home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Ричард Глостер – регент. предатель или нет?

Эдуард IV «в мире и процветании» царствовал двенадцать лет, но 9 апреля 1483 года неожиданно скончался, немного не дожив до 41 года. За один или два дня до своей смерти король Эдуард IV внес дополнение к завещанию, назвав своего брата Ричарда регентом и защитником королевства и поручив его заботе своего двенадцатилетнего сына, вскоре ставшего королем Эдуардом V. Перед своей смертью Эдуард IV пытался примирить враждующие партии. Он понимал, что когда он уйдет, каждая из сторон попытается получить контроль над молодым королем, что может привести к гражданской войне. Поэтому во время драматичной сцены у смертного одра он попросил лорда Хастингса и сына королевы, маркиза Дорсета, пожать друг другу руки и поклясться в любви и дружбе. Однако примирение оставалось в силе лишь до тех пор, пока король не сделал последний вздох, как справедливо заметил английский исследователь Пол Кендалл.

Есть ли вина Ричарда в смерти его брата короля, как утверждают некоторые «злые языки»? Скорее всего, даже наверняка – нет. Эдуард IV вел довольно гедонистический образ жизни: вино, дамы, чревоугодие (к концу своей жизни он очень сильно страдал от ожирения). Так что его убийца – выбранный им же образ жизни, а уж никак не Ричард.

Ричард, находившийся в Миддлхэме, некоторое время даже не знал о смерти брата (около недели). Да и потом новости пришли не от королевы или Совета, а в виде неистовой записки от Хастингса, лорда-камергера, который информировал Ричарда о его назначении регентом и призывал защитить молодого короля и прибыть в Лондон с вооруженным эскортом как можно быстрее.

Эдуард IV как представитель династии Йорков объявил трех своих предшественников на троне, ланкастерских королей, узурпаторами, но он знал, что после его смерти найдутся те, кто станет оспаривать право на престол его юного наследника Эдуарда, принца Уэльского.

Ричард показал себя преданным и находчивым солдатом на службе своего брата и короля. Вообще, верность была его отличительным качеством. Недаром на гербе Ричарда был начертан девиз: «Верностью связан», и это вполне отвечало его натуре. Он служил Эдуарду IV с такой преданностью, что ее не могли поколебать никакие неудачи. В частности, именно возглавленный им удар двухсот тяжелых конников обеспечил победу при Тьюксбери (однако Эдуарда Ланкастера, принца Уэльского, он там не убивал – тот просто пал в бою). Когда управлению Ричарда была вверена Северная Англия, традиционный оплот Ланкастеров, он проявил себя столь мудрым политиком, что вскоре эти края стали поддерживать Йорков. И теперь Ричард дал клятву верности принцу Уэльскому.

Новый король Эдуард жил много лет в замке Ладлоу на уэльской границе, под попечением своего дяди Энтони Вудвилла, графа Риверса. Отсюда он начал править с помощью Королевского совета, формальным главой которого был епископ Вустерский, но фактически он зависел от Вудвиллов и их сторонников.

Как только Ричард узнал о смерти своего брата, он написал Риверсу, спрашивая, когда и по какой дороге молодой король будет доставлен в Лондон, чтобы они смогли встретиться и вместе войти в город. Ричард тщетно ожидал официального уведомления из Лондона о смерти своего брата и назначении его регентом. Тем не менее он написал королеве, выразив свои соболезнования и ручаясь в своей верности молодому королю. Встревоженный вторым письмом от Хастингса, в котором тот информировал его, что Вудвиллы, вопреки обычаю, овладели властью и с трудом согласились ограничить эскорт короля двумя тысячами вооруженных людей, Ричард написал Королевскому совету. Он напомнил его членам, что согласно закону, обычаю и воле его брата именно он был регентом королевства, и предостерегал, чтобы действия, предпринимаемые Советом, не противоречили воле покойного короля. Закон, на который ссылался Ричард, сегодня назвали бы «существующим прецедентом», поскольку тогда не было законов, определявших наследование или форму регентства. Старый Королевский совет, строго говоря, больше не был законным, поскольку Совет короля, состоявший из советников, назначенных им, прекращал свое существование со смертью короля точно так же, как и парламент. Однако это не помешало королеве попытаться захватить власть – для себя и своей семьи при помощи Совета.

Вскоре после того как Ричард написал королеве и Совету, он получил письмо от герцога Бекингема, который находился тогда в своем замке в Бреконе в Южном Уэльсе. Бекингем предложил регенту свою поддержку и 1000 вооруженных человек. Ричард принял предложение о поддержке, но попросил герцога привести только 300 человек, то есть столько же, сколько он сам намеревался привести. Перед тем как начать свой поход на юг, Ричард сам привел всех своих вассалов и магистратов города Йорк к присяге новому королю. 20 апреля 1483 года он двинулся к Лондону со своим отрядом. Была договоренность, что он и Бекингем встретятся с Риверсом и королем в Норт-хэмптоне 29 апреля.

