home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Психотропное оружие

Сегодня, когда исследования в области психологии личности, толпы и масс получили широкое распространение, нацистские пропагандистские тексты нам кажутся немного наивными или чересчур нарочитыми, однако необходимо заметить, что многие технологии, которые легли в основу современных рекламных, полит— и разведтехнологий, были разработаны и исследованы именно в Третьем рейхе.

Во многом этому способствовал расцвет психологии в Германии: еще в конце XIX века психология как наука оформилась именно в Германии. Ее творцом стал Вильгельм Максимилиан Вундт, немецкий физиолог и психолог, основатель экспериментальной психологии, а также социальный психолог. Именно благодаря его работам психология была признана как дисциплина. Уже во времена Вундта в психологии выделилось два направления: одни, в том числе и сам Вундт, полагали психологию теоретической наукой, частью философии; другие же, в связи с успехами и возрастающим престижем естественных наук, стремились к специализации исследований, к превращению психологии в автономную естественную науку. Победило направление, рассматривавшее психологию как прикладную науку, или, как ее называли в Германии, «психотехнику».

Однако в 1930-х годах началось наступление нацизма на высшую школу и науку. Это было связано с усилением политической власти, контроль не мог бы быть полным без ограничения академической свободы университетов. Усилилось политическое давление на университеты, начались увольнения. Одним из первых евреев, лишенных нацистами профессорского звания, был психолог М. Вертхаймер. Но, несмотря на все это, многие ученые остались в стране и сотрудничали с нацизмом. Так, например, некоторые из гештальтпсихологов поддерживали расизм: Хьюстон Стюарт Чемберлен говорил, что жизнь — это гештальт и что за исключением атомизированных и лишенных нации евреев, каждая раса является гештальтом, а высшая раса-гештальт — это тевтонская раса; Эренфельц противопоставлял гештальт (добро) хаосу (злу), находя надежду на спасение в немецкой музыке…

Психологи, перешедшие на сторону нацистов, в некоторых случаях снабжали «научными» обоснованиями их расовую политику. В 1941 году немецкая психотехническая психология получила признание чиновников — ее стали считать независимым полем исследований, «поскольку вермахт нуждался в обученных психологах, оказывающих помощь при отборе офицеров».

Немецкие ученые активно исследовали различного рода воздействия на мозг и психику человека. В частности, были попытки применения в военных целях гипноза. В 1943 году медики СС и гестапо проводили эксперименты с применением препарата мескалина, получаемого из эссенции пейотового кактуса. Еще в конце XIX века германский фармаколог Льюис Левин после путешествия по Америке привез в Берлин бутоны мексиканского кактуса, который называется пейот или пейотль. Мескалин по меньшей мере несколько веков использовался индейцами Соноры в Мексике, его применяли и в Перу (где его, правда, извлекали не из пейота, а из других видов кактуса).

Артур Хефтер в 1897 году впервые синтезировал и испытал на себе чистый мескалин (алкалоид пейота). А в 1927 году доктор Курт Берингер, ученик Левина, знакомый с Г. Гессе и К. Г. Юнгом, опубликовал первый в истории отчет о результатах использования мескалина в психотерапевтической работе с людьми. По сути, он стал основателем психоделической психиатрии. Берингер провел сотни экспериментов с мескалином на людях. Его работа «Мескалиновое опьянение» была вскоре переведена на испанский язык. Этот объемный труд создал научную платформу для исследовательской фармакологии. Следует отметить, что в англоязычном мире публикация о психологических эффектах мескалина появилась уже в 1928 году, ее автором был Генрих Клювер, который познакомил англоязычный мир с понятием фармакологических видений.

Курт Берингер был также участником немецко-русской экспедиции 1928 года в Монголию и Бурятию по изучению распространения сифилиса. С 1932 года он стал главным врачом Мюнхена, с 1934 года занял кафедру А. Э. Хохе во Фрейбурге и стал директором психиатрической и неврологической клиники.

Берингер проводил интроспективные исследования по экспериментальным психозам, вызванным интоксикациями и связанным с переживанием счастья и изменением восприятия после приема мескалина. Этими исследованиями и заинтересовались немецкие нацисты. (Следует отметить, что в России аналогичные исследования проводились в 30-х годах А. Б. Александровским.) Так, подобные опыты проводились над заключенными в печально знаменитом концентрационном лагере Дахау. Их целью было получение средства подавлять волю, парализовать психику человека, изменять его поведение в нужном направлении. Опыты с мескалином проводил Курт Глетнер. Однако результаты экспериментов были непредсказуемыми: одни подопытные становились буйными, другие — злобными, третьи — подавленными, устойчивых запланированных изменений психики добиться не удалось.

Ученые Третьего рейха помимо мескалина изучали воздействие и других наркотических средств, например, синтезируемых химическим путем — амфетаминов. Впервые синтезировал амфетамин немецкий химик Л. Эделеано, произошло это 18 января 1887 года. Описание нового вещества было опубликовано, однако его психотропные свойства не были изучены. Первитин же, ставший популярным в гитлеровской Германии во время войны, был синтезирован в 1919 году японским ученым А. Огата. В Германии первитин стала промышленно получать в 1930-х годах фармацевтическая фирма «Теммель» в Берлине. В 1940 году над Англией сбили немецкий самолет и у летчика обнаружили несколько кусочков сахара, пропитанных амфетаминами. Это дало стимул Королевским ВВС изучать их действие для применения в боевых операциях, для снятия усталости и поднятия работоспособности.

Однако исследователи расходятся в оценке результатов воздействия амфетаминов, которые, безусловно, повышают работоспособность на какое-то время, но, с другой стороны, после их применения необходим долговременный отдых. Амфетамины обладают также серьезными побочными эффектами, поэтому в 1960-х годах они оказались под запретом.

