home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Проснулась я с больной головой и в отвратительном настроении. Глаза после ночных слез были припухшими, а скула ныла. Последний факт особенно нервировал.

С плохим предчувствием я отправилась в ванну, а когда посмотрела в зеркало, действительно обнаружила приличный синяк.

— Ненавижу! — выдохнула я от души.

Вчерашнее чувство страха и безысходности к утру уступило место здоровой злости.

Да, возможно, сейчас я по-прежнему не вижу иного выхода кроме как подчиниться Александру. Но это не значит, что я перестану его искать.

Подумать только! Этот псих, которому не проблема ударить девушку, просто срывая злость, мне поначалу даже нравился! Да пусть он трижды высокостатусный красавец, я с таким садистом ничего общего иметь не желаю!

Быстро умывшись, я открыла ящик небольшого навесного шкафчика и уныло оглядела его содержимое. А потом еще раз помянула Александра недобрым словом.

Среди присланных им вещей практически не было косметики. Оно и неудивительно: очень редко когда познания мужчин идут дальше пудры и помад. Даже слово «палетка» для них — нечто непонятное.

Конечно, обычно я обходилась минимумом средств, так что проблемой это не считала. До сегодняшнего дня. Пудрой-то синяк не скроешь!

Однако корректора, консилера или хотя бы плотного тональника отыскать не удалось. Пришлось уложить волосы на бок, кое-как прикрыв локонами скулу, и надеяться, что никто не обратит на синяк внимания. А там, может, удастся у Иланны что-то из косметики выпросить.

Иланна… из-за ночного стресса у меня совсем вылетели из головы последние события и заговорщики, которые, вероятно, были связаны с ее родственниками. Вот тоже проблема! Я до сих пор не решила, как себя с ней вести.

Конечно, учитывая, что ее родственники вполне могут захотеть от меня избавиться, стоило все-таки постараться ограничить наше общение. С другой стороны, Иланна уже шла поперек их мнения. А еще она спасла мне жизнь.

Да и вообще, судя по словам Александра, убить меня в теории захотят все просто из-за моей фамилии. Так какой смысл избегать друзей выборочно? Тут вообще одиночкой до конца жизни становиться надо.

Я раздраженно куснула губу. Ненавижу неопределенность! Сегодня же вечером пойду в библиотеку и выясню все об Айриш! Кодовое слово у меня есть. Слушать сотрудников академии уже не нужно, а слежку за Зародаром только-только организовали. Вряд ли я понадоблюсь лорду Донатану так скоро, а значит, могу рискнуть.

Я должна, наконец, понять, действительно ли мне угрожает что-то глобальное, или Александр нагнетает обстановку, чтобы удержать меня подальше от тленников.

Кстати, об обстановке и тленниках…

Рука потянулась к кейлору. Нужно было узнать, не появилась ли в Анонимусе очередная мерзкая сплетня. Вдруг кто-то все-таки заметил наш с Айлом поцелуй?

И новость действительно обнаружилась. Только не совсем такая, которую я ожидала.

На самой вершине Анонимуса красовался броский заголовок, стилизованный под истекающие кровью символы:«ЛордСплетен повержен! Да здравствует МегаМаг!»

Короткий пост под ним гласил:

«Да-да! ЛордСплетен, прощайся с премией этого года, жалкий неудачник! А все, кто обвинял меня во лжи, — утритесь! Ибо теперь я могу доказать свою правоту. Только у меня самая правдивая, самая невероятная информация!

Итак, Лиловая Девочка и Темнейший гораздо ближе, чем вы все думали! Настолько, что Темнейший без проблем посещает по ночам ее комнату. Причем, уверен, далеко не в первый раз.

Следите за новостями МегаМага и вы всё узнаете первыми! Ведь я — не обленившийся, разжиревший ЛордСплетен, который полагается лишь на то, что ему подадут. Я ищу уникальный контент сам!

А вот и доказательства!»

Глядя на приложенную к посту запись, где взбешенный Айландир покидал мою комнату после скандала с Александром, я облегченно выдохнула. Ну хоть не поцелуй!

Появись этот МегаМаг чуть раньше, его «уникальный контент» точно взорвал бы всю академию. А пока… пока реакция общественности на его сообщение была скорее насмешливой.

«Ты не МегаМаг, ты МегаЛох, — припечатали в первом же комментарии. — Одной новостью премию не заработать».

«Да и что это за новость? Вот если бы Грейв из ее комнаты утром вышел!..» — поддакивали следом.

«Народ, а ведь Темнейшему, похоже, не дали!» — язвил в соседней ветке знакомый сверхобщительный Архистудент.

