home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



«Веселая царица»

Будущая российская императрица Елизавета I родилась 18 (31) декабря 1709 года в год великого русского триумфа – Полтавской битвы. Она даже появилась на свет в знаменитом Коломенском дворце в тот день, когда Петр I торжественно вступил в Москву, готовясь праздновать победу в славной баталии. Правда, остановившись в Коломенском и узнав о рождении младшей дочери, обрадованный отец отложил празднование победы, чтобы сначала «поздравить с восшествием в мир» свою малютку, которую нарекли Елизаветой. Ко времени ее рождения Петр и Марта Скавронская (будущая Екатерина I) не состояли в законном браке – они обвенчались в 1712 году, и в дальнейшем это принесло Елизавете немало трудностей. Петр I души не чаял в младшей дочери, которую ласково называл Лизеткой. Девочка унаследовала от отца веселый бойкий нрав, искренность и вспыльчивость. Елизавету и ее старшую сестру Анну, как будущих невест иностранных принцев, Петр I окружил блеском и роскошью, но не очень-то занимался их воспитанием. Елизавета росла под присмотром «мамушек» и кормилиц из крестьянок, отчего хорошо узнала и полюбила русские нравы и обычаи.

На характер будущей императрицы и на ее правление наложило сильный след и то обстоятельство, что она родилась в Москве: царевну воспитывали в европейских веяниях, но под сильным влиянием исконного московского духа, и она на всю жизнь полюбила и Москву. Детство и юность Елизавета провела в царских резиденциях в Измайлово, Покровском, Преображенском и Коломенском, благодаря чему Москва и ее окрестности остались ей близкими на всю жизнь. Русская и европейская культуры сформировали характер и привычки будущей императрицы. Страсть к развлечениям, французские наряды, танцы, спектакли уживались с набожностью, строгими постами и хождениями на богомолья. Известный российский историк В. О. Ключевский писал: «От вечерни она шла на бал, а с бала поспевала к заутрене, до страсти любила французские спектакли и до тонкости знала все гастрономические секреты русской кухни».

Елизавета Петровна обладала практичным умом, умело руководила своим двором, маневрируя между различными политическими группировками. И в то же время отличалась веселым легким нравом, была игрива, ветрена и беззаботна. В детстве она не любила обременять себя чтением книг и изучением каких-либо наук, но тому, что было необходимо царским дочерям – хорошим манерам, умению красиво двигаться и одеваться, цесаревен обучали в полной мере. Грации и изяществу девочек учил французский танцмейстер. Иностранные языки – немецкий, итальянский и французский – преподавали самые лучшие учителя. Поскольку Елизавету готовили к династическому браку (о ее правлении никто и не помышлял тогда) и намеревались выдать замуж за французского короля Людовика XV (тем самым упрочив союз России с Францией), то изучению французского уделяли самое пристальное внимание. К 16 годам Елизавета говорила на французском языке так же, как на своем родном. Но каким бы сильным ни было желание родителей выдать Елизавету замуж за кого-нибудь из особ французской королевской крови, планы эти не осуществились. В 1725 году Людовик XV обвенчался с Марией Лещинской, дочерью свергнутого польского короля. Причиной официального отказа царевне Елизавете Петровне стало низкое происхождение ее матери и ее рождение до законного брака родителей.

После того как пришлось отказаться от мечты породниться с Бурбонами, Екатерина I задумала устроить брак дочери с побочным сыном Августа II – Морицем Саксонским. Этот союз, однако, тоже не удался. Вскоре после этого Елизавете пришлось, за неимением лучшего, согласиться на брак с епископом Любской епархии, Карлом-Августом Голштинским, младшим братом правящего герцога. Партия эта была более чем скромная, но обстоятельства помешали и этому союзу. В июне 1727 года жених, не дожив до венчания две недели, скоропостижно скончался в Петербурге. Не предвидя лучшей партии в будущем, Елизавета глубоко опечалилась его смертью. Дочь Петра так и осталась безбрачной, хотя сватали ее не один раз. В Англии ее тезку такого же незамужнего положения, Елизавету I Тюдор Английскую, называли королевой-девственницей. Елизавета Петровна на роль девственницы, конечно, не претендовала. О бурных любовных романах «веселой царицы» наслышаны были все.

