home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

— Это же работа самого Сатроникса?!

Благоговейности в голосе владельцу оружейной лавки можно было и поубавить.

— Да.

— Но… — и он посмотрел на капсюльные замки.

Согласен, те должны быть кремнёвыми, поскольку Сатроникс умер лет полтораста назад.

— Их поменял мастер Гридль, и вы наверняка о нем слышали.

— Конечно же! В нашей среде его имя известно всем. А эти углубления на торцах рукоятей? Похоже на замки.

— Так оно и есть. Тоже сделаны им. Для прикладов. Вот и они сами.

И я выложил на прилавок их оба.

— Какое интересное решение! — воскликнул он. И поделился. — Знаете, я и сам оружейник, причем утверждают, что неплохой.

Догадываюсь. Когда сюда заглянул, за прилавком стоял мужчина, который на торгаша походил куда больше. Затем он сходил за вами, узнав, что мне требуется.

— И сколько вы желаете получить? — руки его слегка подрагивали.

— Их цену.

Пистолеты станут украшением любой коллекции, и, если бы не крайняя нужда, ни за что бы не стал продавать.

На постоялый двор я переселился накануне вечером, причем денег едва хватило, чтобы оплатить проживание на два дня. По возможности столько времени в Гласанте задерживаться не собирался, но душу грел тот факт, что о ночлеге на ближайшую ночь можно не беспокоиться. По сути, мне и продавать-то больше нечего, поскольку носить мужчинам украшения в нашем роду непринято. Пусть даже я немного и отошел от традиции, нацепив на шею медальон перед несостоявшейся дуэлью с сар Ториасом. Но он медный, и цепочка такая же, и потому ценности не имеет никакой. Разве что для меня самого. Поскольку обязан напоминать, что человеческая жизнь — это самое ценное из всего того, что существует сейчас и будет существовать в будущем. По крайней мере, хочется надеяться, что в нужный момент напомнит.

— Думаю, мы обязательно сговоримся.

— Нисколько в том не сомневаюсь, — его оружейная лавка — лучшая в городе, а значит, и цена за пистолеты будет самой достойной. — И вот еще что. Помимо денег мне потребуются два пистолета подешевле. Можно кремневых. Самая дрянь, что у вас есть, лишь бы стреляла без осечек. Один обычный, и другой — обязательно дорожный. Этот, например, подойдет.

Они удобны: спусковой крючок складывается, скобы под ним нет, веса немного, и при обычном калибре минимальные габариты. Правда, ни о какой точности и дальнобойности не может быть и речи, но ведь и предназначены они для выстрела в упор.

— До свидания, господин сарр Клименсе! — донеслось уже в спину. Ну да, на рукоятках красуется мой родовой герб. — Не сочтите за дерзость, но дела у вас обязательно поправятся.

И я перестану продавать семейные реликвии, из которых оставалась только шпага.


— Великолепный конь! — торговец лошадьми потрепал Рассвета по холке. — За какую цену желаете его продать?

Сложный вопрос. Когда продаешь друзей, нужно брать как можно больше, ведь так? Иначе получится, что ты совсем их не ценишь, чего делать нельзя. Рассвет давно уже стал для меня больше, чем просто лошадью. Но не отпускать же его на волю? Путь назад, в Гладстуар, поначалу лежит морем, и это уже решенный вопрос.

— Господин сарр Клименсе! — голос был мне знаком, и он принадлежал Александру. — Едва вас отыскал, — улыбался он.

— Вы что-то хотели?

Если сейчас заявит, что пришел от сар Штраузена, пошлю его, даже не выслушав.

— Поговорить. Вопрос сложный, не знаю даже, с чего и начать, — замялся Александр.

— В таких случаях всегда начинают с самой сути, и какова она у вас?

— Мне не хотелось бы лишаться вашей компании.

Суть как суть, но понятна не до конца.

— И?..

— Понимаете, какая штука… Теперь мне нет смысла оставаться с Клаусом сар Штраузеном. Если разобраться, я принял именно ваше предложение.

