home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Пoсле войны: на службе у врага?

15 мая 1945 года Отто Скорцени сдался американцам. Он попал под опеку руководителя американской разведки генерал-майора Уильяма Джозефа Донована. Несмотря на многочисленные факты преступных действий Скорцени, американский военный трибунал в Дахау вынес ему оправдательный приговор. После оглашения вердикта суда в западногерманском журнале «Квик» появился материал, в котором говорилось: «Мелюзгу вешают, крупным дают сбежать».

Но был ли Скорцени действительно диверсантом номер один и крупным нацистским преступником? Если бы это было так, то в устранении или суде над Скорцени была бы заинтересована советская сторона. Его бы вытребовали в Нюрнберг, но этого никто не сделал. Итак, военный трибунал оправдал Скорцени в 1947 году, и тот очутился на свободе, никем не преследуемый. Есть также сведения, что в 1948 году он, под прозвищем Эйбл, стал работать в американской разведке: в специальном лагере в штате Джорджия Скорцени обучал американских коллег методам забрасывания и эвакуации агентов-парашютистов.

В 1949 году Скорцени под именем Роберта Штейнбахера создал подпольную организацию «Die Spinne» («Паук»), которая помогла более чем 500 бывшим членам СС бежать за границу. В 1950-м он побывал во Франции и Германии, где в нескольких издательствах готовилась к печати книга его мемуаров. После этого он оказался в Италии. По некоторым данным, встретившись там со своими единомышленниками, Скорцени учредил синдикат «Организация лиц, принадлежащих к СС» (ODESSA), задачей которого было спасение от суда нацистов.

Покинув Италию, Скорцени переехал в Испанию, где в это время под крылом диктатора Франко укрывалась нацистская колония из шестнадцати тысяч человек, в числе которых было пять тысяч высокопоставленных гитлеровцев. Там Скорцени не нужно было скрывать свое прошлое. Он даже появился в картинной галерее Мадрида с Рыцарским крестом на шее! Испания надолго стала пристанищем для Скорцени. Он основал там две базы для нацистов: одну близ Севильи, а вторую — в уединенной вилле неподалеку от Константины.

В январе 1951 года фамилия Скорцени была вычеркнута из списков лиц, разыскиваемых полицией ФРГ. Теперь он мог свободно курсировать между Испанией и Германией то под собственным, то под вымышленным именем, с тем чтобы укрыть в Испании как можно больше нацистов.

Одной из непроверенных легенд о Скорцени является рассказ о шантаже Уинстона Черчилля. Дескать, после освобождения Муссолини у Скорцени оказались его секретные документы, в числе которых были письма Черчилля. В 1951 году через своего агента Скорцени возвратил Черчиллю эти письма, за что последнему пришлось дать гарантию, что в случае победы на выборах он освободит военных преступников. Так и произошло. После победы консерваторов Черчилль сформировал новое правительство и распорядился освободить ряд видных нацистских преступников. Вскоре они покинули тюрьмы. Но было ли это освобождение результатом шантажа со стороны Скорцени или его участие в этом деле сильно преувеличено? Это так и остается загадкой.

Вся дальнейшая жизнь Скорцени, а умер он в Мадриде 5 июля 1975 года, была посвящена заботе о нацистских военных преступниках, участию в различных мероприятиях «холодной войны» и подготовке к «горячей». Однажды в Нюрнберге Скорцени заявил: «Дайте мне тысячу человек и свободу действий, и любой противник потерпит поражение в новой войне».

Скорцени до конца жизни оставался верным Третьему рейху и хранил при себе фотографию Гитлера в серебряной рамке с надписью: «Моему штурмбаннфюреру Отто Скорцени в благодарность и на память о 12 сентября 1943 года. Адольф Гитлер».

Также он утверждал уже после войны: «По моему мнению, Гитлер был крупной личностью и обладал исключительно светлым умом». А в выступлении 31 августа 1960 года в Ирландии во всеуслышание произнес: «Гитлер действительно мертв! Я заявляю: лучшим доказательством того, что он мертв, служит тот факт, что я нахожусь здесь. Будь Гитлер жив, я был бы рядом с ним!»

О послевоенных годах жизни Скорцени известно и много, и мало. Он побывал во Франции, Западной Германии, Италии, Аргентине (газета «Эпоха» опубликовала снимок, сделанный на вилле в пригороде Буэнос-Айреса, под таким заголовком: «Президент Перон принял двух представителей фирмы Круппа», и в одном из собеседников Перона можно без труда узнать Отто Скорцени), а также в Англии и Ирландии.

