на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ВОСЬМАЯ


[1*] По античным мифам, Кефал случайно убил на охоте разлучившуюся с ним, но вернувшуюся жену Прокриду. Пирам и Фисба, по рассказу Овидия (Метаморфозы. IV. 55— 166), должны были впервые прийти на свидание друг к другу (до этого они виделись и беседовали лишь через щель в стене дома). На пришедшую первой Фисбу кинулась львица с окровавленной мордой. Фисба убежала, бросив покрывало. Найдя его, Пирам решил, что Фисба погибла, и закололся мечом. Обнаружив труп возлюбленного, Фисба покончила с собой тем же мечом.

[2*] Vita nuova [ит. Новая жизнь] — не только название раннего произведения Данте, но и воплощенный в этом творении психологический и культурный феномен. Центральная тема здесь — духовная, возвышенная любовь, которая вместе с тем есть страсть к реальной женщине, являющейся одновременно воплощением всех наивысших духовных и моральных качеств (в поэзии трубадуров происходило сближение возлюбленной и Девы Марии, понимаемой как идеальный женский образ, но именно сближение, а не слияние), любовь, являющаяся космической силой, любовь, полностью перерождающая человека, преобразующая его. "Vita nuova" — это и явные реминисценции раннехристианских идей об обновлении мира и человека в результате пришествия Христа и принятия христианства, и глубокое преобразование этих идей, их секуляризация.

[3*] Dolce stil nuovo [сладостный новый стиль] — стиль флорентийской поэтической школы конца XIII в. Основное место в лирической поэзии этой школы занимают любовные переживания. Образ возлюбленной предельно спиритуализуется, а любовь описывается как сила, делающая человека, независимо от его сословного положения, совершенным.

[4*] Ars amandi [лат. искусство любви или наука любви] — идущее от названия поэмы Овидия понятие определенного стиля и вместе с тем строгих правил любовных отношений, любовного поведения. Й. Хейзинга употребляет этот термин в расширительном смысле, ибо применительно к Средним векам можно говорить об "ars amandi" только как о кодексе поведения, элиминируя эротическую сторону творения античного поэта.

[5*] "Hymen, о Hymenaee!" ["Гименей, о Гименей!"] — восходящий к обрядовому фольклору зачин свадебной песни, посвященной Гименею, древнегреческому божеству брака, и воспевающей плотские радости супружества. В Средние века этот зачин мог быть известен по стихотворению Катулла (Cat., LXII). [6][*] Выражение "practical joke", употребляемое в современном английском языке в значении "розыгрыш", имеет также оттенок смысла "непристойная шутка". Вильгельму II Оранскому во время бракосочетания было пятнадцать лет, Марии, дочери английского короля Карла I, — десять.

[7*] Наличие непристойных элементов в свадебной обрядности объясняется исследователями с помощью различных гипотез. По одной из них, архаический брачный ритуал осмысляется его участниками как воспроизведение мистерии священного брака — соединения мужского и женского начал, персонифицированных в образах богов. Этот магический акт направлен в первую очередь на увеличение плодородия всего космоса, поэтому сексуальный элемент играет существенную роль в обряде. По мере эволюции верований сакральная сторона ритуала исчезает и рудименты эротической магии воспринимаются как непристойности. Другая гипотеза связывает свадебную обрядность с празднествами типа древнеримских сатурналий, во время которых отменялся или переворачивался социальный распорядок: на время упразднялось рабство, господа прислуживали за трапезой рабам и т.п. — и все это в атмосфере безудержного веселья. Возможно, термин "сатурналии" употреблен автором в расширительном смысле, как ритуальное снятие социальных запретов. По всей видимости, Й. Хейзинга придерживался первой гипотезы. Впрочем, они могут считаться не опровергающими, а дополняющими друг друга.

[8][*] В вышедшем позднее (1938 г.) труде Homo ludens [Человек играющий] Й. Хейзинга предлагает несколько видоизмененную точку зрения на разделение "игрового" и "серьезного" в культуре и относит это разделение лишь к XX в.

[9][*] Слово "benir" ("благословлять") служило также эвфемизмом неприличного выражения, в смягченном виде означающего "обливать мочой". Поводом к этой эвфемизации служил обряд благословления, иногда сопровождавшийся окроплением святой водой. Слову "confesser" ("исповедовать") придается непристойный смысл тем, что оно понимается как составленное из двух слов — "con" и "fesse", — где "con" — "vulva", a "fesse" — "anus" в грубо вульгарном словоупотреблении; "saints" означает "святые", "sains" — "груди".

