home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



21

Временное правительство Народных Аграриев продолжало удерживать Правительственное здание штата Оклахома. Марсианская полевая лаборатория сообщила об обнаружении артефактов (возрастом 1,4 x 106 ± 14 % лет), подтверждающих существование в прошлом цивилизации, не уступавшей человеческой. Китайские участники экспедиции заявили, что так называемые артефакты – лишь простейшие (вроде коралловых рифов или медовых сот) побочные продукты жизнедеятельности неразумных форм жизни, родственных анаэробным существам, населяющим ныне Марс. На ежегодном заседании Международного общества адептов Плоской Земли в Суррее, Англия, было принято постановление о подаче очередной петиции к ООН с требованием ввести санкции против правительств стран, тратящих бюджетные деньги на так называемые исследования космоса. В очередной раз за последние девятнадцать лет в мире возросло число самоубийств, а также число убийств и гибели от несчастных случаев. Прирост населения Земли тем не менее преодолел планку в триста тысяч человек в день и продолжил расти; каждую секунду на планете рождалось шесть, а умирало в среднем два с половиной человека. Таким образом, скорость роста населения составила семь человек в две секунды.

В округе Изард в Арканзасе курица снесла яйцо со знаком креста. Представитель казначейства в неформальной обстановке заявил, что правительство не примет законопроект о полной отмене бумажных денег в пользу кредитных карт и электронных счетов. «Нужно принять тот факт, – сказал он в Вашингтонском клубе журналистов, – что сделки на черном рынке, взятки и прочие полулегальные махинации являются столь же неотъемлемой частью экономики, как национальный долг, и затруднение этого добровольного обмена приведет к экономическому кризису, с которым государство не справится. Образно выражаясь, джентльмены, то небольшое количество – примерно несколько миллиардов – остающихся в обороте бумажных долларов – капля масла на шестеренки прогресса. Хочу уверить вас, что президент также это понимает».

«Первая Сатанистская церковь инкорпорейтед» (сорок четыре филиала в Калифорнии, пять – в других штатах) подала в Федеральный суд иск о «предвзятом налогообложении». Старший апостол заявил: «Раз другие церкви не платят налоги, а их священные реликвии не являются объектами уголовных расследований, „Рука славы“ должна получить аналогичный статус – в лучших американских традициях». В Рино вновь отозвали Закон о лицензировании проституции. Мэр города отметил, что доходы от лицензий не покрывали расходы на инспекторов… к тому же после закрытия Федерального молодежного учебного центра коммерческая проституция в городе почти исчезла.

Участники «Движения в поддержку человечества» все чаще сгибают, скручивают и ломают компьютерные карты и бросают их в ближайший почтовый ящик. Несмотря на аресты, произведенные почтовыми инспекторами, местная полиция практически бездействует, а присяжные не вынесли еще ни одного обвинительного вердикта, несмотря на самые убедительные доказательства. Старший почтовый инспектор заявил, что испорченные карты почти всегда представляют собой счета, среди них пока не обнаружилось ни одного чека или денежного перевода и что правительство не проявляет к этой проблеме особого интереса, но ему лично до чертиков надоело, что почтовые ящики используются в качестве мусорных урн.

Председатель «Движения в поддержку человечества» ответил, что по всей стране почтовые ящики уже давно стали урнами и в почтовом управлении, как и в конгрессе, знают почему. Компьютер-регулировщик дорожного движения в Хьюстоне дал сбой в вечерний час пик, и тысячам людей пришлось ночевать в пробке. В результате число погибших превысило семь тысяч; основными причинами смерти, помимо самоубийств, стали остановка сердца, отравление выхлопными газами и разбойные нападения. Торговая ассоциация автомобильных страховых компаний южных штатов отказалась от страховых выплат по инциденту, ссылаясь на то, что гибель или увечья, полученные при нахождении в неподвижном автомобиле, не являются страховыми случаями (см. мелкий шрифт).

В Лунной колонии открылись две новые сверхбольшие самовозобновляющиеся пищевые пещеры – имени Джорджа Вашингтона Карвера и Грегора Менделя. Комиссия вновь объявила об увеличении субсидированной миграционной квоты, но опять не снизила требования к потенциальным переселенцам (судебное предписание за подписью верховного судьи Соединенных Штатов Хэнди было тихо проигнорировано как неправомочное на территории Луны).

