home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Реальный Ричард и его литературные собратья

Современный читатель с образом Ричарда III знаком именно по пьесам Шекспира «Генрих VI» и «Ричард III», в которых Ричард выведен как одиозный герой.

Драма «Ричард III» входит в цикл исторических хроник Шекспира, но заметно отличается от этих многоплановых произведений с множеством действующих лиц. Это спектакль одного главного героя, вернее антигероя. Злодеяния Ричард совершает не просто так, а с явным наслаждением. Это утонченный злодей, цитирующий классиков и произносящий в свое оправдание длинные речи. В первом же монологе, которым открывается пьеса, он прямо объявляет: «Решился стать я подлецом». Причина проста – Ричарда никто не любит. Его жизнь несчастна, потому что он урод – маленький горбун с неприятной физиономией. Когда он ковыляет по улице, люди смеются, а собаки поднимают лай.

Вот как Шекспир описывает внешность нашего героя словами жены Генриха VI, королевы Маргариты:

А ты не вышел ни в отца, ни в мать,

Но – безобразный, мерзостный урод —

Судьбой отмечен, чтоб тебя бежали,

Как ядовитых ящериц иль жаб.

Ну ладно Маргарита, она ненавидит весь клан Йорков, а юного Ричарда почему-то больше всего. Но вот что говорит о себе и сам герой:

Я в чреве матери любовью проклят.

Чтоб мне не знать ее законов нежных,

Она природу подкупила взяткой

И та свела, как прут сухой, мне руку

И на спину мне взгромоздила гору,

Где, надо мной глумясь, сидит уродство,

И ноги сделала длины неравной,

Всем членам придала несоразмерность.

Для зрителей шекспировского театра физическое и моральное уродство обязательно сочетались, одно предполагало другое. Все считали, что от такого урода можно и нужно было ожидать любых, самых страшных преступлений. Вот он какой образ «злодея»! Страшный горбун, руки по локоть в крови, вурдалак, исчадие ада… Что еще надо для создания образа чудовища, воплощения абсолютного зла?!

Ричард тоскует о любви и семейном счастье, но уверен в том, что полюбить его нельзя. Власть – вот единственная отрада, и он добьется ее, даже если при этом душа его станет столь же отвратительной, как внешность. Если между ним и троном стоят чужие жизни, он должен их отнять, «расчистив путь кровавым топором». Ричард виртуозно лицемерит, гипнотизируя окружающих, которые не могут узнать в нем своего палача. Чем ближе он к очередному злодеянию, тем слаще его улыбки и горячее объятия. Незадачливый герцог Кларенс, по навету брата заключенный в Тауэр, до последнего надеется на заступничество Ричарда, а тот велит утопить его в бочке с вином. Лорда Хастингса узурпатор обласкивает, назначает председателем Королевского совета – и тут же велит казнить. Вынудив выйти за себя замуж леди Анну, жену погубленного им принца Эдуарда, Ричард вскоре убивает и ее, чтобы жениться на собственной племяннице Элизабет и упрочить свои права на трон.

Шекспир писал свою пьесу в последнее десятилетие XVI века, в царствование Елизаветы I, и неудивительно, что в своем повествовании он более благосклонен к деду Елизаветы, первому королю из династии Тюдоров Генриху VII. Он показал Ричарда злобным узурпатором, который без колебаний нанимает убийцу, чтобы умертвить «двух врагов смертельных; от них покоя нет мне, нет мне сна… двух незаконнорожденных в Тауэре». Совершив это черное дело, Ричард хладнокровно решает добиваться расположения старшей сестры убитых принцев, уже обещанной в жены его сопернику, Генриху Тюдору. В счастливом финале пьесы, после победы на Босвортском поле, Генрих Тюдор провозглашает: «Издох кровавый пес… и кончена вражда».

Все, что написал Шекспир, было принято за правду и вошло, похоже, в труды историков, как и написанная Томасом Мором биография Ричарда III, опубликованная в 1534 году и позднее использованная Шекспиром при создании драмы «Ричард III».

Томас Мор тоже рисовал Ричарда самыми черными красками. Мору, которого в Англии почитают как святого, принадлежит сочинение «История короля Ричарда III». Этот труд Томаса Мора не самый хронологически ранний анализ личности Ричарда, но его суть в том, что он отразил не только отношение династии Тюдоров к проблеме (им необходимо было очернить Ричарда, чтобы все забыли об их собственной узурпации престола), а вообще представление о личности Ричарда в начале XVI века в Англии.