Но вернемся к первитину. Он вызывает повышенную активность, человек, который употребляет первитин, может не спать от суток до недели. Однако длительное воздействие первитина пагубно сказывается на психике человека: может развиваться мания преследования, фобии. К тому же первитин разрушает мозговые клетки.

Суть действия амфетаминов в том, что они мобилизируют весь организм для действия, не считаясь с его потребностью в отдыхе и пище. При систематическом приеме амфетаминов организм изнашивается и требуется все больше вещества, чтобы вызвать повышенную активность.

В начале войны употребление амфетамина под названием первитин было широко распространено. Нацистское руководство считало, что благодаря этому стимулятору войска будут совершать геройские подвиги, что позволит добиться победы. Только с апреля по декабрь 1939 года завод берлинской компании «Теммель», производитель первитина, поставил армии и Люфтваффе 29 миллионов таблеток этого препарата. Синтезированное вещество должно было помочь немецким солдатам в ситуации сверхтяжелых нагрузок, поэтому первитин в таблетках официально входил в боевой рацион летчиков, танкистов. Первитин также должен был помочь экипажам подводных лодок до 4 дней находиться в плавании, сохраняя при этом полную боеготовность. Однако нацисты недооценили побочное действие первитина, хотя уже в 1939 году медицинские работники предупреждали об угрозе первитиновой наркомании.

Опыты по созданию более мощного и безопасного психостимулятора продолжались, особенно они активизировались в конце 1943–1944 годах, возможно, в связи с поиском некого средства, которое могло бы переломить ход войны. В Киле была сформирована группа исследователей под руководством профессора фармакологии Герхарда Орчеховски. После нескольких месяцев напряженной работы в лабораториях Кильского университета Орчеховски пришел к выводу, что получил необходимый стимулятор: в одной таблетке содержалось 5 мг кокаина, 3 мг первитина, 5 мг эвкодала (болеутоляющий препарат на базе морфина), а также синтетический кокаин. Действие этого наркококтейля выясняли в ходе экспериментов над заключенными концлагерей. В концлагере Заксенхаузен «эксперимент D-IX» начался в ноябре 1944 года. 18 узников с рюкзаками весом 20 килограммов каждый маршировали на плацу по кругу, безостановочно. В самом концлагере этих заключенных называли «пилюльный патруль». Под воздействием первитина заключенные могли пройти без отдыха до 90 км в день! Также выяснили, что узники могут маршировать до 24 часов, после чего большинство из них падало замертво. В военно-медицинском журнале того времени писалось, что некоторые участники эксперимента «обходились 2–3 короткими остановками в день», у них уменьшалась потребность во сне, причем при воздействии данного препарата способность к действию и воля в основном отключались. Однако открытие этих психостимуляторов не оказало решающего действия на ход войны.

Отчеты об исследованиях, проводившихся нацистами над психикой заключенных, частично сохранились, и они весьма интересовали всех союзников. Архивы после войны достались США, и для их разработки пришлось создать целое структурное подразделение под номером девятнадцать при Национальной комиссии по оборонительным исследованиям.

Целью исследований, проводившихся «Аненербе» было тайное использование биологических и химических материалов, а также физиологических концепций, способных повысить эффективность тайных операций. Полученные результаты предполагалось использовать для управления людьми, в том числе и своими агентами.

Сходные идеи разделял глава Ассоциации американских психиатров Ивен Камерон{Именно доктор Камерон, присутствовавший на Нюрнбергском процессе и изучавший деятельность «Аненербе», вскоре возглавил проект ЦРУ «Синяя птица», в рамках которого велись разработки по психопрограммированию и психотропике.}, который, в частности, был приглашен на Нюрнбергский процесс для медицинского освидетельствования психического состояния Рудольфа Гесса. Камерону принадлежала идея лечения электрошоком каждого уцелевшего немца в возрасте старше 12 лет — для «излечения от нацистской психологии». Он был автором книг «Массовая истерия в военной ситуации» и «Границы социальной психиатрии» (1946), в которой утверждал, что психиатрия должна помогать в разработке методов контроля над гражданами, которые впоследствии позволяли бы «формировать общественное мнение, верования и образ жизни». Многие из его идей в дальнейшем были применены в работе ЦРУ.

Справедливости ради необходимо сказать, что активные исследования в области психофармакологии проходили не только в Германии. В 1938 году швейцарская фирма «Сандоз» синтезировала амиды лизергиновой кислоты (ЛСД), в апреле 1943 года были открыты их психофармакологические свойства (сделал это Альберт Хофман). С 1940-х годов Управление стратегических служб США проводило эксперименты с наркотиками, под воздействием которых человек должен бы говорить правду о том, что ему необходимо было скрыть. Программой руководил доктор Винфред Оверхолсер, директор госпиталя Святой Елизаветы в Вашингтоне. Весной 1943 года группа Оверхолсера усиленно исследовала ряд препаратов: мескалин, барбитураты, скополамин, марихуану. Ученый-ботаник Ричард Шульц в бассейне Амазонки изучал шаманские растения, используемые в ритуальных и лечебных целях, и в 1954 году опубликовал работу, в которой впервые описал традиции потребления ДМТ-содержащих растений коренными жителями Верхней Амазонки. Известно, что фармацевты, сумевшие создать первитин, после войны были вывезены в США и принимали участие в работе над аналогичными препаратами для американской армии, которые использовались и в корейской, и во вьетнамской войнах, да и сегодня идут работы в этом направлении. 


Пропаганда как оружие | Третий рейх | Биологическое оружие