home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Рыцари веры

Не бойся направить другого по ложному пути, ты ли знаешь, какой – истинный?

Вантал

В жизни Лойолы, с тех пор как он поклялся быть рыцарем Пресвятой Девы, можно увидеть определенную последовательность поступков, приближавшую его к основной цели – стяжанию славы на поприще защиты католической веры. Основными чертами его характера были, с одной стороны, склонность к самым необыкновенным мечтаниям, стремление к великим подвигам; с другой стороны, он отличался огромной силой воли в достижении намеченных целей. Со временем он развил в себе и способность предугадывать возможные препятствия и преодолевать их. К тому же Лойола, обладавший даром убеждения, умел на каждом жизненном этапе находить соратников. Поэтому, когда его замысел создать дружину духовных рыцарей для защиты веры окончательно сформировался, он не остался в одиночестве. Его поддержали шесть последователей: Петр Фабер, Франциск Ксаверий, Якоб Лайнес, Альфонс Сальмерон, Николас Альфонс Бобадилья и Симон Родригес.

Лойола был их лидером, при этом все они чувствовали удивительное духовное единение, возможно, даже помышляли о том, чтобы жить единой общиной. Путешествия Лойолы не прекращались. Чтобы добыть деньги на пропитание и обучение для себя и своих товарищей. он отправился во Фландрию, а затем Англию, где сумел (скорее всего благодаря благотворительности отдельных богатых людей) получить средства, которых ему и его соратникам хватило на несколько лет.

Собрав кружок из шести учеников, Лойола понимал, что такой союз, вдохновляемый идеей обратить к католичеству нехристианские народы Востока, не может быть долговечным, если он не скреплен какими-либо духовными обетами. Единство «духовных рыцарей» проявлялось не только в помыслах, но и визуально – у последователей Лойолы появилась своеобразная униформа – длинные черные одеяния и очень широкие черные шляпы. Но время студенчества подходило к концу и вставал вопрос о том, что же делать дальше «духовным рыцарям», как им сохранить свое единство?

Лойола решил подкрепить духовные узы святыми обетами. 15 августа 1534 года в подземной часовне Монмартра, на месте которой был замучен первый парижский епископ св. Дионисий (по-французски – Сен-Дени), которого считали небесным покровителем Франции, собрались новые подвижники христианской веры. Под статуей святого, державшего в руках свою голову, товарищи торжественно принесли обет бедности и милосердия, а также обет посетить Святую Землю, когда закончатся их занятия. Клятва заканчивалась словами – «Ad maiorem Dei gloriam» – «Для вящей славы Господней». На алтаре часовни Иньиго написал три большие буквы – J.H.S. (Jesus Hominum Salvator – Иисус людей Спаситель). Впоследствии эти буквы стали девизом иезуитов. Так Лойола, наконец, стал во главе организации, которую, по его мнению, ждало большое будущее. В этом он оказался совершенно прав.

Ксавьер, Сальмерон и Лайнес хотели поехать и уладить свои дела в Испании – на случай, если они не вернутся из паломничества в Палестину. Однако Лойола заявил, что сам поедет в Испанию и все уладит, заодно с делами о собственном наследстве. 25 января 1535 года все семеро иезуитов разными дорогами выехали из Парижа, чтобы встретиться в Венеции и отправиться оттуда в Палестину для обращения неверных в христианство. Иньиго Лойола направился в Испанию. Какое-то время он провел в родовом замке в Аспетии. Что делал Лойола в Испании в течении полутора лет, неизвестно. Говорят, что в родном городе его встретили с радостью. Но в замке он жить не стал, а обитал в приюте для бедных и проповедовал, раздавал милостыню. Тогда же он получил свою долю наследства. Затем Лойола направился в Италию.

