home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 46. На пути к «универсальной церкви»

Выполняя свою обновленческую миссию, папа Франциск всё более продвигается по пути создания той «универсальной церкви», о которой писала теософ Алиса Бейли. Контуры её уже хорошо очерчены и выявляют формирующееся единое иудейско-христианское сообщество.

Уже в своём первом апостольском обращении Evangelii Gaudium («Радость Евангелия»), опубликованном в ноябре 2013 года, понтифик уделил особое внимание иудеям: «Церковь разделяет с Иудаизмом важную часть Священного Писания и считает народ Завета, его веру священным корнем собственной христианской идентичности (ср. Рим. 11:16–18). Будучи христианами, мы не можем считать Иудаизм чуждой религией и не причисляем иудеев к тем народам, кто призван отвергнуть идолов ради обращения к истинному Богу (cp. 1 Фес. 1:9). Вместе с ними мы верим в единого Бога, действующего в истории, и принимаем с ними общее богооткровенное Слово». Отсюда делается вывод: «Существует богатая взаимодополняемость, позволяющая нам вместе читать тексты еврейской Библии и взаимно помогать раскрывать богатства Слова, разделять многие этические убеждения и совместно заботиться о справедливости и развитии народов»[1129].

Превратив вопрос об укреплении отношений с иудаизмом в ключевой, папа Франциск удостоился включения в том же ноябре 2013 года (т. е. через 8 месяцев после избрания) в список 50 выдающихся евреев года, который составляет журнал Jewish Daily Forward, являющийся рупором либерального иудаизма в США[1130]. Заслужил он и одобрение президента ВЕК Р.С. Лаудера, заявившего на встрече с ним в сентябре 2013 года: «Никогда, начиная с 2000 г" отношения между Католической церковью и еврейским народом не были такими хорошими. Деятельность сменявших друг друга пап в течение 5 последних десятилетий способствовала преодолению многих предрассудков. Это помогает нам теперь работать вместе в защиту религиозной свободы повсюду, где она находится под угрозой и о каком бы сообществе ни шла речь»[1131].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Папа Франциск целует руки евреям, пережившим Холокост


В отличие от Бенедикта XVI, работавшего на богословском уровне, папа Франциск сделал ставку на внешние жесты, призванные привлечь широкие слои верующих к единению с иудеями в различных сферах общественной жизни — и в религиозной, и в общественно-политической. Инновационным стало в этом отношении его пребывание в Иерусалиме в мае 2014 года, во время которого он пошёл на беспрецедентные шаги. Кроме комплекса жертвам Холокоста «Яд Вашем» и Стены плача, он посетил также и могилу основателя Всемирной сионистской организации Теодора Герцля, что комментаторы оценили как признание сионизма в качестве одного из идеологических стержней, на которые опирается современное еврейское сообщество. А во время встречи с небольшой группой евреев, переживших Холокост, понтифик поцеловал им руки, что стало выражением покаяния в его лице всей Католической церкви[1132]. Ну и, наконец, записка с молитвой «Отче наш», вложенная в Стену плача, должна символизировать обращение католиков и иудеев к «одному и тому же Господу».


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Папа Франциск и его предшественники у Стены плача


В июне произошло ещё одно беспрецедентное событие, на этот раз уже в Ватикане: молитвенная встреча папы с президентами Израиля и Палестины Шимоном Пересом и Махмудом Аббасом в присутствии Константинопольского патриарха Варфоломея. Они молились на разных языках о мире на Ближнем Востоке, после чего в Ватиканских садах посадили оливковое древо мира[1133]. Чуть позже папа дал интервью испанской газете La Vanguardia, в котором побил все рекорды «юдофилии» его предшественников, заявив, что «внутри каждого христианина сидит иудей» и что «нельзя быть настоящим христианином, не признавая свои иудейские корни» — «не в расовом, а в религиозном смысле». Он также признался, что ежедневно молится словами псалмов Давида как иудей, а затем совершает таинство Евхаристии как христианин, показав, таким образом, что значит жить с иудеями по-братски[1134].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Папа Франциск кланяется перед Ривкан


И уж совсем скандально прошла встреча с президентом Израиля Ривлином и его личным секретарём, ортодоксальной иудейкой Ривкан в сентябре 2015 года в Риме. Обычно тот, кто встречается с папой, жмёт ему руку и делает небольшой поклон. Но когда очередь дошла до Ривкан, та объяснила понтифику, что по религиозным соображениям она не могла ни пожать ему руку, ни преклониться, поскольку на нём крест. В ответ на такое открытое проявление неуважения к христианству, папа в угоду иудейке закрыл рукой свой крест и сам склонил перед ней голову[1135].