Елизавета рано начала нравиться мужчинам. Н. М. Коняев отмечал: «Подростком, одетая по походной моде в бархатный лиф, красную коротенькую юбку, а особенно в мужском костюме, обрисовывавшем все ее формы, и потому особенно любимом ею, Елизавета была неотразима. Она возбуждала мужчин, очаровывая их своей молодостью и веселостью». Она действительно была очень хороша собой, отличаясь настоящей русской красотой, и вопреки дворцовой моде никогда не пудрила свои роскошные рыжеватые волосы. Вот что писал о юной царевне С. М. Соловьев: «Елизавете Петровне было 17 лет; она останавливала взоры всех своей стройностью, круглым, чрезвычайно миловидным личиком, голубыми глазами, прекрасным цветом лица; веселая, живая, беззаботная, чем отличалась от своей серьезной сестры Анны Петровны, Елизавета была душой молодого общества, которому хотелось повеселиться. Смеху не было конца, когда Елизавета станет представлять кого-нибудь, на что она была мастерица; доставалось и людям близким, например мужу старшей сестры герцогу Голштинскому. Неизвестно, три тяжелых удара – смерть матери, смерть жениха и отъезд сестры, надолго ли набросили тень на веселое существо Елизаветы; по крайней мере, мы видим ее спутницей Петра II в его веселых прогулках и встречаем известие о сильной привязанности его к ней».

Прослывшая первой красавицей своего времени, Елизавета обожала наряжаться, никогда не надевала одно платье дважды и строго следила за тем, чтобы никто из придворных дам не был одет или причесан эффектнее ее или даже появился в платье, сшитом из такой же материи, как у нее. Елизавета Петровна превратила свое царствование в сплошное развлечение, оставив после себя 15 тысяч платьев, несколько тысяч пар обуви, два сундука шелковых чулок и сотни метров дорогих французских тканей, а также, как пишут исследователи, недостроенный Зимний дворец, поглотивший с 1755 по 1761 год 10 млн рублей. По словам В. Ключевского, «Елизаветой всегда владела страсть к перестановкам, перестройкам и переездам; в этом она наследовала энергию своего отца, строила дворцы в 24 часа и в двое суток проезжала тогдашний путь от Москвы до Петербурга». Примерки нарядов, причесывание и прихорашивание, балы, маскарады, театральные представления, прогулки, охота и прочие развлечения составляли суть жизни государыни, которая «не спускала с себя глаз» – так она была влюблена в себя. Однако некоторые подмечали, что цесаревна не так проста, какой казалась на первый взгляд, что роль ветреной кокетки была ей удобна. На самом же деле она обладала волевым характером, была умна, честолюбива и властна.

Между тем при дворе сложилось устойчивое мнение, что Елизавета Петровна ничего не понимала в государственных делах и целые дни проводила у зеркала, заботясь лишь о своей красоте и всячески терроризируя придворных дам. Она то заставляла их стричься наголо и носить парик, так как сама испортила собственные волосы, то скупала у иностранных галантерейщиков все товары оптом, чтобы они больше никому не достались. Подобных историй о Елизавете действительно сложилось великое множество. Успехи же ее правления признаются заслугой исключительно ее окружения, хотя за одно формирование такого кабинета ей следует отдать должное. Конечно, правление императрицы Елизаветы не было «золотым веком» России, но оно отвечало именно тем чаяниям русского народа, которые на него возлагались. Основными принципами внутренней и внешней политики императрица провозгласила возвращение к петровским преобразованиям, скорректировав их применительно к новым условиям. По выражению одного из историков, «при Елизавете во всех сферах жизни наблюдался русский ренессанс». Такого же мнения придерживался знаменитый С. М. Соловьев, отметивший, что во времена царствования Елизаветы «Россия пришла в себя». В народе государыню Елизавету любили: императрица была той «всероссийской помещицей», которая до конца дней «сохраняла связь с землей и деревней» и следовала дедовским русским традициям правления. Когда ей предлагали назначить на какое-нибудь место иностранца, она отвечала: «К чему это? Разве нет способных русских людей?» Правление Елизаветы было временем расцвета русской культуры и науки. И кроме того, императрица была последней правительницей России, являвшейся Романовой «по крови».

Период царствования Елизаветы – это период роскоши и излишеств. В Елизаветинскую эпоху дворянству привился вкус к развлечениям и утонченным удовольствиям. Все виды изящества и роскоши быстро развивались при русском дворе. Главному повару императрицы Фуксу был положен оклад в 800 рублей, что по тем временам считалось огромной суммой.

Государыня любила вкусно и обильно поесть и знала толк в вине. Не оставалась без внимания и духовная пища. Уже во время своей коронации Елизавета велела построить в Москве оперный театр. С тех пор оперные представления постоянно чередовались с аллегорическими балетами и комедиями.

