home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



11

Наши дни.

Сакхе, планета Дилип.


Гард Норан


Сакхе был вторым по величине городом Дилипа.

Политический центр, который, в отличие от столицы (призванной развлекать и в какой-то мере обслуживать самый большой космопорт звездной системы, даже нескольких), был более тихим, сдержанным и богатым. Здесь же находились многочисленные посольства разных рас и систем — в том числе и стражей.

Неудивительно, что мой отец, если уж и проводил где время, кроме нашей планеты, то именно здесь.

Прием, который нам предстояло посетить, был посвящен годовщине объединения первых и проходил в одном из общепосольских залов. И конечно, председатель Совета Стражей не мог там не присутствовать. Вместе со своей женой, моей мачехой. Глава Академии тоже. А вот почему вдруг понадобился я, да еще и со своим партнером по танцам…

Надеюсь, мне удастся это выяснить.

Вместе с флиппером отец прислал нам с Арриной подходящие наряды — я даже не удивился его предусмотрительности. Мой комбинезон был стандартен для выхода стражей в свет — черный, как бездна, без всяких украшений, и скроенный на свободный манер. Я переоделся, а вот девушка отказалась от полупрозрачного серебристого комплекта, состоящего из модных крохотных шортиков и чего-то не менее крохотного сверху.

Я не настаивал.

Напротив, был рад, что она осталась в платье для выступлений — пусть довольно непривычном для местных, но оно хотя бы не открывало то, чего я не хотел бы видеть доступным чужим взглядам.

А еще, оно отлично сочеталось с моим костюмом.

Глава, глядя на нас, как-то странно хмыкнул.

Аррина была на удивление молчалива и покладиста. И напряжена. Я тоже чувствовал себя довольно странно — еще утром почти убедил себя, что никогда без необходимости не посмотрю в ее сторону, днем позволил себе полностью слиться с ее сутью на глазах у тысяч зрителей, а сейчас иду на светский прием, где будут все значимые фигуры этой звездной системы…

Мы прибыли вовремя и спокойно вошли в зал, тут же направившись в сторону помоста, на котором стояли многочисленные послы. Я здоровался со многими — даже если не знал их, зато узнавал стандартные одежды для церемоний различных рас и мог поприветствовать каждого правильно. Это было частью моего воспитания, как и умение поддерживать безупречную репутацию и оставаться нейтральной стороной в любых конфликтах.

Стражи были почти независимы не только от политических течений внутри Содружества, даже от самого правительства крупнейшего объединения Вселенной. Но это не значило, что мы игнорировали законы и общие правила взаимодействия. или не искали политической и экономической выгоды везде, где только могли. Например, на таких приемах.

В итоге мы поприветствовали всех, кто стоял на постаменте. В том числе, моего отца, который улыбнулся всем троим и заявил, что мы замечательно танцевали, чем вызывал множество вопросов у окружающих… а потом отозвал Главу Академии для разговора.

Я же, сочтя, что отдал дань приличиям, отвел Аррину в сторону и подал ей тонкую трубочку с серебристым тягучим напитком, обладавшим весьма приятным свойством оказывать на представителей большинства гуманоидных рас легкое расслабляющее воздействие. Но поговорить нам снова не удалось, что уже начало раздражать.

Ко мне подходили многочисленные знакомые, в том числе и стражи, чтобы обменяться приветствиями и задать несколько вопросов об учебе в Академии. Иногда обращались и к Аррине. И я вдруг поймал себя на мысли, что горжусь её безупречным поведением. Где бы она ни родилась, как бы ни ошибалась в каких-то правилах этикета, какая бы у нее ни была нехватка знаний по тем или иным вопросам, но она оставалась сдержанной, спокойной и вежливой. И на удивление быстро впитывала любые веяния и нюансы общения, производя впечатление человека, которые часто бывает в подобных местах.

Идеальная спутница…

Я тряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли и надеясь, что мне наконец сообщат то, ради чего вызвали, и мы свалим с этого мероприятия и останемся наедине. Вдвоем, без соглядатаев и воспоминаний…

Для чего? Бездна, хотя бы для того, чтобы понять…

— Гард, как я рада тебя видеть!

