home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



«Завещание» Петра I… отредактированное Наполеоном

В ночь на 28 января 1725 года метавшийся в предсмертной агонии император потребовал перо и бумагу, чтобы назвать в завещании своего преемника. Но ослабевшей рукой он успел четко начертать всего одну фразу: «Отдайте все…», после чего откинулся на подушки и вскоре скончался. Разобрать все остальное, написанное им, было невозможно. Так по злой иронии судьбы человек, сделавший себя, по сути, единственным вершителем судеб страны, оказался не в состоянии воспользоваться узаконенным им правом определения наследника престола. Как здесь не вспомнить слова великого русского историка В. О. Ключевского, сказавшего: «Редко самовластие наказывало само себя так жестоко, как в лице Петра этим законом 5 февраля!»

Не менее жестокое наказание выпало и на долю созданной им империи, над которой в отсутствие преемника царской власти нависла угроза хаоса. В борьбе за право посадить на трон своего претендента тут же схлестнулись друг с другом две противоборствующие придворные группировки. Сторонники Петра, так называемые «птенцы гнезда Петрова», во главе с А. Меншиковым делали ставку на вдову императора Екатерину, а старая знать, во главе которой стояли князья Голицыны и Репнин, желавшая наконец-то оттеснить от трона «безродных выскочек», – на малолетнего Петра, сына царевича Алексея. Спор, как обычно, разрешился с помощью штыков: в решающий момент у дворца появились прибывшие по распоряжению Меншикова два гвардейских полка, потребовавшие отдать престол «матушке Екатерине». Так уже в день кончины Петра его супруга стала императрицей Екатериной I. Вполне вероятно, что именно так произошло бы даже в том случае, если бы государь оставил завещание на чье-то имя.

Но на этом история с недописанным Петровским завещанием не окончилась. Спустя некоторое время она породила массу мифов о так называемом «Тестаменте» российского императора, который якобы содержал планы «захвата Европы». Сразу скажем, что этого фальшивого документа, неоднократно использовавшегося противниками России для обвинений в ее адрес, в действительности не существовало. Что, впрочем, не мешало живучести разных слухов и ссылке на него многочисленных самозванцев, претендовавших в разное время на российский престол. В частности, известная авантюристка «княжна Владимирская» (Тараканова), выдававшая себя за законную дочь русской императрицы Елизаветы Петровны, в качестве доказательства ссылалась сразу на три подложных «завещания» – Петра I, Екатерины I и Елизаветы. Вот только их текстов обнаружить не удалось.

Известный российский писатель Ю. Семенов в свой книге «Версии. Смерть Петра» пишет: «Два документа появились на Западе (да и в России имели хождение среди старообрядской оппозиции) после смерти Петра I. В первом назойливо подчеркивалось, что император умер от “дурной почечной болезни”. Второй документ был прямо-таки “государственным” подарком для противников России: речь идет о “завещании” Петра, в коем тот “повелевал завоевать Запад”, сделать Россию хозяином Европы, превратить ее в центр новой империи, подвластной религии православия. Петр не успел написать завещание (или ему не позволили это сделать). Кому же было выгодно представить великого преобразователя в глазах Европы захватчиком и коварным агрессором? Где же находится тот самый текст этого “завещания”? Где и при каких условиях и обстоятельствах он был пущен в обращение?» Попробуем хотя бы частично ответить на эти вопросы.

Известно, что один из вариантов «Завещания» Петра I был изложен в книгах французского историка Ш. Лезюра (в 1812 или в 1807 году) и парижского драматурга, журналиста и издателя Ф. Гайярде (в 1836 году). Начиналось оно такими словами: «Во имя святой и нераздельной Троицы мы, Петр, император и самодержец всероссийский, всем нашим потомкам и преемникам на престоле и правительству русской нации». А далее излагались 14 основных пунктов, которыми должны были руководствоваться будущие правители России:

«1. Поддерживать русский народ в состоянии непрерывной войны, чтобы солдат был закален в бою и не знал отдыха: оставлять его в покое только для улучшения финансов государства, для переустройства армии и для того, чтобы выждать удобное для нападения время. Таким образом, пользоваться миром для войны и войною для мира в интересах расширения пределов и возрастающего благоденствия России.

2. Вызывать всевозможными средствами из наиболее просвещенных стран военачальников во время войны и ученых во время мира для того, чтобы русский народ мог воспользоваться выгодами других стран, ничего не теряя из своих собственных.

3. При всяком случае вмешиваться в дела и распри Европы, особенно Германии, которая, как ближайшая, представляет более непосредственный интерес.

4. Разделять Польшу, поддерживая в ней смуты и постоянные раздоры, сильных привлекать на свою сторону золотом, влиять на сеймы, подкупать их для того, чтобы иметь влияние на выборы королей, проводить на этих выборах своих сторонников, оказывать им покровительство, вводить туда русские войска и временно оставлять их там, пока не представится случая оставить их там окончательно. Если же соседние государства станут создавать затруднения, то их успокаивать временным раздроблением страны, пока нельзя будет отобрать назад то, что было им дано.

5. Делать возможно большие захваты у Швеции и искусно вызывать с ее стороны нападения, абы иметь предлог к ее покорению. Для этого изолировать ее от Дании и Данию от Швеции и заботливо поддерживать между ними соперничество.

6. Всем российским императорам жениться только на германских принцессах.

7. Англия: добиваться всемерного союза.

