home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35. «Ватиликс», или Как «уходили» папу

Весной 2012 года в Риме началась интенсивная информационная атака на Ватикан. Но на этот раз она отражала уже не традиционную борьбу за власть между различными группировками внутри Ватикана, а более серьёзные процессы, связанные с изменениями в системе глобального управления и переходом транснациональных банков к системе тотального контроля за мировыми финансами. Несмотря на все старания идти в ногу со временем и проводить политику, соответствующую требованиям эпохи глобализации, Бенедикт XVI так и остался в глазах многих сильных мира сего «несовременным».

Уже выход в свет книги Нуццо «ООО Ватикан» свидетельствовал о том, что речь идёт не просто о критике, а о начале кампании по дискредитации Св. Престола. Деятельность поставленного после этого во главе Банка Готти Тедески, призванного вывести финансы Ватикана на новый уровень «прозрачности», закончилась также скандалом. После того, как в сентябре 2010 года в отношении Тедески было возбуждено уголовное дело, началось следствие, в ходе которого наружу стали всплывать факты, свидетельствовавшие о том, что вокруг Банка идёт борьба двух сил: партии «прозрачности» и партии «теневиков», покрывающих коррупционных итальянских чиновников и бизнесменов. Яркими представителями последних были П. Чиприани и заведующий Отделом международных отношений итальянского телевидения КА1 Марк Симеон, который выступал в качестве доверенного лица госсекретаря Ватикана кардинала Тарчизио Бертоне, известного своими консервативными взглядами. Опасаясь широкой огласки, Ватикан вынужден был издать официальную ноту, в которой потребовал от римских властей, чтобы они «надлежащим образом оценили и уважали суверенные прерогативы, признанные за Св. Престолом международными порядками». Но одновременно под давлением событий он решил кардинально изменить ситуацию, превратив «прозрачность» в главный лозунг дня.

Ватикан решил получить международное признание в качестве структуры, соответствующей законам против отмывания денег и финансового терроризма, отвечающей международным стандартам и пользующейся полным доверием у европейских и американских банковских институтов. Для этого Св. Престол стал добиваться включения его в так называемый «белый список» FATF (ФАТФ — Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег). Эта межправительственная организация была создана в 1989 году по решению стран «Большой семёрки» для выработки мировых стандартов противодействия отмыванию преступных доходов и реализации коллективных мер по борьбе с легализацией незаконных средств и проведения постоянного мониторинга деятельности различных компаний и организаций. По результатам мониторинга ежегодно формируется три списка стран в зависимости от степени их открытости: «белый» (страны, выполняющие все её рекомендации), «серый» (страны, де-юре подтверждающие готовность выполнять, но де-факто не выполняющие эти обязательства) и «чёрный» (страны, не подписавшие соглашения об обмене налоговыми данными и не принимающие никаких мер).

Уже 30 декабря 2010 года папа подписал Закон о борьбе с отмыванием средств, полученных преступным путём, и подготовил специальный свод правил, регламентирующих денежные переводы (введено от 4 до 12 лет наказания за отмывание денег и 15 лет за «финансовый терроризм»). В качестве контролирующего органа при ИДР было создано специальное Управление финансовой информации (УФИ), занявшееся мониторингом денежно-кредитной и коммерческой деятельности Ватикана и вступившее во взаимодействие с международными организациями, занимающимися прозрачностью финансовых потоков. Ватиканом было послано обращение в MONEYVAL — Экспертную группу Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма — о признании его финансовой организацией, соответствующей международным нормам. MONEYVAL взялся за проверку работы Банка Ватикана, намереваясь обнародовать результаты и определить, придерживается ли последний международных стандартов или нет. После этого летом 2011 года ИДР были возвращены его арестованные деньги, а дело против Тедески свёрнуто.

Опубликованный по результатам проверки первый отчёт MONEYVAL отметил несовершенство УФИ, продолжавшего зависеть от Св. Престола. Тогда в январе 2012 года Ватикан принял новый Закон № 159 «О финансовой прозрачности», в разработке которого участвовал уже американский юрист Джеффри Лена. Он значительно расширил «принудительные» полномочия УФИ, превратив его в реальный орган контроля над всеми зависящими от Св. престола органами, включая и Банк Ватикана, и Госсекретариат. Однако поскольку Госсекретариат обладает очень большим весом, УФИ не удалось осуществить в отношении него в полной мере свои контрольные функции.

