home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3. Горячая идея

Перемахнув через деревянный забор небольшого подворья, Мизар прислонился к нему спиной и попытался как можно быстрее восстановить сбившееся от бега дыхание. Сердце парня стучало так, словно пыталось сломать ему ребра — в похожих передрягах ему бывать еще не приходилось.

— Тана'э! — дерево в паре сантиметров от головы Мизара взорвались щепками, когда клюв листовидного наконечника бело-оперённой стрелы пробил тонкие доски и даже немного вылез наружу. Какими бы неуклюжими не показались бы эльфийские воины стороннему наблюдателю — на деле это были первоклассные лучники, которые смогли определить примерное расположение рыбака, даже не имея возможности его увидеть и почти попали в свою цель выстрелив буквально на слух.

— Творец, не знаю, где я за свою недолгую жизнь успел так нагрешить, что ты послал на мою жизнь это наказание, но знай — если я сейчас выживу, то… — в ту же секунду парень понял, что он зря подал голос и у вислоухих убийц ну очень хороший слух, раз они смогли расслышать его судорожный шепот с двух десятков шагов, через звяканье свое брони и собственный топот — забор начали расстреливать с огромным энтузиазмом и Мизару пришлось упасть в траву и ползком добираться до крыльца огромного дома. — То начну молиться какой-нибудь твари из Бездны и от души нагажу на алтаре в первом же твоем храме, который только найду!

Погоня отставала буквально на десяток шагов — когда рыбак добрался до распахнутой двери, то первые из преследователей уже перепрыгивали забор подворья, а когда он захлопнул толстую, обитую металлическими полосами дверь и накинул на неё толстый засов — по ней тут же забарабанили стрелы.

Пробежавшись по главному залу, Мизар закрыл все ставни и окна первого этажа на небольшие щеколды, а затем подхватил с обеденного стола широкий тесак для разделки рыбы, прислонился к косяку и осторожно посмотрел в щелку между ним и дверью.

"— Вот же упорные вислоухие ублюдки…" — в паре шагов перед домом стояло с десяток мокрых эльфов с оружием наперевес, а из-за забора выглядывало еще несколько бойцов, но уже сидящих на лошадях, держащих луки наготове и внимательно смотрящих по сторонам. Кажется, они подозревали, что Мизар здесь был такой не один и ждали нападения извне, но положение рыбака это никак не облегчало — дом старосты, в который он забрался со всех ног удирая от врагов, был окружен со всех сторон и другого выхода, кроме как под стрелы ушастых лучников из него не было. Вместо спасительного шанса здание грозилось стать для парня его же склепом. — "Приехали…"

Один из бойцов, стоящих рядом с побитым Мизаром эльфом, что-то раздраженно выкрикнул на их языке и отдал приказ стоящему рядом всаднику. Тот кивнул в ответ и взяв в руку одну из стрел, подул на её наконечник — металл прямо на глазах у рыбака в один миг раскалился докрасна, будто его только что достали из кузнечной печи.

— Похоже, лучше было самому подставиться под выстрелы, пока они еще были обычными. — злобно оскалился Мизар и начал смотреть, как этот вислоухий колдун накладывает зачарованную стрелу на лук, собираясь поджечь дом, в котором он укрылся. Выхода у молодого рыбака не было: высунешься из дома — смерть от стрел и клинков эльфов, не выйдешь — сгоришь заживо. И выбирать из этих двух вариантов он не хотел. — "Что-то много среди ушастых способных к магии оказалось… Если у них там каждый второй — чародей, то не проще ли было обрушить на их деревню какие-нибудь чары, вроде огненной бури или еще какой волшебной гадости? Зачем они вообще сюда полезли?" — в успехе поджигателя Мизар не сомневался — в округе совсем не было камня, а потому дом старосты, как и вообще все дома в их деревне был сделан полностью из дерева, и мог заполыхать чуть ли не от любой искры.

Но прежде чем огненный снаряд сорвался с тетивы, резкий выкрик избитого рыбаком эльфа остановил его сородича. Что-то коротко сказав, он небрежным жестом отослал всадников зачищать остальную деревню и махнув рукой над своей головой, приказал пешим воинам взять дом старосты в кольцо.