Акции Небесного Лас-Вегаса продолжили рост на фоне падения биржевых индексов; тем не менее большинство инвестиционных консультантов по-прежнему рекомендуют покупать акции, обосновывая это ранее установленной корреляцией между погодой, рынком и женской модой. Межзвездный подкомитет Лунной комиссии выбрал целью первой экспедиции тау Кита вместо ранее предложенной альфы Центавра. Обсерватория Джодрелл-Бэнк потеряла связь с отправленным на Плутон пилотируемым зондом.

(Официальное) число погибших на Украине упало ниже (официального) числа погибших в бразильском Мату-Гросу – ни там, ни там мертвые не спорили.


– …уважаемый коллега должен бы знать, что «ид» – не научный термин, а всего лишь первые буквы слова «идиот»!

– …порядок в зале суда!

– …позвольте привести неоспоримые заключения великого ученого…

– …все это чепуха! Любой студент может нарисовать красивый график и сделать псевдогениальные выводы из бессмысленных данных!

– …пусть мой уважаемый коллега повторит это оскорбление за пределами зала суда.

– …прошу пристава обеспечить порядок в ходе…

(«Джейк, если повезет, мы так все запутаем, что против нас никто сыграть не сможет».)

– …не светите мне в глаза, иначе коллегии придется несколько дней обходиться без вас.

– …поинтересоваться, с какой целью уважаемый оппонент вынуждает высокий суд и присутствующих в зале глядеть на этот отвратительный труп?

(«…Джейк, мне самой противно; неужели я действительно так мерзко выглядела? Давай его уберем?» – «Тише, милая, мы с Маком знаем, что делаем».)

– …при всем уважении вынужден настаивать на том, что личность свидетеля должна быть установлена, прежде чем его показания могут быть использованы для установления личности другого лица.

– …штата и страны. Отпечатки пальцев, которые вы видите на экране, сняты с трупа, обозначенного как «вещественное доказательство ММ». Сейчас мы с помощью стереоналожения сравним их с предоставленными архивом Общества ветеранов отпечатками, ранее обозначенными как «вещественное доказательство ИИ»…

– …лично сделали эти снимки с номера один до номера сто двадцать семь, предварительно обозначенные как «вещественное доказательство СС»?

– …не разрешается. Заседание будет публичным, однако суд оставляет за собой право исключать присутствующих лиц за неуважение. Ивлин, можете начать вон с той женщины в очках и парике. Запишите ее личные данные и запретите доступ в зал суда на десять дней. Остались еще в зале любящие пошуметь кретины? Мужчина в заднем ряду, уберите шоколадку в карман, здесь вам не буфет!

– Адвокат ответчика намекает, что это не Жозе Бранка?

– Ни в коем случае. Я готов поручиться, что это он. Просто напоминаю, что необходимо соблюдать протокол.

(«Джейк, Джо выглядит ужасно. Я должна поговорить с ним, когда все закончится». – «По-твоему, это разумно?» – «Не знаю, но я должна».)

– Оглядитесь вокруг, мистер Бранка. Скажите судье, находится ли в зале ваша жена.

– Нет.

– Мистер Бранка, взгляните, куда я указываю.

– Нет ее здесь!

– Ваша честь, у нас несговорчивый свидетель. Мне необходимо направить его в нужном направлении.

– Хорошо. Но позволю себе заметить, что адвокат не может подвергать сомнению показания собственного свидетеля.

– Благодарю, ваша честь. Мистер Бранка, я указываю на эту девушку. Взгляните на нее внимательно. Я положу руку ей на плечо…

– Уберите руки! Ваша честь, если он еще хоть раз ко мне прикоснется, я ему палец откушу!

– Тишина! Адвокат истиц, не нужно трогать ответчицу. Ваш свидетель прекрасно знает, какую девушку вы имеете в виду.

– Хорошо, ваша честь. Прошу прощения, если оскорбил эту молодую особу. Мистер Бранка, я полагаю, что это ваша жена Юнис Бранка, в девичестве Эванс.