Российские разведорганы, собиравшие досье на Скорцени, утверждают, что в начале 1963 года Скорцени начал работу с израильской разведкой. Кстати, 3 июля 2006 года израильский журналист и историк Михаил Хейфец опубликовал статью «Отто Скорцени работал на «Моссад». В ней говорилось: «Речь идет о работе самого знаменитого из эсэсовцев, главы “спецназа” СС, оберштурмбаннфюрера Отто Скорцени на координатора израильских разведслужб Меира Амита в 1960-х годах прошлого века».

После войны многие немецкие специалисты в области ракетостроения нашли убежище в Египте. Президент Насер решил привлечь их для разработки новейших типов ракет для египетской армии. Их безопасностью ведал бывший офицер СС под псевдонимом Валентин. Узнав об этом, премьер министр Израиля Бен-Гурион изыскивал возможности предотвращения угрозы для своей страны. Израильская разведка установила, что некий еврей, промышленник из Германии, связан деловыми контактами с фирмой, которая принадлежала испанской жене Скорцени. Это обстоятельство, к удивлению Амита, способствовало тому, что Скорцени весьма охотно откликнулся на предложение «немного помочь» «Моссаду» в Египте.

По рекомендации Скорцени, агенты «Моссада» вступили в прямой контакт с Валентином — давним коллегой Скорцени. Получив конкретные данные о характере работы германских специалистов в Египте, Амит представил соответствующую информацию министру обороны ФРГ Ф. И. Штраусу. В соответствии с действующим в ФРГ законом, запрещающим сотрудничество этого государства в военно-промышленной сфере с другими странами, все военные специалисты, являющиеся гражданами ФРГ, были отозваны из Египта. Цель израильской разведки была достигнута. Военная программа египетского президента была подорвана.

Естественен вопрос: зачем Скорцени это сделал, на какие ответные услуги израильской разведки рассчитывал? По утверждению Амита, Скорцени работал на него бесплатно и единственным его условием было издание книги мемуаров в Израиле на иврите. «Мы, правда, не особо старались в этом направлении, — утверждал бывший шеф «Моссада», — но написали к ней предисловие». Амит же прокомментировал факт сотрудничества израильской разведки с бывшим нацистом следующим образом: «Конечно, он был по ту сторону баррикад, без сомнения, но мы точно знали, что происходит у него в голове. У нас была цель, то, что мы хотели получить. Мы считали это “кошерным делом”.

Однако эта версия вызывает очень большие сомнения. Так генерал вермахта Отто-Эрнст Ремер заявил, что «у Скорцени не было никаких причин помогать тем, кого он считал узурпаторами и захватчиками. Кто может поверить, что на «Моссад» работал тот, чьими последними словами были: “Я горжусь тем, что верно служил своей стране и фюреру…” Скорцени никогда не врал, и неужели он мог опуститься до лжи перед уходом в лучший мир».

Несмотря на то, что Отто Скорцени прожил долгую жизнь и написал книгу воспоминаний, успешность и значение проведенных и подготовленных им диверсионных операций вызывает все новые споры, что приводит к появлению все новых и новых легенд. Этому, конечно, способствовала фашистская пропаганда, а после войны — сам Скорцени и, как ни странно, средства массовой информации советского блока. Во многом это произошло благодаря известному интервью, которое взял мэтр шпионского детектива Юлиан Семенов. В книге Ю. Семенова «Лицом к лицу» так описывается встреча со Скорцени, которая произошла в Мадриде в 1957 году: «В огромном пустом зале на последнем этаже нового мадридского дома сидели четыре человека: “гаранты” встречи — испанский миллионер дон Антонио Гарричес, его сын Хуан, Скорцени и женщина. Я шел через зал, буравил его лицо взглядом, который, казалось мне, должен быть гипнотическим, и видел глаза, зелено-голубые, чуть навыкате (не очень-то загипнотизируешь!), и шрам на лице, и громадные руки, лежавшие на коленях, и за мгновение перед тем, как человек начал подниматься, я почувствовал это».

Беседу с «любимцем фюрера» опубликовал также ведущий кремлевский публицист Генрих Боровик, возглавивший в 1987 году Советский комитет защиты мира. В других странах Варшавского договора о Скорцени тоже вышло несколько книг и были написаны сотни очерков, статей, комментариев и заметок. Советской пропаганде надо было скомпрометировать послевоенное неонацистское движение. Одиозная фигура «любимца фюрера» как нельзя лучше подходила для этой цели. К тому же кремлевские пропагандисты постарались как можно выгоднее для себя использовать ставший известным факт сотрудничества Скорцени с американской и западногерманской спецслужбами.

Если верить российским источникам, то нас ждут новые сюрпризы — продолжение истории о тайных операциях Скорцени, причем, в «авторском» изложении. Как сказала дочь Скорцени, «я полностью получила наследство своего отца, это примерно один кубический метр бумаг, книг, рукописей, корреспонденций». 


«Самый опасный человек Европы» | Третий рейх | Рудольф Гесс: «тень фюрера»