"— Похоже, этот остроухий у них главный, но зачем он тогда… А, кажется понял — хочет взять меня живьем и лично устроить все те кары, которые обещал. Хе, не дождется, вислоухая сволочь!" — видя, как командир вражеского отряда делает шаг по направлению к двери, парень отскочил в сторону и вовремя — в щель между косяком и дверью проскользнуло покрытое рунами лезвие слегка изогнутого клинка и начало медленный путь вниз. Наткнувшись на засов из мореного дуба, оно замедлилось, но не остановилось полностью — бледно-синий метал понемногу продавливал крепкое дерево и всего за пару мгновений прорезал преграду почти на четверть.

— Не так быстро! — выхватив из уже остывшего очага почерневшую от копоти кочергу, Мизар поставил её на пути клинка, уперев другой конец металлического лома в деревянный пол. Наткнувшись на новую преграду лезвие громко звякнуло и попробовало на зуб железо, но в итоге все же остановилось, а за дверью послышалась брань эльфийского воителя. — Что, ослиные уши, выкусил? Лучше сразу поджигай дом — здесь тебе не взять меня живьем!

Пусть Мизар не хотел умирать, но если бы ему поставили выбор между смертью от пламени и стрел или попадание живым в руки разъярённого им длинноухого — он бы все же выбрал первое. Проверять, какие пытки могла придумать фантазия живущего не одно столетие убийцы, молодой рыбак не собирался — и так было понятно, что в этом случае сожжение заживо вскоре показалось бы ему избавлением.

— Зря бахвалишься, короткоживущий. — Неожиданно спокойно ответил ему эльф и руны на мече воина вспыхнули синим светом, а металл начал со скрипом поддаваться его клинку. — Ты лишь увеличиваешь страдания, которым я тебя подвергну, когда поймаю…

"— А, ну да — колдун же. Значит и оружие у него должно быть зачарованным… Ублюдочные маги!" — поморщился, парень, судорожно ища выход из его тяжелого положения. В то, что попадя внутрь, эльф сможет быстро его скрутить, Мизар не сомневался — он не был воином и одолеть опытного бойца он бы не смог, даже если бы у того не было поддержки в виде десятка промокших и очень злых товарищей. Как-то раз парень сильно поспорил со своим отцом и в ход пошли кулаки — так отставной десятник, несмотря на возраст быстро выбил всю дурь из своего отпрыска. А тут был не пожилой Фарольский солдат, а опытный боец эльфийского княжества, оттачивающий свое ремесло дольше, чем жил иной человек. — "Но мне же и не надо его побеждать в честном бою?" — взгляд рыбака упал на пару стоящих в углу бочек, на деревянных боках которых крупными, неровными буквами было выведено "Брага".

"— Ай да староста, хрыч старый! А еще Творцом мне клялся, что все продал на последней ярмарке! " — Мизар злобно рассмеялся и окинул взглядом обстановку, прикидывая как можно выбраться из ловушки, в которую он влез. По-быстрому обдумав план и закинув один бочонок на плечо, рыбак выбил рукояткой тесака пробку второго, и пинком опрокинул его на пол, разливая по деревянным доскам хмельное содержимое. Сделав такую же процедуру и с другой бочкой, он начал ходить по залу поливая все вокруг ароматным напитком, оставляя чистыми лишь два небольших участка — в углу, рядом со входом и напротив задней стены, в которой было всего-лишь одно окно. Закончив лить повсюду брагу, парень посмотрел сквозь щель в ставнях этого окна, убедившись что там его уже поджидает один из ушастых с клинком наготове и вылив остатки браги в поставленную рядом большую миску, начал нервно насвистывать веселую мелодию и дожидаться, пока командир вислоухих убийц закончит прорезать засов. Авантюра, задуманная парнем была рискованной, но иного выхода у Мизара попросту не было.

— Молись своим бо… — разрезанное дерево вывалилось из пазов и рухнуло на пол под звон проплавленной кочерги, а эльфийский воин вошел внутрь зала, ища взглядом своего недруга. Но прежде чем он успел закончить свою речь ему пришлось уклоняться от промелькнувшего над головой лезвия рыбацкого тесака, который Мизар запустил в него на манер метательного топора. — Во имя Великого Леса, что это за убожество? — презрительно скривившись, враг одним движением достал из стены вонзившийся в неё нож и с пренебрежением отшвырнул его в сторону. — Это даже не оружие, а столовый прибор. Смертный, ты что, решил накормить меня напоследок? — собственная шутка показалась долгожителю очень остроумной и он зал заполнил его мелодичный смех.

Но молодой рыбак лишь злобно оскалился.

