home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Матильда Шор сидела на больничной койке, подложив под спину подушку, и сердито смотрела на посетителей.

– Что все это означает? – потребовала она ответа.

– Мы узнали, что тебе стало плохо, и, естественно, решили выяснить, не можем ли как-нибудь помочь, – объяснил Джеральд Шор.

– Откуда вы узнали?

– Мне об этом сказал мистер Мейсон.

Матильда Шор повернулась к адвокату.

– А вы откуда узнали? – повторила она свой вопрос, теперь уже обращаясь непосредственно к Мейсону. Мейсон сделал легкий поклон.

– Случайно, – ответил он.

– Нам требовалось встретиться с тобой, Матильда, – быстро вставил Джеральд Шор. – Произошли кое-какие события, о которых тебе следует знать.

– Мне плохо. Я не желаю никого видеть. Откуда вы узнали, где я? Зачем вы привели с собой этих людей?

– Перри Мейсон, адвокат, и Делла Стрит, его секретарша, интересуются рядом вопросов, важных для тебя.

Она повернула огромную голову на толстой шее в сторону Мейсона, еще раз оглядела его и недовольно кивнула.

– Так откуда же вы все-таки узнали, где я нахожусь? – снова спросила она.

– Комо очень беспокоился, – вставила Хелен Кендал. – Он сказал, что вас отравили и у вас были такие же симптомы, как и у котенка. Вы велели ему отвезти вас в больницу.

– Чертов узкоглазый лицемер! – воскликнула Матильда Шор. – Я приказала ему держать язык за зубами.

– Он так и делал, пока не понял, что мы в курсе того, что произошло, – заметил Мейсон. – Это я до всего докопался. Я не разговаривал с Комо. С ним говорила ваша племянница после того, как я ей сообщил, где вы находитесь.

– Но вы-то как это выяснили?

Мейсон простодушно улыбнулся.

– Я никогда не открываю своих источников информации.

Матильда Шор выпрямилась.

– А вы объясните мне, почему вас вдруг заинтересовали мое местонахождение и физическое состояние?

– Но, Матильда, – перебил Джеральд Шор, – тебе следует кое о чем узнать. Нам было просто необходимо с тобой связаться.

– О чем же? Прекратите ходить вокруг да около.

– Франклин жив.

– Это для меня не новость, Джеральд. Конечно, он жив! Я никогда в этом не сомневалась. Убежал с той шлюхой. Как я предполагаю, он с вами связался?

– Не надо приходить к поспешным выводам и сразу же обвинять его, тетя Матильда, – вставила Хелен Кендал, однако говорила она совсем неубедительно.

– Старый дурак, – проворчала Матильда Шор. – Шестидесятилетний дурак убежал с женщиной вдвое его моложе.

Мейсон повернулся к Джеральду Шору.

– Наверное, вам лучше объяснить ей, откуда вы знаете, что Франклин жив, – заметил адвокат.

– Он позвонил нам сегодня во второй половине дня. Вернее, он позвонил Хелен.

Кровать заскрипела, потому что Матильда изменила положение, повернувшись к тумбочке. Она открыла ящик, вынула очки в стальной оправе, надела их на нос и посмотрела на племянницу так, словно исследовала микроба под микроскопом.

– Значит, он позвонил тебе. Боится меня, как я предполагаю.

Открылась дверь, и в палате появилась медсестра в тщательно отглаженной и накрахмаленной форме.

– Больная не должна волноваться, – предупредила она. – Ей вообще не следовало бы принимать посетителей. Вы можете находиться здесь не более нескольких минут.

Матильда повернулась к медсестре с гневным видом:

– Со мной все в порядке. Пожалуйста, оставьте нас.

– Но врач…

Матильда Шор жестом показала на дверь, словно королева отдавала приказ подданной. Медсестра с минуту колебалась.

– Мне придется поставить врача в известность, – наконец сказала она и вышла из палаты.

Матильда снова посмотрела на Хелен Кендал.