«История короля Ричарда III, написанная господином Томасом Мором, одним из помощников лондонского шерифа, около 1513». В данном случае требуется несколько уточнений: автор – это Томас Мор, которому на тот момент 36–37 лет, он еще не стал советником короля, главным судьей Англии, канцлером герцогства Ланкастерского, наконец, лордом-канцлером Англии, еще не прославился как дипломат. Он еще не получил рыцарский титул, многочисленные земли, еще не стал «другом» короля, по милости которого будет казнен 21 год спустя. Наконец, Томас Мор еще не написал своего прославленного труда «Утопия». Томас Мор – помощник лондонского шерифа, депутат парламента, который только начинает быстрыми темпами продвигаться по служебной лестнице. За 10 лет до этого он только начал свою юридическую и государственную карьеру, уже достиг немалого, а впоследствии достигнет всех вершин, какие только были возможны, став главным юристом и главным чиновником Англии. Можно ли предположить, что Мор написал «протюдоровское» сочинение сознательно и в связи с этим карьера его пошла в гору?

С одной стороны, все вроде бы ясно: для того чтобы подняться наверх и получить множество выгод, нужно написать «правильную», идеологически выверенную книгу (в конце концов, у нас совсем недавно закончилась эпоха, где этот путь был многими повторен). Но, с другой стороны, диссонанс в эту версию вносит сама личность Томаса Мора.

Мор был не просто умнейшим, но и бескомпромиссным человеком, что редко встречалось среди политиков во все времена. Своими принципами он не поступился даже тогда, когда ему грозила смерть, он нашел мужество вернуть печать лорда-канцлера, когда король Генрих VIII решил порвать с Ватиканом в 1532 году. А ведь в свое время тот же Генрих VIII, получивший богословское образование, издал книгу «Защита семи таинств против Мартина Лютера». Известно, что Мор ее редактировал и вносил поправки, он был католиком и искренним противником Реформации. Тем более ему (впрочем, как и многим другим) отлично были понятны причины разрыва с Ватиканом – он сулил огромный приток средств в казну. Но вряд ли король решился бы на радикальную религиозную реформу, если бы не еще одно важное обстоятельство – надо было скорее развестись с теткой Карла I Габсбурга, испанского короля, Екатериной Арагонской, для того чтобы жениться на Анне Болейн, которая окажется на плахе через три года. Правда, сам Мор будет казнен еще быстрее, не согласившись присягнуть, опять-таки из принципиальных соображений, королю в том, что будет подчиняться «Акту о наследовании».

В общем, вот такой принципиальный человек пишет работу, посвященную Ричарду III. Из вышеперечисленных фактов можно сделать вывод, что Мор просто не мог написать конъюнктурное произведение, угодное властям, такое, как написал, например, Дж. Роус (о нем речь пойдет дальше), исказивший до неузнаваемости свою же работу, написанную шестью годами раньше.

Мор описывает очень небольшой промежуток времени – от смерти Эдуарда до смерти принцев и начала разлада между Ричардом и Бекингемом приблизительно полгода.

Интересна его манера повествования. Мор описывает все так, словно лично присутствовал при всех событиях, происходили ли они на городской площади, или в Тауэре, или во дворце. Сложно определить и жанр «Истории Ричарда III». Это не хроника, хотя здесь описываются реальные события. Важно отметить эмоциональный фон, который неизменен во всем произведении. Изначально произведение написано с целью рассказать о событиях 1483 года. В итоге же получилось скорее художественное произведение. Любая хроника (летопись) предусматривает некий субъективизм, но в работе Мора субъективное мнение автора – это основа основ. Разумеется, он «декорирует» ее источниками, тем не менее позиция самого Мора ясна с самого начала, она понятно и четко прослеживается в каждой фразе «Истории Ричарда III».

Итак, Ричард III у Мора – совокупность всего зла, подлый клятвопреступник, для которого не существует ничего святого, в котором нет ничего человеческого. Мор подчеркивает, что знает все из самых достоверных источников. «Я слышал его (рассказ о смерти принцев) от таких людей и в таких обстоятельствах, что трудно считать его неистинным».

Большинство читателей считают, что Мор был очевидцем описываемых событий, и безоговорочно доверяют всему, что он о них написал. На самом деле, когда Ричард короновался, Мору было всего пять лет! А основная его деятельность приходится на царствование Генриха VIII. Так что информацию он получал уже из чьих-то рук, и очевидцем описываемых в этом сочинении событий он не был. И никаких людей и обстоятельств Мор не называет.