— А то! — он достал из-за голенища сапога свой нож и под насмешливым взглядом воина взял его обратным хватом. — Главное блюдо — жаркое из эльфятины!

Со слегка истеричным смехом он перерезал веревку, которая удерживала на потолке главную гордость и главное украшение дома сельского старосты — сделанную из рогов гигантского оленя огромную люстру, что висела под потолком и на которой сейчас горело несколько свечей. С грохотом та упала на стол и начала заваливаться набок, но почуявший запах браги эльф был опытным бойцом и моментально понял, почему по всему дому мокрый пол — одним прыжком оказавшись рядом с падающей громадиной, он удержал её от падения.

— Хитро. Но эти уловки…

Одна из свечей выскользнула из паза и отскочив от наплечника воина упала на пол.

Пламя вспыхнуло моментально — никто не знал, на чем настаивал свою брагу деревенский староста, но та всегда получалось настолько горючей, что при любой искре полыхала не хуже пламени Бездны.

Командир отряда длинноухих громко матерясь и не желая быть зажаренным в собственном доспехе, отступил на специально оставленный Мизаром в углу чистый участок пола. И как бы не хотел парень сжечь своего обидчика заживо, ему пришлось оставить длинноухому выродку место для отступления — не нужно было быть гением стратегии или великим командиром, чтобы понять, что если гореть будет абсолютно все пространство, то враг попытается всеми силами вырваться из пламени и будет прорываться в единственное свободное от огня место — к самому Мизару. А так — ушастый рефлекторно отступил назад, оказался заперт в углу и пока не погаснет пламя, не представлял для рыбака угрозы.

"— Та-а-ак, главного временно выбили. Осталось лишь вытащить на эту приманку остальных…" — подзадоривая оцепивших дом бойцов (и подбадривая самого себя — все же для Мизара такие вещи были в новинку и его руки слегка подрагивали от страха), парень злобно захохотал и закричал во все горло. — Кто тут хочет попробовать жареного эльфа?! Спешите скорее иначе я вам и маленького кусочка не оставлю!

— Нама'ер! — похоже, что кто-то из оставшихся снаружи бойцов тоже был знаком с человеческой речью, а может быть, они просто заметили всполохи пламени и обеспокоенные судьбой командира, попытались было по его примеру зайти с главного входа — но тут же отступили назад. Рядом со дверным проемом парень вылил чуть ли не половину бочонка и теперь там как будто бы развернулась частичка Бездны — огонь полыхал так сильно, что на него было больно даже смотреть, не то что лезть внутрь. Единственным слабым местом в плане Мизара была магия — как и большинство жителей деревни, парень не владел этим искусством, а потому недолюбливал чары и не знал по какому принципу те работают. Но судя по громким воплям, которые были слышны даже за ревом пламени и по тому, что длинноухие внутрь лезть все же не рискнули, усмирять эту стихию они не умели.

А их командир тем временем зажался в углу и сжимая в руке свой зачарованный клинок, обливался потом, пытаясь разглядеть парня сквозь яркие всполохи огня. Маг или не маг — рисковать собственной шеей и переть напролом через стену пламени он точно не собирался.

— Ну что же ты дрожишь? Неужели тебе вдруг стало холодно? — издеваясь над своим противником, Мизар поднял миску с оставшейся брагой и сделав из нее хороший глоток, занюхал его чистым полотенцем которое прямо здесь же и сорвал с крючка на стене. — Может мне добавить огоньку?!

Душа парня буквально запела, когда он увидел как вздрогнул его враг и начал что-то кричать своим подчиненным — он понял, что один бросок и облитый горящей брагой ушастый сгорит живьем. Шансов уклониться у него попросту не было — угол, что оставил ему недруг, с трудом вмещал даже одного эльфа и огонь уже начал подбираться к его металлическим сапогам.

Но цель рыбака была в другом — створки на окнах сорвались с петель, когда не выдержавшие бойцы выбили их в поисках не захваченного пламенем прохода и залезли в оконные проемы, пытаясь оценить обстановку и найти своего лидера.

Мизар бы сам оставил открытым один из них, если бы это не было слишком подозрительным. Эльфийский воин, выбивший деревянную заслонку и влезший в окно был предельно сосредоточен, ожидал атаки и наверное смог бы отбить даже выпущенную в упор стрелу, но к тому, что в него плеснут брагой оказался на готов. А молодой рыбак взял миску за дно, провел рукой над пламенем, поджигая осевшие на стенках остатки ядреного пойла и швырнул горящую посуду в облитого горючим питьем эльфа. Тот даже смог разрубить опасный снаряд, но одна единственная искра — и облитый брагой боец вспыхнул словно факел, закричав не хуже грешника, которых по словам жрецов, похожим способом мучают в Бездне демоны.