– Не Юнис. Она умерла. Судья, мне надо терпеть всякую такую хрень? Этот жулик и так все знает, он со мной три часа говорил. Да, это тело Юнис. Но она мертва. Все это знают.

– Простите, ваша честь. Мистер Бранка, будьте любезны отвечать на мои вопросы. Вы говорите, что ваша жена мертва… а вы видели вашу жену Юнис Бранку мертвой?

– А? Нет. Операция…

– Ответьте на вопрос. Вы не видели ее мертвой. Я утверждаю, что вы получили миллион долларов за свидетельство, что эта женщина не ваша жена Юнис Бранка.

(«Джейк, а они вправе так мучить Джо? Только посмотри на него!» – «Извини, милая, не я его вызвал».)

– Судья, этот сраный трепач лжет! Есть такой клуб, знаете? Клуб редкой крови. У меня необычная кровь. У Юнис тоже. Она жизни спасала. Да, мне предлагали деньги, тысячи, миллион, даже не помню. За Юнис. Я что, сутенер какой? Сказал им засунуть эти деньги в…

– Ваша честь, прошу призвать свидетеля к порядку.

– Он дает вполне вразумительный ответ на ваш вопрос. Продолжайте, мистер Бранка. Вам предлагали деньги. За что?

– А, ну, у Юнис был начальник. Мистер Смит. Иоганн Смит. Богатый настолько, что даже срал в золотой горшок. Но он был при смерти, сечете? Только врачи не давали ему умереть. Бедняга. И у него тоже была редкая кровь. Как у нас с Юнис. Ну я и говорю – пускай берет тело Юнис, ей-то оно уже незачем, но денег мне за это не надо. Тогда мы с его адвокатом мистером Джейком Саломоном замутили другую штуку. Он вошел в мое положение и помог. Мы организовали Фонд имени Юнис Эванс Бранки, чтобы люди с редкой группой крови могли получать ее бесплатно. Все деньги пошли в Клуб редкой крови. Спросите мистера Саломона, он знает. Я… не взял… ни фримпанного цента!

(«Джейк, он даже не смотрит в мою сторону». – «Накинь чадру и поплачь».)

– Есть у адвоката истиц еще вопросы к свидетелю?

– Нет, ваша честь. Передаю слово коллеге.

– Вопросов нет, ваша честь.

– Кто-нибудь из адвокатов хочет задать вопросы свидетелю позднее? Мы разбираем не уголовное дело, и посему суд не устанавливает жесткие рамки допроса свидетелей. Отклонения от протокола допустимы.

– Истицы не нуждаются в дальнейшей помощи свидетеля.

– Никаких вопросов, ваша честь. Ни сейчас, ни потом.

– Хорошо. Суд возобновит слушание завтра в десять утра. Приставу поручается доставить свидетеля домой или куда тот пожелает, а также защищать его от чрезмерно назойливых лиц. Позволю заметить, Ивлин, что его уже достаточно измучили.

– Судья, можно мне добавить?

– Прошу, мистер Бранка.

– Этот сраный адвокат – не мистер Саломон, а другой – очень любит шастать по ночам. Рано или поздно он забредет в Птичье Гнездо.

– Мистер Бранка, зал суда – не место для угроз.

– Судья, это не угроза, а пророчество. Я никому вреда не причиню, но у Юнис было много разных друзей.

– Ваше замечание учтено. Мистер Бранка, вы свободны. Ваше дальнейшее присутствие на заседаниях не требуется. Прошу судебного секретаря забрать вещественные доказательства, а пристава – обеспечить охрану порядка. Всем разойтись.


– Всем встать!

– …с превеликим уважением к квалификации моего заслуженного коллеги, не могу не отметить, что его высказывания – отъявленная чушь. В качестве доказательства процитирую статью этого великого ученого от тысяча девятьсот семьдесят шестого года: «Понятие „личности“ – лишь отзвук порождения донаучного вымысла. Любые природные феномены полностью объясняются законами биохимии, например…»

– …даже экзистенциальная феноменология основывается на телеологическом базисе, поэтому соглашусь, однако глубокое изучение диалектического материализма неопровержимо доказывает любому, за исключением безнадежно предвзятых…

– …не забывайте, кто здесь главный!

