home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава IV

Этот господин Минг, более известный секретным службам мира под кличкой Желтая Тень, был великого ума монголом, но использующим свой необъятный интеллект во зло. Обладая состоянием, равным национальному богатству какой-нибудь великой державы, он многие годы заставлял содрогаться основы цивилизации. Движение «За Старую Азию», во главе которого он стоял, имело целью повернуть нынешнее общество к прошлому, отвратить человечество от механической цивилизации, от науки, которая, по мнению Минга, ведет человечество к гибели. Но считая так, Минг в борьбе использовал самые современные научные достижения и не гнушался самых жутких преступлений. Поскольку человечество не собиралось идти по начертанному им пути, Желтая Тень пытался заставить делать это путем террора. Убийства, шантаж, принуждение к рабству, массовые уничтожение непокорных — таково было оружие Минга, которым он постоянно пользовался, и именно поэтому Моран постоянно не переставал с ним бороться. С помощью Билла Баллантайна и сэра Арчибальда Бэйуоттера в ряде случаев Моран одерживал верх над этим опасным типом, но никогда не мог покончить с ним, ибо хитрость, ум и мощь Желтой Тени были поистине волшебными. Он заявлял, что является последним выходцем из династии императоров Мингов, откуда и происходит его имя, утверждал, что бессмертен, и это было недалеко от истины, ибо Боб и его друзья имели неоднократно возможность убедиться в способности Желтой Тени продолжать свое существование с помощью некоторых научных достижений, которые он держал в тайне

.

Во время одного из последних эпизодов борьбы Моран, Баллантайн и сэр Арчибальд одержали даже полупобеду над Желтой Тенью, но Минг снова проявил себя и в ещё более опасном качестве, чем когда-либо.

И вот после всех событий этого дня Боб Моран, Билл Баллантайн и сэр Арчибальд Бэйуоттер сидели в кабинете последнего в Скотланд-Ярде. Лица всех троих были суровы и каждый погружен в свои невеселые думы.

— Итак, — нарушил молчание сэр Арчибальд, — Он возвратился…

Моран кивнул так резко, что со стороны могло показаться, что его кто-то ударил по затылку.

— Сомнений нет, — глухо сказал Боб. — Он вернулся. Все, что произошло сегодня со мной, полностью в его духе: два лорда Бардслея, хотя нам известно, что в действительности существует только один, ловушка, в которую меня заманили, а также дакоиты с клеймом маски демона, татуированным на груди.

— Да, сомнений нет, — в свою очередь признал Билл Баллантайн. — Скорее всего случилось, что лорд Джон во время своей последней поездки в Центральную Азию обнаружил что-то, касающееся Желтой Тени. Тот, узнав об этом, послал вдогонку за ним своих дакоитов, которые и следили за лордом Бардслеем до самого Лондона. Почувствовав угрозу, несчастный исследователь хотел посвятить командана в свою тайну. Поэтому-то он вам и позвонил, чтобы вы пришли раньше, чем было оговорено. Увы! Вы пришли слишком поздно…

— Да, — согласился Боб, — я прибыл слишком поздно. Не будь смога, мне, может быть, удалось бы спасти жизнь лорду Джону… Наверное, мы так никогда и не узнаем, что он хотел мне сообщить…

Француз немного подумал и добавил:

— Конечно, все что ты только что высказал, Билли, не более, чем предположения. Но если все происходило именно так, как ты считаешь, то одна вещь остается неясной. Кто же такой, этот человек, столь похожий на Бардслея как брат-близнец, которого я встретил на улице? Что он там делал?

— Если хотите знать мое мнение, командан, так этот самый таинственный двойник и прикончил лорда Джона. Не забывайте, что двойник, обладая ростом и внешностью Бардслея, мог располагать не меньшей силой.

Вспомните-ка, что вы мне рассказывали. Когда вы были ещё на улице, этот непонятный двойник так толкнул вас плечом, что вы чуть с ног не слетели. А вы ведь, прямо скажу, не слабачок…

— Возможно, ты и прав, Билл, — признал Моран. — Когда этот тип толкнул меня, то было ощущение, что я налетел на стену. По силе-то уж он наверняка равен тебе, а то и ещё сильнее… Так что шею лорду Джону он вполне мог свернуть. Это уж явно работе не дакоитов, так как те бы использовали свои ножи; а если бы это были туги-душители, которых тоже не редко использует господин Минг, то они, естественно, воспользовались бы rhumal

, что бы задушить жертву…

Проговорив это, Моран обратился к сэру Арчибальду:

— Ну, а каково ваше мнение, комиссар?

До того шеф Скотланд-Ярда хранил молчание, но при вопросе Боба Морана поднял голову.