Я поморщился про себя и представил Аррине очень красивую женщину с ярко-фиолетовыми глазами.

— Шелл Норан. Жена моего отца.

Во взгляде моей спутницы мелькнул и тут же пропал вопрос — сомневаюсь, что она знала о смерти моей матери. Девушка прикоснулась кончиками пальцев к пальцам мачехи в стандартном приветствии и сказала несколько вежливых фраз.

— Гард, милый, я хочу тебя кое с кем познакомить, Аррина, ты нас извинишь?

Поморщился уже не мысленно.

Мне не хотелось оставлять девушку одну, хотя я понимал, что тут не Академия, и никто не рискнет её обидеть — на приемах, подобных этому, все вели себя тошнотворно вежливо и корректно, поскольку малейшее неловкое движение — неважно в чью сторону — могло спровоцировать непредсказуемый по своей силе конфликт. И правила требовали ответить на предложение согласием.

Бездновы правила.

Я ободряюще сжал руку Аррины и шепнул: «Никуда не уходи», — а сам отправился вслед за Шелл, надеясь расквитаться с разговорами как можно быстрее.

Естественно, она познакомила меня с несколькими своими подругами и их дочерями, а те, одетые не скромнее танцовщиц из соответствующих клубов, облапали меня сначала взглядами, а потом попробовали и руками.

Я был выгодной партией… очень выгодной.

Но мне впервые не хотелось этим гордиться.

Я вернулся как только смог и, конечно, не застал маленькую стерву на месте. Просканировал зал и нигде её не нашел.

Бездна!

Ну неужели так сложно выполнить мою просьбу?!

Выдохнул… К норе все. Я найду её и мы поговорим!

Я настроился на чутье, которое так выручало во всяких передрягах, способность, отличающую меня от других стражей, и просто пошел, ведомый инстинктами, по энергетическому следу, с которым был знаком очень хорошо… И который, как мне показалось, смешался с еще одним.

Не менее знакомым.

Зал для торжеств окружали полупрозрачные лабиринты, переходы и серебристые рукава, ведущие в стороны к отдельным комнатам с различными условиями пребывания, весьма удобным для приватных разговоров любой расы… И к одной из них я и пришел.

Я уже ничего не понимал. Аррина там?

Вокруг никого не было — я собрался постучать в закрытую дверь — ситуация мне нравилась все меньше, — но потом передумал и проверил защиту. Ее не оказалось, то есть ничего важного в той комнате не происходило… наверное. Что же, я вполне мог подслушать с помощью одного небольшого прибора…

Спрятался в нише и включил его.

И замер, услышав голос отца. Окончание его фразы:

— … и ты не должна была позволять этого.

— Уж простите, — голос девушки прозвучал издевательски. — Но это была идея Главы — может, вам стоит поговорить сначала с ним?

— Я и поговорил, — последовал знакомый раздраженный рык. — А теперь говорю с тобой. Хочу, чтобы ты подтвердила, что у вас ничего нет!

Стиснул зубы.

Впрочем, чего я еще ожидал? Отец пекся о положении нашей семьи, и мне следовало догадаться, что он сделает определенные выводы, увидев наше выступление… Звезда в зените, ну почему он вообще смотрел эту трансляцию? Я, в принципе, не сообщал о конкурсе, и мне казалось, что и Глава Академии тоже…

Что же я упускаю?

Почему довольно странное, если посмотреть с точки зрения логики, решение Главы о наших совместных выступлениях привело к таким последствиям?

Это случайность или…

— Ты должна отказаться от этих выступлений…

— Тогда я вылечу из Академии.

Хватит.

Я не позволю отцу…

Но его следующая фраза заставила меня заледенеть:

— Ты попала туда только благодаря мне— не заставляй пожалеть о своем решении.

— И бесконечной «доброте»? — прошипела Аррина, и я различил в её голосе нотки отчаяния.

— Я даже не мог предположить, что он взглянет в твою сторону… Кто ты — и кто он!

