home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

Перри Мейсон ждал в гостиной дома 2420 по Брайдамур-авеню.

К нему вышла миссис Хорас Уоррен. Она явно пребывала в подавленном настроении, но глаза ее были сухими.

Поздоровавшись, адвокат произнес:

– Возможно, у нас не очень много времени. Я прошу, чтобы вы мне подробно рассказали, что случилось. Я хочу, чтобы вы поведали мне о вашей связи с Коллистером Гидеоном и сообщили, что произошло, когда вы вошли в этот заброшенный магазин. Выкладывайте все, ничего не утаивайте.

– Это убьет меня, – ответила она. – Если все станет известно, я больше никогда не смогу посмотреть в глаза Хорасу.

– Не глупите, – посоветовал Мейсон. – Хорас вам верит.

– После этого не будет.

– Он вам верит, – повторил адвокат. – Он все знал о вас еще до вашей женитьбы.

У миссис Уоррен расширились глаза.

– О чем знал?

– О том, что вас судили и оправдали, о вашей связи с Коллистером Гидеоном.

– Он знал и об этом?

– Да.

– Ради бога, откуда?

– Он поручил Джадсону Олни слетать в Нью-Йорк и выяснить все о вашем прошлом. Видите ли, когда Хорас понял, что влюбляется в вас, он почувствовал, что вы что-то скрываете о вашем прошлом, и решил выяснить, что же именно вы скрываете.

– И он никогда ни словом не обмолвился об этом!

– Он думал, что вы будете чувствовать себя лучше, если ваша тайна останется тайной.

– А вы не пытаетесь меня успокоить, мистер Мейсон?

– Я говорю вам правду.

– Ах, это удивительный, удивительный человек! – воскликнула она со слезами на глазах.

– Перестаньте, – посоветовал ей Мейсон. – У вас нет времени на слезы, у вас нет времени на то, чтобы жалеть себя.

– Я не жалею себя, я думаю о Хорасе, о том, какой он замечательный человек.

– Хорошо, – согласился адвокат. – Он замечательный. А теперь излагайте мне факты. Это единственное, чем вы можете сейчас ему помочь.

– Я всегда чувствовала себя морально обязанной вернуть Коллистеру сорок семь тысяч долларов, – начала миссис Уоррен.

– Вы хранили эти деньги для него?

– Господи, нет!

– Так что же все-таки произошло?

– У него возникло подозрение, что им заинтересовались власти. Он испугался, что полиция может неожиданно нагрянуть к нему. В банке на его счете лежало сорок семь тысяч долларов. Гидеон снял их со счета и спрятал в сейф. Хотел, чтобы в случае возникших неприятностей я сохранила их для него. Но я побоялась это делать. Я знала, что в работе фирмы были некоторые нарушения, но уважала мистера Гидеона. Я считала его самым удивительным, ловким бизнесменом, неординарной личностью… мне никогда даже в голову не приходило, что его могут арестовать… Итак, он положил в сейф сорок семь тысяч долларов и попросил меня взять их надежно спрятать. Я этого не сделала. А ночью в офис проникли воры, нашли код замка сейфа и украли сорок семь тысяч долларов.

– Если бы они оказались в сейфе на момент ареста, полиция конфисковала бы их, как наличные средства, спрятанные для ухода от налогов, – заметил Мейсон.

– Это было бы довольно сложно доказать, но, как бы то ни было, из-за трусости я не выполнила указание, которое он мне дал. В результате Гидеон потерял все шансы получить хоть часть этих сорока семи тысяч долларов.

– Значит, когда вы узнали, что он выходит из тюрьмы, вы решили возместить ему ущерб?

Миссис Уоррен произнесла:

– Мой муж был очень, очень успешным бизнесменом, и я экономила на всем, собирая и наличные, и ценные бумаги, ожидая дня освобождения Коллистера Гидеона. Я хотела пойти к нему и сказать: «Я не выполнила вашего указания, и поэтому вы потеряли возможность после освобождения воспользоваться вашим капиталом. Я собираюсь дать вам сорок семь тысяч долларов. Я знаю, что с вашим талантом делать деньги вы за короткое время значительно приумножите эту сумму. Потом вы вернете мне эту сумму, и мой муж никогда об этом не узнает».

– Продолжайте, – попросил Мейсон. – Что было дальше?

– Я хранила деньги в чемодане у себя в стенном шкафу, но их украли. Вероятно, кто-нибудь из слуг. Но я не могла никому пожаловаться, потому что тогда разразился бы скандал, и… Словом, я чувствовала, что для Хораса было бы невыносимо оказаться втянутым в подобный скандал. Он ценит свое положение в обществе, любит светскую жизнь…

– Хорошо, деньги, которые вы хранили в чемодане, украли. Что вы сделали дальше?

– Я поспешно стала вновь собирать деньги, где только могла, но набрала всего лишь пять тысяч долларов.

– Вы получили какие-нибудь вести от Гидеона?

– Да. Он позвонил мне, дал адрес магазина и попросил приехать туда. Я сообщила ему, что у меня есть для него некоторая сумма денег, а он предупредил, что в этих местах довольно опасно, и спросил, есть ли у меня револьвер. Я ответила, что есть, то есть сказала, что есть дома, у мужа. Он посоветовал, если я поеду с большой суммой денег, захватить с собой оружие, чтобы защититься в случае нападения.

– Продолжайте.