– …неродившийся ребенок – не личность, а зародышевая протоплазменная структура, в благоприятных условиях способная стать…

– …математические законы наследственности учитывают любые события, ошибочно называемые…

– …говоря понятным всем присутствующим языком, «Отче! прости им, ибо не ведают, что творят».

– …мы были чрезвычайно поражены, узнав, что судья являлся собратом Иоганна С. Б. Смита по студенческому обществу. Эти конспиративные отношения могут быть подтверждены записями в открытых источниках, и я требую, чтобы это было принято во внимание на сегодняшнем судебном процессе, а также на всех последующих. Также я требую, чтобы защитник противоположной стороны признал этот факт.

– Мы признаем его.

(«Джейк, как они узнали?» – «Мы сами сделали вброс. Алек постарался вчера вечером. Лучше сразу внести это в протокол, чем потом отвечать на апелляции».)

– Ага! В таком случае этот факт ставит под сомнение непредвзятость судьи, и истицы требуют, чтобы тот сложил с себя полномочия и признал, что судебный процесс проходил с нарушением закона.

(«Джейк, кажется, нас прижали к стенке. Я люблю Мака и Алека, но это сравнимо с обнаружением родинки у пропавшего наследника». – «Нет, дорогая. Успешный человек за свою жизнь обзаводится связями со множеством других успешных людей. Если бы не выяснилось, что вы с Маком состояли в одном братстве, нашлась бы какая-нибудь не менее, а то и более близкая связь. Скольких верховных судей ты знаешь?» – «Кажется, пятерых». – «Теперь понимаешь? На верху пирамиды все друг друга знают».)

(И спят друг с другом.) (Юнис, помолчи!)

– Как интересно. Мне хотелось бы просветить представителя истиц в законах. Вы дважды употребили словосочетание «судебный процесс» и утверждаете, что он проходил с нарушениями. А помните ли вы, что у нас не судебное разбирательство? И даже не спор; всего-навсего расследование с целью установить личность девушки, именующей себя «мисс Смит». Она ни в чем не обвиняется, против нее не подано гражданских исков; лишь ее личность поставлена под сомнение истицами, движимыми личными интересами. Суд выступает посредником в этом расследовании, оказывает посильную помощь в улаживании недопонимания. Никакого судебного процесса в помине нет.

– Признаю свою ошибку, ваша честь.

– Впредь будьте осторожнее в выборе слов. Если процесса нет, то и нарушений в нем быть не может. Согласны?

– Ваша честь, позвольте выбрать другие слова. Истицы считают, что с учетом выявленных обстоятельств недопонимание должен улаживать другой судья.

– Возможно. Но дело было вверено мне и останется в моем ведении, пока не будут предъявлены веские аргументы в пользу сложения моих полномочий. Вернемся к теме словоупотребления; вы использовали слово «конспиративно». На текущий момент суд не рассматривает вероятность того, что вы использовали это слово с целью проявить неуважение…

– Ваша честь, уверяю…

– Тихо! Не перебивайте. Оставим этот вопрос на потом, а сперва обсудим значение этого слова. «Конспиративно» – значит «тайно», «скрытно». Это слово имеет ярко выраженную негативную окраску и намекает на нелегальность действия. Скажите: можно ли узнать о нашей связи в справочнике «Кто есть кто»?

– Безусловно, ваша честь. Там мы это и обнаружили.

– Я знаю, что все братья с моего курса там есть. Полагаю, с Иоганном Себастьяном Бахом Смитом то же самое. Раз вы подтвердили, что сверялись со справочником, суд примет ваше заявление как есть и не потребует уточнений… но позвольте заметить, что между мной и мистером Смитом почти полувековая разница в возрасте и мы никак не могли одновременно быть действующими членами братства. Вы в курсе, что мы с Иоганном Смитом вместе состояли и в других организациях? В частности, Иоганн Смит был одним из основателей Гибралтарского клуба, в котором состою я, а также адвокат мисс Смит мистер Саломон… и даже вы. Сколько еще таких организаций?

– Гм… истицы не изучали этот вопрос.

– Как же так? Не сомневаюсь, что это было бы несложно выяснить. Вот, например, Красный Крест. Вероятно, Торговая палата. Вроде бы припоминаю, что мы одновременно с Иоганном Смитом курировали скаутское движение. Возможно, состояли в каких-то других братствах и наверняка входили в попечительские советы благотворительных и некоммерческих организаций, вместе или порознь. Кстати, вы ведь, как и я, член ордена Тайного святилища? Хотите это прокомментировать?

