home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Был ранний вечер. Волнение на море усилилось в несколько раз. Шлюпка опасно раскачивалась, ветер плевался в лицо холодными морскими брызгами, а горло жгло от растворенной в воздухе соли. Матросы мерно взмахивали веслами, и лодка с каждой уной все ближе подходила к скалистому обрывистому берегу. Возле него обезумевшая стихия ревела яростно и непокорно. Гремела, грохотала, стонала… Мы танцевали по хребтам волн, то и дело срываясь вниз. В пропасть.

Если бы не парусиновые плащи — быть бы нам насквозь мокрыми. Позеленевший Шен судорожно вцепился в борт и, закрыв глаза, молился. Я его прекрасно понимал. Поездочка, мягко говоря, вышла рискованной.

Нашу скорлупку кидало из стороны в сторону и в опасной близости от выступающих из кипящей воды каменных зубьев едва не закрутило. Люди Дажа управлялись с веслами ловко, умело, и возмущенное море, в конце концов, махнуло на нас рукой. Лишь напоследок, словно пригрозив, подтолкнуло в корму. Шлюпка, точно выпущенная из бутылки игристого синского вина пробка, рванула вперед, проскочила через стену пены и рев прибоя в небольшую, скрытую от глаз тихую бухточку.

Точно лебедь, величаво, грациозно, она заскользила по спокойной воде. Я оглянулся и увидел позади лишь брызги да бурлящее море. Даже не хочу думать, как Даж с командой будет возвращаться обратно. Какой Бездны он решил высадить нас здесь? Лучше, что ли, не мог найти места?

Капитан поймал мой взгляд и довольно осклабился:

— Надежный уголок. Я иногда использую его… для стоянок.

Ясное дело, отличное логово для тех, кто зарабатывает на жизнь контрабандой. Обнаружить проход в скалах можно только случайно.

Сине-зеленые и черно-алые утесы, нависая над водой, заключали тайное прибежище в кольцо. Я перегнулся через борт, посмотрел в воду и разглядел в глубине большие неподвижные лохматые тени — обросшие водорослями камни. Распугав целую тучу серых мальков, лодка вылетела на мелководье, и Даж отдал команду сушить весла.

На берег я выпрыгнул первым. Камни были влажные, скользкие, покрытые слизью зеленых водорослей. Везде деловито сновали юркие темно-зеленые крабы. Я подал Лаэн руку, помогая выбраться. Шен поскользнулся и едва не загремел в воду.

— Чтоб тебя! — ругнулся он, сделал несколько шагов, туда, где камни казались более сухими, и, видно, решив, что в ногах правды нет, — сел.

— Я сделал то, о чем вы просили, и теперь разрешите считать, что мы друг другу ничего не должны, — прогудел капитан Даж. — С этой минки вы сами по себе, а мы сами. Вон там, ярдах в сорока, начинается тропа. — Он махнул рукой в сторону черных валунов. — Не скажу, будто она легкая, но человек пройти сможет. Требуется чуть больше нара, чтобы оказаться наверху. Как раз успеете к ночи. Но лучше — заночуйте здесь. Стоянка будет где-то на полпути. Теперь самое главное…

Он отошел к лодке и вернулся с двумя арбалетами, приличным запасом болтов в двух небольших холщовых сумках, парой «козьих ног»[62] и пузатым кожаным мешком.

— Держите. В мешке жратва.

— Спасибо. Здесь поблизости есть возможность раздобыть лошадей?

— Не думаю, — помолчав, ответил Даж. — Места дикие. Равнины Руде велики. Деревни и городки разбросаны далеко друг от друга. Если пойдете вдоль берега, то рано или поздно наткнетесь на рыбацкий поселок. Но вряд ли у этих селедок можно найти коней. Они им без надобности.

— А тракты далеко?

— Тот, что проходит от Альсгары к Гаш-шаку, восточнее. Если пойдете точно на рассвет, то недельки через две неспешной ходьбы, может, на него и наткнетесь. Только с войной он стал не самым приветливым местом. Во всяком случае, таковы слухи. А тот, что ведет к Радужной долине, гораздо ближе. Можно дойти и по побережью, только дольше. Но зато точно не промахнетесь. А вам, вообще, куда надо?

— Еще не знаем, — тут же соврал я.

Даж на это лишь недоверчиво хмыкнул:

— Значит, сами разберетесь, что к чему. Не маленькие. Прощайте. Даст великий спрут, еще свидимся.

