home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

– Да, здорово у вас получилось, шеф, – сказала Делла Стрит, когда стихли звуки шагов убегающих репортеров. – Вот уж действительно, вы взяли пуговицу и пришили к ней жилет.

Мейсон улыбнулся.

– Шеф, а вы не рискуете, устроив все это?

– Что ты хочешь сказать?

– Черт возьми, вы заявили, что у этой девушки ребенок и что она была гражданской женой Бенджамина Эддикса. Боже мой, ну а предположим, что она жива?

– Ну и что?

– А если она подаст на вас в суд?

– В таком случае, – сказал Мейсон, – Джозефина Кэмптон сможет вздохнуть свободнее. Мы ничего не добьемся, находясь в обороне, уклоняясь от ответов и отрицая все подряд. Это как раз тот случай, когда нам необходимо перенести сражение на территорию противника.

– Но вы ведь не имеете права выходить за пределы доказанных фактов.

– Хорошо, – сказал Мейсон. – Давай рассмотрим факты. Совершенно очевидно, что Эддикс и Элен Кадмус жили вместе. Я полагаю, у них была любовь. Еще когда я впервые просматривал дневники Элен Кадмус, меня поразили две вещи. Во-первых, никто из членов команды не упоминал о том, что видел Элен Кадмус на борту яхты после выхода в открытое море. А во-вторых, неизвестно куда пропали бумаги, которые она напечатала. Или она отнесла их Бенджамину Эддиксу, и тогда его объяснения полиции были лживы, или бумаги остались в каюте, и тогда их кто-то тайком забрал. Едва ли профессиональная стенографистка настолько любит работать на машинке, чтобы перепечатать важный документ, а затем прыгнуть за борт, сжимая его в руках.

– А если ее случайно смыло за борт?

– Волны были не настолько большими, чтобы захлестывать судно, Делла. Ночь была неспокойной, ветреной, кое-где на палубе стояла вода, и было довольно много брызг, но это отнюдь не был один из тех все сметающих на своем пути штормов, когда огромные массы воды, то и дело обрушиваясь на палубу, могли бы сбить девушку с ног.

– Как бы то ни было, вы определенно заварили кашу.

– Что я и собирался сделать, – согласился Мейсон.

– Чем мы теперь займемся?

– Ты отправишься домой, – распорядился адвокат, – а я расположусь поудобнее. Мне предстоит напряженная работенка.

– Что за работенка? – подозрительно спросила Делла Стрит.

– Я собираюсь изучить дневники самым внимательным образом, с учетом того, что нам теперь известны две даты, когда Элен Кадмус останавливалась в мотелях. Я уверен, что между строк можно вычитать какие-то намеки, которые дадут мне своего рода ключ, и, получив этот ключ, я проверю все остальные даты.

– Подвиньтесь, – сказала Делла Стрит. – Я не собираюсь бросать вас на полпути.

– Тебе нужно отправиться домой и немного отдохнуть.

– Ерунда! Я собираюсь довести дело до конца.

– Хорошо, если уж ты так настаиваешь, то хотя бы сходи поужинай.

– А вы что, собираетесь сидеть голодным?

– Ну, я позвоню и попрошу, чтобы мне принесли из буфета чашку кофе и чизбургер.

– Попросите два, – сказала Делла. – И давайте займемся делом.

– Ладно, – сдался Мейсон, не скрывая счастливой улыбки. – Делла, как ты думаешь, может ли девушка, которая ведет дневник, как это делала Элен Кадмус, влюбившись в своего шефа, писать так, что об этой любви в дневник не просочилось ни слова?

– Многое зависит от характера любовной связи. Я думаю, что женщина, любившая по-настоящему, остереглась бы писать что-нибудь такое, что могло бы не понравиться ее возлюбленному. С другой стороны, влюбленная женщина всегда склонна исповедоваться своему дневнику.

Мейсон кивнул:

– Вот я как раз и собирался заняться поисками ключа к истине. У нее должно было быть какое-то условное выражение или слово, которое она использовала, когда хотела написать, что была с любимым человеком.

– Если, конечно, предположить, что она его действительно любила, – сказала Делла Стрит.

– Прочитав дневники Элен Кадмус, я стал испытывать к ней симпатию, – сказал Мейсон. – Она выглядит искренней девушкой с сильным характером, и, как мне кажется, очень преданной. У нас есть две даты, Делла. Давай найдем их в дневнике и внимательно изучим записи.

– Если он действительно любил ее, то почему не женился? – спросила Делла Стрит.

– Да, – сказал Мейсон, – это и есть одна из загадок нашего дела. Ты ведь не хочешь, чтобы в расследуемом деле вовсе не было никаких загадок?

Она улыбнулась и покачала головой.

– Что ж, – сказал Мейсон, – примемся за исследование.

Адвокат внимательно читал и перечитывал все записи, относящиеся к дате, когда Эддикс и Элен впервые зарегистрировались в мотеле. Делла Стрит подошла сзади, заглянула ему через плечо, и какое-то время они в полном молчании читали вместе. Неожиданно она рассмеялась.

– В чем дело? – спросил Мейсон.

– Ты смотришь записи за то число, когда они зарегистрировались в мотеле.

– Ну и что? – спросил адвокат.

– Это не то число, – сказала девушка. – Она просто не могла ничего поведать своему дневнику, пока не вернулась обратно на следующий день. Так что, скорее всего, когда они ехали домой, Эддикс и предложил…

– Вот это в самую точку! – сказал Мейсон. – Я чувствую, что все мои романтические чувства погребены под наносами прагматических соображений. Для юриста дата – это дата. Отлично, давай взглянем на следующий день.