8. Продвигаться на север к Балтике и на юг к Черному морю.

9. Воевать против турок и персов, имея конечной целью овладение Константинополем и Левантом.

10. Австрия: открыто поддерживать союз, но втайне провоцировать против нее недоброжелательство, конечная цель – установить над ней протекторат России.

11. Вместе с Австрией теснить турок.

12. Провозгласить себя защитником православных в Речи Посполитой, Венгрии и Оттоманской империи с целью дальнейшего подчинения этих держав.

13. Организовать главенство в мире России, Франции и Австрии, постепенно преобразовав этот триумвират в полное господство России.

14. Если пункт 13-й будет отвергнут Францией и Австрией, покорить Европу военным путем».

Таким образом, «Завещание» якобы предписывало преемникам Петра путем войн и дипломатических интриг подчинить себе всю Европу, разделить Польшу, нейтрализовать Турцию и завоевать Индию, добившись в конечном итоге полной евразийской гегемонии. Комментируя его, Ш. Лезюр призывал французское общество: «Бдительность тем более необходима, что уже давно у русского двора есть четкий план, от которого он не отступает и все части которого тесно взаимосвязаны, но который приводится в действие постепенно, по мере того, как события и обстоятельства это позволяют». А далее он убеждал соотечественников в том, что единственная страна, последовательно защищающая Европу от врага, – это Франция, что у границ континента стоит огромная армия азиатов и варваров, управляемая воинственно настроенной элитой, которая якобы уже более столетия ведет завоевательную политику. Французскому обывателю внушалось, что русские – угроза всей Европе и только победоносные наполеоновские войска принесут свободу угнетенным народам и заставят русских расторгнуть союз с Англией.

Созданный Лезюром образ врага был призван накануне вторжения армии Бонапарта в Россию подготовить общественное мнение, заставив французов поверить в то, что их император вершит правое дело, спасая мир от русской агрессии. Поэтому французское правительство приложило особые усилия к распространению этой книги. Вот что писал в связи с этим известный советский писатель В. Пикуль в своем романе «Пером и шпагой»: «Французская армия шагнула за Неман, а тираж книги Лезюра догонял штабы Наполеона, подстегивая отстающих, воодушевляя сомневающихся…»

О пропагандистской направленности фальшивки, состряпанной французским историком, свидетельствует множество фактов. В частности, когда зимой 1812 года уже разгромленная французская армия бежала из пределов России, солдаты Кутузова обнаружили в захваченных неприятельских штабах сотни экземпляров этого объемистого сочинения. Британский генерал при штабе русских войск сэр Роберт Вильсон также отмечал в своем дневнике, что в Вильно находят множество копий книги Лезюра, написанной якобы по личному распоряжению Наполеона и изданной под прямым надзором французского правительства.

Однако, как полагают многие историки, появление фальшивого «Завещания» Петра I стало возможным благодаря стараниям не только одного Лезюра. Столь фантастические планы русского завоевания всей Европы, несомненно, являются результатом коллективного творчества, в котором прослеживается и польский след. Одним из подтверждений тому может служить такой факт. В 1879 году в берлинских архивах был найден чрезвычайно интересный документ – меморандум польского генерала Михаила Сокольницкого «Мнение о России», составленный в 1797 году. В нем звучит та же идея о русской военной опасности, нависшей над Европой и всем миром, основанная на тексте «Завещания» Петра I. Автор меморандума пытался реализовать идею создания польского легиона во Франции и расписывал ужасы русского завоевания, которое легион должен будет остановить. Между тем очевидно, что в конце XVIII века раздел Польши и крайнее обострение русско-французских отношений создали самую благоприятную почву для появления антирусского апокрифа. Но в 1797 году этот страстный призыв польского эмигранта не показался французскому правительству актуальным. А вот в 1811—1812 годах Наполеон посчитал мифический «план Петра I» удобным средством для обработки французского и европейского общественного мнения в условиях войны с Россией, и генерал Сокольницкий был призван в Париж, где принял активное участие в секретных приготовлениях к нападению. Текст его меморандума, отредактированный Бонапартом, был включен в книгу Ш. Лезюра «О росте Русской державы от ее возникновения до начала XIX века».

Но каким же образом Сокольницкий стал обладателем «завещания» Петра I? Оказалось, что в 1912 году его тезка проводил исследования в архиве МИД Франции и обнаружил копию документа, написанного польским генералом. В нем шла речь о том, что во время варшавского восстания 1794 года М. Сокольницкий обнаружил среди прочих документов пресловутый «план» Петра I по покорению Европы. Но времени у него было мало и он смог запомнить лишь основные его пункты. На основе их он будто бы составил затем свой меморандум, толчком к написанию которого послужил разбойничий раздел Польши.

Позже так называемый «план» Петра I превратился в политическое завещание. В 1824 году в саксонском Лейпциге вышел анонимный сборник, в котором содержалось два «политических завещания» – Петра I и Наполеона. Тем самым неизвестный автор старался показать, насколько опасны для германских государств давящие с востока и запада соседи. Именно в этом сборнике появляется собственно термин «завещание», благодаря которому этот документ приобретает весомое значение для XIX века.

Теперь политикам потребовался человек, который «причесал бы» историю «завещания», создав из нее, так сказать, красивую легенду. И такой человек вскоре объявился. Им оказался парижский журналист Фредерик Гайярде.


Последняя любовь Петра I | Династия Романовых | Секретная находка шевалье де Эона