6 января 1537 года все семеро сподвижников прибыли в Венецию. К ним присоединились шестеро новых участников проекта, которых Лойола нашел в Венеции. Зимой корабли в Палестину не ходили, а возможно, Лойола уже знал о будущей войне Венеции с турками и поэтому затягивал с началом паломничества. Тогда его единомышленники стали ухаживать за больными в приютах. Духовные власти, узнав о нахождении в городе сразу дюжины членов неизвестной организации, всполошились. Лойола же, не дожидаясь на этот раз отправки в камеры инквизиции, стал вести тайные переговоры с архиепископом Караффой, который заступился за иезуитов.

Архиепископ Караффа, который позже стал папой Павлом IV, вместе с неким Гаэтано да Тьене в 1527 году учредил полумонашеский священнический орден театинцев, ставивший своей конечной целью исправление нравов духовенства. На некоторое время Лойола и Караффа сблизились на этой почве, и начальник воинства Иисуса жил в монастыре театинцев под Венецией, служил в госпиталях этого ордена вместе со своими соратниками. Однако вскоре он понял, что театинское учреждение его не совсем удовлетворяет. Лойола пытался обсудить некоторые возможные изменения с Караффой и из-за этого рассорился с покровителем.

Поскольку проповедовать без позволения церкви было запрещено, требовалось благословение папы. В Рим за благословением сам Иньиго не поехал, а послал своих соратников, Ксаверия и Лайнеса, вручив им рекомендательные письма от влиятельных духовных лиц. К удивлению многих, папа Павел III пошел «Обществу Иисуса» навстречу. В ситуации повальной критики со стороны и реформаторов, и приверженцев католической церкви впервые за долгие годы перед папой предстали на редкость образованные и обходительные люди, готовые, не щадя сил и энергии, были готовы защищать папский престол. Павел III разрешил энтузиастам отправиться в Палестину, благословил путешественников, позволил принять им священнический сан у любого епископа, а также дал 60 дукатов на дорогу до Иерусалима. Вот так в ходе своей первой религиозно-политической миссии иезуиты сразу же достигли многих поставленных целей. 24 июня 1537 года «слуги Спасителя Иисуса», в том числе и Лойола, стали священниками. Их рукоположил епископ из Далмации.

Но война между Венецией и Турцией, начавшаяся весной 1537 года, расстроила планы миссионеров. Мечта Лойолы, казалось, вновь перешла в разряд неосуществимых. Корабли в Палестину не плавали – а Иерусалим стал недосягаемым. Тогда Иньиго и его сподвижники принялись проповедовать в Италии. В один и тот же день и час они появились на разных улицах, взобрались на камни, стали махать большими черными шляпами и громко призывать к покаянию.

Осенью 1537 года Лайолой было принято решение организовать «Иисусову дружину» – братство Христовых воинов: «Мы соединились под знаменем Иисуса Христа, чтобы бороться с ересями и пороками, поэтому мы образуем Дружину Иисуса». Через год после этого иезуиты двинулись в Рим.

Неподалеку от Вечного города Лойолу посетило его второе знаменитое видение. Он услышал голос Бога, который обращался к нему как к своему Сыну и обещал оказать ему покровительство в Риме, а затем поставить рядом со своим Сыном… На Рождество, 25 декабря 1538 года, Лойола отслужил свою первую мессу.

Вскоре, на Великий пост, Лойола созвал всех своих соратников в Рим, чтобы обсудить будущее. Поход на Иерусалим из-за войны отменялся, и надо было думать, что они будут делать вместе, да и будут ли вообще. Они молились и спорили и в результате решили создать новый орден.

Лойола произнес речь: «Небо закрыло нам путь в Землю Обетованную с той целью, чтобы отдать нам весь мир. Немного нас для такого дела, но мы умножаем и начинаем формировать батальон. Однако никогда отдельные члены не окрепнут в достаточной степени, если между ними не будет общей связи. Поэтому нам необходимо создать Устав для семьи, собранной здесь во имя Бога, и дать не только жизнь новорожденному обществу, но и вечность. Помолимся же все вместе, а также и каждый отдельно, чтобы воля Господа исполнилась. Мы, рыцари, призваны самим Богом, чтобы духовно покорить весь мир, поэтому вполне необходимо, чтобы наше товарищество образовало боевую дружину, способную просуществовать до конца мира. Сомневаться же в вечности мы не имеем права, потому что она формально обещана нам господом Богом и Иисусом Христом. Решено – создать орден. Если вы мне доверяете, то мы назовем наше товарищество Обществом Иисуса. Это название выше других, и оно внушено мне двукратно свыше в моем манреском убежище и в последнем видении близ Рима. Поэтому, дорогие братья, не ищите другого названия».

