home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

В аудиторию мы заходили вместе с магистром Тироном Завидев меня, тот доброжелательно усмехнулся и поприветствовал:

— С возвращением, Ева Лиард. Домен Пепла, верно? Все-таки опыт и чутье магистра не обманешь. Или по-прежнему будете утверждать, что сами по себе?

Вообще-то именно это мне бы и хотелось сделать, особенно при виде самодовольной физиономии Алана, но — увы. Поэтому пришлось потупиться и пробормотать:

— Не буду. Извините.

— Ничего, понимаю. Сам в молодости любил навести тумана.

— Женщинам в принципе нравится лгать. Это в их натуре. Да, простая девочка из другого мира? — прокомментировал Алан.

И вот чего полез, спрашивается? Я-то надеялась, что хоть теперь он успокоится! Но, раз хочет продолжать войну, что ж…

— Ого, а золотой мальчик, у которого из всех достижений только папина фамилия, оказывается, разбирается в женской натуре? На-адо же! И когда успел только? Еще недавно, помнится, опыта у тебя вообще не было. Неужели восполнял, пока я при смерти лежала?

Довольную улыбку с лица пепельника смыло мгновенно. Глаза сердито сверкнули. Народ навострил уши в ожидании очередной «серии» почти семейной ссоры, но тут вмешался магистр Тирон и повелительно потребовал всем разбиться на команды.

— Не теряем времени, у нас полно дел! Настраиваемся друг на друга и продолжаем отрабатывать устойчивость работы в цепи!

С интересом поглядывая на нас с Аланом, студенты неохотно потянулись в разные стороны.

Я бы тоже с удовольствием к ним присоединилась, однако пришлось идти прямиком к тренировочной группе дархатов пепельника. Причем, судя по тому, как хищно, неотрывно Алан следил за моим приближением, продолжение ссоры, пусть и в менее публичном формате, было неизбежно. Я, конечно, постаралась нацепить на лицо равнодушно-отстраненное выражение, но это не помогло. Едва я подошла, меня ухватили за локоть и зашипели на ухо:

— За языком следи! Иначе…

— Что? — язвительно перебила я. — Пожалуешься моему дядюшке, чтобы отшлепал твою невесту?

— Сам отшлепаю! — рыкнул Алан. — Причем с полным правом, за неуважение! Напомнить тебе, в каком Домене состоит клан Лиард? Н-невеста! Хороша невеста, к тленникам по ночам шляется!

Ого! Значит, в отличие от большинства, он сплетню про меня и Айландира без внимания не оставил.

Мысленно фыркнув, я парировала:

— А что оставалось делать, если ты меня игнорировал? Где ты был, пока я в одиночестве в медкорпусе страдала? Не заглянул ведь ни разу! Ни цветочка не прислал! Умри я, небось и на погребальный венок не разорился бы, жмот бесчувственный! Даже моей защитой озаботился Айландир, а не ты! Так с чего мне тебя уважать?

Ответа ждать не стала. Спокойно села на циновку и сосредоточилась перед началом работы. Впрочем, Алан не стал себя утруждать оправданиями, лишь явственно скрипнул зубами и сел рядом.

— Пять — три, — прокомментировал кто-то из рядом сидящих.

Окружающие поддержали его сдавленными смешками.

— Направьте свою неуемную энергию на создание базовой магической структуры! — потребовал проходивший мимо Тирон.

На этот раз внушение подействовало, и мы действительно начали тренировку. Даже базовую «звезду» заклинания успели создать. Но в тот момент, когда ее потребовалось наполнить силой…

Каюсь, вина была моей. Просто за те несколько раз, которые мне довелось находиться в рабочей магической цепи, это была цепь тленников. Соответственно, и энергию я подстраивала исключительно под их холодный спектр, так что сейчас абсолютно на автомате щедро влила в плетение такую же.

Результат смешения спектров не заставил себя ждать. Воздух между нами заискрил, раздался сухой треск, и вместо слияния плетение буквально развалилось на куски, пробежав по нашим пальцам колючим статическим электричеством.

— Да какого хрена!

— Ева!..

— Что за саботаж? Ты что творишь?! — дружно взвыли одногруппники.

И я хотела извиниться! Честно! Но в этот момент Алан язвительно прокомментировал:

— Не удивительно, что ты с энергией огня работать разучилась. Ты ж у нас теперь тленница с опытом.

— Сам меня в свою группу зазвал, я не напрашивалась, — холодно напомнила я. — Не нравится? Так могу хоть сейчас к тленникам и уйти.

— Ты дура? Ты из моего Домена! — тотчас вызверился он. — Ты должна уметь работать со мной, а не под чужака подстраиваться!

— Ну извини! Кто меня спасал, под того и подстроилась, — парировала я. — Разве я виновата, что им оказался не ты?