Молчание. И потом глухое от Аррины:

— Вы преувеличиваете. Не стоит беспокоиться — между нами ничего нет… и не может быть. Мы всего лишь танцуем.

— Не думаю… не думаю, что всего лишь танцуете.

Я закрыл глаза и сжал кулаки.

Отец был лучшим интуитом и аналитиком нашей расы… И если он решит, что Аррина каким-то образом мешает ему… Бездна, смогу ли я защитить девчонку?

— Послушай, — голос председателя сделался усталым. — Ты должна понять… Стражи находятся в неоднозначном положении. У нас нет природных ресурсов, военных мощностей, достаточного количества людей, в конце концов. Мы сильны, у нас есть цель, лучшие исследователи и отчаянные головы, готовые ценой своей жизни изучать Бездну… Но по факту мы еще не предложили Содружеству ничего реально действенного. Поэтому, если Совет и я как его председатель не хотим, чтобы многолетняя история формирования, которое взяло на себя важную миссию, не превратилась в мертвую легенду, мы должны постоянно укреплять свои позиции… В том числе через выгодные браки.

— Поэтому вы приторговываете своим сыном?

— Гард с рождения знал, для чего предназначен! И не тебе судить, девочка, что правильно, а что нет. Я несу… наша семья несет ответственность за сотни тысяч стражей и за то, что они делают, за то, что смогут когда-нибудь сделать, я уверен! И я не позволю никому помешать…

И снова молчание. А потом тихое:

— Вы правы. Не мне судить…

И звук открываемой двери.

Я стоял, ошеломленный, несколько ударов, а потом бросился за уходящей Арриной, не заботясь, увидит ли меня отец.

Поймал ее на выходе из рукава и затащил в темную нишу.

— Что, к бездне, происходит?!! Откуда ты знаешь моего отца?

Она испуганно и удивленно моргнула, потому что не ожидала меня увидеть… а потом сощурилась и внимательно посмотрела:

— А ты опять подслушивал?

— Не увиливай от ответа!

— Спроси у своего папочки…

— И спрошу! Но сейчас я хочу услышать правду от тебя!

— Но ты же ее слышал… Я — никто, а ты — будущая надежда своей цивилизации, — ее слова были пропитаны горечью. — Да и вообще, какая разница? Ты не имеешь права требовать от меня объяснений!

— С каких это пор?

— С тех пор, как отказался от меня!

— Ты первая это сделала!

— По-твоему, следовало объявить этой сплетнице, что не позволю приближаться к тебе? Чтобы она тут же разнесла эту новость по Академии?

— По-моему, ты должна была объясниться со мной!

— Ага, только перед этим пробиться сквозь толпу твоих подстилок, к которым ты счастливо бросился, как только вылез из моей постели! — она уже не кричала, а зло шипела, раскрасневшись и сверкая глазищами.

— А к кому бросилась ты, как только вылезла из моей?

— Бездна, да я ни с кем не спала, кроме тебя, за кого ты меня принимаешь?!!

— Думаешь, я спал?!! Да я ни на кого смотреть не могу, кроме тебя!

— Правда? — она вдруг замерла, тяжело дыша и будто выпустив весь запал.

— Правда, — сказал я хрипло и… Впился в ее полуоткрытый рот поцелуем. Скользнул языком внутрь и застонал от столь знакомого удовольствия.

Ох, я же трахну ее сейчас прямо здесь!

Заставил себя отстраниться, схватил ее за руку и потащил прочь.

Слава звездам, она заткнулась и безропотно шла за мной, потому что иначе я бы просто вырубил её каким-нибудь приемом и утащил на плече. На нас и так оборачивались… Но я сдерживался уже слишком долго!

И больше не намерен этого делать.

Или ждать.

Не знаю, как мне удалось попасть рукой по панели вызова капсулы, которая должна была переместить нас… Да хоть куда! Потому что отлепить руки от ее талии, от ее горячего тела, спины с застывшими от напряжения мышцами было для меня подобно смерти.