«Это точно! „Сытый“ мужик с таким лицом от бабы не уходит», — весомо соглашался с ним Ярость156.

«Э! Э! Погодите! Значит, Темнейшему не светит? Дашш все побери, а как же моя ставка?» — беспокоился ТуманБитвы.

«Твоя — не знаю, а моя похоже принесет мне кучу бабла, — напротив, радовался некто с ано-именем ТанецМечей. — Лиловая, ты лучшая! Благодаря тебе все мои девчонки получат по красивой безделушке и будут ооочень страстно меня благодарить!»

— Да пожалуйста, не жалко, — нервно хмыкнув, пробормотала я и отключила кейлор.

Ничего действительно компрометирующего меня не выложили, значит, день должен пройти спокойно.

Я взяла сумку с учебниками, опустила голову, чтобы волосы получше закрывали лицо, и отправилась на завтрак.

Шла быстро, ела тоже, пока народа было еще не очень много. Попутно отправила Иланне сообщение с просьбой поделиться корректором, если у нее есть.

«Хорошо. — Ответ пришел почти сразу. — А что у тебя случилось?»

«Мелкая, но досадная неприятность», — я не стала вдаваться в подробности, ибо не придумала, как объяснить подруге появление синяка. И это была еще одна причина, по которой я торопилась с завтраком: встреча в столовой неизбежно потянула бы расспросы. А вот если мы уже на лекции увидимся, то можно обойтись быстрым «ударилась случайно» и просто привести себя в порядок.

И поесть в одиночестве я действительно успела. Успела даже поднос с тарелками к окну мойки отнести. А потом везение кончилось, ибо в столовой появился Алан и сразу направился ко мне.

Избежать встречи в узком проходе между столами, да еще среди начинающих активно прибывать студентов, было нереально. Оставалось только принять неизбежное и попробовать хотя бы на этот раз избежать ругани.

— А вот и моя строптивая девочка, — приблизившись, с язвительной ухмылкой провозгласил Алан. — Как спалось, дор-рогая?

— Изумительно. И тебе утра доброго, — нейтрально откликнулась я. — Дай пройти.

Пепельник, разумеется, даже не пошевелился.

— О, мое утро действительно добрее некуда. Особенно после того, как меня раз двести поздравили с тем, что ты выставила вон тленника, — раздраженно выдохнул он.

— Вот и замечательно. Не пойму, чем ты тогда недоволен?

— Тем, что на меня вся академия делает ставки!

— Пфф, и что? Пусть теряют деньги, если им так хочется. Ты, главное, сам на себя не ставь, и все будет хорошо. — Я все-таки не удержалась от смешка.

Зря. Пепельник мгновенно вспыхнул.

— А тебе весело, да? Забавно смотреть, как меня на всю академию выставляют идиотом?

— Ну-у, ты сам все это начал, — напомнила я, подняв голову и встретившись с ним взглядом. — Так что сам можешь и прекратить. Просто объяви, что мы разошлись и оставь уже меня в покое. И…

— А это еще что? — внезапно перебил Алан и, нахмурившись, решительно откинул мой маскировочный локон назад. — Айландир тебя ударил?

Вот ведь! И надо было мне так подставиться, а ему заметить!

— Нет, — буркнула я.

— А кто?

Промолчала. Не говорить же об Александре? Тем более Алану.

Только мое молчание тот расценил по-своему и еще больше помрачнел.

— Ты что? Покрывать его вздумала, что ли?

Находящиеся неподалеку студенты стали прислушиваться к нам со все возрастающим интересом. Но сейчас была совсем не та ситуация, чтобы играть ссору на публику, поэтому я просто повторила:

— Нет.

И попыталась все-таки его обойти.

Безуспешно. Алан мгновенно ухватил меня за руку и требовательно выдохнул:

— Ева! Думаешь, я совсем дурак? Сначала в Анонимусе расписывают, что ночью вы поссорились, а утром у тебя на лице обнаруживается синяк! На кой дашш отпираешься? О том, что Айландир — урод моральный, всем давно известно! А бить тебя он не имел права!

После этого выкрика студенты потянулись в нашу сторону еще активнее.

— Да говорю же, это не он! Алан, давай мы потом это обсудим, а? — в попытке побыстрее избавиться от всеобщего внимания, я даже перешла на просительный тон. — Дай мне просто спокойно уйти, пожалуйста. Ну хоть раз. У меня совершенно нет ни сил, ни желания сейчас с тобой ссориться…

— Слышь, пепельник, видишь, не хотят с тобой общаться, — внезапно прервал меня задиристый голос Ланса.

— Ага. Оставил бы ты девчонку в покое по-хорошему, — добавил Дирион.