Между тем политическая борьба вокруг новой организации только начиналась. Конкурирующие монашеские ордена – августинцы и доминиканцы – натравили на Лойолу инквизицию, заявив, что он и его последователи являются хорошо законспирированными лютеранами. Обвинение было тяжким, но недоказуемым, ив 1538 году Лойола был оправдан по всем статьям. Теперь удар нанес он сам. Его организация взялась бороться с проституцией в Риме. Поскольку Вечный город кишел продажными девицами, задача казалась невыполнимой, но Лойола блестяще с ней справился. Деньги теперь уже многочисленных спонсоров (как всегда, это были в основном богатые дамы) были направлены на строительство «Обители святой Марфы» – приюта для уличных женщин, желавших сменить профессию. По улицам папской столицы стали ходить пышные процессии с крестами и хоругвями – за самим Лойолой следовали раскаявшиеся путаны, облаченные в красивые белые одежды и с венками на головах. Процессии останавливались возле домов крупных благотворителей и воздавали почести щедрым хозяевам. Проституток на улицах стало заметно меньше, папская курия могла рапортовать, что порок побежден, а авторитет Лойолы вырос как в народе, так и среди аристократов.

На последователей Лойолы обратил внимание Павел III. Он воспитывался при дворе Лоренцо Медичи, позднее, когда был кардиналом, вел светский образ жизни, имел наложниц и даже признанных детей от них. Он вел себя как обычный знатный человек эпохи Возрождения и был поклонником изящных искусств. Двух своих малолетних внуков он сделал кардиналами. Но на пост кардинала, к своей чести, он выдвигал не только родственников и знакомых, но и людей того заслуживающих – строгих монахов и умных реформаторов. Оказал он покровительство и иезуитам.

Знаменитый парижский профессор и доктор богословия патер Ортис, находившийся в Риме по поручению императора Карла V, представил Лойолу Павлу III. Папа, после часовой беседы, принял предложение Лойолы создать «Общество Иисуса» для борьбы с ересью и позволил будущим иезуитам проповедовать во всех церквях. Он прочел устав, представленный

Лойолой, и воскликнул: «Здесь перст Божий!» Устав также был рассмотрен лучшим римским богословом и знатоком канонов кардиналом Гвидиччиони, нашедшим его превосходным. Формальное разрешение на создание ордена было дано папой 27 сентября 1540 года в булле «Regimina militandis ecclesiae».

В Уставе говорилось: «Товарищество или «Общество Иисуса» состоит из тех, которые во имя Бога желают быть вооруженными под знаменем Креста и служить одному Господу и первосвященнику римскому, Его викарию на земле. Принятые в общество должны дать обет целомудрия, бедности, послушания генералу ордена и повиновения правящему церковью папе. Генерал ордена не ограничен в своей власти, но он обязан составить конституцию или устав Общества с согласия большинства сочленов, в управлении же делами Общества ему предоставляется полная свобода».

Предложенный на рассмотрение устав Общества пленил Павла III сразу несколькими пунктами. Прежде всего, в нем говорилось, что иезуиты «обязуются верно повиноваться нашему святому отцу – папе и всем преемникам его». Во-вторых, новый орден ставил перед собой уникальные цели и был намерен достигать их уникальными методами. «Общество Иисуса» не было традиционным монашеским орденом, члены которого ведут созерцательную жизнь в монастырях. Иезуиты вообще не становились монахами – это были священники или даже миряне, принявшие монашеские обеты, а также обет повиновения римскому понтифику. 22 апреля 1541 года члены вновь образованного ордена принесли свои обеты.


Духовные скитания | Эпоха Возрождения | «Общество Иисуса»