Моряки оттолкнули шлюпку от берега и, налегая на весла что есть сил, направили лодку в открытое море. Та, словно брошенное сильной рукой копье, бесцеремонно влетела в брызги, пену и буруны, а затем скрылась за скалами.

Мы остались одни.


Тропа и вправду оказалась не слишком приветливой к чужакам. Узкая, петляющая и обрывистая. То тут, то там она была засыпана мелким крошевом упавших сверху камушков. Приходилось внимательно смотреть, куда ставишь ногу, чтобы удержаться на не слишком надежной поверхности. Бухта виднелась ярдах в двадцати внизу. С такой высоты она казалась игрушечной, а моря и вовсе не было слышно.

Я шел первым, помогая Лаэн на самых сложных участках. Шен тяжело сопел позади. Он то и дело останавливался и прижимался к отвесной стене, находящейся по левую руку от нас. Ему, до сих пор не пришедшему в себя после морской поездки, было тяжелее всех. Но, несмотря на это, парень старался не отставать.

— Не боишься высоты? — поинтересовался Целитель, когда мы сделали небольшую передышку.

— Нет.

— Ты что? Выкован из железа?

Я почесал нос:

— Однажды мне пришлось при помощи рук и ног спуститься по стене, которая в шесть раз превышала эту.

— Правда? Это когда же ты так рисковал собственной шеей?

— В последние дни Сандонской войны.

Он не очень-то поверил моим словам. Можно подумать, мне нужна его вера.

Пришлось преодолеть половину пути, прежде чем тропка расширилась и мы вышли на каменистую площадку, достаточно широкую для того, чтобы на ней безо всякого стеснения могли разместиться несколько человек. Над площадкой из скалы выступал каменный козырек. Его вполне должно хватить, чтобы спрятаться во время дождя.

Место оказалось обжитым — старое кострище было обложено плоскими серыми камнями, под козырьком лежала большая вязанка хвороста и здесь же — охапка сухой травы. Шен хотел сесть на нее, но я бросил:

— Проверь сначала. Здесь должно быть много скорпионов.

— Обжитое местечко. — Лаэн тем временем сбросила с плеч мешок и пристроила арбалет к стене. — Полагаю, друзьями Дажа.

— Скорее всего, — согласился я. — Надеюсь, контрабандисты не будут сильно против, если мы разожжем костер из их запасов.

Когда пламя разгорелось, небо все еще оставалось светлым, но в кольце скал уже обосновался густой сумрак.

Подошел Шен. Сел рядом, подсунув под задницу сумку, и недовольно сказал:

— Нет там никаких скорпионов.

Я с сочувствием цокнул языком и развязал мешок. Там оказалась большая голова овечьего сыра, три луковицы, завернутый в чистую тряпицу и еще не успевший зачерстветь подсоленный хлеб, приличная порция ветчины, сухарей без счету, четыре вяленые до последнего издыхания рыбины и — что самое удивительное — пузатая, сделанная из дыни баклажка с ароматной виноградной реской.

— Что это на капитана нашло? — удивился я. — Может, он нас отравить решил?

— Зачем? — Шен воспринял мою иронию всерьез.

— Наверное, чтобы мы умерли. Зачем же еще травят?

— Дай сюда. — Он протянул руку, и я отдал ему сосуд.

Ходящий понюхал напиток, затем осторожно попробовал:

— Нет здесь никакого яда.

— Яда нет. Скорпионов нет. День сплошных разочарований, а, Шен? — хохотнул я.

— Да пошел ты! — огрызнулся тот.

Я, все еще ухмыляясь, заткнул бутылку пробкой.

— Не расстраивайся. Уж чего-чего, а отравы в жизни тебе еще за глаза хватит. Хоть залейся.

Он зыркнул на меня исподлобья, решил, что спора я не достоин, и занялся едой. Я протянул Ласке хлеб и сыр, но она отрицательно покачала головой, показывая, что не голодна.

— Как вы думаете, что стало с Альсгарой? — внезапно спросил Целитель, когда я уж начал думать, что он откусил себе язык.

— Сейчас уже без разницы. Если ты не заметил, теперь она от нас далеко.

Я в ответ ободряюще улыбнулся:

— Ну давай. Скажи, что, останься у меня совесть, я бы торчал не здесь, а на стенах города, грудью закрывая непогрешимую задницу Матери. Только если решишь произнести очередную пламенную речь, не забудь, что ты дунул из оплота Ходящих вместе с нами.