— Ничего этого вообще не было бы, если б ты из дома не свалила! — зло выдохнул Алан. — Вы, бабы, вечно считаете, что вы особенные. Отсюда все ваши проблемы! Ваше дело сидеть дома и детей рожать, так нет, вас в академии тянет как на аркане. Хотя, собственно, зачем вам учиться-то? В постели, где мужа ублажать нужно, магия не нужна. Для того чтобы побрякушки носить и детей растить, тоже. А с остальным мы, мужики, и без вашей подмоги управимся. Так всегда было! Ты нарушила порядок, вот и нашла приключений на пятую точку. Но свою вину признать, конечно, не хочешь. Поэтому крайний у тебя я! Или, скажешь, не так?

Сказать я хотела, но в этот момент к нам вновь подошел магистр Тирон и призвал не отвлекаться и сосредоточиться. Пришлось смолчать.

— Ладно. Работаем, — сквозь зубы процедил Алан и начал выстраивать цепочку вновь.

Я тоже сосредоточилась. Практическое задание надо было выполнить, так что на этот раз я постаралась перестроиться и влить в «звездочку» энергию максимально подходящего спектра. И даже сдержалась и не зашипела на Алана, когда его пламя вновь начало излишне давить на мою часть «звезды». Но когда дело дошло до визуализации, результат все равно получился не очень.

Комковатые, узловатые линии колыхались, трепетали и переливались грязным градиентом. Это не шло ни в какое сравнение с ярким, мощным и ровным плетением, которое делали, спасая меня, тленники.

Впрочем, такая проблема была у всех групп, и магистр Тирон не преминул это отметить:

— Ваша сила должна стать единым целым, а не выглядеть разрозненными кусками. Так что давайте стабилизируйте. Это и есть работа в команде.

Разумеется, стабилизировать нашу цепь взялся Алан как лидер, на котором была завязана основа заклинания. Ему предстояло пройти по всем линиям и выровнять потоки.

Пепельник принялся за дело уверенно и даже неплохо, но очень уж резво. Вместо аккуратных касаний он буквально нас всех «утюжил». По магическому плетению пробежала опасная рябь.

— Ты можешь работать нежнее, а не давить со всей дури? — понимая, что долго так не выдержу, шикнула я на слишком активного Алана. — Я едва удерживаю нить!

— Это еще раз подтверждает, что тебе здесь не место, — даже не подумав сбавить темп, буркнул он. — На работе надо подчиняться и терпеть. А нежности в кровати требовать надо.

Я презрительно фыркнула.

— Да ты, судя по всему, и в кровати только на грубость способен!

— Готова придумать что угодно, чтобы оправдать собственную неспособность работать в связке, да, детка? — ядовито протянул Алан.

— Зачем придумывать? У меня есть с чем сравнить. Айландир, например, действует гораздо аккуратнее, и с ним терпеть не приходится, — парировала я. — Так что, может, уже перестанешь свои ошибки оправдывать за мой счет?

Пепельник скрипнул зубами. Часть «звезды» налилась опасным пурпуром.

— А вот и доказательство, — мгновенно среагировала я. — Ты даже себя стабилизировать не можешь, что о других говорить? И кто из нас, по факту, не способен работать в связке?

— Да я!..

— Да вы оба в связке, похоже, работать не способны! — внезапно со злостью перебил Алана парень напротив. — Заткнетесь вы вообще когда-нибудь?!

— Достали уже! — поддакнул одногруппник с ним рядом.

— Выкинуть их из цепи, пусть эти влюбленные вдвоем занимаются!

— Да!

— Да я вас щас сам всех повыкидываю на хрен! — не выдержав, уже в голос рявкнул Алан.

Миг — и без того на ладан дышащее плетение самоуничтожилось в яркой вспышке.

От резкого разрыва цепи голову болезненно кольнуло, и я невольно охнула. Причем, судя по раздавшимся возгласам вокруг, досталось всей группе.

А в довершение всего к нам подлетел магистр Тирон и в ультимативном тоне потребовал от меня и Алана, как провокаторов друг друга, до конца занятия разойтись по разным концам аудитории и подумать о своем поведении. И по неуду влепил под одобрительные аплодисменты одногруппников.

В общем, занятие прошло отвратительно.

Не знаю, о чем думал Алан, а я твердо решила в следующий раз просить магистра перевести меня в группу к кому-нибудь другому. К тем же тленникам, например. Или хотя бы к обычным пепельникам. Не может же он не пойти навстречу! Видит ведь, что с Аланом у нас работа никак не складывается!

Когда же нас наконец отпустили, я впервые не исчезла из академии, а как полноценная студентка в компании Иланны отправилась на обед.

Пока шли до столовой, я подробно обрисовала ей, какой Алан женоненавистник и как умудрился выбесить не только меня, но и остальных сокомандников.