— Ты хочешь знать мое мнение, Боб? Трудно сказать. Вполне возможно, что прав наш друг, но нужны доказательства… Пожалуй, с уверенностью можно утверждать только, что мы имеем дело с Мингом. Все это в его манере, как вы только что говорили. И, кстати, когда я думаю о смерти лорда Бардслея, на память приходят два подобных случая, которые имели место в Лондоне всего несколько недель тому назад. В обоих случаях после убийства человека свидетели встречали мертвого через час после смерти. И вот что заметьте, каждый раз жертвой был эксперт в азиатских делах: один сэр Эндрю Слипперс, бывший консул Англии в Пекине, другой — известный антиквар, специалист в искусстве Дальнего Востока Саймон Уилде…

— Да, это действительно заставляет задуматься. Можно предположить, что оба эти человека знали слишком много и представляли какую-то опасность для Желтой Тени, который, не колеблясь, расправился с ними… Этот демон не впервые действует таким образом…

Тут уж не выдержал Билл Баллантайн и заворчал:

— Ну ладно!.. Опять мы имеем дело с господином Мингом. Остается решить, с чем начать борьбу с ним в Лондоне, чтобы победить его окончательно. Не забывайте, что если он знает о том, где мы находимся, следит за каждыми нашими шагами и жестами, то у нас нет ни малейшего следа, ведущего к нему…

— Вы забыли о дакоите, Билл, которого мы захватили, — заметил сэр Арчибальд.

— Вы прекрасно знаете, что он вряд ли заговорит, — заметил Боб. — Причем, даже если вы его подвергнете пыткам…

— Пытки мы не используем, это не наш метод, — отрезал сэр Бэйуоттер. — Но у нас есть и другая возможность, чтобы вытянуть из него сведения: это так называемая «сыворотка правды». Знаю… знаю… Вы хотите сказать, что это шокирует вас, ибо наслышаны, что не в правилах английской полиции пользоваться средствами воздействия на сознание, даже если речь идет о преступниках. Но можем ли мы колебаться в подобном случае? С одной стороны, дакоит, почти дикий зверь, способный на любое преступление, убивающий, поскольку испытывает удовольствие от убийства; с другой — тысячи человеческих жизней, которые мы можем заранее спасти, да к тому же, порушить мощь Желтой Тени. Так что же вы решили бы на моем месте?

— На вашем месте, комиссар, — бросил Баллантайн, — я давно бы вместо разговоров ввел этому проклятому дакоиту скополамин

— Я тоже считаю, что это правильное решение, — поддержал его Моран. — Помимо всего прочего, Минг опять объявил нам войну, и если мы хотим победить…

Сэр Арчибальд хлопнул ладонью по столу.

— Решено! — резко встав, заявил он. — Скажем так: сегодня впервые Скотланд-Ярд воспользуется «сывороткой правды». В первый… и я смею надеяться, последний раз… Если вы готовы следовать за мной, то мы сейчас пойдем выяснять, что хранится в голове у этого проклятого дакоита.

Официальный врач полиции повернул кресло со все ещё связанным дакоитом и сделал укол в руку, затем сказать, обращаясь к сэру Арчибальду:

— Следует немного подождать, сэр, пока начнется действие препарата. Кроме того, хочу вам напомнить, сэр, что я действовал по вашему прямому указанию…

— Я дал вам слово, Айвор, — несколько нетерпеливо проговорил комиссар. — К тому же, скажу вам, что и я сам получил разрешение на это от вышестоящих властей. Сейчас тот момент, когда следует отказаться от некоторых табу, поскольку речь идет о судьбе нации, а то и бери выше, человечества…

Врач вышел, а сэр Арчибальд, Боб Моран и Билл Баллантайн остались наедине с дакоитом, ожидая эффекта укола. Расположились они в пропыленном кабинете на последнем этаже здания на набережной Виктории. Наркотик уже должно быть начал действовать, ибо пленник расслабился, а его светлые глаза, до того наполненные ненавистью, потеряли всякое выражение и уставились в одну точку. Тянулись в молчание долгие минуты, затем шеф Скотланд-Ярда бросил взгляд на цифербтал своих часов и сказал:

— Полагаю, что мы можем начать…

По его тону Моран и шотландец поняли, что ему самому претит то, чем им предстоит заниматься.

Сначала дакоит, должно быть, потерял сознание. Потом он замер с открытыми глазами, уставившись в одну точку, расслабившись и как бы абстрагировавшись от всего окружающего. Сэр Арчибальд наклонился к нему и на хинди, который он изучил ещё в бытность полковником британской армии в Индии, спросил:

— Кто ваш хозяин?

Пленник сонно покачивал головой, как будто силился ответить, но что-то ему мешало, какая-то сила, которая была выше его.

— Кто ваш хозяин? — повторил Бэйуоттер. — Отвечай без боязни. Здесь никто не сделает вам плохого… И он не сможет ничего сделать…

Вновь сонное покачивание головой, и, как будто решившись, дакоит ответил наконец:

— Это Он… Тот, чье имя не произносят вслух…

— Вы хотите сказать, что это господин Минг? — опять задал вопрос шеф Скотланд-Ярда.

Дакоит утвердительно кивнул.

— Да, тот, чье имя не произносят вслух…

— Кто и как убил лорда Бардслея?

