связан тогдашний президент Банка миллиардер Эмилио Ботин[862] (скончался 9 сентября 2014 года), чья жена Палома О’Шеа является супернумерарием ордена (считается, что именно Ботин ввёл Готти Тедески в ближайшее окружение Бенедикта XVI)[863]. Во-вторых, Банк входит в важнейшую ротшильдовскую структуру — Интер-Альфа группу, созданную ещё в 1971 году, как раз когда в США было отменено золотое обеспечение доллара, что положило начало демонтажу бреттон-вудской системы.

Интер-Альфа группа представляет собой банковский консорциум, возглавляемый Королевским банком Шотландии (RBS) и объединяющий 11 контролируемых Ротшильдами ведущих европейских банков, среди которых нидерландский ING Group, французский Soci'et'e G'en'erale, ирландский AIB Group, итальянский Intesa Sanpaolo (представитель которого А. Фалека как раз и присутствовал на банковском симпозиуме в Москве), португальский Novo Banco, Национальный банк Греции и другие[864]. Королевский банк Шотландии, сумма активов которого в 2008 году составляла 3,5 миллиарда долларов, обслуживает королевскую семью Великобритании и входит также в Европейский круглый стол по вопросам финансовых услуг (ЕКСФУ), который в своих отчётах в эти годы активно отстаивал концепцию создания единого надзорного и контрольного органа (the lead supervisor concept) в качестве наиболее продуктивного средства интеграции европейских финансовых рынков. Данный орган должен стать «мегарегулятором» деятельности всех трансграничных финансовых организаций.

Вот что пишет исследователь Д. Хёфле о деятельности этой группы: «Реальная власть Интер-Альфа Труп не в банках как таковых, а в изменениях, которые Интер-Альфа Труп навязала мировой экономике. Интер-Альфа превратила мировую финансовую систему в гигантское казино, площадку для игр инвестиционных банков, спекулятивных отделений коммерческих банков, хеджевых фондов и других, так что они могут играть как своими, так и чужими деньгами. Это казино прямо или косвенно контролирует до 70 % всех мировых банковских активов. В здоровой и регулируемой банковской системе коммерческие банки помогают развитию местной и региональной экономики… Олигархия, ярким примером которой является Интер-Альфа Труп, действует наоборот. Сеть её банков высасывает капитал из регионов и направляет его на мировые рынки, где его можно использовать для спекуляций, манипуляций и подчинения народов планеты. Такие банки не кормят своих клиентов, они их грабят. Интер-Альфа Труп и породившая её империя создали величайший финансовый пузырь в истории. Создан огромный долг; этот долг потом использован как актив для раздувания пузыря деривативов на триллионы долларов. Эта огромная масса фиктивной стоимости привела к раздуванию финансовых рынков, которые сегодня владычествуют в мировой экономике. Игра казалась такой прибыльной, что деньги со всего мира всасывались пылесосом в машину деривативов, а на поддержание реальной экономики оставались крохи. Остатки экономики засыхали с предсказуемо ужасными последствиями для народа. И всё это время рост казино выдавался как подтверждение роста экономики. Но это не так: росла опухоль, пациент умирал»[865].

Действительно, со многими из упомянутых банков связаны различные скандальные истории. Так, португальский Banko Espirito Santo известен как «сверхпреступный банковский и страховой гигант»[866], а итальянский Intesa Sanpaolo наряду с Банком Ватикана пребывал в эти годы в центре расследования итальянской прокуратуры. Что же касается банка Сантандер, то имя его президента Ботина не раз всплывало в связи с торговлей наркотиками. Так, в сентябре 2004 года постоянный подкомитет Сената США по расследованиям вынес строгое предупреждение банкам Сантандер и HSBC за слабый контроль за соблюдением мер по предотвращению отмывания денег и за получение подозрительных переводов на 35 миллионов долларов от лица, подозреваемого в наркоторговле из Экваториальной Гвинеи[867].