— И в нашем провале виноват в первую очередь он. Психанул, когда ему указали на ошибку, вместо того чтобы прислушаться и ее исправить. И все потому, что сказала об этом я, а не кто-то другой, — под конец проворчала я и с тяжелым вздохом посмотрела на взятую с раздачи еду.

Аппетита после полученного неуда не было, но я заставила себя взять ложку и зачерпнуть бульона. Не призрак все-таки — есть надо.

— Н-да. Если так пойдет и дальше, у вас все шансы вылететь из академии за банальную неуспеваемость. У обоих, — резюмировала Иланна.

Я кивнула:

— Вот и я о том же подумала, поэтому решила в следующий раз поговорить с магистром Тироном и попробовать убедить его перевести меня к тленникам. В конце концов, работать с ними в связке я умею и готова это доказать.

— Да, это, наверное, самый лучший вариант. Все-таки магистру тоже нет резона каждое занятие на ваши ссоры смотреть, — согласилась подруга. Затем взглянула на кейлор и хмыкнула: — Смотри-ка, а народ уже узнал, что вы опять поругались.

— О? — Взяв ложку в левую руку, я тоже погрузилась в чтение.

На сей раз лента сияла новым постом с красноречивым заголовком от ЛордСплетен: «Ссора Пепельного лорда с невестой! Камерано облажался! Смотри сюда!!!» В нем местный топовый папарацци коротко, явно торопясь, перечислял мои претензии к Алану по поводу отсутствия цветов и внимания к больной невесте.

Кроме того, внизу был приложен короткий видеофрагмент, где я озвучивала сомнения в постельных умениях пепельника, а затем сравнивала его с Айландиром.

Прикинув ракурс, я поняла, что снимали откуда-то со стороны тленников и мысленно хмыкнула. Ну да, пепельники вряд ли стали бы выставлять Алана в неприглядном свете перед всей академией. Все-таки он свой. Зато тленникам «слить» ссору условного врага только в радость. Вот только зачем было эксклюзив отдавать ЛордуСплетен? Почему бы самому не выложить?

— Потому что постоянно выдавать интересные новости мало кто сможет, для этого связи нужны, — ответила на озвученный вслух вопрос Иланна. — А сиюминутная популярность не идет ни в какое сравнение с деньгами, которые Лорд платит за эксклюзивы.

— А он платит? — удивилась я. — И сколько?

— Пятьдесят солтов. Это много, на шикарный ужин в дорогущем ресторане хватит запросто, — пояснила подруга.

— Ого!

— Ага. Потому-то ЛордСплетен уже третий год подряд берет виртуальную премию «Острое перо». Кем бы он ни был, он точно из обеспеченных дархатов-элитников.

«Причем с нюхом на жареные факты и умением их подать публике», — мысленно добавила я, проглядывая комментарии.

Обсуждение и впрямь шло активно. Новые сообщения возникали буквально у меня на глазах.

«Ха-а! Во Камерано дурак! Неудивительно, что она ему с тленником отомстила! Забыть про собственную невесту, надо же!» — язвил уже знакомый мне Архистудент.

«Да правильно она сделала, — поддакивала КремоваяДетка. — Это ж надо, невеста в лазарете, а он даже не заглянул! Я бы такого точно бросила, и плевать на статус! Чувства важнее!»

ЛюбовнаяЛюбовь: «+1».

ЛюбиМеняНежно: «+100!»

СилаВТлене: «У него точно с бабами опыта не было, вот и облажался».

Гром 66: «Верняк! Выл бы опыт, девчонка уже довольная жизнью ходила бы! А тут любому мужику сразу ясно — не удовлетворили!»

ХитрыйДашш: «Внимание! Открываю ставки на то, что Пепельный лорд — девственник!»

Я хихикнула. Если Камерано это читает, он сейчас точно аки вулкан лавой плюется. Подумать только, сколько ж народа его заочно так не любит, что, даже толком не вникая в происходящее, сразу абсолютным большинством оправдывает меня.

Защитницы-фанатки Алана, конечно, пытались обелить доброе имя своего Пепельного лорда. Мол, кто я такая, чтобы наследник Домена Пепла роль сиделки в лазарете рядом со мной исполнял. Но в общем потоке критикующих их было не слишком много.

Настроение поднялось, так что обед я доедала уже бодро и с аппетитом. Тем более потом Иланна решила устроить мне экскурсию по академии и показать все, что было недоступно нам в призрачном облике.

Однако не успели мы покинуть столовую, как кейлор тихонько завибрировал, уведомляя о пришедшем сообщении. Открыв его, я обнаружила, что меня срочно вызывают в ректорат.

Та-ак, похоже, пришло время обещанной помощи в поисках заговорщиков.

— Что там? — заинтересовалась Иланна.

— Следователи приехали, — нейтрально ответила я. — Это по поводу покушений, так что мне надо идти. Придется экскурсию отложить.

— У-у, иди, конечно, — кивнула подруга. — Подождет наша прогулка, никуда не денется. Главное, чтобы этого маньяка побыстрее нашли.