Главным фактором сближения иудаизма и католицизма стала угроза со стороны исламистского терроризма, который был объявлен самым опасным врагом и для христиан, и для иудеев.

Именно эта тема позволила папе заявить о себе в полную силу как о мировом духовном лидере, призванном взять на себя моральную ответственность за мир и порядок.

Первая такая заявка была сделана в связи с обострением ситуации в Ираке и Сирии в ходе наступления сил ИГИЛ и массового бегства мирных жителей из оккупированных районов летом 2014 года. В начале августа этого года папа публично призвал мировое сообщество к «эффективному политическому решению на международном и местном уровнях, чтобы остановить преступления и восстановить право». А во время своей поездки в Южную Корею в том же месяце в ходе пресс-конференции, касаясь положения в Ираке и продвижения ИГИЛ, он заявил, что в случае несправедливой агрессии остановить незаконного агрессора считается законным. «Я подчёркиваю: остановить, я не говорю бомбить или воевать. Одна нация не может решать, как надо останавливать»[1136]. Так было оправдано международное вмешательство в Ирак под эгидой ООН.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Папа Франциск принимает Шимона Переса


Но ещё более показательной стала встреча папы римского с тогда уже бывшим президентом Израиля Шимоном Пересом[1137] 4 сентября 2014 года в Ватикане, поскольку в ходе неё Перес предложил создать Организацию объединённых религий, во главе которой встал бы понтифик. Поскольку, по его словам, ООН как политический институт проявила свою неэффективность в противостоянии террористам, «которые убивают, прикрываясь именем Бога», эту миссию должна взять на себя «ООН религий», которая могла бы способствовать прекращению войн, развязанных религиозными фанатиками. Папа, по мнению Ш. Переса, как неоспоримый моральный авторитет, стал бы идеальным главой такой организации[1138].

И вот уже 13 сентября 2014 года, во время субботней мессы на военном кладбище Редипулья, папа Франциск, пользуясь своим моральным авторитетом, впервые заявил о том, что, видимо, уже можно говорить о Третьей мировой войне, идущей «фрагментарно», с преступлениями, убийствами и разрушениями. А чуть позже, встретившись с делегацией ВЕК, он подтвердил эту мысль, конкретизировав, что главный враг — это терроризм, воплощаемый ИГИЛ, что делает необходимым укрепление иудейско-христианской солидарности ради мира[1139].

Тема совместной борьбы против исламского радикализма стала главной и на встрече папы с делегацией Конференции европейских раввинов (КЕР) 20 апреля 2015 года, посвящённой 50-летию декларации Nostra aetate. Это была первая со времени создания КЕР (1956 г.) встреча с понтификом[1140]. КЕР объединяет 400 иудейских ортодоксальных общин из 40 стран, всех главных раввинов и глав раввинских судов и имеет статус консультанта при Совете Европы и в учреждениях ЕС. Раз в два года она проводит форумы с привлечением различных мировых деятелей. Данная встреча готовилась по инициативе КЕР и согласовывалась больше года.

На ней обсуждались не только рост радикального исламизма, но и положение иудейских общин в Европе, важность мемориальных мероприятий в Европе в память о Холокосте и возможность духовных авторитетов влиять на российско-европейские отношения и на борьбу с антисемитизмом в Европе и России. Это было тем более важно, что около половины участников делегации представляли Россию и Российский еврейский конгресс (РЕК) — среди них были и президент РЕК Юрий Каннер, и президент самой Конференции Пинхас Гольдшмидт, являющийся одновременно главным раввином Москвы[1141].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Франциск принимет у себя членов Международного совета христиан и иудеев