— Ну так вернитесь домой. Ваша матушка будет только рада.

— А я? Знаете, мне все казалось, что наконец-то жизнь началась. И что теперь?

— Так что же вы предлагаете?

— Сарр Клименсе, куда-то же вы направляетесь? И если будете не против, мы могли бы поехать вместе.

— Я намерен покинуть Ландаргию, на первом попавшемся корабле. Захотелось экзотики.

Такой вариант вас устроит? Другого у меня нет.

На мой взгляд — отличный вариант, чтобы его образумить. Ну доберемся мы до Гладстуара, а дальше-то что? Он вполне может отправиться в него и в одиночку. Сколько их, людей, мечтающих покорить столицу? Есть желание, пусть станет одним из них.

— Это даже лучше, чем я мечтал! — Александр по-прежнему улыбался, и мне все не удавалось понять — шутит он, нет. — Сарр Клименсе, ну право же! Клянусь, что не стану обузой!

А еще, глядишь, чем-нибудь, но помогу.

— Тогда для начала помогите с лошадью. Не хочу ее продавать, душа не лежит. Но и оставлять при себе смысла нет. Неплохо бы пристроить ее в хорошие руки. На время. А там, глядишь, и получится вернуть.

В этом я нашел для себя утешение. Кстати, и с пистолетами тоже. Но пистолеты неживые, и потому неважно, через сколько рук они пройдут перед тем как вернутся ко мне снова. По-моему, Александр даже обрадовался.

— Никаких проблем! Есть у меня здесь знакомый, и у него лошадиная ферма. Он раньше вблизи наших мест проживал. А заодно продам ему своего. Мой Добряк тоже мне дорог, но увы, я крайне стеснен в средствах.


Уже по дороге на ферму Александр сар Штроукк поинтересовался.

— Даниэль, и чем мы займёмся в чужой стране?

— Вариантов достаточно. Поступим на службу. Станем клерками. Купим вскладчину скобяную лавку, и будем торговать в ней по очереди. Женимся на богатых вдовушках, и начнем разводить овец. После чего выведем такую породу, что прославимся на весь мир. И тогда в Ландаргии точно пожалеют, что заставили нас покинуть ее пределы. Александр, я вам солгал: намерен вернуться в столицу. Морем до Квандстора, ну а дальше уже на перекладных.

Так будет быстрее и безопаснее.

— В столицу, так в столицу, — пожал плечами он. — Давно хотел на нее посмотреть. И все-таки мне по душе куда больше вариант с вдовушками: всю жизнь мечтал разводить овец! — уже в который раз рассмеялся сар Штроукк.


Назад мы возвращались пешком, благо, что ферма находилась практически на окраине Гласанта, и недалеко от порта. И все-таки мало хорошего нести на себе дорожные кофры. Поминутно пеняя себе, что не догадался договориться на ферме с транспортом. Солнце палило нещадно, заставляя время от времени делать привалы в тени раскидистых деревьев, благо, хоть их хватало.

— Сарр Клименсе, извините, что лезу не в свое дело, но ваша размолвка с Клаусом, она произошла не из-за Терезы сар Самнит?

Размолвкой назвать сложно, ведь произошедшего между нами вполне хватило для того чтобы испортить отношения на всю оставшуюся жизнь, даже если когда-нибудь Клаус поймет и проникнется тем, что неправ.

— Дело действительно не ваше, Александр, но вы угадали.

— Согласен, не мое, но только слепцу и господину сар Штраузену не было видно, как Тереза глядит на вас, Даниэль. Примерно также, как он сам на нее.

Еще одна причина, по которой мне хотелось убраться из Гласанта как можно быстрее. Тереза — из тех девиц, которые на своем пути не остановятся ни перед чем. Особенно учитывая, как ей хочется стать столичной жительницей, но Клаус, как вариант, ее не устроил.

В какой-то мере меня мучала вина перед Клаусом. Хотя, если признаться честно, куда меньше, чем вес кофров. Которых, кстати, у Александра оказался один, и потому инициатором наших привалов был только я. Затем ко мне пришла мысль, что мы можем уравняться. Нет, не попросить его нести один из моих кофров по очереди.