А Мизар меж тем, уже с треском разорвал полотенце напополам и быстро намотав его на свои ладони, вытолкнул из окна истошно вопящего эльфа и выпрыгнув следом, сразу же побежал к забору, что в этом месте стоял чуть ли не прямо под окном. Других врагов в этом месте не было — дом деревенского старосты был большим и чтобы охватить все возможные пути отхода десяток воинов рассредоточился по разным сторонам, а тот, кто должен был охранять этот участок сейчас с криками катался по земле, пытаясь сбить с себя пламя. Но нужно было торопиться — как бы рыбак не хотел обратного, вислоухие не были полными дураками и кто-то из них уже точно спешил на помощь своему товарищу.

Ловко взобравшись на забор (на который он влезал на спор еще будучи ребенком), Мизар осторожно перепрыгнул через ограду соседнего участка. Здесь было очень опасное место — прямо к дому старосты примыкал участок деревенского лавочника, который был прожжённым торгашом и к тому же — жадным без меры, из-за чего часто ссорился с остальными жителями деревни, а особенно со своими соседями, считая (иногда абсолютно обоснованно), что их дети воруют яблоки у него во дворе. После одного из особо громких скандалов, терпение торговца иссякло и он поставил вокруг своего подворья крепкий частокол и даже не поленился заплатить магу из столицы, чтобы тот зачаровал его так, чтобы любой взобравшийся на эту ограду из бревен, не мог на ней удержаться и неизбежно падал на заточенные колья. Один из мальчишек не поверил в это и однажды утром его тельце нашли нанизанным на деревянные пики. Крику тогда было много — но лавочник был на своей земле и в своем праве, поэтому сделать с этим никто ничего не смог, но чтобы насолить жадному торгашу из-за пары яблок отнявшему молодую жизнь, деревенские ребята нашли способ обойти эти чары — нужно было просто перепрыгивать забор, не касаясь его совсем и тогда они не срабатывали.

Мизар об этом способе знал — а вот спешившие за ним эльфы даже не догадывались и поэтому когда парень уже вытащил засов на воротах и сделал за них шаг, до его ушей донеслись вопли одного из преследователей. Проскользив по частоколу, эльф буквально насадил себя на деревянный кол, ведь защиты снизу у него попросту не было.

Посмотрев на страдания жертвы излишней жадности одного из своих соседей, парень злобно оскалился и шмыгнул за ворота, но тут же столкнулся нос к носу с одним из всадников, которых командир эльфийских воинов отправил прочесывать деревню. Похоже, что тот услышал крики своих товарищей и вернулся, чтобы разузнать в чем там дело, а потому для него встреча с Мизаром оказалась не меньшим сюрпризом, чем и для самого рыбака.

Но парень успел среагировать быстрее — выхватив нож, который перекочевал из сапога за пояс, он полоснул невинное животное по морде и оказавшись под брюхом вставшей на дыбы лошади, перерезал кожаную подпругу. Седло, вместе с матерящимся на певучем языке воином, свалилось на землю, а Мизар со всех ног припустил дальше по улице, пригибаясь и дергаясь из стороны в сторону, чтобы по нему было сложнее попасть.

Но в этот момент удача изменила молодому рыбаку — сброшенный им на землю воин не потерял сознания и даже не получил сильного удара. Успокоив свою лошадь и погладив её по морде, эльф поднял выпавшие вместе с седлом стрелы, а затем взял в руки лук, прицелился и сделал один за другим несколько быстрых выстрелов.

Дергающаяся в паре десятков шагов мишень была не слишком сложной целью для опытного лучника, но он помнил приказ командира брать цель живьем, а потому первая стрела пробила ногу рыбака навылет, заставив его вскрикнуть от боли и начать её подволакивать, но вот последующие… Стрелок неверно рассчитал сторону, в которую дернутся припадающий на пострадавшую ногу парень, что в этот момент как раз попытался спрятаться за колодцем и вместо того, чтобы пробить левую руку Мизара, снаряд чиркнул по его правому плечу, заставив дернуться от боли и свалиться в этот самый колодец.

Короткий полет и приближающееся дно было последним, что он запомнил.


предыдущая глава | Рыбак из Зеленых Холмов | cледующая глава