— Да уж, хотелось бы, — пробормотала я и поспешила к лестнице.

До ректората добралась быстро. В приемной меня уже ждали четверо серьезных мужчин в одинаковой темно-серой форме с тонкими полосками-нашивками на правом рукаве. И если вспомнить, что форма моего «дяди» из КаН была темно-бордовой, то эта, получается, принадлежит к Тайной канцелярии, которой заправляет Домен Тлена Что ж, логично. Ведь они — самая заинтересованная сторона.

— Ева Лиард? — обратился ко мне один из них, самый высокий, с тонкими чертами лица, чем-то напоминающими лорда Кантора Грейва, только чуть моложе.

— Да, — кивнула я.

— Меня зовут Донатан Грейв, дознаватель первого ранга Тайной канцелярии. Я возглавляю следственную группу по вашему делу, — представился он, полностью подтвердив мои догадки.

Даже более того! Расследование вел не просто подчиненный отца Айландира, а близкий родственник! Интересно только, кто он? Старших братьев у Айландира нет, да и староват этот Донатан для брата. Значит, дядя? Да, скорее всего.

— Приятно познакомиться. — Я вежливо улыбнулась. — Что мне делать?

— Практически ничего. Только слушать, — ответил мужчина. Затем кивком указал на кабинет ректора. — Пройдемте сюда.

Я последовала за ним, послушно прошла до противоположного конца помещения… и изумленно моргнула, когда дознаватель, сделав шаг, буквально растворился в книжном шкафу!

— Идите вперед, Ева, — донесся его голос откуда-то спереди. — Это обычная иллюзия.

Иллюзия! Ну конечно!

Опомнившись, я поспешно пересекла границу магического барьера и оказалась в небольшом закутке у стены. Раньше здесь, судя по следу на полу, действительно стоял шкаф. Теперь же вместо него располагались несколько удобных стульев с мягкими спинками.

На один из них мне и указали:

— Прошу.

А когда мы сели, дознаватель приступил к объяснениям:

— Наш план работы таков: в ректорат будут постепенно вызываться все, кто имеет доступ к закрытым отделам библиотеки. Пока архимагистр Айдар обсуждает с ними текущие дела, вы слушаете голоса. И если какой-то из них покажется вам знакомым — немедля даете нам знать. Поскольку беседы будут длиться несколько часов, скажите, если вам потребуется перерыв для посещения туалета.

— Э-э, несколько часов? — растерянно уточнила я. — А почему так долго? Мне было бы достаточно и пары фраз…

— Уверен, так оно и есть, — не стал спорить дознаватель. — Однако заговорщик не должен ничего заподозрить. Нам ведь еще и на его подельников выйти нужно. Так что для всех посещение ректора должно выглядеть как обычная рабочая встреча, не более того. Да, времени это займет больше, зато никакого риска ни для нас, ни особенно для вас. Пока заговорщики еще не знают о том, что вы их слышали и можете опознать. Не хотелось бы, чтобы эта ситуация изменилась.

Сглотнув, я быстро кивнула и заверила:

— Да, мне бы тоже этого не хотелось. Мне и своих проблем хватает.

— Вот и замечательно. — Дознаватель Донатан тонко, жутковато улыбнулся, еще больше напомнив Кантора Грейва и заодно Айландира. Видимо, эта жутковатая улыбочка — их семейная фишка.

С трудом сдержавшись, чтобы опять не сглотнуть, я уточнила:

— А вот если я кого-то узнаю, как мне вам дать понять? Каким-то жестом?

— Зачем? Просто скажите.

— А там, — я кивнула на оставшийся за тонкой иллюзорной завесой кабинет, — меня не услышат?

— Разумеется, нет. Не волнуйтесь, — успокоил дознаватель. — Через «Полог Тишины» нас слышно не будет. Кстати, очень удачно, что как раз вы со слышимостью сквозь полог проблем не имеете. Мне ведь верно доложили?

— Д-да, — с легкой запинкой подтвердила я.

Ну, потому что, мало ли? Вдруг именно в этот раз мой слух подведет? Не сработает? Вдруг…

В этот момент дверь открылась и в кабинет вошли ректор с каким-то полноватым мужчиной средних лет.

Следствие началось.

К счастью, опасения оказались напрасными: ректора с магистром какого-то из старших курсов я услышала отчетливо и ясно. И уже по первым словам поняла, что голос мужчины ничем не напоминает те, которые звучали в библиотеке. Так что только отрицательно качнула головой в ответ на вопросительный взгляд дознавателя и расслабилась.

Слушать о перестановках в учебном плане и просьбах выделить более удобные часы для занятий было скучно. Магистр просил больше утренних часов и предлагал различные варианты перестановок, однако ректор Айдар ссылался на уже утвержденный график и недовольство остальных преподавателей. В итоге просящего отправили искать лояльного коллегу, который согласится поменяться местами, и договариваться самостоятельно. Тогда, мол, исправления в графике утвердят без проблем.