А подошедшие следом Иланна и Отар в один голос дружно посоветовали:

— Угу. Отвали.

Однако не успела я порадоваться неожиданно объявившимся заступникам, как Алан огрызнулся:

— Это еще кто отвалить должен! Достали со всех сторон к ней лезть. Что вы, что тленник, этот ур-род! Я-то хоть на женщин руку не поднимаю!

— Что?

— Ева?!

Взгляды четверки буквально впились в мое лицо. Миг — и ребята дружно ругнулись, а Иланна охнула:

— Ничего себе! Это тебя Айландир ударил?!

Я едва не застонала.

— Да нет же!

— Не оправдывай его! — рыкнул Алан.

А Дирион вкрадчиво так уточнил:

— Кто тогда?

И я опять промолчала! Потому что была растеряна и по-прежнему не знала, что сказать! А еще потому, что понимала: вранье мое раскусят сразу. Но не могла я признаться в том, что меня ударил Александр! Это ведь сразу станет известно вообще всем, начнутся обсуждения, и он взбесится. А там где-то мама…

От нелепости и абсурдности ситуации хотелось взвыть и куда-нибудь спрятаться. Вот только Алан по-прежнему держал меня за руку, не давая даже на шаг от себя отойти!

— Ева? — позвал Аанс, показывая, что от меня так просто не отстанут.

— Это не Айл, — выдавила я. — Ребят, ну правда…

Дальнейшие мои жалкие попытки как-то выкрутиться прервало дружное, мрачно-протяжное:

— Я-ясно…

Черт! Ситуация — хуже быть не может!

Однако уже спустя мгновение я поняла, что ошиблась. Может, и еще как!

Потому что из-за спины раздался резкий голос Айландира:

— Камерано, руки от нее убрал, если опять ожог получить не хочешь. Дирион, ты вообще иди, куда шел, без тебя разберусь.

Лицо Дириона резко преобразилось. Я только моргнуть успела, как обычно добродушный парень исчез, оставив вместо себя холодного, надменного дархата с пылающим лазурной ненавистью взглядом.

— Разберешься?! — выдохнул он. — Нет уж, с тебя ночных разборок хватит!

— Что? — Айландир слегка нахмурился. Бросил быстрый взгляд на меня, заметил синяк и еще больше помрачнел.

Ну да, он ведь и понятия не имеет, что тут происходит!

«Надеюсь, он не подумал, что это я на него всем нажаловалась?» — мелькнула мысль.

— Дир, — попыталась вмешаться я. — Дир, это не…

— Ева, не лезь! — рыкнул тот и вновь уставился на тленника. — А ты совсем отказа не приемлешь? Знал я, что ты отмороженный урод, но чтобы настолько?!

Глаза Айландира зло сверкнули.

— За языком следи, блондинка, — процедил он. — А то нарвешься.

— Понравилось руки распускать? — Дирион недобро улыбнулся. — Так я — не слабая девчонка, отвечу с удовольствием.

А в следующий миг рывком оказался рядом с Айландиром и от души засадил кулаком ему в челюсть!

Удар был настолько неожиданным, что застал всех, включая и тленника, врасплох. Однако отреагировал тот быстро. Я только моргнуть растерянно успела, а Айландир уже с яростным выдохом, бросился на противника, хватая того за плечо левой рукой и замахиваясь правой. Еще миг — и оба полетели куда-то на столы.

— Драка-а! — раздался чей-то торжествующий вопль вперемежку с женским визгом.

И одновременно с этим меня вдруг резко развернули и потянули из быстро нарастающей толпы к выходу из столовой.

— Что… подожди! — опомнившись, я попыталась высвободиться из хватки Алана. — Их надо остановить! Разнять!

Однако тот даже не замедлился.

— Еще не хватало, — бросил пепельник, выдергивая сопротивляющуюся меня в коридор, как морковку из грядки. — В кои-то веки эти двое делают что-то хорошее — пытаются друг друга покалечить.

— Да что же в этом хорошего?! Айландир ни в чем не виноват! И вообще, драки в академии запрещены!

— Не наш Домен, не наша проблема, — отрезал Алан. — И вообще, нашла кого жалеть. Грейва! Циничную расчетливую скотину, каких еще поискать.

— Чего искать? Ты сам не лучше! — возмущенно выдохнула я.

Пепельник фыркнул, а потом вдруг остановился и в упор посмотрел на меня.

— Возможно. На чужих мне, как и Айландиру, действительно наплевать, — отчеканил он. — Только один нюанс есть. В отличие от тленника, для меня ты — не чужая. Ты находишься в моем Домене. Более того, в клане друга моего отца. А это значит, какими бы ни были наши личные отношения, я все же несу за тебя ответственность. И несмотря ни на что, обязан защищать. Поняла?