Вот тут итальянские СМИ и приступили к операции «Ватиликс», превратившейся в мощный фактор давления на Св. Престол. Уже с января 2012 года в прессе стали публиковаться секретные и конфиденциальные документы Ватикана, касающиеся отдельных вопросов жизни Св. Престола. В феврале этот процесс принял регулярный характер, а в марте масштаб утечек стал настолько велик, что папа приказал начать расследование, которое было поручено корпусу ватиканской жандармерии и кардиналам.

Затем последовали новые шаги. В феврале финансовый холдинг JP Morgan Chase в Милане предупредил Ватикан о закрытии его счёта из-за отсутствия соответствующей информации о переводимых деньгах, что и было сделано 30 марта и означало «разрыв» с Банком Ватикана[880]. А Госдепартамент США впервые включил Ватикан в список стран, уязвимых для отмывания денег.

И, наконец, в мае выходит наделавшая столько шума вторая книга Д. Нуцци «Его Святейшество», содержащая секретную переписку Бенедикта XVI с его помощниками, а также копии документов, связанных с деятельностью Фонда Йозефа Ратцингера, которые не предназначались для архива Св. Престола и могли быть взяты только с рабочего стола понтифика или его секретаря. Есть в ней и материалы, посвящённые ИДР и свидетельствующие о царящих в Ватикане коррупции, кумовстве, неграмотном ведении дел и ошибках менеджмента. В переведённый в рекордные сроки на немецкий язык вариант книги была добавлена специальная глава, посвящённая отнюдь не идиллическим отношениям понтифика с немецкими епископами и показывающая всю внутреннюю кухню Ватикана. Автор фактически противопоставил друг другу крайне либеральную Немецкую церковь и консервативное руководство Св. Престола, создавая образы разных миров, которые уже почти невозможно объединить.

Очевидно, что книга Нуцци уже не просто вскрыла недостатки Ватикана. Выведя наружу информацию, касающуюся внутренних механизмов осуществления власти понтифика и выставив в негативном свете и папу, и его секретаря, и особенно кардинала Бертоне, препятствовавшего борьбе с коррупцией и злоупотреблениями, она сработала на дискредитацию самой системы управления Св. Престолом.

Это вызвало соответствующую реакцию и папы, и общественности. Заподозренные в утечке информации лица тут же понесли наказание. 23 мая был арестован и отдан под суд Св. Престола папский камердинер Габриэле, что стало драматической кульминацией скандала, поскольку последний был наиболее близкой к папе фигурой, которому тот абсолютно доверял. Камердинер признался на следствии в том, что он действительно крал документы, но руководствовался исключительно любовью к папе, чтобы вывести на чистую воду тех, кто препятствовал борьбе с коррупцией.

Другим наказанным стал Готти Тедески. Буквально на следующий день после ареста камердинера он был уволен с поста президента ИДР по настоянию Бертоне и в соответствии с единогласным решением Совета директоров Банка Ватикана. По официальной версии, он был снят «за неспособность выполнять свои основные обязанности», то есть за то, что не обеспечил необходимой «прозрачности» деятельности Банка. Однако, видимо, главной причиной отставки была как раз слишком хорошая осведомлённость о счетах политиков, различных теневых посредников и высокопоставленных чиновников, а также лиц, которые, скорее всего, служили прикрытием мафии. Не случайно со стороны руководства ИДР в его адрес прозвучало обвинение в передаче конфиденциальной информации в прессу.

Однако расправа над такими значимыми фигурами Ватикана была настолько скорой и «щадящей», что оставила противоречивое впечатление и свидетельствовала о желании руководства скрыть сообщников и соучастников из числа высокопоставленных церковных иерархов. Процесс над камердинером прошёл удивительно быстро (в течение одной недели) и рассматривал в основном процедурные вопросы. Все попытки Габриэле рассказать о своих многочисленных конфидентах были пресечены, а выступления сторон прошли в телеграфном стиле. По версии суда, тысячи конфиденциальных документов были похищены камердинером в одиночку и исключительно по его собственной инициативе. При этом хотя опубликована была только небольшая часть похищенных документов, вопрос о том, где находятся остальные материалы, поднят не был. Наконец, сами действия Габриэле были квалифицированы как простая кража, а не как нарушение тайны переписки главы государства, что могло быть приравнено к подрыву государственной безопасности Ватикана и грозило 30-ю годами тюрьмы. Виновного же в итоге приговорили к 3 годам лишения свободы, которые тут же с учётом смягчающих обстоятельств были сокращены до полутора лет, что удовлетворило все стороны.