«Если разобраться, — размышлял я, — то можно значительно облегчить багаж. Некоторые предметы, сейчас, когда приходится нести на себе, а не везти в телеге, смело заслуживают того, чтобы их выбросить» Но представив картину, где, уединившись в густых кустах, с самым вдумчивым выражением лица перебираю подштанники, решая, которые из них можно выбросить, и в этот момент меня обнаруживает кто-нибудь из знакомых, после чего интересуется: «А что это вы тут делаете, господин сарр Клименсе?», идею свою отринул.

Немудрено, что мне не удалось удержаться от смеха. Причем случился он в тот самый момент, когда Александр и произносил свою фразу про взгляды Терезы. Сар Штроукк взглянул на меня, но тактично промолчал, и только Пятиликий знает, что он подумал.

Затем нам попался какой-то обалдуй. Который спал под кустом рядом с обочиной, изредка дергая босыми ногами, когда на них садились то ли пчелы, то ли осы, то ли мухи, то ли кто-то еще.

— Вот у кого нет никаких проблем, можно даже слегка ему позавидовать! — философски заметил Александр, когда мы с ним поравнялись. И высказал не самую глупую мысль. — Сейчас, когда нам взбрело в голову стать путешественниками, мы должны чаще прибегать к логике.

— Находите?

— Перед тем как отправиться на ферму, куда разумнее было бы найти подходящий корабль, оставить на нем вещи, и уже только тогда пристраивать лошадей.

Его мысль навела меня на собственную. Для чего пришлось вернуться назад.

— Любезный! — окликнул я человека, который продолжал спать. А когда тот продрал заплывшие от вчерашних возлияний глаза, обратился к нему с предложением. — Не могли бы вы, за определённую плату, разумеется, помочь донести наш багаж в порт?

— Несомненно, вас послал ко мне Он сам, господа! — заявил в ответ незнакомец, набожно посмотрев вверх.

— Это еще почему?

— Ну как же? Мне тоже необходимо в порт, а тут подвернулась возможность по дороге еще и заработать.

И, не удержавшись, громко, до хруста в челюстях, зевнул, тактично прикрыв рот грязным кулаком.

Избавиться хотя бы от одного кофра было бы для меня уже счастьем. Человек забрал все три, и припустил так, что мы едва за ним поспевали.

— Сдается мне, господин сарр Клименсе, в среде носильщиков багажа он добился не меньших высот, что и вы в фехтовании, — заявил Александр.

— Согласен. И если он добавит прыти еще, опасаюсь, нам будет трудно его догнать, в наших-то сапогах для верховой езды и со шпорами. Тогда только и останется, что гнаться за ним, размахивая шпагами, и кричать — остановись, прохвост!

— Заранее убежден, что настичь его не получится. Да, сарр Клименсе, давно хотел у вас спросить, но все как-то к ситуации не приходилось.

— Спрашивайте, — благосклонно кивнул я, покусывая травинку.

— Тогда, у развалин, я действительно представился именем Клауса? Или все-таки это была шутка?

— Именно так все и произошло.

— Удивительное дело! И чего мне только в голову взбрело?! К тому же тот момент совершенно не помню.

— Не самое поразительное из того, что тогда случилось.

— И которое тоже не помню?

— Конечно же. Ведь случилось оно не с вами.


Набережная встретила нас любопытными взглядами, перешептыванием за спиной, а кто-то довольно громко сказал.

— Смотри, это те самые, о которых я вчера тебе рассказывал!

— Справедливости ради — тот самый, — отреагировал Александр. — Я-то какое принял во всем этом участие?

— Самое непосредственное. Одной только угрозой, что вступите вы, и тогда им придется действительно худо.

Александр шутку мою оценил.

— Ну разве что. Кстати, может быть, по глотку вина? — Мы как раз проходили те самые столики под полотняным шатром. — Не думаю, что в Гласанте настолько все запущенно, чтобы ситуация повторилась.