– Нет, ваша честь.

– Мы с вами наверняка тоже связаны различными братскими узами. Суд хочет отметить факт, что юристы, ввиду запрета на рекламу своей деятельности, куда больше простых обывателей склонны вступать в многочисленные организации – братства, сообщества, профессиональные и религиозные группы. Раз вы предпочли не высказываться о тех из них, в которых мы с вами вместе состоим, суд возьмет это на себя с последующим занесением в протокол. Теперь же, что касается сложения мной полномочий – уточните, по какой причине я должен это сделать? У вас есть перерыв на обдумывание. Десять минут. Учтите, что ваш ответ также будет внесен в протокол.


– Порядок! У защиты истиц было время на обдумывание.

– Истицы просят исключить из протокола все замечания относительно братских связей и тому подобного.

– Просьба отклоняется. Все, что внесено в протокол, останется в нем. А теперь поделитесь своими соображениями насчет моих полномочий.

– Ваша честь, когда я высказал свою точку зрения, то считал ее важной. Теперь я так не думаю.

– Раз вы высказались, у вас должны были быть для того основания. Я хочу их выслушать. Не стесняйтесь.

– Что же… если ваша честь настаивает. Не сочтите за неуважение, но вскрывшийся факт мог указывать на вероятность пристрастного отношения со стороны суда.

– Не сочту. Но ваш ответ слабо аргументирован. Пристрастного отношения к кому? К истицам? Из-за моих отношений с их дедом?

– Что? Нет, что вы, ваша честь. К мисс… к ответчику.

– То есть вы утверждаете, что она в самом деле Иоганн Себастьян Бах Смит?

(«Ничего себе! Джейк, с подачи Мака он сам укусил себя за хвост». – «Вот именно. Так кто кого к стенке прижал?»)

– Нет, ваша честь, этого я не утверждаю. Это как раз то утверждение, которое мы оспариваем.

– Вы сами себе противоречите. Если, как утверждают истицы, эта девушка не Иоганн Себастьян Бах Смит, то она не может быть членом никаких студенческих братств. Поэтому, согласно вашей теории, выходит, что она – Иоганн Себастьян Бах Смит. Вам стоило бы определиться.

– Боюсь, что моя логика меня подвела. Прошу снисхождения.

– Ничья логика не безупречна. Вы закончили? Можно приступать к опросу свидетелей?

– Закончил, ваша честь.


– Но, доктор Бойл, вы уверены, что удалили мозг из этого тела – этого трупа – и пересадили в тело той женщины?

– Старина, кончайте занудствовать. Вы слышали мой ответ.

– Ваша честь, истицы требуют помощи суда в перекрестном допросе.

– Суд требует от свидетеля отвечать на все вопросы в указанной форме.

– Судья, вам меня не запугать. Я не гражданин вашей милой страны и явился сюда по собственной воле. Теперь я гражданин Китая. Ваш Госдепартамент гарантировал нашему Министерству иностранных дел мою полную неприкосновенность. Так что кончайте играть мускулами, ничего не выйдет. Вот мой паспорт. У меня дипломатический иммунитет.

– Доктор Бойл, суду это известно. Тем не менее раз уж вы оказались здесь – и, несомненно, пошли ради этого на большие издержки и пожертвовали вашим временем, – то должны предоставить доказательства, получить которые можно только от вас. Суд просит вас давать полные, четкие и понятные даже обывателю ответы на все заданные вопросы, даже если вам для этого придется повторяться. То, что вы сделали или знаете, может прямо или косвенно помочь в установлении личности этой женщины.

– Ладно, любезный, раз уж вы больше не требуете… пройдемся по всему еще раз. Примерно год назад ко мне обратился вон тот старый хрен – извините, адвокат – мистер Джейкоб Саломон и попросил сделать то, что таблоиды называют «пересадкой мозга». Я согласился. Спустя некоторое время – об этом он вам расскажет лучше меня – я выполнил желаемое. Переместил мозг и некоторые вспомогательные органы из одного черепа в другой. Когда я уехал, этот мозг был жив.