– Итак, он звонил тебе, а ты и словом не обмолвилась. И это твоя благодарность. Десять лет я только тобой и занималась, а ты…

– Понимаешь, Матильда, она подумала, что, не исключено, это самозванец, – быстро перебил Джеральд Шор, – поэтому она не хотела тебя зря беспокоить, а решила вначале удостовериться.

– Но почему он позвонил ей?

– Вот в этом-то все и дело, – попытался объяснить Джеральд Шор. – Все указывало на то, что звонил не Франклин, а какой-то самозванец, которому что-то нужно от нашей семьи. Мы подумали, что лучше все выяснить поподробнее перед тем, как сообщать тебе.

– Я не ребенок.

– Я понимаю, Матильда, но я решил, что так будет лучше.

– Хм!

– Он особо обратил мое внимание на то, что я не смогу с ним встретиться, если в точности не выполню его указаний, – заявила Хелен Кендал.

– Так вы встретились с ним? – спросила Матильда Шор, не сводя глаз с племянницы.

– Нет. Нас должен был отвести к нему мужчина по фамилии Лич. Но что-то произошло, и Лич не смог этого сделать.

– Это Франклин, – уверенно сказала Матильда Шор. – Как раз в его стиле: избирает обходной путь, связывается с Хелен, играет на ее эмоциях, вызывает у нее симпатию, чтобы она вступилась за него передо мной. Передай ему, чтобы он прекратил прятаться за женскими юбками и открыто встретился со мной. У меня есть, о чем с ним поговорить. Я сразу же подам на развод, как только он покажется. Я жду этого уже десять лет.

– Надеюсь, ваше отравление не опасно, миссис Шор? – обратился к ней Мейсон.

Она повернулась к адвокату и заявила:

– Отравление всегда опасно.

– Как это случилось? – решил выяснить Джеральд Шор.

– Взяла не ту бутылочку. Вот и все. У меня в аптечке стоит сердечное и снотворное. Перед тем как лечь спать, я выпила стаканчик портера, затем пошла за снотворным. Взяла не ту бутылочку.

– Когда вы заподозрили, что взяли не ту бутылочку? – поинтересовался Мейсон.

– Начались спазмы. Я вызвала Комо, велела ему заводить машину, звонить моему врачу и везти меня в больницу. У меня хватило ума выпить воды с горчицей, чтобы меня вырвало, и таким образом, по возможности, очистить желудок. Я рассказала врачу, как в темноте ходила к аптечке за снотворным после того, как выпила портера, и взяла не ту бутылочку. Не думаю, что он мне поверил. Но, по крайней мере, он занялся делом. Теперь со мной все в порядке. Я хочу, чтобы вы все держали язык за зубами насчет отравления. Мне совсем не требуется, чтобы полиция копалась в моей жизни. Мне нужно найти Франклина. Давайте вытащим его из подполья.

– А вы не задумывались над тем, миссис Шор, что возвращение вашего мужа может быть каким-то образом связано с двумя случаями отравления в вашем доме? – обратился к ней Мейсон.

– Двумя? – удивилась Матильда Шор.

– Котенок и вы.

Матильда Шор несколько секунд неотрывно смотрела на адвоката, а потом заявила:

– Чушь собачья! Я просто взяла не ту бутылочку, вот и все.

– Я спрашиваю вас, не приходило ли вам в голову, что напиток мог быть отравлен?

– Я повторяю, что взяла не ту бутылочку.

– Но разве вы не считаете нужным предпринять что-нибудь по этому поводу? – настаивал Мейсон.

– Что, например?

– По крайней мере, обеспечить, чтобы не было повторений. Если кто-то попытался лишить вас жизни, несомненно, следует принять какие-то меры.

– Вы имеете в виду обратиться в полицию?

– Почему бы и нет?

– Полиция! – воскликнула Матильда Шор с упреком в голосе. – Я не позволю им копаться в моих делах и сообщать в прессу то, что касается только меня. Так всегда происходит: ты обращаешься в полицию за помощью, а какой-нибудь идиот, желающий увидеть свою фотографию в газете, бежит к репортерам и все им разбалтывает. Не пойдет. Да и случай не тот: я просто допустила ошибку.