От удивления у меня даже рот приоткрылся, настолько я не ожидала от своего врага подобных слов. Так что кивнула чисто рефлекторно.

— Вот и замечательно, — удовлетворенно заключил Алан. — А раз поняла, прими как факт: влезать в драку двух отмороженных на головы мужиков я тебе однозначно не позволю. Так что перестань дергаться и пошли на лекцию. Не заставляй меня тащить тебя отсюда силой, если не хочешь через пару часов увидеть в Анонимусе снимок своей изумительной задницы на моем плече.

Не выпуская моей руки, пепельник развернулся и двинулся дальше по коридору. Растерянной и обескураженной, мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

Да и вообще, после таких слов даже желание противиться куда-то отступило! С одной стороны, потому что Алан был прав, и мое вмешательство в драку сейчас ничем хорошим бы не закончилось. А с другой… он ведь это все всерьез говорил про ответственность!

Алан постоянно требовал от меня и своих пепельников подчинения. Он по-прежнему оставался мне неприятен своим снобизмом и резкостью. Но как теперь с ним ссориться-то?

В состоянии глубокой задумчивости, ведомая Аланом, я дошла до аудитории, где должна была начаться лекция по истории. Усадив меня во втором ряду, Алан уже почти привычно устроился рядом, перекрывая собой проход между рядами.

Но на сей раз я была этому только рада. Большинство студентов при виде него сразу проходили мимо. Остальных, особо интересующихся произошедшим в столовой, Алан коротким непечатным рыком посылал куда подальше, избавляя меня от необходимости отвечать.

Правда, я все еще переживала насчет драки Дириона и Айландира, поэтому, когда в аудитории появилась Иланна, едва ли не подпрыгнула.

— Сиди спокойно, сама сейчас подойдет, — удержал меня «жених».

И действительно, подруга направилась в нашу сторону, а когда оказалась рядом, Алан пропустил ее, заставляя сесть рядом со мной.

— Синяк ей вылечи, — приказал он.

Иланна поморщилась.

— Без огнедышащих догадаюсь, — фыркнула она и протянула к моему лицу руку.

Скулу согрело легким теплом, а спустя миг мне сообщили:

— Все. И корректор не потребуется.

— Спасибо! — благодарно выдохнула я. — Вот ведь совсем из головы вылетело, что ты лечить можешь.

— А-а, так вот почему ты сразу меня не позвала, — протянула она.

— Да. — Я быстро кивнула и, пока не начались лишние расспросы, уточнила: — Чем драка-то закончилась?

— Да особо ничем, — Иланна нервно куснула губу. — Брат успел поставить пару синяков Айландиру. Тот вроде бы тоже брату глаз подбил. А потом появились магистры и всех разогнали. В общем, ерунда. Подлечатся и все. Вот только…

Она замялась.

— Только что? — напряглась я.

— Поединок, — выдохнула она.

— Назначили? — тут же оживился Алан.

Иланна отрицательно качнула головой.

— Пока нет. Но, боюсь, это только вопрос времени.

— Какой поединок? — непонимающе спросила я.

— Магический. Брат с Айландиром уже дрались однажды. Брат проиграл, — мрачно пояснила Иланна. — И жутко выглядел, когда домой вернулся. Айландиру тогда, конечно, тоже досталось, но он все-таки боевой маг. А Дир в первую очередь целитель. И сейчас, на выпускном курсе, все может пройти еще хуже.

— Ого! — забеспокоилась и я. А еще ощутила вину. Ведь из-за меня же! — Слушай, ну мы скажем Дириону, что он ошибся. Меня ведь действительно ударил не Айландир. И Айландиру ситуацию объясним. Я лично пойду и скажу…

— И ты думаешь им не наплевать? — со смешком перебил Алан. — Детка, не разочаровывай меня. Ты что, думаешь, они из-за тебя дуэль устроят? Серьезно? Брось. Ты, конечно, весомый повод. Но только повод. Оправдание. Понимаешь? Эти двое друг друга искренне ненавидят. И уже давно жаждут эту ненависть выпустить на волю. Вот только официальной причины никак подыскать не получалось. А тут — ты. Обстановка соответствующая с кучей зрителей. Да это богический подарок! Так что все, звезды сошлись, без вариантов ждем представления.

— Еще скажи, что ставку у Дашша сделаешь, если он их запустит, — буркнула Иланна.

— Не если, а когда, — уверенно поправил Алан и ухмыльнулся. — И, да, разумеется, сделаю.

— Ты же вот только недавно сам бесился из-за ставок, — напомнила я.