Интересно также, что пока продолжалось следствие, произошло таинственное событие: бесследно исчез бывший хакер, взятый на службу в Ватикан в качестве главного компьютерщика. Этот «папский инженер» держал в своих руках все коды для входа в компьютерную систему Ватикана (считающуюся аналогичной системе американских спецслужб) и хранил множество секретов, включая и те, что касались скандального опубликования внутренних документов. Ему были известны все контакты и внутренние шифр-коды Банка Ватикана и, возможно, тайны так называемых «воронов» — людей, распространивших ватиканские письма[881].

3 июня произошло ещё одно событие, оставшееся неосвещённым прессой: необъявленный визит в Ватикан вице-президента США Джозефа Байдена (католика), проведшего с папой незапланированную закрытую встречу[882].

Позже вскрылись важные подробности, связанные с подноготной этих событий и изложенные журналистом Уэйном Мэдсеном. Как было указано в его публикации в Intrepid Reporf[883], скандал этот стал большей частью делом рук тогдашнего руководителя Отдела информации и регулируемых вопросов в Белом доме Касса Санстей-на, считавшегося главным юридическим советником президента Барака Обамы. Когда был запущен «Викиликс», ставший одной из операций психологической войны, именно Санстейн обеспечил ему первое проникновение на страницы ведущих американских СМИ.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Касс Санстейн


В январе 2008 года в работе о «теории заговора», подготовленной для Гарвардского юридического колледжа, он настаивал на том, что Правительство США должно использовать группы тайных агентов или «псевдонезависимость» агентов влияния для «инфильтрации в экстремистские группы», под которыми понимаются организации, веб-сайты и отдельные активисты, по выражению Санстейна, произвольно интерпретирующие «фальшивые теории заговора», то есть, если говорить простым языком, обличают империализм. И делать это надо, чтобы увести широкую общественность от дискуссий о нежелательных для правительства переменах в экономической политике и ограничении власти олигархов[884].

Весной 2012 года Санстейн объявил своему ближайшему окружению: «После «арабской весны» у нас будет «ватиканская весна»». По модели проекта «Викиликс» и стали раскручивать «Ватиликс»[885].

Непосредственной причиной этого решения, по информации Мэдсена, стала поддержка Ватиканом инициативы блока БРИКС по реорганизации мировой финансовой системы в целях создания собственной системы расчётов, к которой могли присоединиться страны Латинской Америки и «Арабской дуги». И чтобы не допустить даже какого-либо намёка на финансовую самостоятельность, и началось беспрецедентное давление на понтифика в интересах банковского картеля Сороса-Ротшильда, Европейского центрального банка и Всемирного банка / МВФ. И именно Санстейн и его коллеги из Минфина стояли за решением Госдепартамента США включить Ватикан в список стран, уязвимых для отмывания денег[886].

Все действия руководства Св. Престола свидетельствовали о попытках скрыть внутренние процессы, связанные с планами серьёзной перестройки системы управления Ватикана и перевода его под тотальный контроль мировой финансовой элиты. И борьба внутри Римской курии по вопросу о «прозрачности» отражала не просто борьбу за власть между консерваторами и либералами в преддверии завершения понтификата Ратцингера, а противостояние двух разных стратегических линий[887]. Одна исходила из необходимости сохранения Ватикана как суверенного государства, которое обеспечивает безупречное управление с помощью внутреннего контроля. Другая — из необходимости открытого включения его в современную систему глобального контроля в качестве квазигосударственного образования, находящегося «на посылках» у «большого брата».

Те силы, что требовали «прозрачности» Ватикана (а именно такова, по словам Нуцци, была главная цель начатой им кампании), представляли интересы глобальной финансовой мафии, которая под видом борьбы с национальными мафиози и коррупционерами совершает демонтаж национальных государств как таковых. Теперь дошла очередь и до Ватикана, который, как и Израиль, в глазах глобальных элит отыграл свою роль в качестве политического проекта. Как написал итальянский публицист, специалист по Ватикану Витторио Мессори, «Римская курия всегда была гнездом гадюк. Но в своё время она была, по крайней мере, самой эффективной государственной структурой в мире. Она руководила империей, над которой никогда не заходило солнце, и имела дипломатию, которой не было равных. Что от всего этого осталось сегодня?»[888].