Теперь о том, кому что принадлежало: донором мозга был дряхлый старик, донором тела – молодая женщина. Большего сказать не могу; прежде чем я вошел в операционную, тела были прикрыты стерильными простынями и подготовлены к операции. Скажу только одно: мужчина находился в плохом состоянии, был подключен к системе жизнеобеспечения. Женщине было еще хуже – она умерла в результате черепно-мозговой травмы. Кора головного мозга была серьезно повреждена… короче говоря, ей проломили череп и вышибли мозги. Мертвее не придумаешь, если не считать того, что ее тело поддерживалось в функциональном состоянии с помощью новейших устройств.

С помощью своей уникальной хирургической методики я удалил мозг и иже с ним из того мерзкого куска маринованного мяса, который вы можете лицезреть вон там. Вряд ли в мире есть другой хирург, способный это повторить. Я внимательно осмотрел труп и пришел к выводу, что оперировал именно его, следовательно это должно быть то тело, для работы с которым меня нанял Саломон. Я не спутаю его с телами других своих пациентов.

Опознать женщину сложнее. Если ее побрить наголо, я могу попробовать опознать шрамы. Можно также сделать рентгеновский снимок черепа, чтобы проверить наличие протеза: тефлон хорошо виден на фоне кости. Но это не даст права утверждать однозначно; похожие шрамы могут остаться после любых операций, да и протез может быть установлен в результате совершенно другой трепанации.

– Доктор Бойл, предположим, что вы действительно удалили живой мозг из вещественного доказательства ИИ, трупа…

– Предположим? Я же сказал, что сделал это.

– Я не сомневаюсь в ваших показаниях, просто выражаюсь уместным в данной ситуации языком. Так вот, вы утверждаете это и то, что поместили мозг в тело молодой женщины. Осмотритесь и скажите, можете ли вы опознать это тело.

– Какой же вы все-таки зануда. Я не шаман и не профессиональный судья конкурсов красоты, я хирург. Сами опознавайте. Если эта женщина, а точнее, этот комбинированный человек с женским телом и мужским мозгом сейчас живет и здравствует, я об этом, несмотря на достаточные познания в судебной медицине и медицинской юриспруденции, судить не могу. Не пытайтесь заставить меня занудствовать так же, как вы; сегодня я не узнаю ее из десятка тысяч женщин аналогичного возраста, роста, веса, телосложения, цвета кожи и тому подобного. Вам доводилось видеть людей, готовящихся к подобным сложным операциям? Полагаю, нет, иначе вы не задавали бы таких дурацких вопросов. Уверяю, в таких условиях вы не узнали бы и собственную жену. Не пытайтесь склонить меня к лжесвидетельству; не на того напали.

– Ваша честь, истицы не находят этот ответ удовлетворительным.

– А суд находит. Свидетель говорит, что может опознать и опознает мужское тело, но не в силах опознать женское. Доктор, я не медик, но нахожу странной одну вещь: вы провели такую операцию, даже не поинтересовавшись личностью пациентов?

– Ваша честь, я о таких мелочах не задумываюсь. Мистер Саломон уверил меня, что, как принято говорить у вас в Америке, «все шито-крыто». То есть все бумаги легально оформлены, юридических нарушений нет и так далее. Я поверил ему и выполнил операцию. Он меня обманул? Мне следует ожидать экстрадиции после возвращения домой? Сомневаюсь, что это возможно; теперь я живу в стране, где ценят мой труд.

– Не думаю, что кто-то замышляет вашу экстрадицию. Вам намекали вот на что: в зале суда присутствует женщина, утверждающая, что она – тот самый «комбинированный человек». Вы не можете ее опознать?

– Могу, но не как свидетель, поклявшийся говорить только правду. Это вон та девушка рядом с Джейком Саломоном. Как вы, дорогая? Бодренько?

– Весьма, доктор.

– Простите, что от меня мало толку. Я, конечно, мог бы опознать вас с точностью, но для этого мне пришлось бы отпились вам верхушку черепа, достать мозг и посмотреть на его особенности. Но – ха-ха! – тогда уже от вас будет мало толку. Мне куда больше нравится видеть вас живым памятником моему таланту.