[10][*] Это наименование можно было бы перевести "обсерванты любви" или, расширительно, "члены ордена любви строгого устава". Во францисканском ордене почти с момента его основания боролись два течения: строгое и умеренное. Сторонники первого — они первоначально именовались спиритуалами — требовали буквального соблюдения уставов ордена, данных св. Франциском, в первую очередь отказа от какой-либо собственности, включая не только деньги, но и жилище, обувь, лишнюю одежду — словом, все, кроме одной рясы и чашки для пищи, собранной подаянием. Умеренные францисканцы (конвентуалы) допускали отклонения и послабления в зависимости от времени и места. На Констанцском Соборе каждое из течений: конвентуалы и обсерванты (новое название спиритуалов) — получило особое устройство.

[11*] Для Средних веков характерно использование феодальной юридической терминологии в приложении к любовной сфере. Homme lige — ближний вассал. В описываемую эпоху существовало два вида вассалитета: тесный (hommage lige) и обычный (hommage plain). Это объяснялось тем, что одно и то же лицо могло быть вассалом нескольких сюзеренов одновременно, но один из них считался основным. Ему и приносили hommage lige, главным содержанием которого было обязательство оказывать сюзерену военную помощь против всех его врагов, включая и тех, кому принесен hommage plain.

[12*] В синодальном переводе: "Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно (в Вульгате "per speculum in aenigmate", в церковнославянском переводе "зерцалом в гадании"), тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан" (1 Кор., 13, 12). Ср. с. 203.

[13*] Ваал — принятая в Средние века грецизированная форма имени Баал, которым в Библии обозначается языческое божество. Это слово происходит от западносемитского наименования бога — Балу (от общесемитск. b'l — господин, владыка). Выражение "поклониться Ваалу", "склониться перед Ваалом" употреблялось в Средние века в смысле "отпасть от истинного Бога".

[14*] Этим словом в описываемую эпоху называли: список персонажей той или иной книги; краткое ее содержание с разбивкой по главам; собрание цитат из нее.

[15*] Палаты риторики, или риторические общества, — возникшие в XV в. в Нидерландах группы любителей словесности, имевшиеся во многих городах и даже деревнях. На своих ритуальных собраниях члены этих обществ соревновались в сочинении стихов и песен, небольших пьес и фарсов, устраивали городские празднества и разыгрывали спектакли. Регламент их собраний, поэтических состязаний и вообще всей их деятельности был весьма сложным и строгим, но в этой сложности и строгости присутствовал и игровой элемент. Палаты риторики были выразителями бюргерской культуры в противовес аристократической и церковной.

[16*] До XIV в. в каждом из жанров средневековой лирики форма была тесно связана с содержанием. В XIV-XV вв. эта связь нарушается и главным признаком жанровой принадлежности становится форма более или менее строгая. Так, баллада, первоначально плясовая песня, в эту эпоху — стихотворение из трех строф, написанное на три рифмы с обязательным рефреном, завершающееся (с XV в.) коротким посланием (envoy). Число стихов в строфе должно совпадать с числом слогов в строке (8-10). "Увенчанная баллада", или "баллада с шапочкой", — усложненная баллада, причем усложнения были разнообразны и не кодифицировались. Канцона — первоначально просто песня, потом стихотворение любовной или религиозной тематики со сложным строением строфы, в которой часто соединяются стихи различной длины. Серви-ентес (сирвентес, сирвента) — строфическое стихотворение на политическую тему, зачастую с личными выпадами поэта против его врагов. Плач — первоначально строфическая песнь, выражающая печаль поэта по поводу смерти выдающегося человека или близкого друга, позднее — обширное лирико-дидактическое произведение, не обязательно связанное со смертью конкретного лица, зачастую — на тему о бренности всего живущего (в последнем случае "complainte" переводят еще как "жалоба"). Рондо (рондель) — строфическое стихотворение с обязательным повторением первого стиха в середине и конце и с ограниченным количеством рифм (2-3). Лэ — первоначально небольшое лироэпическое стихотворное произведение, в описываемую эпоху — песенная композиция из двучленных частей. Вирелэ — строфическое стихотворение, заканчивающееся его первой строфой. Следует отметить, что вышеуказанные жанры встречались и в более свободных формах.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ | Осень средневековья | ГЛАВА ДЕВЯТАЯ