Новости, которые Ричард узнал в пути, были неутешительными. Роксан Мерф в своей книге «Ричард III: создание и легенды» пишет: «Хастингс сообщил из Лондона, что партия королевы, проигнорировав назначение Ричарда регентом, планировала организовать коронацию. Как только король был бы коронован, необходимость в регенте сразу бы исчезла, и Вудвиллы могли бы править через молодого короля. Вудвиллы играли в отчаянную игру, они шли на все, чтобы удержать власть. Их ненавидели старая знать и простонародье за их жадность и высокомерность, и, если бы они не смогли сохранить короля в своих руках, они могли и не надеяться на то, чтобы выжить». Чтобы сделать это, они должны были любой ценой предотвратить регентство Ричарда Глостера. Когда стало ясно, что Эдуард IV умирает, Вудвиллы стали активно интриговать, чтобы сохранить свое положение, сразу после смерти короля они попытались прибрать к рукам армию, флот, духовенство и т. д.

Р. Мерф категорична: «Все эти действия были незаконными. Если бы Вудвиллам удалась их попытка коронации, до того как регент достиг Лондона, они бы укрепили свою власть, обладая королем, Тауэром, казной, флотом и Советом – то есть всем аппаратом управления».

Следующий шаг королевы встретил некоторое сопротивление в парламенте, поскольку многие его члены были встревожены действиями Вуд вилл ов. Когда парламент попытался определить полномочия регента, партия королевы утверждала, что этот титул означает не более чем первое место в Совете, и даже эта позиция сохраняется только до коронации. Однако некоторые члены парламента напомнили королеве, что вообще-то они не имеют полномочий решать этот вопрос. Именно в этот момент в парламент пришло письмо Ричарда, и оно дало ему поддержку всех тех, кто не являлся союзниками Вуд вилл ов. Причем Дорсет открыто заявил, что если Ричард получит власть над королем, ни Вудвиллы, ни их сторонники не будут в безопасности.

Теперь Ричард спешил взять в свои руки управление королевством, в центре которого образовался вакуум власти. 29 апреля он перехватил группу придворных, которые везли юного Эдуарда в Лондон, арестовал их руководителя Риверса, дядю мальчика по материнской линии, и сам сопровождал племянника на оставшемся пути до столицы. Король и его эскорт были верхом и готовы выехать. С королем были старый приверженец королевы сэр Томас Воэн и лорд Ричард Грей, младший сын королевы Елизаветы от первого брака. Ричард приказал арестовать Грея и Воэна и оправдался в своих действиях перед разгневанным и изумленным молодым королем, объяснив, что эти двое, как и другие из партии королевы-матери, на самом деле ускорили смерть его отца, потворствуя его излишествам, которые разрушили его здоровье. Он также обвинил их в нарушении воли Эдуарда IV и в заговоре, направленном на лишение Ричарда, во-первых, регентства, а во-вторых – жизни.

Этот поступок Ричарда тоже вменяют ему в вину как бессмысленное злодейство (или, скорее, жестокое коварство). Так ли это? Об Энтони Вудвилле (графе Риверсе) говорят, что он был казнен по приказу Ричарда. Но все было сделано открыто, Ричард откровенно устранил политического противника. Где тут подковерные интриги и коварство?

Казнь людей, руководивших поездкой Эдуарда V в Лондон, была действительно крайне подозрительной, но открытой и, возможно, не совсем несправедливой. Граф Риверс, Ричард Грей и Томас Воэн были сподвижниками Вудвиллов. Вудвиллы долго пытались составить свою партию, и свита, посланная с новым королем, была скорее не эскортом, а настоящей армией. Весьма очевидно, что королева собиралась стать основной силой в новом правительстве. Ричард, выбранный лордом-протектором, был обязан предотвратить это. Однако в действиях Ричарда, как в этом случае, так и позднее, чувствовалось полное отсутствие хитрости. Правда, арест Вудвиллов был осуществлен на основе довольно туманных обвинений, Ричард даже предпринял неумелую попытку ложно обвинить их, заявив, что они спрятали оружие в тайники, чтобы устроить переворот. Казнь этих трех человек в Йорке вскоре после этого явно не улучшила его репутацию. Однако вполне можно предположить, что вендетта Ричарда против Вудвиллов и их родственников была просто вендеттой, а не этапом мастерски продуманного плана по захвату трона. Ричард имел достаточно причин презирать эту семью, которая способствовала смерти одного его брата и манипулировала другим.

Сразу после казни Ричард распустил королевский эскорт и проводил своего племянника обратно в Нортхэмптон. Все королевские служители, назначенные Вудвиллами, были заменены людьми, верными регенту, вслед за чем Ричард послал объяснение своих действий лордам и магистратам Лондона. Попытка переворота провалилась. Большинство знати, враждебно относившейся к «выскочкам» Вудвиллам, поддержало Глостера.