Судя по тому, как уходящий магистр чеканил шаг, он был настроен решительно. А вот скептично посмотревший ему вслед ректор в успехе этой затеи явно очень сильно сомневался.

Потерев виски, архимагистр коснулся настольного кейларда и пригласил:

— Следующий.

Вновь сосредоточившись, я уставилась на дверь… которая вдруг резко распахнулась и с грохотом ударилась о стену!

Я аж на стуле подпрыгнула от такого неожиданного перформанса.

А в кабинет влетел представительного вида седовласый магистр и буквально с порога возмущенно возопил:

— Бездари! Тупицы! Куда катится этот мир, если приходится обучать идиотов, которые не в состоянии рассчитать простейшее заклинание?!

— Что случилось, Натан? — мгновенно напрягся и ректор.

— Случилось! О-о, случилось то, что вместо последовательного деинсталлирования отработанной охранной системы очередная особо одаренная тройка пятикурсников решила снести все мощным энергопотоком! — на одном дыхании выпалил магистр. — Причем без расчетов, а просто по принципу «сила есть, зачем нам разум?»! И в результате остаточная энергия чуть не поджарила эту команду кретинов! Счастье, что на практикуме находилась и тройка Дириона! Только он успел вовремя сориентироваться и применил Поглощающий щит, впитавший излишки «магической жизнедеятельности» этих бездарей. Если бы не это, кто знает, что могло произойти! Но таких, как Дирион, у нас единицы, а идиотов полно.

— Это, конечно, нехорошо, — архимагистр Айдар кивнул, вновь успокаиваясь. — Надеюсь, вы уже назначили нарушителям отработку?

— Отработка! Пфф! — Мужчина нервно фыркнул. — Я-то назначил, конечно, но толку с нее? Она у них далеко не первая и за все эти годы ни одна отработка ума им не добавила. Данариус, мне с каждым годом все страшнее ходить на практические занятия! Не знаешь, вернешься с них или нет! Хоть завещание пиши! Зачем, скажи мне, мы с этими бездарями вообще возимся?!

— Это наша работа, за которую нам платят, — напомнил ректор страдальцу очевидное.

Однако магистр Натан при упоминании о деньгах только сильнее распалился.

— Ха! Не говорите мне об этих нищенских суммах! А ведь мы ежедневно рискуем своей жизнью! Нет, знаете, так больше продолжаться не может, Данариус. За такой риск нам требуется надбавка! Или пусть родители сами учат своих одаренных деток без тормозов!

С этими словами магистр Натан положил ректору на стол пачку бумаг и припечатал:

— В ином случае просим подписать заявления на отставку несогласных на такие нищенские выплаты!

Архимагистр Айдар оценил количество «прошений» и нервно кашлянул.

— Н-да, если так все серьезно, то, пожалуй… Насколько больше?

И едва он задал этот вопрос, произошло удивительное. Все возмущение, страдание и заламывание рук со стороны магистра прекратились словно по мановению волшебной палочки. Я едва успела моргнуть, как он с деловым видом сообщил:

— Ну, по моим примерным расчетам выходит, что плату за курс обучения необходимо поднять на двадцать процентов.

— Ого! — Ректор удивленно покачал головой. — А не многовато ли?

— Это еще мало! — убежденно заверил мужчина. — У нас от абитуриентов и так отбоя нет. А еще и бесплатников пытаются навесить: тоже дополнительные расходы. Так что мы, можно сказать, пошли на компромисс Все-таки на нас преподавательский долг лежит.

— Что ж… в таком случае обсудите этот вопрос с магистром Ламарной и подготовьте подробные выкладки. — Архимагистр Лидар обреченно вздохнул. — Мне нужны цифры и конкретные аргументы, которые можно привести родителям наших студентов о причинах повышения стоимости обучения.

— Сделаем в лучшем виде! — тотчас воссиял магистр-вымогатель и поспешил удалиться.

Видимо, боялся, что ректор может передумать.

После потянулись просители попроще и поспокойней. Кому наряд на внеплановые закупки надо было подписать, кому поговорить об успеваемости своих протеже или возможности повлиять на других излишне принципиальных коллег. А я все вслушивалась и вслушивалась в их голоса.

Увы, при всей старательности даже спустя несколько часов ни одного из заговорщиков так опознать и не получилось.

— На сегодня прием окончен, — объявил ректор, повернувшись в сторону нашей иллюзорной завесы. — Весь основной состав магистров с доступом к закрытым отделам вы увидели и услышали.

Мы с дознавателями поднялись и вышли из «шкафа», покидая наблюдательный пункт.

— Что ж, отыскать заговорщика в первый день было бы слишком легко, — с легкими нотками досады произнес лорд Донатан Грейв. — Значит, продолжим завтра.