К тому же существует предположение, что Мор не был автором этой книги или что у него были влиятельные соавторы. После его смерти среди его бумаг нашли беловую копию этого незаконченного труда, но никаких следов рукописной работы со следами правки не обнаружено. Это очень странно! Ведь от других его сочинений сохранились многочисленные черновики.

Это время считается периодом наиболее активной тюдоровской пропаганды. Тюдоры не находились у власти еще и 30 лет, только недавно умер Генрих VII. Но прошедшие 28 лет не были потрачены зря. Единственный способ представить свою власть легитимной заключался в том, чтобы создать себе ореол спасителя и освободителя Англии. Следовательно, должен был быть образ тирана,

Антихриста, воплощения зла, от которого Тюдоры спасли Англию. Этот мотив у Мора присутствует. Возможно, он просто дал уже сложившуюся и ставшую традиционной точку зрения.

А ведь трудом Мора руководствовались большинство последующих хронистов, например, Эдуард Холл в своих хрониках, они были изданы уже после смерти Холла и по содержанию (в вопросе о Ричарде III) во многом близки к работе Мора. Через 30 лет, в 1577–1578 годах, Рафаэль Холиншед, пользуясь хрониками Холла и работой Мора, пишет свою хронику.

А вот в первые годы авторитет новой власти еще не установился. Известно, что в 1483 году в течение полугода в Англии проживал и писал итальянский монах Доминик Манчини. Его работа об Англии интересна тем, что дает объективно (он был еще политически не ангажирован), по крайней мере, хотя бы внешний портрет Ричарда. Одно плечо чуть выше другого, небольшого роста (ни слова о горбе, хотя это довольно приметная деталь). При этом Манчини знал об узурпации престола и прочих деталях. И когда он, уже в Италии, узнает о смерти Ричарда, то оценивает смерть тирана как положительное явление, а ход событий – как справедливый.

Далее необходимо упомянуть о так называемых хрониках монастыря Кройленда. Местный епископ (Джон Рассел) изложил те события, свидетелем которых сам являлся. В этих хрониках также можно увидеть относительно независимый взгляд, об убийстве принцев там почти не говорится, однако акт узурпации не отрицается. Таким образом, дьявола в лице Ричарда в хрониках нет, но и положительного образа тоже нет и быть не может.

В конце 80-х годов XV века появляется первая по-настоящему протюдоровская версия описываемых событий – работа Джона Роуса, написанная в 1487–1491 годах «История королей в Англии», где он дает описание Ричарда, которое разительно отличается от более раннего издания (1485 года) его же, Роуса, работы. Налицо демонизация черт и поступков Ричарда III. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Роус противоречит сам себе, выполняя заказ Генриха VII.

Далее издается целый ряд хроник – Хроники Фабиана, Большая Лондонская хроника и многие другие.

У всех у них сходные черты: они чернят Ричарда как только можно, изображая Генриха VII чуть ли не святым, пришедшим спасти Англию от злого тирана-антихриста Ричарда III. Ричард III постепенно «приобретает» все новые внешние уродства. Он уже горбатый, маленький, с неприятным лицом. Хотя если сопоставить его портреты с портретами Эдуарда IV, а в то время традиция реалистического портрета еще сохранялась, можно поспорить, кто из них был более приятен лицом, в любом случае, это дело субъективное.

Одновременно с уже упоминавшимся Томасом Мором работал над этой «проблемой» и Вергилий Полидор. Итальянец по происхождению, он приехал в Англию в 1501 году. Будучи придворным Генриха VII, он, разумеется, написал такую историю, которой от него хотел король.

Есть еще одна любопытная работа на «ричардовскую тему». Это уже взгляд из зарубежья. Написана она незаурядной рукой. В свое время (1570) этот человек лавировал между Ланкастерами и Йорками, ища выгод для Бургундии. В 1571 году он посещал Англию с той же целью (он искал помощи в борьбе против французского короля Людовика XI). Это был не кто иной, как автор одного из самых известных произведений конца Средневековья Филипп де Коммин, написавший впоследствии свои знаменитые «Мемуары». «…Государи и могущественные сеньоры должны остерегаться раздоров в своем доме, ибо оттуда огонь распространяется по всей стране. И, по-моему, все это происходит по Божьему соизволению: когда государи и королевства процветают, упиваясь богатством, и не сознают, откуда проистекает такая милость, Бог посылает им неожиданно одного или нескольких врагов. В этом убеждает история библейских царей или недавние события в Англии, Бургундии и в других странах – словом, все, что вы наблюдали и наблюдаете ежедневно». Так пишет в 1489 году находящийся в ссылке Филипп де Коммин (1447–1511). Надо сказать, что это – одна из основных идей его «Мемуаров».