– К сожалению, миссис Шор, после того, что произошло сегодня вечером, огласки не избежать, – заметил Мейсон.

– Что вы имеете в виду?

– Мужчина по фамилии Лич, который должен был отвести нас к вашему мужу, не сделал этого.

– Почему?

– Потому что его остановили.

– Каким образом?

– Пулей тридцать восьмого калибра в левую часть головы. Стреляли, когда Лич сидел в машине, поджидая нашего появления.

– Вы хотите сказать, что он мертв?

– Да.

– Его убили?

– Очевидно.

– Когда?

– Мы точно не знаем.

– Где?

– Рядом с резервуаром за Голливудом, в горах.

– А кто такой этот Лич? Как он связан со всем этим делом?

– Очевидно, он был другом вашего мужа.

– Почему вы так думаете? Я никогда о нем не слышала.

– Когда Франклин позвонил Хелен, он велел ей связаться с мистером Личем и сказал, что мистер Лич отведет ее к самому Франклину, – вставил Джеральд Шор.

Матильда повернулась к Хелен Кендал.

– Пусть мужчины выйдут, – приказала она. – Хелен, достань мои вещи из шкафа. Я одеваюсь и еду домой. Если Франклин объявился, он обязательно направится в наш дом, пытаясь ко мне подлизаться. Я десять лет ждала этого и не намерена оставаться взаперти в больнице, когда этот момент наконец наступил. Я ему покажу, что значит бросать меня!

Мейсон явно не собирался уходить.

– Боюсь, что вам потребуется разрешение лечащего врача. Если не ошибаюсь, медсестра пошла ему звонить.

– Мне не нужно ничье разрешение, чтобы уехать домой, – заявила Матильда Шор. – Благодаря рвотному, которое я приняла, я легко отделалась. Я здорова, как бык. Я очень быстро поправлюсь. Со мной уже сейчас все в порядке. Я сама себе хозяйка.

– Я не советую вам перенапрягаться, – сказал Мейсон. – Мы просто хотели сообщить вам о вашем муже, узнать у вас, в чем дело и что вы собираетесь предпринять насчет отравления.

– Я уже несколько раз повторила вам, что все произошло случайно, и я не позволю полиции…

В дверь постучали.

– Наверное, это врач или пара здоровых санитаров, которых вызвала медсестра, чтобы заставить нас уйти, – заметил Джеральд Шор.

– Заходите! – крикнула Матильда Шор. – Давайте заканчивать с этим делом. Все равно я уйду!

Дверь распахнулась, и в палате появились лейтенант Трэгг и еще один полицейский в штатском.

Мейсон встретил вновь прибывших легким поклоном.

– Миссис Шор, для меня большая честь представить вам лейтенанта Трэгга из отдела по раскрытию убийств. Как я подозреваю, он хочет задать вам несколько вопросов.

Трэгг поклонился Матильде Шор, повернулся и поклонился Мейсону.

– Очень хитро подстроено, Мейсон. Вынужден признать, что чем больше мне приходится с вами сталкиваться, тем большее уважение вызывают у меня ваши методы.

– Что вы имеете в виду?

– То, как вам удалось временно сбить меня со следа. Вы настаивали, что вам и вашим друзьям просто необходимо оказаться в гостинице «Ворота замка». Только расставшись с вами, я понял, что вы подбросили мне приманку, а я доверчиво ее проглотил.

– Вы обрисовываете все так, словно я конспиратор и заговорщик.

– Делайте какие угодно выводы. Я начал проверять все аспекты, как только понял, что ваша настойчивость преследовала только одну цель: дать вам возможность уехать. А теперь, миссис Шор, я хотел бы послушать об отравлении, если не возражаете.

– Возражаю. Еще как возражаю, – гневно ответила Матильда.

– Очень жаль.

– Я съела что-то, что не принял мой желудок, вот и все.

– Но в вашей карточке записано, что вы случайно выпили не то лекарство, – заметил Трэгг.

– Хорошо, я отправилась к аптечке и взяла не ту бутылочку.

– Очень жаль, – повторил Трэгг. – А в какое время это произошло, миссис Шор?