Они прочли запись за следующий день, и указательный палец Деллы Стрит тут же ткнул в строчку на странице дневника.

– Вот оно, шеф. Яснее и быть не может.

Мейсон прочитал:

– «Говорят, что счастье там, где ты его найдешь. Так со мной и произошло. Я хочу положиться на судьбу и, конечно, не стану пытаться ускорить развязку, пока она сама не станет неизбежной».

– Господи, – воскликнул Мейсон, – я ведь сам это читал! Эту тетрадь проверял я, Делла, и тогда не смог осознать всю важность написанного!

– Все правильно, – заметила Делла Стрит. – Запись имеет отношение к тому, что произошло предыдущей ночью. Очевидно, это у них было уже не впервые. Она решила положиться на судьбу и наслаждаться счастьем, пока не наступит развязка.

– Прекрасно, – сказал Мейсон. – Давай вернемся ко второй тетради. Посмотрим, нет ли интересных записей накануне того дня, когда об этом важном событии стало известно Эддиксу.

Делла Стрит принесла тетрадь и положила ее на стол.

– Подвинь стул и садись, – предложил Мейсон.

– Спасибо, мне и так хорошо. Отсюда удобнее смотреть вниз на страницу.

Ее щека была совсем рядом со щекой Мейсона; через какое-то время адвокат протянул руку, обнял Деллу за талию и прижал ее к себе.

– Ну вот, и здесь есть об этом, – сказал он, показывая абзац в тетради. – Теперь, когда у нас есть ключ, все совсем просто. Вот послушай: «Мне все еще не хочется приближать развязку, но теперь она неизбежна».

– Да, вы правы, – согласилась Делла Стрит.

Мейсон отодвинул стул, встал, повернул к себе девушку так, что она оказалась лицом к лицу с ним, и сказал:

– У нас появилось неотложное дело.

– Какое?

– Мы должны найти ее.

– Ты думаешь, она не выпрыгнула за борт?

Мейсон покачал головой.

– Но она ведь вполне могла погибнуть.

– Я знаю, что могла, – сказал Мейсон. – Но не думаю, что она на самом деле выпрыгнула за борт.

– А если предположить, что Эддикс обещал жениться на ней, если… ну, если это стало необходимым, и она пошла и сказала ему, что… Господи, да как раз при таких обстоятельствах и убивают женщин!

– Я знаю, – согласился адвокат, – что эту возможность мы не должны сбрасывать со счета, и все же я сомневаюсь. Я не представляю, какие могли быть у Эддикса причины, чтобы просто не жениться на ней.

– Может быть, он не хотел огласки…

– Что ж, возможно, – вздохнул Мейсон.

– И у него была прекрасная возможность для совершения преступления, – продолжала Делла Стрит. – Была штормовая ночь в проливе. Дул сильный ветер, завывавший в снастях судна, волны обрушивались на нос корабля – едва ли кто-нибудь мог услышать крик. Бенджамин Эддикс выманил ее на палубу на корму яхты. Может быть, он показал ей что-нибудь. Возможно, он сказал: «Мне кажется, на горизонте огонь, Элен!» Она схватилась за поручни и стала всматриваться в даль. Он неожиданно наклонился, схватил ее за ноги и сильно толкнул.

– Если тебя послушать, Делла, – усмехнулся Мейсон, – можно подумать, что ты сама это проделала.

– Собственно, не вижу в этом ничего абсурдного, – заметила она. – Насколько я понимаю, это было бы вполне логичным развитием событий.

– Это было бы вполне логичным развитием событий, если бы не один факт.

– И какой же?

– Твоя предпосылка неверна.

– Не понимаю тебя.

– Ты исходишь из того, – сказал он, – что для Эддикса это была всего лишь легкая интрижка.

– Ну хорошо, а какие данные говорят о том, что это было не так?

– Тот факт, что он был миллионером, – сказал Мейсон. – Тот факт, что он, останавливаясь в мотелях, регистрировался под своим собственным именем и регистрировал девушку как свою жену. Что из этого следовало, совершенно ясно. Он был полностью в ее власти. Она могла в любой момент прижать его к стенке.

– Может быть, она так и сделала, и именно поэтому он схватил ее за ноги и выбросил за борт?

– Ладно, Делла, один из нужных ответов мы нашли. А теперь нам нужно как следует подкрепиться. Затем мы свяжемся с Дрейком, еще раз проштудируем дневники и попытаемся найти остальные ответы. И не забывай об одном примечательном факте – когда Бенджамин Эддикс хотел выкроить себе свободное время, он делал вид, что находится на яхте, хотя на самом деле его там не было. Что могло быть для него проще, чем спланировать исчезновение Элен Кадмус аналогичным образом?

– Но зачем, шеф? Зачем все эти хлопоты? Она могла просто заявить, что бросает работу, уехать и спокойно родить ребенка, и не нужны были бы все эти сложности.

– Да, конечно, – согласился Мейсон, – но, возможно, для этого была какая-то причина. Должна быть причина. Я думаю, Эддикс боялся.

– Боялся?

– Да, боялся, что с женщиной, которую он любил, и с ребенком, которого он хотел любить, может случиться нечто страшное. Пойдем ужинать.


«Полиция намекает на возможность второго убийства. Власти допрашивают особу, подозреваемую в убийстве Эддикса, в связи с исчезновением его привлекательной секрет | Дело смеющейся гориллы | Глава 15