— Простите, лорд Грейв, вы, видимо, не совсем поняли… — ректор кашлянул. — Больше слушать некого, у остальных сотрудников академии доступа к закрытым отделам библиотеки нет.

— Это вы, видимо, не совсем поняли, архимагистр. — Дознаватель по-змеиному улыбнулся. — Заговорщик весьма хитер и осторожен. Он вполне мог выведать у кого-нибудь кодовое слово доступа под каким-нибудь предлогом. Или банально подслушать. Не забывайте, что некоторые ветки магии Воздуха или Воды вполне способны на подобное. Я точно знаю, что заговорщик здесь, в академии. И я его найду. Так что подготовьте список сотрудников на завтра и последующие дни, слушать мы будем всех.

После этого Донатан Грейв, прощаясь, коротко кивнул стоящему с вытянутым лицом ректору и покинул кабинет. Следом вышли остальные дознаватели.

Я тоже задерживаться не стала. У меня были свои насущные проблемы. После долгого сидения в одной позе тело затекло, а еще хотелось в туалет. И за переписывание одолженных Иланной конспектов надо было садиться. Их было много, а времени до ужина оставалось мало.

В общем, остаток дня пролетел незаметно, хотя и не так плодотворно, как мог бы, не потеряй я столько времени на «прослушивания». До того как пиликнула установленная в кейлоре напоминалка об ужине, я успела переписать лишь около половины всех необходимых лекций.

На ужин отправилась, планируя попросить Иланну оставить лекции лше еще на день, а когда зашла в столовую, увидела, что та не одна. Иланна сидела за столиком в компании Дириона и еще двух парней — рыжего и брюнета, явно старшекурсников. Я замешкалась, не зная, подходить или нет, но подруга, увидев меня, с улыбкой помахала рукой, подзывая.

— Аанс, Отар, — представила она парней. А потом и меня им: — Ева, моя однокурсница и подруга.

— Да с Евой вся академия уже, можно сказать, знакома, после всех-то новостей, — с улыбкой отметил Дирион.

Ребята дружно хохотнули. Правда, сразу доброжелательно заверили, что очень рады познакомиться лично, а не через новостную ленту. Темноволосый Отар даже помог мне с подносом. В общем, друзья Дириона оказались такими же доброжелательными и компанейскими, как он сам.

— Ну, как расследование продвигается? — спросила Иланна, когда я села.

— Ищут. Но пока безуспешно. — Я развела руками.

— Да, у вашего клана полно врагов, — протянул, посерьезнев, Дирион. — А если убийца смог пробраться и в ваш дом, то это явно серьезный спец в своем деле. Поиски легкими не будут.

— Угу. Дядя… тоже так сказал, — с запинкой подтвердила я.

Называть Александра дядей по-прежнему было сложно. Да и вообще, тему родственников и убийц трогать лишний раз не хотелось, поэтому я решила ее сменить. Благо повод нашелся почти сразу. Вспомнилось, что устроивший сегодня целое представление с жалобами и выпрашиванием денег магистр упоминал о рабочих тройках студентов. А Дирион сидел именно с двумя друзьями. И Айландир, кстати, рабочую цепь тоже на троих с Дианэ и Трионом делал…

Значит, это точно что-то значит! Но что? Мы-то на энергоконтроле проходим работу в связке куда с большей группой народа.

Этот вопрос и озвучила.

— Тут все просто, — ответил Дирион. — Сейчас вы проходите основы, а вот на старших курсах для более серьезной работы уже будете подбирать тех, с кем связь наиболее хорошо устанавливается.

— На самом деле тройка — это не обязательное количество, но наиболее, скажем так, универсальное, — добавил Отар. — Например, работа в паре по сравнению с ней требует больше сил и больше одномоментно совершаемых действий. Поэтому не так удобна и выгодна. А четверым-пятерым или большему количеству человек сложнее контролировать и совмещать силы. Эффективность и скорость падает. Такие группы тоже попадаются, конечно, этого не запрещает никто. Но их все же мало. Сниженную оценку из-за сбоев и задержек мало кому хочется получать.

Я кивнула, понимая это как никто: сама именно в такой ситуации оказалась. И мечтательно вздохнула:

— Скорее бы уже нас делить начали. — Потом посмотрела на подругу и задумчиво добавила: — Только мы с тобой, наверное, в одной тройке работать не сможем. Все-таки совместимость нашей силы по словам магистра Тирона даже сейчас далека от идеальной.

— Угу, — подтвердила Иланна. — Но ничего. Выбор у тебя все равно большой. Ты ведь можешь не только с пепельниками работать, но и с тленниками.

— Это да. И вопросом смены рабочей группы озабочусь на ближайшем занятии по энергоконтролю, — согласилась я.

— О? То есть у вас с женихом все настолько плохо? — заинтересовался Ланс.

С женихом?