— Так то — ставки на меня. Это, конечно, бесит. Но с чего меня должны бесить ставки на кого-то другого? — удивился он.

Я только головой покачала, а потом потянулась за тетрадью, ибо в аудиторию зашел магистр Саттар.

Лекцию записывала механически, не вникая в суть. Голова была занята только мыслями о сложившейся непростой ситуации. Неожиданное изменение отношений с Аланом, несправедливо обвиненный Айландир, с которым надо будет обязательно объясниться, и «дядя».

Я знала, что Александр в своих угрозах способен зайти далеко. Все-таки он ради ритуала меня убил. Но вот о том, что он может ударить меня просто разозлившись, как-то не думала. Хотя стоило бы! Ведь предупреждали, что в Домене Пепла эмоции зачастую берут верх над разумом!

Куснув губу, я невольно искоса взглянула на Алана. Как-никак он — прямой наследник сильнейшего рода Домена Пепла. И выводила я его из себя довольно часто. Правда, пока максимум, что получила — легкие синяки на излишне сильно сжатом запястье. Но это лишь говорило о том, что у Алана по их, пепельным, меркам титановые нервы. Однако совсем не значило, что в конце концов он не сорвется.

Не зря ведь Айландир, едва заслышав о том синяке, уже дважды изменил своим привычкам и стал приходить на завтрак. Он-то это сразу понял.

Расчетливость и спокойствие тленников по сравнению с экстремальной вспыльчивостью пепельников нравились мне все больше. А желание посетить сегодня вечером библиотеку и вовсе обратилось в железобетонную уверенность. Все узнаю! И если будет хоть один шанс на любых условиях перейти под покровительство Домена Тлена, я его найду!

Тем более к Домену Пепла я отношения не имею. И если Камерано узнает, что я не «своя», защиты пепельника я все равно лишусь.

Лекция за посторонними раздумьями пролетела незаметно. А как только я собрала со стола свои вещи, Алан, не слушая возражений, подхватил меня под локоть и повел на следующее занятие.

Впрочем, уже на выходе в коридор, я такому конвою противиться перестала. После утренней драки двух самых известных элитников академии с перспективой магического поединка в дальнейшем народ как с ума сошел. Буквально со всех сторон сыпались вопросы о подробностях и причинах. Многие даже пытались удержать меня за руку, чтобы уж точно получить ответ. Если бы не рявканье Алана, от них я так просто не отделалась бы, так что предпочла пепельнику не мешать и позволить себя защищать. Хотя кто бы еще вчера мне о таком сказал, не поверила бы!

Спокойнее стало, лишь когда за нами закрылась дверь тренировочного зала по энергоконтролю. Чужих здесь не было, а сокурсники, еще на истории первыми столкнувшиеся с Аланом, подходить снова не решались. Сам Алан, тоже успокоившийся, отвлекся на разговор с приятелями, так что я получила передышку и, пусть ненадолго, оказалась предоставлена сама себе.

Разумеется, первым делом я полезла в кейлор. Нужно было понять, насколько серьезно раздули сплетники драку в столовой и как сильно затянуло во все это меня.

Была надежда, что все ограничится куском видео и обсуждением будущего поединка, но… увы. В Анонимусе обнаружилось аж три новых поста.

Первый, под заголовком «+1?» выдал ожидаемо МегаМаг. Кандидат в премированные папарацци года явно спешил выдать эксклюзив раньше всех, так что небольшой пост пестрел ошибками и корявыми фразами:

«Кажется, у нашей Лиловой наресовался еще один поклонник? Да еще и не побоявшийся из ревности кинуться в драку с Темнейшим! Только непонятно, для чего Дучезарному вступать в борьбу за внемание девчонки из Домена Пепла, да еще и устраивать драку с Темнейшим?

Зато не растерялся Пепельный лорд. И увел Лиловую, пока остальные незадачливые поклонники награждали друг друга синяками!»

И пусть к посту был приложен видеофрагмент сцепившихся Айландира с Дирионом, старания МегаМага не особо оценили. Нет, драку, конечно, обсуждали. Но то и дело попадались язвительные комментарии вроде:

«МегаЛох, ты сначала научись слова в предложения нормально собирать и запятые с точками расставлять, а потом уже короля сплетен из себя строй».

«Точно МегаЛох! Во-первых, перед тем, как новость выкладывать, надо ее хоть читабельной сделать! А во-вторых, где доказательства, что это из-за Лиловой? Где предыстория драки? Чё вообще происходило-то там?»

А вот вторым, но ожидаемо гораздо более популярным, оказался пост «Темнейший любит погрубее?», который опубликовал Лорд Сплетен.