— Я не собираюсь оправдывать себя. И не собираюсь обвинять тебя. Мы сделали то, что нам сказали. Но ведь не может же тебе быть все равно, что там случилось?!

— Нет. Не все равно. Но я привык думать о том, что для меня в данный момент важно. А Альсгара неважна. Она за много лиг отсюда, и нам совсем в другую сторону. В Радужную долину. Что бы теперь ни произошло на юге, мы ни-че-го не можем изменить. Верно?

— Верно. Но я и не прошу менять. Я просто хочу узнать…

— Тогда тебе придется научиться гадать по звездам или уголькам костра, — перебила его Лаэн. — Ни я, ни Нэсс — не прорицатели. Любое наше предположение — пустое сотрясение воздуха. И ничего больше. Ты ведь должен прекрасно понимать. Придется запастись терпением. Давай для нашего общего спокойствия считать, что Альсгара выстояла. Идет?

— Идет, — после некоторой заминки согласился он. — Наверное, нам стоит двигаться вдоль берега.

— Если мы поплетемся по побережью, то потеряем прорву времени и в школе Ходящих, в лучшем случае, окажемся к концу осени. Предложенный тобой путь в два раза длиннее, чем через степь.

— Равнины Руде не деревенская площадь. Если заплутаем…

— Не заплутаем. Рано или поздно выйдем на тракт. Вдоль него деревень и городков гораздо больше, чем у берега. Сейчас главное — найти лошадей. Дальше будет легче.

— Ты не забываешь, что дорога через степи может быть гораздо опасней, чем вдоль моря?

— Не забываю. Но, судя по слухам, набаторцы не двинулись дальше Гаш-шаку, а он находится намного восточнее тех мест, где нам предстоит идти. На северо-запад они отправятся не раньше, чем падет Альсгара. Так что и долина, и Лоска, и Клык Грома до середины зимы вряд ли увидят хотя бы одного вражеского солдата.

— Хорошо. Я согласен, — подумав, кивнул Шен, как будто кто-то просил у него одобрения. — Кстати, верни мне наконечник.

— Зачем?

Парень зло прищурился и процедил:

— Отдай.

— Разве тебе мало тех, что остались?

— Отдай, не то…

— Не то что? — заинтересовался я. — Что ты сделаешь, дружок? Поджаришь меня магией? Но ты, как я понял, не слишком в ней сведущ. Или стукнешь по носу? Что же. Попробуй.

Ходящий вскочил на ноги.

— Вперед, малыш. Наконец-то я узнаю, чего ты на самом деле стоишь, — нехорошо усмехнулся я, вставая следом за ним.

— Хватит! — резко и зло бросила Лаэн. — Шен! Сядь! Нэсс! Верни ему эту мерзость! Нам она без надобности!

Я, недовольный тем, что она вмешалась, заворчал:

— Быть может, я сам разберусь, что следует отдавать, а что — нет?

Ее глаза сверкнули гневом:

— Не разберешься. От магической дряни, в особенности такой, как эта, следует держаться как можно дальше. От нее могут быть одни неприятности. Нам она ни к чему. Мы вед

— Это как сказать… — проронил я, с радостью представляя, как вгоняю стрелу в сердце Цейры Асани.

Достав нож и отсоединив наконечник от стрелы, я бросил его Шену. Целитель, все еще с красной от злости мордой, убрал опасную вещицу в старую тряпку и спрятал в сумку.

— Везешь их в Радужную долину?

— Не твоего ума дело!

— Лучше бы воткнул в Тиф.

— А ты бы лучше помолчал!

Он опять хотел огрызнуться, что это не наше дело, но отчего-то в последний момент передумал и поведал историю своего пленения. Выходило, конечно, занимательно. Особенно полеты на мертвеце над Альсгарой.

— Ей были нужны ты и я, — сказал Шен Ласке.

— Зачем ей Лаэн? — нахмурился я.

— Точно не для того, чтобы сказать спасибо. Нас хотели отвезти к Проказе.

— Ничего удивительного, — усмехнулась мое солнце. — Наверное, Тальки единственная, кто сможет восстановить силы Тиф в полном объеме.

— С чего ты решила, что она лишилась сил? — вскинулся Шен.

— Она не потеряла Дар. Лишь его часть, я думаю. Если бы это было не так, я бы никогда не смогла так легко дать ей отпор.

— Это называется легко?! — нахмурился я. — Да ты едва на ногах держалась!

— Значит, ты можешь представить, что бы случилось, если бы Тиф в тот момент полностью контролировала «искру». Только пока она в теле Порка, я могу с ней худо-бедно справиться.