Пожертвовав камердинером и главным специалистом по «финансовой этике», партия «прозрачности» (куда, по сообщениям, входил и бывший госсекретарь Ватикана Карло Вигано, ставший весной 2011 г. апостольским нунцием в Вашингтоне) лишь укрепила свои позиции: отдав дань приличию («наказав» за оскорбление государства), она сохранила в своих руках основные рычаги давления — мощный информационный компромат (который мог быть запущен в любой нужный момент) и крепнущие связи с международными финансовыми институтами, которым и планировалось передать реальный контроль над финансами Ватикана. Об этом свидетельствовали последующие события.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Апостольский нунций в Вашингтоне арихепископ Вигано


18 июля 2012 года MONEYVAL опубликовал второй доклад, в котором были изложены результаты проверки финансовой деятельности Ватикана, показавшей, что, хотя Св. Престол и «проделал большой путь за очень короткое время», эта деятельность пока не соответствует международным стандартам, и, следовательно, само государство не может претендовать на место в списке финансово добросовестных стран. Из 16 ключевых международных критериев борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма Банк Ватикана соблюдал лишь 9. Наибольшее же недовольство опять вызвала работа УФИ, которую нашли неудовлетворительной в силу его фактического бездействия.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Финансовый эксперт Рене Брюлхарт


Эти оценки стали очередным стимулом к дальнейшему реформированию Ватикана, особую роль в котором призван был сыграть приглашённый сюда в сентябре в качестве советника, а затем директора УФИ (президентом которого был кардинал Аттильо Никора) один из ведущих специалистов по борьбе с «грязными» деньгами 40-летний швейцарский адвокат и финансовый эксперт из Фрибурга Рене Брюлхарт, прозванный журналистами «Джеймсом Бондом финансового мира»[889].

С 2010 по 2012 год он был вице-президентом группы «Эгмонт» — неформальной организации, созданной в 1995 году и объединяющей подразделения финансовой разведки 100 стран мира для сотрудничества в области обмена информацией и борьбы против отмывания денег и финансирования терроризма (штаб-квартира в Брюсселе). В течение восьми лет он возглавлял подразделение финансовой разведки Лихтенштейна, работая над «очищением» имиджа этого известного «налогового оазиса», избавляя его от репутации «всемирной прачечной». В итоге в 2009 году Лихтенштейн был исключён из «чёрного» списка и получил репутацию «оазиса стабильности»[890]. Теперь перед Брюлхартом была поставлена задача вывести и Ватикан на такой уровень открытости, который позволил бы ему войти в «белый» список ФАТФ и в группу «Эгмонт».

Работать над перестройкой Св. Престола финансовый эксперт стал совместно с другим приглашённым специалистом по «имиджу», высокопоставленным членом «Опус Деи», американским журналистом из римского отделения американского канала FOXnews Грегом Бёрком, назначенным на должность старшего советника по коммуникациям в Госсекретариате Ватикана. Последний имеет богатый опыт работы в ведущих западных агентствах и газетах (Reuters, United Press International, National Catholic Register, Time, Fox News). Если ко всему этому добавить тот факт, что во главе группы советников по вопросам внешней политики Ватикана стоял бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, иудей по вероисповеданию, приглашённый Бенедиктом XVI в 2007 году,[891] то смысл происходящего «обновления» Ватикана становится достаточно ясным. В какой мере можно говорить о суверенности государства, если его финансовые, внешнеполитические и коммуникационные функции переходят под контроль внешних сил?


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Советник по коммуникациям Грег Бёрк


Однако Бенедикт XVI не устраивал не только мировых финансовых тузов, но и тесно связанную с ними содомистскую мафию внутри Ватикана, рассматривавшую его как препятствие на пути либертарианской перестройки католицизма в целях встраивания его в «новый сексуальный порядок». Мафия готовила переворот, для чего параллельно с финансовым скандалом ею была раскручена иезуитская по своей сути антигомосексуальная кампания, которая должна была представить папу неспособным навести внутрицерковный порядок и его дискредитировать.

Уже в мае 2012 года началась кампания, связанная с поиском тела пропавшей ещё в 1983 году Эмануэлы Орланди, дочери сотрудника Банка Ватикана, знавшего о его тайных махинациях. Кампания проводилась под лозунгом «Эмануэла Орланди была похищена для секс-вечеринок в Ватикане!». Затем, в декабре того же года, СМИ распространили информацию о секретном 300-страничном докладе папе о нетрадиционной сексуальной ориентации представителей высшего католического руководства. Однако о «нравственном облике» «святых отцов» понтифик и так был хорошо информирован. Вспомнить хотя бы, какие усилия были предприняты им, чтобы замять скандал с гомосексуальностью Марсиаля Масиеля, основателя «Легиона Христа». Так что поразить папу моральным обликом высшего клира вряд ли было возможно, но вот раструбить об этом на весь мир понадобилось именно в этот момент.