Я удивленно посмотрела на него, а потом сообразила, что друзья Дириона вообще не в курсе того, что мы с Аланом не пара и никогда ею не были. Поэтому многозначительно ухмыльнулась и заверила:

— Ага. Вообще. Совсем.

Иланна прыснула.

— Ого! — Ланс присвистнул. — Погоди, значит, если ты хочешь перейти в группу тленников, то сплетни про Айландира…

— Скажем так, не лишены некоторого основания, — сообщила я с еще более многозначительным видом.

А затем, не выдержав, присоединилась к смеху Иланны.

Настроение впервые за эти дни наконец-то улучшилось. Особенно после того, как на горизонте замаячил желающий пообщаться со мной Алан, но подойти, завидев компанию Дириона, так и не решился. Хотя смотрел в нашу сторону долго и очень пристально.

Да только что мне с его взглядов? Пусть!

Тем более ребята его нерешительность тоже заметили, и Ланс доверительно поинтересовался у меня, не являлся ли Алан и вправду девственником. А то, мол, может ставку у ХитрогоДашша все-таки сделать, она сейчас очень выгодная.

— Лучше не надо, — вместо меня фыркнула Иланна. — Ведь даже если это и так, как доказать-то? Его не проверишь. В итоге Дашш опять все деньги заберет себе.

Ланс тяжело вздохнул, но справедливость доводов признал. А я, мысленно веселясь, хранила молчание и интригу.

В общем, ужин прошел замечательно. Жаль только, опять пришлось отказаться от прогулки по академии. Лекции нужно было дописать побыстрее. Иланна, конечно, без проблем согласилась подождать еще, но я прекрасно понимала, что ей они все-таки тоже нужны.

Поэтому прогулка окончательно была отложена на ближайшие выходные, и мы разошлись.

Над лекциями я в итоге просидела до полуночи. Писала, пока не заныла рука, а глаза сами собой начали закрываться. Однако «добила»! И, удовлетворенная, раздевшись, юркнула под одеяло.

Спать! Наконец-то!

Тихий шелест ночного дождя сегодня уже не пугал. Дремота охватила меня практически сразу, обещая погрузить в полноценный сон… ровно до того момента, пока среди обрывочных мыслей и воспоминаний не промелькнула прошлая ночь, проведенная в одной кровати с Айландиром. И утреннее ощупывание моей груди.

Сердце трепыхнулось, а сон как-то вдруг отступил. Я смущенно куснула губу.

Днем об этом подумать возможности не было, но теперь память воспроизвела все со скрупулезной яркостью и в мельчайших подробностях. И сколько бы я ни пыталась убедить себя в том, что испытывала в тот момент только растерянность и возмущение, получалось не очень. Потому что, кроме этого, я чувствовала еще что-то. Что-то странное, новое. Такое, чего раньше не испытывала, но теперь…

Неужели где-то глубоко в душе я действительно хотела бы продолжения?

Признаться и ответить себе было сложно. Снова куснув губу, я перевернулась на другой бок… и тут раздался резкий, требовательный стук в дверь.

Мгновенно вернувшись в реальность, я нервно подскочила на кровати и с опаской крикнула:

— Кто?

— Я. Открывай.

Айландир!

Сердце замерло, а потом застучало раза в два быстрее.

Что ему нужно посреди ночи?! Не мысли же мои он подслушал, в самом деле?!

Я даже головой помотала, отбрасывая столь безумное предположение. А затем, опомнившись, выскочила из-под одеяла и включила настольную лампу. Схватив со стула шелковый халатик, удачно найденный накануне среди присланных Александром вещей, быстро надела и открыла дверь.

Не просто же так тленник появился!

— Привет, — с порога произнес Айландир и уверенно зашел, прежде чем я успела произнести в ответ хоть слово. — Спишь уже? Что-то рано.

— Привет. Да, только легла, — растерянно подтвердила я и слегка смутилась под внимательным изумрудным взглядом, задержавшемся на моей груди. Которая, конечно, сейчас закрыта халатиком, но была ощупана утром…

Я резко задавила неуместные воспоминания и уточнила:

— Что-то случилось?

— Нет. — Тленник отрицательно качнул головой. — Но очень надеюсь, что случится с твоей помощью.

— Э-э? — От двусмысленности фразы я едва не поперхнулась. — Ты о чем?

Айландир хмыкнул, но затем пояснил:

— Кодовое слово. Ты сказала отцу, что подслушивала заговорщиков, находясь в одном из закрытых отделов библиотеки. Так вот, мне нужно кодовое слово, по которому ты туда попала. Я еще вчера думал заглянуть, но в медкорпусе лишний раз светиться не захотел.

Уф! Всего-то!

— Ауродим Фаркид Паэльсдар, — едва сдержав вздох облегчения, ответила я. — А зачем было приходить-то? Мог бы по кейлору связаться и спросить.