– Мне тоже, доктор. Не стоит извинений, я навеки вам благодарна.

– Ваша честь, это неподобающее поведение!

– Адвокат, позвольте мне об этом судить. В данных необычных обстоятельствах я разрешаю проявлять в суде дружеские чувства.

– Мисс Смит, мне было бы интересно осмотреть вас после заседания. Что называется, на память.

– Конечно, доктор! Для вас – все, что угодно. За исключением трепанации.

– Не волнуйтесь. Я вас послушаю и всякое такое. Завтра в десять утра устроит?

– Пришлю за вами машину к половине десятого. Или раньше, если вы согласитесь оказать мне честь и позавтракать со мной.

– Суд считает необходимым прервать вашу милую беседу. К сожалению, завтра в десять утра вы оба будете здесь. Время сегодняшнего заседания на исходе, и…

– Нет, ваша честь.

– Что, доктор Бойл?

– Говорю, «нет». Меня здесь завтра не будет. Сегодня в восемь вечера я выступаю на ужине у одного вашего мясницкого сообщества… Американской коллегии хирургов. Приблизительно до этого времени я в вашем распоряжении. Вы можете вызвать мисс Смит завтра утром, но не меня. Я как можно скорее возвращаюсь в старый добрый Китай. Там нет недостатка в подопытном материале. Не поверите, насколько сговорчивы заключенные-смертники. Тратить лишний день на дурацкие допросы я не собираюсь, но сегодня, так и быть, потерплю.

– Мм. Боюсь, суд вынужден признать, что это случай Магомета и горы… Хорошо, продолжаем заседание.


– Свидетель свободен. Есть у истиц еще свидетели?

– Нет, ваша честь.

– Представитель ответчицы?

– У мисс Иоганн Смит нет больше доказательств.

– Мистер Саломон, хотите аргументировать или подытожить факты?

– Нет, ваша честь. Они говорят сами за себя.

– Истицы?

– Ваша честь, вы намереваетесь закрыть вопрос сегодня?

– Пока не пойму. Процесс тянется долго и мучительно, и мне все ближе позиция доктора Бойла: закончить все и пойти домой. У обеих сторон не осталось ни свидетелей, ни доказательств, ни вопросов. Защитник ответчицы заявил, что отказывается от финального выступления. Адвокат истиц вправе это оспорить; на что мисс Смит имеет право подать протест, лично или через своего защитника. Мне хотелось бы устроить перерыв… после которого вы бы высказали все, что у вас на уме. Если сказать нечего, можем продолжить завтра утром. Вы можете попросить отложить слушание, но предупреждаю, что длительной отсрочки вам не видать. Суду надоели ваши постоянные затягивания и отвлекающие маневры, не говоря о граничащем с неуважительным поведении. Так чего вы желаете?

– С позволения суда, мы были бы рады продолжить сегодня вечером. Сколько времени нужно суду, чтобы отдохнуть и посовещаться?


– Ответная речь окончена, и мы готовы вынести вердикт. Но сперва – заключение суда. Ввиду того что рассматриваемое дело является новым прецедентом в конституционном праве, в случае апелляции суд, согласно Постановлению о правах и обязанностях сторон от тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года, передаст дело в ведение Федерального апелляционного суда с рекомендацией как можно скорее перенаправить его в Верховный суд. Это не гарантированно, но есть детали, которые позволяют оценить вероятность такого поворота событий как высокую. Дело незаурядное.

Мы выслушали истцов, свидетелей и увидели вещественные доказательства, вследствие чего окончательный вердикт мог быть одним из четырех нижеследующих:

Иоганн Себастьян Бах Смит и Юнис Эванс Бранка живы;

Юнис жива, Иоганн мертв;

Юнис мертва, Иоганн жив;

Иоганн и Юнис мертвы.

Суд постановил – мисс Смит, прошу вас встать, – что находящийся перед нами человек – физиологическая комбинация тела Юнис Эванс Бранки и мозга Иоганна Себастьяна Баха Смита. Таким образом, согласно схожему прецеденту в деле «Семья Генри М. Парсонса против штата Род-Айленд» эта женщина – Иоганн Себастьян Бах Смит.


предыдущая глава | Не убоюсь зла (перевод Павлов, Юрий) | cледующая глава