— Можете не сомневаться, запущено дальше некуда! — вчера на приеме в доме сар Самнитов об этом был разговор. — Но вы правы, глоток вина не помешает.

До порта оставалось немного, и отсюда был хорошо виден целый лес корабельных мачт, что вселяло некоторую уверенность — попутная посудина для нас найдется.

— Любезный! — окликнул Александр нашего носильщика. — Ставьте кофры здесь. И вот вам сверх обещанного, за то, что задавали нужный нам темп.

Из правил хорошего тона за вино теперь следовало заплатить мне. Что я и сделал, жестом подозвав гарсона. Носильщик, приняв монеты, уходить не спешил. Напротив, он обратился с просьбой.

— Господа, возможно вам нужен слуга?

Сар Штроукк посмотрел на меня — мол, решение полностью за вами.

— Спасибо за оказанное нам доверие, но нет, — заявил я с некоторой долей сарказма.

Прежний, Фанланг, любезно предоставленный мне Клаусом из числа нескольких своих, конечно же, остался при нем. Нужды в слуге на ближайшее время не имелось. Ну разве что поддержать ведро, когда я, свесясь с кровати, буду извергать в него во время шторма остатки позавчерашнего ужина, потому что вчерашний давно уже там.

— Жаль, — почесав ногу одну о другую, отреагировал тот. — Но в любом случае, счастливого вам плавания, господа!

И зашагал в сторону порта.

— Есть в нем нечто этакое собирательное! — глядя ему вслед, задумчиво сказал Александр.

— Полагаете?

— Определенно. Скажите, Даниэль, смогли бы вы определить откуда он родом?

— Пожалуй, не возьмусь, — немного подумав, согласился я.

Хотя в подавляющем большинстве случаев подобное сделать легко. Жителей юга королевства Ландаргии никогда не спутаешь с теми, кто обитает в центральных ее областях, не говоря о северянах, и, тем более, уроженцев восточных провинций. Цвет и разрез глаз, форма носа, ушей, посадка головы, оттенки кожи, зачастую рост, манера говорить скороговоркой или наоборот — растягивать слова, позволит с достаточной степенью точности определить — откуда они именно. Сейчас был полностью не тот случай. Прав, Александр, заявив, что образ у нашего отставного носильщика — собирательный.

К тому времени подали вино, и сар Штроукк, попробовав его, заметно поморщился. После чего объяснил.

— Кисловато на мой вкус. Закажу что-нибудь послаще.

Вино действительно было с заметной кислинкой, но на мой собственный взгляд, вполне недурно.

— Не советую.

— Это еще почему?

— Боюсь, что вы получите тоже самое вино, но со свинцовым сахаром, а от него со временем слепнут.

— Никогда о таком не слышал. Нечто магическое? — толика иронии в его вопросе все же присутствовала.

— Все куда проще. Осадок, который получается, когда в свинцовых котлах выпаривают виноградный сок. Попросите уж лучше добавить в вино мед, так будет надежнее.

— Ненавижу его! — и Александра явственно передернуло. После чего пояснил. — Моя мама — замечательная женщина, но глубоко убеждена, будто он является панацеей от всех хворей сразу. Ребенком я рос довольно болезненным, так что все остальное можете представить себе сами, — и его передёрнуло снова.

— Извините, что затронул нелюбимую вами тему. Ну, тогда не будем терять времени и отправимся в порт? Хотя нет, подождите минуту, сейчас попробую купить бутылку-другую бренди, уверен, в пути не помешает.

«Остаётся только надеяться, что окажется он не самого плохого качества».

В здешних краях предпочитают ром, его здесь множество сортов, а все потому что юг провинции славится плантациями сахарного тростника. Даже в доме сар Самнитов, наверняка зная о моих предпочтениях, не смогли предложить ничего достойного из бренди, пусть даже сам я этот факт тщательно пытался скрыть. Правда, и похвалить его духа у меня не нашлось.