Но необходимо вспомнить биографию Филиппа де Коммина. Фламандец, начавший службу у герцога Бургундского Карла Смелого и достигший достаточно высокого положения – Карл Смелый поручал ему наиболее тонкие, щекотливые дела, где надо было максимально проявить дипломатические способности, – переходит на сторону Людовика XI. В своих воспоминаниях де Коммин излагает собственный взгляд на политику. При этом он, говоря о Боге, словно подчеркивает, что на земле никто не властен над правителем. Большинство исследователей сходятся в том, что он не разделял теории божественного происхождения власти. И вот как этот человек говорит о Ричарде III. При этом он не упоминает о его внешнем уродстве, для него существует только один факт – преступления Ричарда. Нужно заметить, что для Филиппа де Коммина эти преступления начинаются отнюдь не с убийства принцев, они начинаются тогда, когда Ричард нарушает клятву вассала служить своему сеньору, в данном случае юному королю Эдуарду, своему племяннику. Уже поэтому для Филиппа де Коммина Ричард – подлец, каких мало. Далее фламандец пишет: Ричард убивает своих племянников, один из которых – законный король Англии, объявляет дочерей Эдуарда IV незаконнорожденными, пользуясь тем, что всем было известно, что у Эдуарда была любовница. Но наслаждается он властью недолго, потому что Бог решил покарать его: «Господь быстро послал королю Ричарду врага, у которого не было ни гроша за душой и, как кажется, никаких прав на корону Англии – в общем, не было ничего достойного, кроме чести».


Итак, попробуем подвести итоги.

Конечно, Ричард не был ангелом – он казнил десяток лордов, виновных в подлинных или мнимых заговорах. При этом он был куда более гуманен, чем сменивший его Генрих Тюдор, который отправлял своих противников на плаху целыми семьями. Во времена Ричарда ничего подобного не было, что, собственно говоря, и стоило ему головы. В октябре 1483 года Ричард подавил мятеж своего бывшего сторонника Генри Стаффорда, герцога Бекингема. Целью этого выступления было возведение на английский престол Генриха Тюдора, тогда еще графа Ричмонда. Beроломный Бекингем закончил жизнь на плахе, но другим активным участникам заговора дали бежать во Францию. Замешанная в деле семья Стэнли также избежала репрессий, хотя лорд Уильям Стэнли был вторым мужем матери

Ричмонда Маргариты, которая открыто интриговала в пользу сына. Однако ни она, ни ее супруг не пострадали из-за своего родства с бунтовщиком. Лорду Стэнли, занимавшему важный военный пост в армии Ричарда, никто не мешал обмениваться письмами со своим пасынком Тюдором. Получив от последнего обещания чинов и почестей, Стэнли в роковой день битвы при Босворте предал своего господина.

Энергичный администратор, Ричард III расширил торговлю, реорганизовал войско, произвел улучшения в судопроизводстве, был покровителем искусств, особенно музыки и архитектуры. Во время своего царствования он провел ряд получивших популярность в народе реформ, в частности Ричард упорядочил судопроизводство, запретил насильственные поборы (так называемые добровольные пожертвования, или беневоленции), вел политику протекционизма, укрепляя тем самым экономику страны. Правление Ричарда III было одним из самых коротких в истории Англии, тем не менее почти каждое новое поколение ученых давало свою оценку этому монарху. В нынешнем столетии появились общества Ричарда III, защищающие доброе имя короля.

«Правда – дочь времени» – гласит старая английская пословица. Однако правды о Ричарде III мы до сих пор не знаем. И узнаем ли? Уж очень мало осталось беспристрастных сведений с тех далеких времен. Возможно, он был безвинно оклеветанной жертвой, а возможно, кровожадным злодеем, которого сейчас, не располагая точными сведениями, пытаются оправдать. Кто знает… Давно уже нет ни Ричарда III Йорка, ни его злейшего врага – Генриха VII Тюдора, «но по-прежнему отражаются в Темзе башни Тауэра и овевает ветер высокие кровли Вестминстера»…


Был ли Ричард III узурпатором | Дворцовые перевороты | Пороховой заговор