Индиец отрицательно замотал головой и прошептал:

— Я не знаю… Я не знаю… Но не дакоиты… Не дакоиты…

Сэр Арчибальд настаивал:

— Как получилось, что на месте было два лорда Бардслея? Может быть, один убил другого?..

Новое отрицательное движение головой и тот же ответ:

— Я не знаю… Я не знаю…

Дакоит смолк, потом заговорил пронзительным голосом:

— Это его тайна… его тайна… Только он один знает…

Арчибальд Бэйуоттер и другие поняли, что если под воздействием «сыворотки правды» дакоит твердит, что он не знает, то это действительно так. Настаивать было бесполезно, так что шеф Скотланд-Ярда даже не настаивал, предпочтя сменить направление допроса, чем тратить время впустую.

— Поскольку господин Минг — твой хозяин, ты знаешь, где можно его найти, — утвердительно и уверенно проговорил сэр Арчибальд.

Пленник вдруг потерял всю свою безучастность, которую до того сохранял. Все его тело напряглось, как будто он хотел освободиться от пут, и бурно задергался.

— Я ничего не знаю, — выкрикнул он. — Я ничего не знаю.

— Нет, ты знаешь, — настаивал полицейский. — Мы уверены, что ты знаешь…

Дакоит замолчал, но продолжал извиваться. Наконец он опять расслабился и замер, откинувшись назад.

— Скажи нам, где можно найти твоего хозяина.

Губы дакоита зашевелились и он забормотал неразборчиво:

— Да, я скажу… Я все скажу… Он живет на Барнабо-стрит, в номере 32… Барнабо-стрит…

Комиссар радостно подпрыгнул.

— Барнабо-стрит, 32!.. Наконец-то мы его схватим!..

— Не спешите, не так быстро, — вмешался Билл. — Не забывайте, что мы имеем дело с Желтой Тенью, а с ним нужно быть готовым ко всему…

Но англичанин не слушал его. Он бросился к телефону, сорвал трубку и после ответа собеседника тихо спросил:

— Можете ли вы сказать, где находится Барнабо-стрит?

Прошло некоторое время, пока ему ответили:

— Так…. в квартале Поплар?.. Так я и думал… Этот человек просто обожает подобные кварталы…

И тут же опять собеседнику:

— Кто у нас сегодня во главе Специальной Бригады%.. Инспектор Уортон?.. Прекрасно… Свяжите меня с ним…

Через несколько секунд сэр Арчибальд стал давать указания инспектору Уортену. Он говорил долго и, когда повесил трубку, то повернулся к Бобу и Биллу, весело потирая руки.

— До сих пор все идет как по маслу. Уортон примет все необходимые меры безопасности, и если Минг все ещё на Барнабо-стрит, ему от нас не скрыться.

— Кстати, учтите, комиссар, что у Желтой Тени, наверняка, были расставлены свои шпионы, и весь квартал под их контролем. Так что, малейшее подозрение и паф!.. никого. Птичка улетела…

Комиссар стал строгим.

— Вы, конечно, правы, Боб. Когда имеешь дело с Мингом, то любые предосторожности не лишне. Может, и у вас есть свой план?..

Моран утвердительно закивал головой.

— Да, комиссар, план есть… Мне кажется, что ваши люди должны переодеться моряками, рабочими или бродягами. Конечно, вооружиться. Я понимаю, что это не в правилах Ярда, но и не стоит сбрасывать со счетов, что мы имеем дело с Мингом и его подчиненными. Это не обычный противник… Пока ваши люди будут следить за кварталом, мы с Биллом попытаемся проникнуть к дому 32 на Барнабо-стрит, где подвалами, где по крышам, а вы будьте готовы действовать по первому сигналу, скажем, по свистку…

— Если я правильно понимаю, — вмешался Баллантайн, — то мы опять первыми полезем в пасть к Мингу… Мы уже столько раз ускользали от него, что рано или поздно так и останемся в его пасти… Опасно постоянно испытывать судьбу…

— Все это так, Билл, — признал Моран, — но что же ты предлагаешь?.. Мы-то ведь знаем противника лучше всех других вместе взятых, знаем его привычки и слабости… Так что уц нас больше шансов преуспеть там, где другие потерпят поражение…

— Я тоже того же мнения, — подхватил сэр Арчибальд. — Если Желтая Тень и опасается кого, так это вас, Боб, и вас, Билл. Вы выходили победителями во многих передрягах, и одна только мысль об этом поможет вам выиграть и на этот раз. Но отчасти я разделяю и мнение Билла — судьбу нельзя часто испытывать… Но, если вы все же решите действовать по своему плану, то мешать я, конечно, вам не буду…

Моран с видом фаталиста пожал плечами.

— Нам не впервой с Биллом служить наживкой для Желтой Тени, ну, знаете, как… на козленка приманивают тигра. Конечно, на этот раз там можно остаться и навсегда, но это ещё не обязательно, к тому же и у коз, как вы знаете, комиссар, есть рога.


Глава III | Двойники Желтой Тени | Глава V