На сей раз обычно язвительный и не пренебрегающий черным юморком аноним высказывался довольно резко:

«Как и без того имея репутацию не самого приятного человека в академии, в один день прослыть законченной скотиной? Спросите Темнейшего! Ведь только так можно назвать мужчину, который, не получив ожидаемой близости от разборчивой и верной жениху девушки, поднимает на нее руку!

Вчера он покидал комнату Лиловой Девочки не в самом хорошем настроении. А сегодня мы все видели последствия такого неудовольствия на ее лице.

Видимо, самомнение так давит Темнейшему на мозг, что он даже мысли не допускает, что объект желания не горит ответными чувствами!

Бить женщину — удел скотов и моральных уродов!

А Лучезарному уважуха. Хоть кто-то в академии еще способен поставить Грейва на место».

Комментариев под этим постом было море. И каких!

«Фу! Никогда бы не подумала, что Темнейший такой урод!»

«Наконец-то влюбленные в него куры прозреют! А то кудахтали про брутальность! Вот вам брутальность — удар по физиономии!»

«Урод, одним словом! Уважение после такого пропало напрочь!»

Я едва не застонала. Да тленник меня сейчас ненавидит!

Извиняться перед Айландиром придется долго. И непременно нужно придумать, как его оправдать. Я просто в глаза ему смотреть не смогу!

Не выдержав, я даже рискнула написать комментарий:

«Так ведь Лиловая всем говорила, что это не он!»

Однако сразу была засыпана кучей гневных ответов:

«Разуй глаза, она боится, неужели непонятно? Этот гад запугал девчонку! Она ведь даже не дархатка!»

«И ты в это веришь? Еще пооправдывай его тут!»

— Зря ты туда полезла. Это ж толпа. Затопчут, — раздался рядом тихий голос подошедшей Иланны.

— Да сама уже поняла, — поморщилась я и вышла из комментариев.

— Айландира очень многие не любят, — напомнила подруга. — А сейчас появилась возможность почти открыто об этом заявить. В чем Камерано прав, так это в том, что ты действительно хороший повод. Для всего. Можно сказать, взорвала ситуацию, которая зрела уже несколько лет.

— Не представляешь, как меня это «радует». — Я тяжело вздохнула и скользнула взглядом по третьему посту в топе Анонимуса.

Назывался он почти так же, как и первый, только вместо знака вопроса там красовался восклицательный: «+1!», а автором оказался… хм? ХитрыйДашш?

Уже догадываясь, что будет в тексте, я открыла пост и прочитала:

«Мои необычайно дорогие друзья!

Уверен, что вы будете рады добавить в перечень участников конкурса „Первый раз“ новое лицо, которое оригинальным способом заявило сегодня свои притязания на Лиловую Девочку прямым ударом в челюсть Темнейшего! Так что официально меняем геометрию в количестве поклонников Лиловой на треугольник, добавив так удивившего нас Лучезарного!

Ну и поскольку в предыдущем голосовании ошибались все, а я забочусь о вашем благосостоянии и возможности все-таки получить выигрыш, ставки обнуляются! А я запускаю голосование снова, чтобы вы смогли сделать правильный выбор!»

— Вот в нем я даже не сомневалась, — криво усмехнувшись, хмыкнула я.

Читать комментарии под этим сообщением не имело смысла — все они практически полностью состояли из затертых системой полос. «Дорогие друзья» совершенно точно были от такого решения не в восторге.

— Ты о Дашше? — Иланна тоже фыркнула. — Да, это было ожидаемо. Уж он своего никогда не упустит.

— Надеюсь, что после такого дураков делать ставки не найдется.

Однако подруга только головой покачала:

— Не надейся. Все равно будут.

— Почему?! Он же всех опять кинул.

— Потому что, даже несмотря на подобные случаи, большие суммы денег получают куда чаще, — сообщила она. — Плюс, это развлечение для народа.

— Еще бы не быть для их развлечения главным клоуном, — пробормотала я.

Ответить Иланна не успела — в аудиторию зашел магистр Тирон и разогнал всех по рабочим группам.

Занятая невеселыми мыслями, я включилась в работу почти на автомате. Впрочем, требовалось от меня не много — связку выстраивал, как обычно, Алан. Причем сегодня сила сосредоточенного парня доставляла минимум неудобств, так что звезда заклинания выстроилась достаточно быстро. А потом и энергетические потоки стабилизировались словно сами собой.

— Вот так бы сразу. Замечательная работа! — поздравил подошедший магистр Тирон.

И только тут я осознала, что наше заклинание сияет сильным, ровным темно-вишневым светом, и делать, собственно, больше нечего.

Мы справились с практической работой! Причем первыми из всех групп!