50-летию Nostra aetate был посвящён и конгресс уже неоднократно упомянутого нами Международного совета христиан и иудеев (МСХИ), посвящённый теме «Прошлое, настоящее и будущее отношений между христианами и иудеями» и прошедший в Риме в конце июня 2015 года. Во время тёплого приёма, ороганизованного понтификом, президент МСХИ А. Кюннингхам призвал к тесному сотрудничеству в изучении библейских текстов, которое обеспечит чувство сопричастности, согласия, то есть сближение на духовном уровне[1142], а папа напомнил, что они исповедуют «одного и того же Бога, Творца Вселенной и Господина истории», хотя и исходят «из разных перспектив». Понтифик по-иезуитски обошёл главный вопрос — о том, что единый Бог существует в Трёх Лицах и, промолчав о Божестве Иисуса Христа, повторил иудейскую формулу «двух путей»: «Христианские конфессии находят своё единство во Христе; иудаизм находит своё единство в Торе. Христиане веруют, что Иисус Христос есть воплотившееся Слово Божие; для иудеев Слово Божие главным образом присутствует в Торе. Обе традиции веры имеют в качестве своей основы единого Бога Завета, который открывает себя людям через Слово. В поисках правильного поведения в отношении Бога христиане обращаются ко Христу как источнику новой жизни, а иудеи — к учению Торы. Этот тип теологического осмысления отношений между иудаизмом и христианством начинается с Nostra aetate и может и должен развиваться на этом солидном фундаменте»[1143].

Понтифик, таким образом, дал понять, что вопрос о признании Христа Богом является для него вторичным, при этом он не просто уравнял Христа и Тору, он поставил её выше Христа, поскольку иудеи для него — «старшие братья».


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Традиционное аллегорическое изображение Церкви и синагоги — Мецский собор


В знак подтверждения братских отношений весной того же 2015 года понтифик во время своего пребывания в США освятил скульптуру «Синагога и Церковь в наше время», созданную по заказу Института иудейско-католических отношений Университета Св. Иосифа в Филадельфии. Она изображает двух сидящих рядом женщин-сестёр, одна из которых держит в руках Библию, другая — свиток Торы, и обе с большим уважением смотрят на тексты друг друга. Ради этого события, для участия в котором специально прибыл и раввин Скорка, понтифик изменил программу последнего дня своего пребывания в США[1144]. Как объяснил пресс-секретарь Ватикана Пьедро Ломбарди, «данная статуя является замечательным проявлением равного достоинства двух сестёр — Церкви и Синагоги».

Юбилей принятия декларации Nostra aetate стал поводом и для посещения понтификом Римской синагоги 17 января 2016 года, в ходе которого он вновь подчеркнул недопустимость какой-либо дискриминации и призвал к миру и примирению[1145].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Скульптура «Синагога и Церковь в наше время» в Филадельфии


А 17 января 2017 года, в Международный день памяти жертв Холокоста (учреждённый ООН в 2005 г.), понтифик принял у себя делегацию Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) во главе с Вячеславом Моше Кантором для обсуждения вопросов межрелигиозных отношений, в ходе которого вновь была поднята тема терроризма и экстремизма. ЕЕК был создан в 1998 году как представительский орган еврейских общин Европы и работает с национальными правительствами, институтами ЕС и Совета Европы. А его президент В.М. Кантор является российским предпринимателем-миллиардером и главой Европейского совета по толерантности и примирению, Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, Фонда «Всемирный форум памяти Холокоста», Европейского еврейского фонда и политического совета Всемирного еврейского конгресса[1146]. Во время беседы Кантор оценил вклад папы в борьбу против международного терроризма и заявил о необходимости «подтвердить принципы, которые объединяют три великих монотеистических религии: иудаизм, христианство и ислам» и укреплять общие иудейско-христианские ценности[1147].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Франциск на встрече с двумя главными раввинами Израиля — с закрытым крестом


Как понимают иудеи укрепление общих иудейско-христианских ценностей очень хорошо демонстрирует в наше время израильский исследователь иудаизма, профессор Пинхас Полонский, автор книг по истории иудейско-христианских отношений, среди которых, в частности, работа «Две тысячи лет вместе. Еврейское отношение к христианству». Полонский является последователем рава Иегуды Леона Ашкенази (Маниту), одного из ведущих каббалистов конца XX века, духовного лидера франкоговорящих евреев, у которого учились все франкоговорящие раввины религиозного сионизма и который ратовал за изложение Торы на языке современной культуры. Непосредственным учителем Полонского является Ури Амос Шерки, известный израильский раввин, представляющий наиболее модернистское направление в религиозном сионизме и и активно развивающий концепцию ноахизма (Бней Hoax) как универсальную религию человечества.