Через два месяца после того как Ричард стал лордом-протектором, он казнил лорда Хастингса (13 июня 1483 года), обвинив его в организации вместе с королевой-матерью заговора, имевшего целью захватить Эдуарда V. Виновен ли в этом случае Ричард в неоправданной жестокости или в беззаконии? Казнь лорда Хастингса была политическим шагом. Эти действия Ричарда действительно трудно оправдать: лорд Хастингс, который, согласно всем свидетельствам, был благородным человеком, совершил лишь одно преступление: отказался поддержать претензии Ричарда. Он был схвачен посреди заседания Совета, и ему были предъявлены обвинения в измене и, как это ни смешно, в колдовстве, направленном против Ричарда, которым он якобы занимался вместе со своей любовницей Джейн Шор. Более того, с очевидным пренебрежением к законности он был казнен через несколько минут после обвинения. Этот инцидент действительно продемонстрировал, что Ричард был способен на беззаконие и аморальные поступки.

Короля проводили во дворец епископа Лондонского, где собрались лорды, чтобы принести ему клятву верности. Но коронация Эдуарда V, первоначально назначенная на 4 мая, была перенесена на 22 июня, и будущего монарха поместили в королевских покоях в Тауэре. Ричард внес предложение, чтобы регенство продолжалось до того момента, когда король станет совершеннолетним, чтобы предупредить появление партий, которые могли бы попытаться контролировать короля. Одним из первых действий Ричарда как регента было предложение помиловать всех солдат и моряков, если они покинут мятежного Эдуарда Вудвилла и заявят о своей верности новому режиму. Большинство из них приняло это предложение, но сам Вудвилл бежал в Бретань с большой частью казны. В конце концов, эти деньги достались Генри Тюдору и помогли ему финансировать вторжение в Англию в 1485 году.

Подозревая своего деверя в коварстве, вдова Эдуарда IV Елизавета укрылась с младшим сыном и дочерьми в Вестминстерском аббатстве. В июне регенту удалось убедить Елизавету выдать ему сына, 9-летнего Ричарда, герцога Йоркского, объяснив, что юному королю в Тауэре одиноко.

Но в воскресенье, которое должно было стать днем коронации Эдуарда V, его право занять трон было поставлено под сомнение. Любвеобильность Эдуарда IV сыграла злую шутку с династией. Эдуард IV был не только красавцем, но и великим любителем женского пола – таким же, как впоследствии Генрих VIII Тюдор или «многих жен супруг» Иван Грозный. Но если Генрих VIII избавлялся от надоевших жен, отправляя их на плаху, гуманист Эдуард попросту женился на следующей, не разводясь с предыдущей, вследствие чего последний его брак не мог считаться законным. Кембриджский богослов Шей выступил у собора Святого Павла в Лондоне с проповедью, в которой заявил о незаконности престолонаследия. По словам Шея, Эдуард IV женился на Елизавете Вудвилл, будучи обрученным с другой (Элеонорой Батлер), а значит, их союз по тогдашнему закону был недействителен и их дети – включая юного короля – были незаконнорожденными.

Являлись ли дети Эдуарда IV и Елизаветы бастардами? Хранитель королевской печати Роберт Стилингтон утверждал, что позднее обвенчал Эдуарда и Элеонору Батлер, дочь графа Шрусбери. Правда ли это? В 1466 году леди Элеонора, ставшая монахиней, умирает, а Стилингтон становится епископом Бата и Уэльса, а затем и лордом-канцлером. В 1478 году герцог Кларенс был казнен, а Стилингтон брошен в Тауэр «за слова, наносящие ущерб королю и его государству». Правда, через 3 месяца его выпустили. Видимо, что-то загадочное было в его заявлении. С другой стороны, нравственный облик свидетеля Стилингтона не внушает доверия. Ричард щедро его наградил (видимо, не зря), к тому же сам епископ не был аскетом и имел сына-бастарда. Этот «сын епископа» вполне историческое лицо, позднее он командовал военным кораблем, был захвачен в плен Людовиком XI и умер в темнице. Можно верить или не верить епископу Батскому, подтверждавшему то, что он обвенчал короля Эдуарда с леди Элеонорой, но как бы там ни было, об этом браке упоминается в документах английского парламента.

Какое-то время герцог Глостер делал вид, что не хочет быть королем, но уже 26 июня был провозглашен Ричардом III. А 6 августа 1483 года в присутствии практически всей английской знати состоялась торжественная коронация Ричарда III и его жены Анны Невилл. Его кратковременное правление было ознаменовано рядом реформ, многие из которых предвосхитили последующее законодательство Тюдоров. Даже противники Ричарда признавали, что он был хорошим законоведом, «много сделавшим для облегчения жизни людей».

В январе 1484 года парламент вновь подтвердил право Ричарда на престол и объявил сыновей Эдуарда бастардами, что также узаконивалось буллой под названием «Титулус Регнус».

Весной умирает сын Ричарда Эдуард, а через год и его жена Анна Невилл. Чтобы сохранить право на престол за Йоркской династией, Ричард объявляет своим преемником другого своего племянника, Эдуарда Уорвика, т. е. сына своего старшего брата, Джорджа Кларенса, в смерти которого за много лет до этого якобы был виновен сам Ричард.


Легенда о смерти Герцога Кларенса и бочке мальвазии | Дворцовые перевороты | Тайна смерти принцев