Шен смачно плюнул в костер:

только убив ее.

— Это нелегко.

— Знаю. Но также я знаю, что она не полезет в Радужную долину, как не полезла в Башню. Поэтому нам и надо оказаться в школе Ходящих до того, как на горизонте покажется Убийца Сориты.

— Найти нас не так легко, как ты думаешь, — возразил я. — Мы опережаем ее на много дней. Даже если Тиф выехала из города одновременно с нами, ей понадобится уйма времени, чтобы сюда добраться. К тому же ты забываешь, что мы не в маленькой деревушке. Это равнины Руде. Вся западная часть юга Империи. Проще наткнуться на человека в Самшитовых горах, чем здесь.

Шен рассмеялся:

ого вполне достаточно для того, чтобы не считать ее дурой, правда? Почему ты забываешь, что за нами устроила охоту одна из Шести?! Убийца Сориты нашла тебя в той туманной, Мелотом забытой дыре. Затем вышла на меня в Альсгаре. Готов поспорить на сотню соренов — она с легкостью отыщет нас и сейчас.

— Никто не говорит, что ты не прав. — Ласка пожала плечами. — Однако время еще есть. Немного — но есть.

Целитель угрюмо посопел и отправился расстилать плащ на травяной лежанке.

— Лаэн, помнишь тот разговор, что случился у нас с тобой в Даббской Плеши? — позвал Шен, улегшись и накинув капюшон. — Я тогда спросил, сколько покойников ты можешь поднять из могил.

— И я ответила тебе — ни одного, — кивнула она.

— О да, — улыбнулся тот. — Я помню, что мне ответили.

— Но ты не поверил, — понимающе усмехнулась Ласка.

— Конечно! Чтобы ученица Холеры не умела подчинять мертвяков… Ведь ты умеешь?

— Я знаю, как это делается, — не стала спорить Лаэн, и Ходящий довольно кивнул:

— Так я и думал. Помнишь, тогда же я сказал, что если бы в Песьей Травке Тиф не застала тебя врасплох, ты бы ее победила? Ты отмахнулась и назвала мои домыслы бредом. И опять я тебе не поверил и оказался прав. Ты гораздо сильнее, чем хочешь казаться. И гораздо опытнее. И умнее. Во второй раз Убийца Сориты попросту сбежала. Кто еще может похвастаться такими достижениями?

Лаэн выслушала его с улыбкой:

— И, как и прежде, я хочу ответить тебе, что ты заблуждаешься и почему-то забываешь, что Тиф уже не та, что повстречалась нам в первый раз. Большинство сил она растеряла. Да и ее новое тело не слишком способствует тому, чтобы «искра» сияла ярко. Но даже с такой Тиа играть на равных нелегко. Да и Цейра Асани, как бы мне ни хотелось признавать, кажется, оказалась права. Гинора вложила в мой Дар свои плетения. Те, о которых я и не подозревала. Я практически не помню, что делала, когда столкнулась с Тиф. Не «искра» подчинялась мне, а я подчинялась «искре». Не было у меня никакой победы. Уверена, что если бы Тиф хотела нас убить, она бы это сделала. Но мы нужны ей живыми. Именно поэтому и не тухнем среди старых бараков Гавани, а собираемся отправиться в долгое путешествие.

— Долгое? Это уж точно, — проворчал Шен. — Пока добредем до ближайшего поселка и раздобудем лошадей, собьем все ноги в кровь.

— Вылечишь, если что. Или ты не Целитель? — поддел я его.

— Я что, каждую твою болячку обязан лечить?! — тут же окрысился он.

— А тебе тяжело?

— Тяжело, — ответила за него Лаэн. — Ему очень тяжело, дорогой. Когда не умеешь контролировать собственную «искру», когда не знаешь, дастся она на этот раз тебе в руки или нет — всякое лечение превращается в пытку.

Ходящий фыркнул. Лицо у него было таким, словно его заставили сожрать целый стог кислого щавеля.

— Скажешь, я не права?

Он скривил губы и огрызнулся:

— Не все же такие умельцы, как ты!

— Ты злишься на меня или на себя? Не стоит. Лучше ярись на своих учителей.

— Они здесь ни при чем.