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Пинхас Полонский


Как и его учителя, Полонский излагает концепцию модернизации иудаизма, дающую новую парадигму взаимоотношений с христианством и позволяющую иудеям лучше понять необходимость реального диалога с христианством. Повторяя положение своих учителей о том, что иудаизм является универсальной общечеловеческой религией, а еврейский народ — посланником, «каналом» в «передаче Божественного Света человечеству», автор называет Христа «одним из фарисеев», «харизматическим проповедником», чьё учение находилось в рамках иудаизма, а апостола Павла — создателем «открытой формы иудаизма для народов мира», который выполняет свою задачу — привести неевреев к «Божественному Свету».

В своих выступлениях и речах перед евреями Пинхас Полонский популяризирует ноахизм, откровенно объясняя, почему существование христианства не опасно, а даже «очень хорошо». Так, в своей лекции-проповеди в Санкт-Петербургской хоральной синагоге в начале 2016 г. он заявил: «Вас учили, что иудаизм — это не миссионерская религия. Так это не так… Иудаизм — это самая миссионерская религия на земле. Через наши дочерние предприятия — христианство и ислам — мы распространили нашу идею по человечеству. А теперь мы переходим к тому, чтобы работать напрямую с человечеством. То есть, и христианство, и ислам выполнили важнейшую историческую миссию: они распространили человечеству знания про еврейский народ… про монотеизм. Большое спасибо! Это очень важная работа, мы сами её сделать не могли. После этой замечательной подготовки мы можем, наконец, сами напрямую общаться с человечеством. Поэтому мы собираемся на уровне Соломона выйти напрямую на всё человечество и предложить всему человечеству иудаизм как религию без того, чтобы они делали гиюр[1148] и становились евреями… Мы хотим предложить новый путь, и мы собираемся предлагать его прямо в ближайшей перспективе. Это — превращение иудаизма в универсальную религию человечества. Идёт полным ходом эта подготовка.

…Рассмотрим, что такое иудаизм для человечества. Это называется Бней Hoax, Сыновья Ноя, вы прекрасно это слово уже слышали, но не осознали его ещё точнее… Тора для всего человечества, но при этом в Торе, которая для всего человечества, есть разные уровни заповедей: есть 7 заповедей для народов мира и 613 заповедей для евреев. Заповедей для народов мира не 7, а 30 по разным подсчётам, но неважно, есть один уровень, обязательный для всех людей, а другой уровень — заповеди, обязательные для евреев. И вот эти заповеди отличаются, а религия — одна и та же… Поэтому Бней Hoax, которые принимают на себя 7 заповедей, это не просто 7 заповедей, это принятие на себя всего иудаизма… То есть ноахиды — это путь для всего человечества принять заповеди в минимальном объёме, какой необходим всем для начала, принять при этом иудаизм целиком, а дальше выбирать, чего он хочет»[1149].

В другой своей лекции П. Полонский так же указывает, что всё отношение иудеев к христанству должно полностью поменяться, так как христианство есть «просто способ донести до человечества еврейские идеи, это «отдел маркетинга» иудаизма для неевреев. Иудаизм и христианство соотносятся между собой как Моисей и Аарон. Моисей говорил, а Аарон переводил на понятный язык простому человеку, то есть Аарон являлся переводчиком для Моисея. Так же и христианство переводит простому человеку сложный для него язык иудаизма. Понимание этого факта Полонский называет «новым шагом развития религиозной цивилизации человечества». Главное — это вернуть христианство к правильной связке с иудаизмом, чтобы действительно христианство было дочерним предприятием иудаизма, которое несёт иудаизм человечеству. Поэтому надо не конфликтовать с христианством и исламом, а вести их, исправляя их дефекты, в частности, признание Христа Богом. Это надо понять и христианам, и иудеям.

Полонский констатирует, что в католицизме и протестантизме изменения идут сегодня с огромной скоростью, и в этом смысле наша эпоха — это «эпоха глобальных изменений религиозных взглядов человечества». Католицизм, как и половина протестантов, уже перешли с «теологии замещения» к «теологии дополнения» и признают, что «от евреев исходит Божественное Слово» и что «евреи являются проводником к Богу». Так что сегодня христианство во всём мире (за исключением Православия, которое Полонский называет «наименее развитым») — это главная политическая поддержка государства Израиль». И израильское государство активнейшим образом влияет на христианскую теологию, оно активнейшим образом его изменяет и исправляет[1150].