Вспомнив о плантациях, подумал, что зря пугал Александра слепотой, здесь и обычного сахара должно быть много. Но зато удалось узнать об его лютой неприязни к меду.

Надеяться на удачу особенно не приходилось — место не то, и приличное бренди следовало бы искать где-нибудь в центральной части города, в наиболее респектабельной винной лавке. И тем больше было мое удивление, когда нашлось две бутылки такого качества, что я рассматривал их и не верил своим глазам. Но нет же — сургуч точно не тронут, мало того, если обхватить кончик горлышка так, чтобы пальцы образовали тень, явственно видна светящаяся паутинка зеленоватого цвета. Знак того, что и без магии не обошлось, и бутылку не вскрывали. С некоторой даже растерянностью посмотрел на продавца — он хотя бы догадывается, какое сокровище находится у меня в руках?! Но нет, тот был утомлен жарой, и с нетерпением дожидался сиесты. Цена, кстати, была самой обычной.

«Ну хоть в чем-то мне повезло! — радовался я, прижимая обе бутылки к груди, пусть даже их не на шутку покрывала пыль. — Мне, при моих потребностях, каждой на месяц хватит! Впрочем, нет: не получится отказать Александру только по той причине, что он не сумеет хотя бы наполовину оценить его вкус»

— Впервые за достаточный срок вижу вас довольным, сарр Клименсе, — встретил меня Александр.

— Тому есть причины. Представляете, здесь нашлись целых две бутылки бренди марки Тельроса! — поделился я своей радостью. — Он и в столице днем огромная редкость!

— Судя по всему, что-то ценное?

— Даже не сомневайтесь.

— Хотелось бы присоединиться к вашему ликованию, но увы, не получается, — и Александр придал себе нарочито скорбный вид.

— Не беспокойтесь, моего восторга хватит на нас двоих.

Конечно же, можно было бы ему объяснить, что бренди Тельроса перестали выпускать много лет назад. Секрет его купажа навечно утерян, и обнаружить единственную бутылку — удача неимоверная. И еще рассказать легенду, что при употреблении проявляются скрытые возможности человека. После чего на некоторый срок он становится и сильнее, и умнее, и быстрее, и ему, якобы, даже открываются горизонты будущего. Полнейшая чепуха, безусловно. Скрытые пороки — вполне может быть. Но они проявляются и после любых других крепких напитков, если не соблюдать меру.

— Ну так что, пойдем искать подходящий корабль, и посмотри на нас Пятиликий, чтобы повезло, — сказал Александр, поднимаясь на ноги, и подхватывая два кофра — свой и мой. — На тот случай, чтобы одна рука у вас постоянно оставалась свободной, — пояснил он. — Все-таки случись что, и надежды на вас чуточку больше, чем на меня.

Сар Штроукк нравился мне все сильнее. Почему-то многие считают, что Даниэль сарр Клименсе способен убить за единственное непонравившееся ему слово, что далеко не так. Мне нравятся остроты, даже когда они обращены в мой адрес. Издевательств — да, не потерплю ни при каких обстоятельствах. Но обожаю фехтовать словами на той самой тонкой грани, которая отделяет сарказм от издевательства. Вообще считаю, слова — это всего лишь ветер, к тому же довольно слабый, и совершенно напрасно мы придаем им слишком большое значение. Дела и поступки — вот что по-настоящему важно.

Первым попавшимся нам на глаза кораблем, который явно готовился в скором времени отправиться в море, стала двухмачтовая шхуна. Судя по осадке, и еще потому что палуба заставлена прикрытой парусиной ящиками и тюками, она была загружена полностью.

— Шхуна гафельная, а значит, должна развивать неплохой ход.

Александр покосился на меня с некоторой долей уважения, но промолчал. И прекрасно, ведь спроси он — по каким признакам я определил? затруднился бы с ответом. К тому же не совсем был уверен, — это именно шхуна.

— Название у нее, сарр Клименсе, тоже замечательное — «Мария».

— Полагаете?

— Даниэль, вам известна хоть одна плохая женщина с таким именем?