А потом вспомнила, что вообще-то хотела сегодня попроситься в группу тленников.

Н-да, После сегодняшнего успеха мои аргументы «мы не сработаемся» и «наша сила плохо совместима» магистр Тирон даже слушать не станет.

Хотя… если дальнейшие занятия будут проходить в таком мирном ключе, то переход и не понадобится.

Обедали мы так же вместе с Аланом и несколькими сокурсниками из его круга общения. На сей раз вели они себя весьма тактично и ничем не проявляли свой обычный элитный снобизм.

Впрочем, особо я не радовалась. Понимала, что отношение ко мне переменилось только из-за Камерано и к остальным студентам не их круга осталось прежним.

А после обеда Алан собрался куда-то по своим делам и посоветовал мне остаток дня отсидеться в своей комнате. Мол, переждешь сегодня, а уже завтра будет поспокойнее.

Поскольку я все равно никуда не собиралась, последовать совету было проще простого. Тем более в моем распоряжении были учебники и очередное задание с заморочными расчетами от магистра Брук.

Кроме того, на ужин я тоже решила не ходить, хотя Иланна и звала, обещая, что ее брат с друзьями никому не дадут донимать меня расспросами. Но я лишь попросила поблагодарить от моего имени за заступничество Дириона — все-таки он действовал из лучших побуждений — и отказалась.

Поголодаю немного, не страшно. Это лучше, чем слушать грубые высказывания Дириона и его друзей об Айландире, которые обязательно последуют. Я была в этом уверена. Но как доказать им, что тленник не виноват, до сих пор не знала.

Да и с самим Айландиром мы еще не объяснились. А находиться в компании Дириона, не оправдавшись, было бы нечестно по отношению к тленнику.

Весь день я собиралась с духом, чтобы ему написать. Только когда наступил вечер и тянуть больше не было смысла, все-таки отправила ему первое, короткое: «Привет».

Не прошло и нескольких мгновений, как вибрация уведомила об ответном сообщении.

Открывая его, я готовилась к ругани и обвинениям. Причем заранее была согласна принять их как справедливые и долго извиняться. Ведь после того, как Айландира из-за меня несправедливо обвинили и втянули в драку, а потом еще и прополоскали в Анонимусе всей академией, смолчать в принципе сложно.

Однако вместо этого увидела одно-единственное слово: «Дядя?»

Айландир не написал ничего из того, что написал бы, пожалуй, любой другой. Он просто проверял догадку.

Сердце почему-то забилось быстрее. И отпираться смысла уже не было.

«Да», — дрогнувшей рукой ответила я.

«Часто он так?»

Хороший вопрос. Как бы я сама хотела знать на него ответ!

«Только когда злится».

«А злятся пепельники часто. Я понял. И понял, почему ты не хотела возвращаться».

Ох…

Несколько мгновений я смотрела на кейлор, не в силах унять учащенно бьющееся сердце. Целый день я боялась разговора с Айландиром, а он… он не злился! Более того, даже виноватой меня ни в чем не считал!

Вот оно, рациональное мышление тленников! Кто вообще из моего окружения мыслит более здраво, чем Айландир? Да никто!

Внутренний всплеск восторга и восхищения почти разом перерос в уверенность: надо идти в библиотеку. Срочно. И если Александр вправду нагнетает обстановку, прямо из библиотеки сразу же приду к Айлу и все ему расскажу. Во всем признаюсь, от и до. И в том, что никакая я Александру не племянница. И в том, что нужна из-за дара. И про родителей, здоровьем и жизнью которых он меня шантажирует, скажу.

Айландир все поймет. И поможет. Наверняка.


Отключив кейлор, тленник рассеянно посмотрел в темное окно. В своих предположениях он ожидаемо оказался прав. Правда, как к этому относиться, Айландир до конца еще не решил.

С одной стороны, утром было крайне неприятно внезапно обнаружить, что вся академия посчитала его настоящим куском дерьма. С другой — Айландир помнил перепуганно-растерянный взгляд Евы и ее попытки за него вступиться. И понимал, почему она не могла напрямую сказать о том, кто действительно ее ударил. Обвинять Еву было не в чем.

Так сложились обстоятельства. Причем отчасти действительно по вине самого Айландира. Он ведь знал, что пепельники излишне эмоциональны. И знал, что Ева боится дядю как огня. Настолько, что была согласна на что угодно, лишь бы не возвращаться домой. А отец при этом здраво предположил, что Александер племянницу еще и как женщину желает.

Айландир все это знал, но оставил девчонку со взбешенным родственником одну. Хотя результат их дальнейшего общения был весьма очевиден.

Сейчас.

А тогда он сам поддался эмоциям. Александер на редкость расчетливо на них сыграл.