Напомним, что о том же пишет и гиперсионист раввин Шмулевич, утверждающий, что «евреи должны вернуться к той роли, которую они и так стихийно уже начали играть в мировой европейской цивилизации и которая, собственно, является заповедью иудаизма — быть силой, которая направляет человеческую цивилизацию, которая задает стандарты человеческой цивилизации»[1151].

Вот к этому и готовит свою паству папа Франциск, утверждая «новый тип теологического осмысления отношений между иудаизмом и христианством» и возвращая христиан «к правильной связке с иудаизмом». Но так же последовательно он встраивает в неё и последователей других религий. Но перед ними он выступает уже не как преемник св. Петра, и отсюда уже цитированные нами его слова; «Я верю в Бога, а не в католического Бога; не существует католического Бога; существует Бог».


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Папа Франциск во время молитвы с великим муфтием Стамбула в Голубой мечети


Исходя из этого, в «Evangelii Gaudium» он вновь повторяет, как и его предшественники, что мусульмане «исповедуя свою приверженность вере Авраама, вместе с нами поклоняются Богу единому, милосердному, Который будет судить людей в последний день». О нехристианах говорится, что они «по безвозмездной Божественной инициативе, и верные своей совести могут жить «в оправдании благодатью Божией» и, тем самым, «приобщившись Пасхальной тайне Иисуса Христа». Их обряды «могут служить для Духа каналами, по которым он освобождает нехристиан от присущего им атеизма и чисто индивидуального религиозного опыта. Тот же Дух вдохновляет в каждом месте проявления практической мудрости, помогающие переносить превратности существования и жить в большем мире и гармонии. И мы, христиане, можем извлечь пользу из этого богатства, укреплявшегося веками и способного помочь нам лучше переживать наши особые убеждения»[1152].

Нормой для понтифика стали совместные молитвы с нехристианами, как, например, во время его визита в Турцию в ноябре 2014 г., где он молился в Голубой мечети вместе с великим муфтием Стамбула в знак своего уважения к исламу. Об этом он рассказал во время пресс-конференции в самолёте перед отлётом домой: «Я прибыл в Турцию как паломник, а не как турист… Когда я вошёл в мечеть, я не мог сказать: «Нет, теперь я турист». Нет, всё было религиозным. И я пережил это чудо: муфтий с большим тактом объяснял мне всё, включая Коран, где говорится о Марии и святом Иоанне Крестителе… Тогда я почувствовал потребность молиться, и я сказал: «Можно немного помолиться?». «Да, да», — ответил он. И я молился: за Турцию, за мир, за муфтия…, за всех…и за себя… Я действительно молился»[1153].

Ярким выражением папской идеи универсальной синкретической религии стало видео Франциска, снятое в январе 2016 г., в котором он уравнял все религии, заявив, что в любой из них люди ищут и встречают Бога различным образом, и что в этом множестве и разнообразии религий «есть только одна определённость, верная для всех, — мы все дети Бога»[1154].


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Папа Франциск в окружении «сынов Бога»


А в июне 2017 года было выпущено на этот раз уже совместное видеообращение папы римского и 21 крупнейшего религиозного лидера, призвавших верующих заводить друзей среди людей иной веры и видеть образ Божий в каждом человеке. Призыв этот в виде трёхминутного видеоролика был записан на пресс-конференции в Лондоне при участии Межрелигиозного института Илии и распространён на 16 языках через Twitter[1155]. В нём участвовали, в частности, патриарх Константинопольский Варфоломей, друг понтифика раввин Авраам Скорка, далай-лама XIV, бывший главный раввин Великобритании Джонатан Сакс, аятолла Аль-Милани, великий муфтий Египта Шауки Аллам, «архиепископ» Шведской лютеранской церкви госпожа Антье Якелен и др. Этот акт стал примером того «обширного инструментария» (как было указано в сообщении), который предлагает директор Института Илии раввин Алон Гошен-Готстейн «для налаживания разнообразных контактов и дружеских отношений людей разных вер и традиций», а проще говоря — для утверждения той самой религии тотальной терпимости, которая должна заменить христианство и стать основой для «универсальной церкви».


Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом

Видеообращение 22 религиозных лидеров к верующим людям


Глава 45. Ватикан и реанимация «византийского проекта» | Оборотни, или Кто стоит за Ватиканом | Глава 47. От «встречи тысячелетия» к «торжествам 500-летия»