Немного покопавшись в памяти, я решительно тряхнул головой — нет.

— Вот и мне тоже. Ну так что, спросим?


На борту шхуны, возле самого трапа на берег, околачивался какой-то матрос.

— Служивый, — вероятно, не подобрав другого слова, обратился к нему Александр. — Куда путь держите?

Что стало еще одним забавным моментом, поскольку шхуна путь никуда не держала, а была крепко примотана к причалу канатами.

— В Квандстор, господин, — ответил тот.

— И когда отплываете?

— Да в самой скорости, господин.

— Удачно! — Александр взглянул на меня, ведь именно туда нам и предстояло попасть.

— Не сочти за труд, позови капитана, — все, что я только что услышал, удачей еще не было. Возможно, пассажиров хватает и без нас, или попросту владелец корабля запретил брать их на борт.

Матрос, вместо того, чтобы отправиться самому, свистнул, тут же появился вихрастый мальчишка в одежде не по размеру, его-то он и послал.

— Малой, с нашим капитаном господа хотят поговорить, дуй за ним.

Тот действительно дунул так, что мгновенно исчез в дверях кормовой надстройки. Капитан «Марии» прибыть не замедлил, правда, поглядывал с настороженностью. Выглядел он так, каким я и представлял себе настоящих морских капитанов. Возрастом около пятидесяти, с лицом, сплошь покрытым морщинами, рыжей бородой, в кожаной шляпе почти треугольной формы, ему только изогнутой трубки во рту и не хватало. Ну и походка была соответствующая — как будто палуба грозила выскользнуть из-под ног в любой миг.

— Нам с господином сар Штроукком хотелось бы попасть к вам на борт пассажирами, — без всяких обиняков начал я. — Оплата, конечно же, на ваше усмотрение.

Капитан посмотрел на матроса, что-то у него спросил, тот кивнул в ответ, и уже только затем он сказал.

— Опасаюсь, господа, мы не сможем предоставить вам комфорта.

— Нам достаточно отдельной каюты, — жить в общем кубрике, учитывая, что предстоит почти двухнедельное плавание, не хотелось совсем. — Желательно каждому.

— Такая возможность имеется, — не задумываясь кивнул он. — Тогда единственный вопрос.

И я уже потянулся к кошелю, когда капитан добавил.

— Проблема с кухней.

— И что с ней не так? — кухня, это важно всегда.

— Опасаюсь, что у нас не будет возможности готовить для господ отдельно. Разве что они запасутся продуктами для своего стола. Сложность в том, что мы отходим буквально через несколько минут, едва только принесут коносаменты. И согласитесь, платить лишние деньги за место у причала, не в моих интересах.

— Наименьшая из проблем. Так сколько же?

— Десять золотых за двоих.

Сумма явно завышенная, но слишком мы были настойчивы, чем капитан не преминул воспользоваться.

— По рукам, — только и ответил я, по-прежнему считая, что нам повезло.


Каюта оказалась крохотной, и, если бы не иллюминатор, и не койка в ней, вполне сошла бы и за чуланчик. Или как по-морскому называются кладовки? Александр располагался по соседству, и его помещение было копией моего. За единственным исключением — помимо спального места в ней находился еще и шкаф. Едва обустроившись, сразу же лег спать.

Ранним утром, когда Александр заглянув в каюту, он обнаружил меня не спящим.

— Сарр Клименсе, две новости, и не знаю даже, какая из них позабавит вас больше.

Ночь прошла спокойно, без так надоевших в последнее время видений, и потому выспаться удалось отлично. «Вряд ли он сможет меня чем-нибудь удивить», — позевывая, решил я.

— Говорите, Александр, говорите. Хотя давайте одну из них угадаю: на завтрак нас ждет жареная рыба, — запах с камбуза добрался и сюда.

— Относительно завтрака мне ничего неизвестно, но знаете, куда направляется наш славный корабль? — и, выдержав томительную паузу. — В Клаундстон.


Глава 11 | Волки с вершин Джамангры | Глава 13