– Где-то около девяти, наверное. Я не смотрела на часы.

– Насколько я понял, вы приготовились ко сну, выпили, как обычно, стаканчик портера, выключили свет и в темноте отправились к аптечке?

– Да, я думала, что принимаю снотворное. Я взяла не ту бутылочку.

– Вы не почувствовали никакой разницы во вкусе? – с симпатией в голосе спросил Трэгг.

– Нет.

– Вы принимаете снотворное в таблетках?

– Да.

– Храните его в аптечке?

– Да.

– И вы не почувствовали разницы во вкусе таблеток? – уточнил Трэгг.

– Нет. Я запила их водой. Держала стакан в одной руке, положила таблетки в рот другой и запила.

– Понятно. Стакан с водой вы держали в правой руке, а таблетки клали в рот левой?

– Именно так.

– Вы завернули крышку бутылочки с лекарством и поставили ее назад в аптечку?

– Да.

– Двумя руками?

– А какое это имеет значение?

– Просто выясняю, как все происходило. Если это случайность, то и расследовать нечего.

– Это случайность.

– Конечно, мне требуются факты, чтобы написать отчет о том, что произошла случайность.

Миссис Шор успокоилась и, очевидно, больше не сердилась на лейтенанта.

– Я вам уже все рассказала. Я завернула крышку бутылочки.

– И поставили ее назад в аптечку?

– Да.

– А затем вы взяли стакан с водой, держа таблетки в левой руке?

– Да.

– Положили их в рот и сразу же запили водой?

– Да.

– Вы не почувствовали горечи во рту?

– Нет.

– Если не ошибаюсь, у вас отравление стрихнином, миссис Шор?

– Не знаю.

– Мне очень жаль, – с сочувствием произнес Трэгг, а потом как бы невзначай добавил: – А что делали таблетки стрихнина у вас в аптечке, миссис Шор? Вы их использовали для какой-то конкретной цели?

Матильда Шор внимательно посмотрела на лейтенанта.

– Они стимулируют работу сердца. Я храню их на случай, если они мне понадобятся.

– По рецепту врача?

– Конечно.

– Какой врач прописал их вам?

– Я считаю, что вас это не касается, молодой человек.

– Сколько таблеток вы приняли?

– Понятия не имею. Две или три.

– И поставили бутылочку обратно в аптечку?

– Да, я вам это уже говорила.

– Рядом с бутылочкой со снотворным?

– Наверное. Было темно. Я протянула руку и взяла бутылочку, в которой, как я считала, находится снотворное.

– Какая незадача, – заметил Трэгг.

– Вы это о чем?

– Обыск вашей аптечки показал, что там нет ни снотворного, ни таблеток стрихнина.

Матильда Шор выпрямилась на кровати.

– Вы хотите сказать, что заходили в мой дом и обыскивали аптечку? – в негодовании воскликнула она.

– Да.

– По какому праву?

– Наверное, миссис Шор, мне лучше задать вам вопрос, – сказал Трэгг, не повышая голоса. – Почему вы врете полиции о попытке отравить вас?

– Не было никакой попытки отравить меня.

– Если не ошибаюсь, сегодня во второй половине дня у вас в доме отравили котенка, которого отвезли в ветеринарную лечебницу доктора Блейкли, не так ли?

– Я ничего не знаю ни о каком котенке.

– О, миссис Шор, не надо лгать, – улыбнулся Трэгг. – Фальсификация доказательств считается преступлением. В вашей палате сейчас находятся два адвоката, которые подтвердят мои слова. Если в бутылке портера был яд, полиция хочет об этом знать, и я не рекомендую вам мешать расследованию.

Дверь в палату распахнулась.

– Что здесь происходит? – спросил вошедший мужчина. – Я – лечащий врач. Больную не следует беспокоить. Она перенесла шок. Прошу вас всех удалиться, причем – немедленно.

Матильда Шор подняла глаза на врача и сказала:

– Вы, конечно, желаете мне добра, доктор, но вы опоздали на пять минут.


Глава 8 | Дело о неосторожном котенке | Глава 10