С самого своего основания в 1857 году финансовая структура Сантандер находится в сфере влияния группы Ротшильдов, с которой связаны представители семейства Ботин, изначально возглавлявшие данный банк. Благодаря этим связям ему удалось осуществить крупномасштабное расширение своей сети сначала по всей Испании, затем провести финансовую экспансию в Латинскую Америку (Аргентину, Мексику, Бразилию, Чили и др.), в которой ему принадлежат 10 % всех банковских активов[868], и, наконец, закрепить своё присутствие в Европе, заключив стратегический союз с Королевским банком Шотландии, под управлением которого он фактически и находится в настоящее время. Учитывая, что с британскими банковскими домами и с Ротшильдами крепкие исторические связи имеет и другой крупнейший банк Испании — Бильбао Визкайя Архентария (BBVA) и что вместе с банком Сантандер в 2010 году он контролировал 56 % испанского банковского капитала, можно считать, что банковская система Испании, по своей сути, как пишет известный американский экономист Л. Ларуш, является филиалом Лондона[869]. Не случайно, когда в условиях финансового кризиса Еврокомиссия потребовала от Шотландского банка в обмен на финансовую помощь выставить на продажу 700 его филиалов, именно банк Сантандер предложил выкупить 318 из них, хотя он уже владел 1,3 тысячи различных подразделений RBS. Данный вопрос до сих пор является предметом переговоров между банками[870].

В своих отчётах банк Сантандер предстаёт в качестве процветающего банка. В 2009–2010 годах он опережал по годовой прибыли Bank of America, JP Morgan, Union Bank of Switzerland и тот же RBS. Между тем, вся империя банка Сантандер представляет собой, по выражению исследователя Д. Смолла, лишь «огромных размеров куклу без серьёзных основательных активов»[871]. Главные свои прибыли Банк получает за счёт раздувания огромного спекулятивного пузыря в Бразилии, Великобритании и Испании. В Бразилии — от операций по «кэрри-трейд» с бразильскими государственными обязательствами, представляющими собой громадную финансовую пирамиду, а в двух других странах — от операций с деривативами на недвижимость, в результате которых у Сантандера накопились огромные токсичные активы, приведшие к резкому возрастанию невозвратных долгов в испанской банковской системе[872]. Однако Эмилио Ботин никогда не видел никаких проблем и стремился превратить свой банк в первый по величине банк Англии по объёмам рынка, прибыльности и рентабельности. Как написал Д. Смолл, «таким трофеем Ботин и его английские покровители будут гордиться, даже если бы вся мировая финансовая система одновременно отправилась в небытие. Но синдром Сантандера — смертоносное жульничество, от которого патриоты России, Китая, Индии должны держаться подальше»[873].

Именно к этим странам банк Сантандер проявил особый интерес, выразившийся в разработке Фондом М. Ботина (личным фондом семейства Ботина) своего собственного проекта БРИК, в соответствии с которым с 2006 по 2009 год в штаб-квартире Фонда в Мадриде проводились ежегодные встречи с представителями политических кругов Китая, Индии, России и Бразилии для частных обсуждений вопроса о том, какой должна быть ориентация той или иной страны. В 2009 году семинар, проводимый Фондом, был посвящён стратегическому и экономическому курсу России.

В 2009–2011 годах банк Сантандер развил в нашей стране необычайную активность, действуя через своё подразделение «Сантандер Консьюмер Финанс, С.А.». Хотя его специализацией являлось автомобильное кредитование клиентов, главным направлением его деятельности стало совсем другое: Сантандер вполне заменил собой фонд Сороса, сконцентрировавшись на научно-образовательных проектах.