При дворе регулярно проводились балы-маскарады, а в первые десять лет – и так называемые «метаморфозы», когда дамы наряжались в мужские костюмы, а мужчины – в дамские. Сама Елизавета Петровна задавала тон и была законодательницей мод. На маскарадах она часто появлялась переодетой в мужские костюмы – то французским мушкетером, то казацким гетманом, то голландским матросом. У нее были красивые ноги, и, полагая, что мужской костюм не выгоден ее соперницам по красоте, она то и дело затевала маскированные балы, на которые все дамы должны были являться во фраках французского покроя, а мужчины – в пышных юбках. По воспоминаниям Екатерины II, императрица «не очень-то любила, чтобы на этих балах появлялись в слишком нарядных туалетах», она могла заставить великую княгиню переодеть слишком удачный наряд или запретить надевать его еще раз. Однажды на балу Елизавета подозвала Н. Ф. Нарышкину и у всех на глазах срезала украшение из лент, очень шедшее к прическе женщины, в другой раз она сама остригла половину завитых спереди волос у своих двух фрейлин под предлогом того, что не любит такого фасона прически. Любовь к нарядам и переодеваниям Елизавета унаследовала от своего отца. Императрица с нетерпением поджидала прибытия французских кораблей в Санкт-Петербургский порт и приказывала немедленно покупать новинки, привозимые ими, прежде, чем другие модницы могли их увидеть.

Мало кто мог предполагать, что такая беззаботная женщина, которую, казалось, более всего на свете занимали собственная внешность, пышные наряды и празднества, самодержавно будет править Россией в течение двух десятилетий.

По выражению одного из исследователей, воцарение Елизаветы «стало одним из тех исторических казусов, когда в собственной стране потребовалось устроить дворцовый переворот, чтобы осуществить национальную политику ради национальных интересов». После смерти бездетного Петра II в январе 1730 года Елизавета не стала претенденткой на престол все по той же причине «незаконнорожденности». Верховный Тайный совет пригласил на русский трон ее кузину, вдовствующую герцогиню Курляндскую Анну Иоанновну. Для царевны Елизаветы настали сложные времена.

Властная, подозрительная, ревнивая Анна Иоанновна во всем видела в ней соперницу – и в красоте, и в притязаниях на престол, на который дочь Петра, несомненно, имела больше прав, чем его племянница. Императрица Анна предпочитала держать Елизавету подальше от двора и высшего света. Царевна жила в дорогом ее сердцу Покровском дворце близ Сокольников. Любимым ее занятием было собирать деревенских девушек, слушать их песни и водить с ними хороводы. Она и ее фрейлины с удовольствием принимали участие в их простых забавах. Зимой Елизавета каталась по пруду на коньках и ездила в поле охотиться за зайцами. Она посещала также Александровскую слободу и, полюбив это место, приказала построить там два деревянных дворца на каменном фундаменте – один зимний, другой летний. А в Петербурге ей отвели скромный Смольный дворец и загородное владение ее матери, Сарское (будущее Царское Село). Елизавета жила здесь довольно скромно, носила простенькие платья из белой тафты и на свои средства воспитывала двух двоюродных сестер – дочерей Карла Скавронского, старшего брата Екатерины I. Знать пренебрегала царевной, зато двери елизаветинского дома были всегда открыты для гвардейских солдат. Она раздавала им маленькие подарки, крестила их детей и очаровывала их улыбками и взглядами.

В обществе Елизавета показывалась достаточно редко, но все же являлась на балы и по-прежнему блистала там красотой. Когда китайскому послу, первый раз приехавшему в Петербург в 1734 году, задали вопрос, кого он находит прелестнее всех женщин, он прямо указал на Елизавету. Вокруг опальной царевны сложился свой двор, который был беден, но очень многочисленен: камер-юнкер, четыре камердинера, два фурьера, девять фрейлин, четыре гувернантки, музыканты, песенники и огромное количество лакеев. Среди членов свиты были будущие государственные деятели братья А. И. и П. И. Шуваловы, сделавшие впоследствии блестящую карьеру, граф М. И. Воронцов и придворный певчий Алексей Разумовский, которому предстояло сыграть особую роль в жизни и судьбе императрицы.

Десять лет жила цесаревна незамеченной, пока росло количество людей, недовольных правлением Анны Иоанновны и ее фаворита Бирона. А 25 ноября 1741 года Елизавета Петровна при поддержке гвардейцев Преображенского полка осуществила дворцовый переворот, в результате которого свергла малолетнего царя Ивана VI и взошла на престол.


Сердечные тайны императриц | Династия Романовых | Избранник из Малороссии