home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Великий князь Владимир Кириллович

Особым попечением императора в изгнании Кирилла Владимировича и его супруги было воспитание наследника, великого князя Владимира Кирилловича, родившегося уже в эмиграции. Надо сказать, что основа, заложенная этим воспитанием в духе подлинной русскости, дала свои плоды. Владимир Романов рос истинно русским человеком, блестяще владел родным языком, равно как и французским, английским, немецким и испанским, великолепно знал историю России, отличался живым умом и широкой эрудицией, до глубины души был предан православной церкви и гордился своей принадлежностью к России.

Владимир Кириллович родился 17 (30) августа 1917 года в Финляндии, где в то время жили его родители. Как и его старшие сестры, он имел титул князя крови императорской, будучи правнуком императора Александра II. В 1924-м его отец Кирилл Романов, провозгласивший себя императором в изгнании, присвоил Владимиру титул Наследника-Цесаревича и Великого Князя.

После смерти отца в 1938 году двадцатилетний молодой человек принял на себя тяжелое бремя главы династии. Он возглавлял Российский Императорский Дом в титуле Великого Князя, не провозглашая себя императором. Его титул был признан шестью великими князьями и князьями крови императорской, стоящими непосредственно за ним в порядке династического старшинства, а также большинством царствующих домов Европы.

К этому времени все члены императорской фамилии мужского пола уже переженились, заключив неравнородные браки. В связи с этим сторонники великого князя Владимира Кирилловича Романова считали: «Судьба династии фактически оказалась в распоряжении великого князя Владимира Кирилловича. Достаточно было жениться морганатически и ему, чтобы в XXI веке на Земле уже не оставалось ни одного законного члена некогда разветвленной и многочисленной императорской фамилии».

Поистине спасительной для судеб Российского Императорского Дома, во всяком случае, по мнению большинства представителей царской фамилии, оказалась встреча великого князя Владимира Кирилловича с княжной Леонидой Георгиевной Керби. Она была урожденной Багратион-Мухранской, дочерью князя Георгия Ираклиевича Багратиона, князя Мухранского, провозглашенного в эмиграции главой Дома Багратионов[18]. Мать Леониды Георгиевны, урожденная Злотницкая, принадлежала к старинному польскому дворянскому роду, породнившемуся с грузинской знатью. Брак Елены Сигизмундовны Злотницкой с князем Георгием Александровичем Багратион-Мухранским по традициям царского Дома Грузии являлся династическим. Леонида Георгиевна ранее состояла в браке с богатым американцем Самнером Мором Керби, с которым развелась в 1937-м и от которого имела дочь Элен.

В браке великого князя Владимира Романова и княжны Леониды, заключенном в 1948 году, родилась великая княжна Мария Владимировна. Это произошло 23 декабря 1953 года в Мадриде. Ко дню ее династического совершеннолетия неизбежность перехода престолонаследия по женской линии не вызывала сомнений у большинства членов Дома Романовых, поскольку его представителей по мужской линии, не состоявших в неравнородных, нединастических браках, уже не оставалось. Поэтому глава Российского Императорского Дома Владимир Кириллович Романов опубликовал 23 декабря 1969 года, в день совершеннолетия своей дочери, «Обращение», в котором констатировал тот факт, что «все ныне здравствующие члены императорской фамилии мужеского пола, кроме него самого, состоят в браках морганатических и что вряд ли можно предположить, что кто-либо из Них, принимая во внимание их возраст, сможет вступить в новый равнородный брак и, тем более, иметь потомство, которое стало бы обладать правом престолонаследия», и объявил, что после их смерти право наследия перейдет по женской линии к великой княжне Марии Владимировне. Вместе с тем, в 1969 году еще были живы некоторые агнаты (мужчины, происходящие по непрерывной мужской линии) династии Романовых и теоретически, по их мнению, они имели больше личных прав на престол[19]. Рескрипт, в котором Владимир Кириллович не признавал браки своих родственников, а их детей называл не Романовыми, а Романовскими как князей, принадлежавших к побочным линиям рода, вызвал серьезные разногласия в семействе Романовых.

После объявления Марии наследницей престола, пытаясь отстоять свои права, князья Всеволод Иоаннович, Роман Петрович и Андрей Александрович «в качестве представителей трех ветвей Российского Императорского Дома» в апреле 1970 года заявили протест: «Мы заявляем, что семейное положение супруги князя Владимира Кирилловича одинаково с тем, которое имеют супруги других князей крови императорской, и мы не признаем за ней права именоваться “Великой Княгиней”, так же, как мы не признаем именования «Великой Княжной» дочери князя Владимира Кирилловича… Мы считаем, что провозглашение княжны Марии Владимировны будущей “блюстительницей Российского Престола” является неосновательным и совершенно произвольным поступком». Несмотря на все распри, длившиеся не одно десятилетие, после смерти в 1992 году великого князя Владимира Кирилловича, который в соответствии с завещанием был похоронен в Великокняжеской усыпальнице Петропавловской крепости Санкт-Петербурга, именно его дочь Мария унаследовала титул главы Российского Императорского Дома Романовых. Но борьба за этот титул продолжается и сегодня – право на престол великой княгини Марии Романовой оспаривается до сих пор.


Восстановление связей с европейскими императорскими домами | Династия Романовых | Дом Романовых во время и после Второй мировой войны