Отлепил. Вызвал. И впихнул ее в небольшое закрытое пространство, а когда какой-то придурок попытался втиснуться туда вместе с нами, рыкнул так, что тот отшатнулся.

— Не знала, что ты кидаешься на людей… — прозвучало насмешливо.

Ну уж нет, ты не втянешь меня в спор…

Я ничего не ответил. Только набрал на панели запрос и удовлетворенно улыбнулся. Один из лучших отелей Сакхе уже выслал за нами флиппер, и к тому моменту, как мы переместимся к небольшому боковому входу в это огромное здание, он будет на месте.

Я повернулся к Аррине.

Она стояла, опершись о стену и наблюдала за мной из-под полуопущенных век… И ее расслабленная поза меня не обманула. Она вся вибрировала от возбуждения… И какие-то струны внутри меня отозвались настоящей болью.

— Что же ты со мной делаешь… — прохрипел свой «любимый» вопрос и притянул ее за затылок, обхватив под светлыми, растрепавшимися волосами. Глубоко вдохнул её запах, не похожий ни на чей другой, один намек на который заставлял мои руки сжиматься в предвкушении, прикусил за нежную щеку и завладел её ртом, кожей, нежностью, обещанием, наплевав на то, что мы ушли, не попрощавшись, на слова отца, на её прошлое, которое она мне так и не объяснила, на Главу, который будет нас ждать и на саму Академию, в которую мы должны были — наверное — сегодня вернуться…

Все потом. Я все решу. А сейчас важнее… другое. Это замкнутое пространство, где можно забыть о мире и его требованиях… Её руки, распятые по стенке. Тяжелое дыхание. Мое колено между широко расставленных ног…

Я смутно помню, как мы вышли из капсулы, как добрались до отеля, в котором основным достоинством было отсутствие работников и невозможность встретиться с другими гостями… А еще то, что там принимали кредиты без всяких регистраций.

Все, что я видел, чувствовал — это ее глаза, почти черные от желания… Тихие стоны, которые она подавляла. Дрожащее тело, невозможное в своем совершенстве. И запах её желания…

Это было первое, что я попробовал, когда за нами закрылась дверь номера.

Встал на колени, задрал вверх мешающую мне тряпку и прижался лицом к ее лону, втягивая умопомрачительный запах сквозь эластичное белье… А потом чуть прикусил ткань и нежную кожу под ней.

— Ты потекла, девочка… Моя, — пробормотал, оглаживая точеные ноги и расстегивая ремешки туфель.

— Я не потекла, — не может ведь не спорить, стерва. — Я насквозь мокрая…

Она выгнулась, потому что я проник пальцами под край трусиков и легко провел по нежным складочкам… А потом захныкала, когда я убрал пальцы и облизал их, глядя ей прямо в глаза.

— Хочу тебя… внутри. Сейчас!

— Приказываешь мне? — усмехнулся, не отрывая от нее взгляда, одним движением скидывая комбинезон и ботинки.

— Да! — зашипела злюка, требуя без промедления приступить к основному действу.

Но у меня были другие планы.

Я собирался воспользоваться этой ночью по праву… по полной. Хотел заставить её не приказывать, а умолять, чтобы вошел в нее.

Я собирался свести ее с ума… а потом мы поговорим.

Пока же я легко подхватил Аррину на руки и осторожно опустил на кровать.

Нежная, какая же нежная у нее кожа… Какая же сладкая она и тонкая на изгибе шеи и внутренней поверхности локтя… Я раздевал и ласкал ее медленно, никуда не торопясь, облизывая, пожирая каждый кусочек завоеванного пространства, сам сходя с ума от её громких стонов, от того, как её колотит и выгибает, как она разбрасывает колени, как прижимает мою голову к себе, тянет за короткие волосы…

Спускался все ниже, долго целовал и гладил живот, ноги, а потом притянул за бедра и накрыл наконец дыханием влажное лоно, с силой провел губами, сходя с ума от сладко-терпкого вкуса, погружаясь все больше в это безумие, лаская, прикусывая, вылизывая все складочки, целуя средоточие её желания так, как целовал её губы, обводя пульсирующий бугорок кончиком языка и погружаясь в истекающую соком глубину, упиваясь её желанием, пока она не затрепетала и не выкрикнула мое имя…

— Пожа-алуйста, Гард…

— Чего ты хочешь? — я и сам был уже на грани.