— Мальчик! Раскрой глаза! Ты — Целитель! У тебя редкая «искра»! Наконец-то в мире появился мужчина с точно таким же Даром, как у Скульптора! И чему научили Ходящие такого, как ты?! Они растеряли многое даже из того, что терять было нельзя. А методов обучения Целителей-мужчин у них никогда и не имелось. Что до женщин с подобными возможностями, то все, кто умудрился пройти через Радужную долину, оказались лишь жалкими подобиями Проказы. Они никогда не достигали силы, мастерства и умения, подвластных старухе. Я не буду спорить насчет твоих преподавателей. Они сделали все, что смогли, чтобы поднять тебя на нынешний уровень. Но то, что подходит для других, мало годится для Целителей. Не спорь. Я знаю. Гинора не раз говорила об этом. Даже слепому видно, куда привело тебя обучение. Ты застрял. Остановился. Уткнулся носом в стену, разбить которую не хватит сил даже у Цейры Асани. Думаешь, я вру? Это правда, Шен. Ты не можешь подчинять «искру», когда захочешь. Прикасаясь к искусству от случая к случаю, ты вынужден зависеть от каприза Дара. Искренне сочувствую.

На Шена было жалко смотреть. Вне всякого сомнения, он и сам об этом думал.

— Но Скульптора ведь кто-то учил.

— Учил. Светлой «искре». И он, как и ты, был, мягко говоря, не слишком умел первые тридцать лет жизни. Что? Не слышал об этом?

— Не слышал.

— Я не удивлена. После Темного мятежа сгорели почти все древние хроники и Изначальные шаги[63] Малой библиотеки. Был ли это несчастный случай или кто-то решил, что кое-какая часть жизнеописания Скульптора не заслуживает того, чтобы о ней помнили, — никто никогда не узнает. Как говорила Гинора — история вещь очень хрупкая. Уничтожь хроники, и через сто лет уже никто не вспомнит о том, что было раньше.

— Ты врешь.

— Зачем мне это? — хмыкнула она. — Скульптор не был Скульптором до тех пор, пока не взялся за таинства школы, находящейся в Империи под запретом. Понимаешь, о чем я?

— Не дурак. Но в эту чушь никогда не поверю. В особенности без веских доказательств. Скульптор владел темной «искрой». Ха!

— Не слишком важно — веришь или нет. Если есть мозги — выслушаешь и обдумаешь. Если они еще и не дырявые — со временем поймешь, что я была права. Что до доказательст

— Допустим, что это так, — выделяя каждое слово, произнес Шен. — Допустим, он владел темным Даром. Но кто его учил?

— Этого я не знаю. Возможно, кто-то и стоял за ним — история не сохранила имен. Считается, что он до всего дошел своим умом.

— И? Ты хочешь сказать, никто из Ходящих не понял, что Скульптор владеет темной «искрой»?

— Долгие годы было именно так. А потом он потерял осторожность, попытался сделать то же самое, что и мятежные маги, спустя пятьсот лет после его смерти, — и поплатился.

— Бред!

— Его убили, Шен. Вбей это себе в голову — у-би-ли. И не некроманты, а Ходящие, посчитавшие, что двигаться вперед — слишком опасно.

Лаэн рассказывала ему то, что раньше рассказала мне. Ученик Цейры безостановочно фыркал, точно рассерженный кот, но отчего-то продолжал слушать.

— Бред! — вновь повторил он.

— И опять я не стану тебя ни в чем убеждать. — Казалось, этой ночью никто и ничто не сможет поколебать спокойствия Лаэн. — Верь во что хочешь. Но знай, что от этого ты не станешь лучше владеть «искрой». Ты, как и Скульптор, — Целитель. Сейчас Целитель Шен ничуть не лучше Целителя Кавалара в молодости. Только благодаря светлой и темной стороне Дара мастерство Скульптора раскрылось в полной мере. Так было с Каваларом[64]. Так было с Тальки. Хотя в итоге они пошли разными дорогами, и у каждого из них появились разные возможности. Это касается и тебя, Ходящий. Пока не поймаешь «искру» и не станешь черпать часть сил из Бездны, тебе не видать прорыва.

Шен завернулся в плащ и отвернулся к стене. Мы с Лаэн переглянулись, и она грустно улыбнулась.

— Не уверен, что он уснет. — Я пошевелил веточкой мерцающие угли. — Ты ведь неспроста затеяла этот разговор?

— Если честно — сама не знаю. Захотелось рассказать правду. Во всяком случае, то, что я привыкла считать правдой.

— И не стыдно тебе? Разбила прекрасный сказочный мир малыша.

— Быть может, теперь он поймет, что мир не всегда похож на сказку. Малыши должны взрослеть, иначе им не выжить.


Глава 14 | Ветер и искры | Глава 16