— Не мог бы. — Меня наградили новым изучающим взглядом, опять задержав его в районе груди. — Твой кейлор стандартный, с привязкой к системе академии. При этом интерес к тебе повышенный. Твои разговоры могут отслеживать, а мне не нужно, чтобы кто-то знал о моем незаконном проникновении в библиотеку.

— А-а…

— Ладно. Спи дальше. Я пошел, — попрощался Айландир и, наконец перестав меня разглядывать, развернулся, открывая дверь.

И только теперь моя голова просветлела настолько, чтобы напомнить об одной важной вещи.

— Айл!

— М-м?

— Мне бы одежду Дианэ вернуть. Не подскажешь, где она живет?

— На третьем этаже, в комнате 3-48, - откликнулся тот, не оборачиваясь. — Но она там редко бывает. Днем Ди на занятиях, а ночует у Триона. Загляни завтра перед ужином, в это время наиболее вероятный шанс ее там застать.

— Ага. Спасибо.

— Не за что. Кстати, миленький у тебя халатик. Я оценил.

Дверь за тленником закрылась.

Халатик?

Я недоуменно моргнула. Это с чего вдруг такой комплимент?

Задумчиво открыла дверь в ванную, перевела взгляд на зеркало… и сглотнула.

Это был не шелк. Вообще. Совсем.

Черт его знает, из чего пошили сию вещь, но при тусклом свете настольной лампы обманчиво плотная ткань просвечивала на фиг! Вся! А у меня под ней только я и тоненькая кружевная полосочка стрингов…

«И я в этом как ни в чем не бывало перед Айландиром вовсю красовалась! Не удивительно, что он взгляд от груди оторвать не мог!»

Я почувствовала, как лицо буквально до ушей полыхнуло жаром Содрав провокационный халатик, запихнула его в самый дальний угол шкафа и, сгорая от стыда, юркнула в кровать.

Ну, Александр! Спасибо тебе, «дядюшка», за заботу!

И… надеюсь, Айландир хотя бы не решил, что я его провоцирую?


Эта Лиард его провоцировала!

Ничем другим выходку Евы, встретившую его в белье из аликары, быстро шагающий по коридору Айландир объяснить не мог. Конечно, вряд ли она задумывала это изначально. Не могла девчонка знать, что он к ней придет, так что с ее стороны это был не более чем экспромт.

Провокация. Даже, возможно, предложение все-таки отплатить за все, что он для нее сделал…

Вот только теперь принять это предложение Айландир при всем своем желании не имел права! Запрет отца буквально связал ему руки.

Он резко выдохнул.

Тленник злился. И на отца, и на себя. Вот какого дашша, спрашивается, он так остро отреагировал на вид ее тела? Что он, обнаженных женщин не видел, что ли? Видел, и много, причем в куда более откровенных позах. Так почему весь организм Айландира пошел вразнос только лишь при виде полускрытой аликарой груди этой… даже не дархатки?! Такого жгучего желания тленник не испытывал уже давно, и ему стоило огромных усилий не потерять хотя бы внешнее спокойствие.

Но Ева-то какова, а? Стояла и разговаривала с таким видом, словно ничего особенного не происходит! Вот вам и стеснительная девственница…

И ведь для кого-то же она эту тряпку из аликары в академию захватила!

«Камерано. Учитывая все, что между ними происходит, девчонка наверняка собиралась изводить пепельника».

Однако эта догадка Айландира отчего-то не успокоила. Наоборот. Стоило представить, как Ева демонстрирует условный «халатик» Камерано, раздражение и злость вспыхнули с новой силой.

Отрицать было глупо и бессмысленно: он, дашш все побери, хотел эту девчонку! И запрет отца желание получить Лиард только усиливал.

В библиотеку Айландир почти влетел. Оставалась надежда, что хотя бы заклинания, к которым тленник так давно стремился, его отвлекут. Быстро глянув по сторонам, он приложил запястье с кейлором к углублению в стене и рыкнул:

— Заклятия второго уровня допуска. Боевая кафедра. Ауродим Фаркид Паэльсдар.

Однако появившаяся было вешка осталась тусклой.

Допуск не действовал.

Да что ж сегодня так не везет-то!

Айландир мысленно застонал от досады.

Ну конечно! Ректор не дурак, наверняка заменил кодовое слово, как только услышал о том, что здесь происходит. Возможно, даже несколько различных слов ввел, чтобы, если вдруг ситуация повторится, молено было сузить круг поиска нарушителей.

Теперь в библиотеку без нового допуска попасть не удастся.

Не сдержавшись, Айландир выругался уже вслух. Тленнику ничего не оставалось, кроме как вернуться в общежитие.

Мрачный как грозовая туча Айландир зашел в свою комнату, с ненавистью посмотрел на пустую кровать… и, осознав, что просто так точно не заснет, отправился в душ.


Глава 5 | Факультет избранных | Глава 7