— Тебя… Тебя во мне…

Я в ней.

Самое правильное положение…

Тугая пульсация и её хриплые вскрики в такт движениям довели меня почти до исступления. Я резко вышел, перевернул её и грубо вздернул бедра вверх, впиваясь пальцами, наверняка оставляя синяки и придавливая свободной ладонью между лопатками, молчаливо требуя изогнуться, открыться мне полностью, довериться…

И продолжил вбиваться в сочную нежность, не отрывая взгляда от вспотевшей спины, разметавшихся волос, рук, сжимающих в горсть влажные простыни.

Перевел взгляд на её вздернутую, совершенную задницу и шлепнул по светлой коже, не сдерживаясь, еще и еще, а потом размазал её соки по упругому колечку, надавливая костяшками… Аррина замерла и чуть сжалась — так мы еще не пробовали, — и получила за свое недоверие еще один шлепок.

Но я уже не мог ждать… Все потом.

Влажные звуки при соприкосновении наших бедер, густой запах секса, мои собственные хрипы наполнили комнату и, едва дождавшись, когда девушка начнет сокращаться от второй волны удовольствия, я скользнул одним пальцем во вторую дырочку, усиливая наши ощущения, и кончил, содрогаясь и теряя дыхание…

Я любил её еще не один раз за эту ночь. До тех пор, пока мы оба уже не смогли шевелиться. А потом заснул, крепко обхватив руками и ногами… И проснулся один.

Аррина стояла у окна, сняв с него затемнение, и смотрела на столь редкий в этом мире дождь. Последние годы была мода на ясную и ветреную погоду, а тут вдруг климат-психологи решили внести разнообразие…

Сел, спустив ноги с кровати и попросил:

— Объясни мне…

Долгий вздох. И просьба, которую я не мог проигнорировать:

— Обещай, что не будешь давить… и не заставишь рассказать больше, чем я готова сейчас.

— Обещаю.

Снова повисло молчание. Но я не торопил. Я надеялся, что, несмотря на последние разногласия, она сможет доверить мне частичку своего прошлого…

И позволит бороться.

За нее. За нас…

Странные, незнакомые мне мысли, но… Я чувствовал себя именно так.

— Знаешь, моя жизнь… Она похожа на череду роковых случайностей, каждая из которых должна была меня уничтожить, распылить по векторам Вселенной… Но что-то все время мешало этому произойти. Будто вело меня к тому, чтобы я оказалась тем вечером в одном определенном месте…

Я спрыгнул на пол, быстро подошел к ней и обнял сзади. Кожа девушки была прохладной, будто она замерзла в теплой комнате… И тогда я прижал ее к себе, надеясь передать собственный жар и важное послание: что не оставлю её наедине с рассказом…

— Что же ты пережила, девочка… — пробормотал, наклоняясь и целуя в макушку.

Аррина вздохнула и обмякла в моих руках. А потом сказала более уверенным голосом:

— Глава Академии случайно стал участником заварушки в Нижнем Городе, а я ему помогла… И в ответ он решил помочь мне. И привел… к твоему отцу.

— Ничего не понимаю, — пробормотал я. — При чем тут мой отец?

— При том что он председатель Стражей и обычно решает такие вопросы… Не знаю, на что рассчитывал Харр Шар-Террон, возможно, на то, что мне радостно откроют объятия. От меня же… просто откупились. Впрочем, меня это устроило.

— Поступление в Академию? Почему… почему отец поступил таким образом?

— Потому что я дочь хамелеона с планеты Юрак и стража… который изнасиловал мою мать и бросил её подыхать в карьере. А вы, стражи, весьма дорожите своей репутацией…


предыдущая глава | Любовь стоит того, чтобы ждать | cледующая глава