Таким образом, информационная война против Ватикана приняла всеобъемлющий характер и распространилась на все стороны его деятельности — финансовую, административную, политическую и религиозную. Цель была одна — доказать несостоятельность руководства Св. Престола и его неспособность управлять Церковью, нуждающейся в коренных переменах.

1 января 2013 года финансовые круги перешли к заключительной стадии операции «ватиканская весна». Центробанк Италии приостановил обработку всех операций по банковским картам и всех электронных платежей на территории Ватикана опять-таки по причине несоблюдения Св. Престолом в полном объёме международных правил борьбы с отмыванием финансовых средств. Считается, что за месяц объём потерь Ватикана вследствие этого (а по картам происходят и оплата билетов в музей, и покупка сувениров) составил около 1,7 миллиона евро.

Тогда же и содомистская мафия перестала скрывать свои планы. Главную ставку в этом вопросе она сделала на председателя Понтификального совета по делам семьи, уже известного нам архиепископа Винченцо Палья (ныне он возглавляет Папскую академию жизни), который в февраляе месяце заявил, что существуют «различные формы семейных союзов» и что необходимо бороться за снятие наказания за гомосексуализм, заслужив крайне позитивную оценку лидера итальянского содомистского сообщества.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Архиепископ Палья и митрополит Иларион на конференции в защиту семьи в Риме, ноябрь 2013 г.


Палья является не только защитником «прав геев», но и большим специалистом по «диалогу» и в своё время возглавлял Комиссию по экуменизму и диалогу Итальянской епископальной конференции, был одним из основателей Общины св. Эгидия и организовывал экуменические и межрелигиозные встречи. Кстати, именнно он способствовал предоставлению почётного звания honoris causa митрополиту Кириллу (Гундяеву), когда тот возглавлял ОВЦС.

Видимо, в тех условиях, когда растущее давление на папу приобрело откровенно грубые формы, Бенедикт XVI осознал невозможность продолжать дальше свой курс лавирования, поскольку он становился уже опасным: старожилам Ватикана ещё памятна была печальная судьба папы Иоанна Павла I, приступившего к реформированию финансовых структур и умершего через 33 дня после начала понтификата.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Торжества в Ватикане по случаю 900-летия Мальтийского ордена


В этих условиях к делу подключились уже ведущие специалисты по переговорным процессам — рыцари Мальтийского ордена. 9 февраля 2013 года в Соборе св. Петра в Ватикане в честь ордена, отмечавшего своё 900-летие, открылись торжества, на которые прибыло более тысячи рыцарей и леди для получения благословения Бенедикта XVI. С мальтийцами папа провёл несколько часов, all февраля он заявил о своём решении отречься от престола 28 февраля. В зачитанном им тексте, в частности, говорилось: «…в сегодняшнем мире, подверженном стремительным переменам и взволнованном вопросами величайшей важности для жизни в вере, чтобы управлять лодкой святого Петра и возвещать Евангелие, необходима энергия как тела, так и духа, а энергия эта в последние месяцы настолько угасла, что я вынужден признать свою неспособность должным образом исполнять вверенное мне служение»[892].

Буквально на следующий день на территории Ватикана были возобновлены операции по банковским картам, а 15 февраля (как раз в день рождения ордена) папа отдал своё последнее распоряжение: новым директором Банка Ватикана был назначен кавалер Мальтийского ордена, немецкий юрист и финансист Эрнст фон Фрайберг, являющийся специалистом по слиянию и поглощению финансового бизнеса. Именно он и должен был организовать перевод финансовой системы Ватикана под прямой контроль мировых финансовых кланов. Интересно, что Бенедикт XVI никогда не виделся с новым директором, а сама его кандидатура была предложена известным международным агентством по подбору топ-менеджеров Spencer & Stuart, которое называют «охотниками за головами». Видимо, эта внешняя отстранённость папы от принятия такого важного решения была одним из условий соглашения, принятого на встрече с мальтийцами.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Кавалер Мальтийского ордена Эрнст фон Фрайберг


Так завершился понтификат папы Бенедикта XVI, чей уход стал предметом горячих обсуждений в силу того, что чем дальше отходило это событие, тем больше новых фактов открывалось исследователям. То, что вскрылось позже, заставило по-новому оценить это событие.


Глава 34. Католическая «этика финансов» как легитимизация спекулятивного капитала | Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом | Глава 36. «Ватиканская весна»