Получается, Айландир сам дурак, что подобное допустил. И, что самое противное, ему отчего-то было не наплевать.

Вот, казалось бы, какое дело? Ну ударил дядя племянницу. Так они из другого Домена! А Ева — простая девчонка, не дархатка даже. Так, тело для развлечения, к которому просто тянет. Хорошо, не просто, а сильно. Но кроме постели у Айландира с Евой и так ничего бы не было!

Однако в глубине души все равно шевелилась злость. На Александера. И на самого себя за то, что вчера так быстро ушел, И это беспокоило его куда сильнее, чем всеобщее осуждение.

Айландир осознал этот факт практически сразу после того, как их с Дирионом разняли. А потому на расспросы сокурсников отвечал сухо и односложно. Да, он вчера у Евы был. Да, когда уходил, то злился — запись не врет. Но Евы Айландир и пальцем не коснулся.

Не верите? Доказательства нужны? Идите к дашшу оптом.

Посланы были в итоге все, кроме Дианэ и Триона. Друзей не так просто было проигнорировать. Особенно если они сидят рядом на лекции. И вдвойне тяжелее после того, как Трион начал размышлять вслух:

— Слушай, если это не ты, то тогда девчонка знатно тебя подставила, умалчивая о том, кто ее действительно ударил. Может…

— Нет, — перебил Айландир, выходя из мрачных раздумий. — Ничего делать не надо.

— Уверен?

— Абсолютно. — Он было замолчал, но упрямый взгляд друга показывал, что просто так Трион не отстанет. Поэтому пришлось добавить: — Я знаю, почему она молчит. Девчонке не позавидуешь.

— Хм?

— Нет. Объяснять ничего не буду. И тебе, Дианэ, тоже. Не смотри на меня таким щенячьим взглядом, в воспоминания не пущу. Хочешь, вон, пойди у Евы спроси, ты — баба, может, она тебе поплачется.

Черноволосая тленница недовольно фыркнула, но настаивать не стала. Поняла, что настроение у Айландира крайне паршивое, и ему не до откровений. А Трион хмуро уточнил:

— И что теперь со всем этим делать?

— Да ничего. — Айландир пожал плечами и задумчиво покрутил в руках ручку. — Не в первый раз уже мне дружной толпой сообщают, как меня ненавидят. Поводы разные — реакция привычна. Пусть на сей раз и несправедлива. С другой стороны, если подумать, сейчас мне это даже на руку. Дирион воспринял все весьма серьезно.

— Думаешь, наш лорд Сама осторожность все-таки не сдержится и бросит тебе вызов? — догадался Трион.

— Именно. — Айландир кивнул и слегка улыбнулся. — Ты спрашивал, что делать? А понервируй-ка народ в своем стиле. Чем больше Дира будут дергать, тем быстрее он решится.

Кейлор тихонько завибрировал, вырывая тленника из воспоминаний. Едва взглянув на новое сообщение, Айландир довольно хмыкнул. Ну вот, что и требовалось доказать. Дирион не выдержал. Даже суток не прошло.

Подключив голосовой вызов, он дождался вопросительного Трионова: «Да?» и произнес:

— Пляши. Как я и рассчитывал, наша Лучезарная фея возжелала встретиться.

— О? То есть поединок?

— Где? Когда? — послышался и голос Дианэ.

— Через два дня. В пять утра на нашем «любимом» месте, — проинформировал парочку Айландир.

— Зашибись! — выдохнул Трион с азартом. Правда, тут же озабоченно уточнил: — А это будет закрытое мероприятие, или?..

— Или, — успокоил Айландир и с усмешкой добавил: — Так что можешь запускать свою карусельку с наживой, мой меркантильный друг.

— Ну-у, зачем так сразу. Я же в первую очередь ради фана работаю, — протянул Трион.

— Угу. Работаешь. И зарабатываешь. — Айландир ухмыльнулся сильнее. — Даже знать не хочу, сколько ты за эти годы на мне уже бабла поднял.

Из кейлора донеслось многозначительное фырканье и сразу же елейное пожелание спокойнейшей ночи от Дианэ. После чего связь прервалась.

Айландир потянулся и мысленно пожелание черноволосой тленницы одобрил. Ради разнообразия и впрямь стоило уже спокойно выспаться, а то в последние дни он, похоже, перенапрягся. Сегодня, например, усталость чувствовалась особенно сильно. Настолько, что даже в драке с Дирионом он проявил себя не самым лучшим образом, пропустив несколько весьма ощутимых и глупых ударов.

Так что — спать. Спать и набираться сил. В выходные они понадобятся.


Глава 8 | Факультет избранных | Глава 10