Дело в том, что в банке Сантандер существует отдельное глобальное подразделение, называемое «Университеты Сантандер», отвечающее за реализацию программы сотрудничества с академическими сообществами в различных странах мира (главным образом, в Латинской Америке). Данное подразделение осуществляет поддержку университетов, с которыми у Банка имеется соглашение о сотрудничестве, и проводит различного рода поощрительные мероприятия: предоставление стипендий на обучение, организацию проектов для преподавателей и исследователей, поощрение развития отношений между университетами и бизнес-сообществом. В период с 1996 по 2008 год на эти цели было направлено около 590 миллионов евро, а в 2015 году — 160 миллионов евро, и банковский проект охватывал 1198 образовательных учреждений в 20 странах, со многими из которых он поддерживает тесные партнёрские отношения[874]. Банк финансирует также социальный проект «Универсиа» для университетов испаноязычного ареала, в рамках которого осуществляется сотрудничество по трём направлениям: мобильность студентов, мобильность преподавателей и совместные научные исследования. Ректоры университетов-участников ежегодно собираются на конгрессы. В частности, на Конгрессе 2014 года в Рио-де-Жанейро одним из самых обсуждаемых стал вопрос активного использования Интернет-обучения, которое, как считается, «способно совершить революцию в современной системе образования». «Универсиа» также является наиболее масштабным Интернет-проектом по взаимодействию студентов и преподавателей Испании, Португалии и стран Латинской Америки. Число пользователей учебного испаноговорящего портала в 2015 году достигло почти 9,5 миллиона человек, а информация по программам образования и предложениям работодателей была доступна на 14 миллионах веб-страниц[875].

С 2008 года банк Сантандер сотрудничает с колледжем Бабсона (США), считающимся одной из лучших в мире школ бизнеса и культуры предпринимательства. Его образовательные программы, «повышающие дух предпринимательства», стали внедрять в вузы, входящие в программу «Университеты Сантандер». Для этого был также создан центр анализа «Умной университетской карты», которую банк Сантандер выпускает в 200 университетах Испании, Португалии и Латинской Америки. Она представляет собой соединение возможностей ГО карты студента и банковской карты: с её помощью студент может удостоверять свою личность и расплачиваться на территории кампуса за любые услуги, например за Интернет. Аналитический центр вместе с членами сообщества колледжа Бабсона занимается исследованиями, целью которых является изучение дополнительных возможностей карты, которые появятся благодаря использованию в ней новых микропроцессорных технологий[876].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Эмилио Ботин во время подписания соглашения о сотрудничестве с ГУ-ВШЭ


В России соглашения с банком Сантандер заключили 8 ведущих вузов страны[877], в которых в том числе были созданы исследовательские центры по вопросам международных финансов и культуре предпринимательства (на базе уже указанного колледжа Бабсона). О том, как, именно банк Сантандер понимает эту культуру, хорошо свидетельствует следующий эпизод. Когда Эмилио Ботин подписывал в Москве соглашение о сотрудничестве с НИУ Высшей школы экономики (ВШЭ) и предложил гостям церемонии посмотреть небольшой ролик о Банке, один из руководителей ВШЭ под впечатлением просмотра вспомнил высказывание частного банкира короля Эдурда VI Эрнеста Касселя, изложившего суть своего ремесла следующим образом: «Когда я был молодым и только начинал финансовые операции, меня многие считали игроком; потом мои операции увеличивались, увеличивались, меня начали считать спекулянтом. Затем, когда мои операции стали очень большими, все начали считать, что я банкир. В действительности всё это время я делал одно и то же дело»[878].

Таким образом, деятельность группы «Сантандер» стала уникальным примером инновационного глобально-сетевого проекта, когда частный банк, объединяя вокруг себя ведущие университеты мира, формирует фактически собственную транснациональную образовательную систему («Сантандер-сеть»), Пытаясь осуществить органический синтез ростовщически-спекулятивных и высокоидейных начал, банк Сантандер стал, по сути, олицетворением союза бизнеса с «инновационным католицизмом» опусдеистского толка.

Ватикан возлагает большие надежды на деятельность «Опус Деи» в России. Официальное представительство ордена было открыто здесь в декабре 2007 года (Россия оставалась последней из крупных стран, где эта организация не была представлена). Но уже и до этого, как заявил представитель организации А. Хавард, сотрудники «Опус Деи» работали на нашей территории уже в течение 15 лет. Так что, видимо, почва оказалась настолько подготовленной, что руководство сочло возможным перевести организацию на «легальный» статус. И это было не начало пути, а переход от подготовительной к активной фазе деятельности. В этом смысле очень многозначительно прозвучали слова, сказанные Бенедиктом XVI во время его визита в Баварию в сентябре 2006 года: «Я уверен, что и на так называемом Западе, здесь, в Германии, и на просторах России мы можем пожать богатую жатву»[879].


Глава 33. Глобальная этика на иудейской основе | Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом | Глава 35. «Ватиликс», или Как «уходили» папу