– Я отправилась туда и без труда нашла этот магазин. У меня в сумочке лежал пистолет. Я вошла в заброшенный магазин и увидела Коллистера Гидеона. Меня поразили происшедшие в нем изменения. Я сняла с правой руки перчатку, открыла сумочку, чтобы передать ему деньги, положила пистолет на стол и… Не знаю, мистер Мейсон, то ли это он изменился, то ли у меня раскрылись глаза! Когда я работала на него, я видела в нем ловкого, удачливого, проницательного бизнесмена. Но, поговорив с ним там, в магазине, увидела наглого, бойкого на язык, уверенного в себе пройдоху. В нем не было ни капли искренности, и… он стремился использовать наши отношения для своей выгоды.

– Что вы имеете в виду?

– Когда я работала на него, он знал, что я его уважаю, боготворю и… решил, что сможет обвести меня вокруг пальца. Но это был только один из моментов.

– Что вы сделали?

– Я вдруг увидела всю ситуацию в настоящем свете, – пояснила миссис Уоррен. – Отвратительную ситуацию! Тогда просто схватила сумочку и выбежала из здания.

– А пистолет?

– Оставила его на столе. Моя перчатка с правой руки, полагаю, упала на пол. Я ее не видела. Если честно, даже не подумала о ней. Просто убежала. Мне хотелось убраться оттуда как можно скорее.

– И он был жив, когда вы ушли?

– Разумеется. Очень даже жив.

– Вы помните, в какое время это было?

– Я знаю, что он велел мне приехать в магазин в четверть третьего, и я явилась туда точно ко времени. Мы проговорили всего минуту или две. Ситуация стремительно становилась невыносимой – невыносимой для меня! В такой обстановке трудно следить за временем, мистер Мейсон. Говорят, его убили из моего пистолета?

– По-видимому, – допустил адвокат, – но доказательства этого пока не представлены, а когда будут, я хочу получить право на перекрестный допрос.

– Но другого пистолета там не было!

– Если его застрелил ваш муж, он вполне мог сделать это из того пистолета, что вы оставили на столе, но ваш муж утверждает, что он его не убивал.

– Мой муж не стал бы лгать.

– Убийство во многом отличается от других преступлений, – заметил Мейсон. – Когда на карту поставлена жизнь, человек способен на все.

Миссис Уоррен смахнула слезы:

– Вы действительно думаете, что его жизнь поставлена на карту?

– Да, – ответил Мейсон.

– И это… по моей вине, – прошептала она. – Я…

Адвокат посоветовал:

– Смиритесь с одним, миссис Уоррен. После того как вода пробежала вниз по течению и упала с плотины, ее уже никакими силами не повернуть назад и не заставить снова свергнуться с плотины. Принимайте вещи такими, как они есть. Сосредоточьтесь на настоящем, забудьте о прошлом… Вы не давали Гидеону никаких денег?

– Ни цента.

– Но говорили ему, что у вас для него есть деньги?

– Да. По телефону. Я сказала ему, что у меня есть для него некоторая сумма, не очень большая, но это все, что мне удалось собрать, не привлекая внимания. Я извинилась за то, что не выполнила его указания и не забрала деньги из сейфа, испугавшись, что если их найдут у меня, то мне не поздоровится… На самом деле было так: встретившись с ним на суде, мистер Мейсон, я вдруг поймала его взгляд и поняла, что он хочет втянуть меня в это дело, надеясь, что суд присяжных отнесется к нам с сочувствием и оправдает обоих. Но мое положение в фирме было настолько незначительным, что суд присяжных оправдал меня, а его осудил. Что было бы, если бы я действительно спрятала эти деньги, не знаю… А после этой встречи я внезапно прозрела и перестала чувствовать к нему благоговейное восхищение. Передо мной открылось лицо помпезного лицедея!

– Как долго продолжался ваш разговор на складе?

– Минуту-другую.

– Он не рассказал вам, чем занимался по выходе из тюрьмы?

– Нет.

– Гидеон звонил вам всего один раз?

– Да. Я ничего не слышала о нем с момента суда и его отправки в тюрьму до той поры, пока он не вышел и не позвонил мне. Скажу так: он заботился обо мне – не хотел, чтобы мое имя трепали где попало.

– Конечно, не хотел, – согласился Мейсон, – потому что решил шантажировать вашего мужа!

– Решил что?

– Шантажировать вашего мужа, – повторил адвокат. – Это одна из блестящих идей, пришедших ему в голову. Он…

– Нет, Гидеон не сделал бы ничего подобного! Он не пал бы так низко!

– Не обольщайтесь! – резко остановил ее Мейсон. – Гидеон явился в мой офис и просил меня оказать ему финансовую поддержку, заставив вашего мужа дать ему деньги, чтобы избежать огласки.

У миссис Уоррен буквально отвисла челюсть.

– Как… Как… Не может быть!

– Вы не знали об этом?

– Нет.

– Хорошо. Вы рассказали мне о вашем прошлом и о том, что случилось, когда вы попали в этот магазин. Но больше никому об этом не рассказывайте. Не делайте никаких комментариев, никому, ни о чем!

– Но все равно все всплывет… И моя связь с Гидеоном, и…

– Нет, не всплывет, – пообещал Мейсон. – Вовсе не обязательно. Я буду бороться. Буду настаивать на немедленном предварительном расследовании, и тогда посмотрим, какое дело сумеют возбудить против вашего мужа.

– Боюсь, ситуация безнадежная, – печально констатировала миссис Уоррен, – даже если им неизвестны все подробности.

– На предварительном слушании совсем не обязательно станут докапываться до мотива преступления, – заявил Мейсон. – Где вы взяли пистолет?

– Это пистолет моего мужа.

– Где и когда он его приобрел?

– Купил несколько лет назад.

– У друга или у торговца оружием?

– Думаю, у торговца оружием. Он хотел, чтобы в доме был пистолет.

– Хорошо, мы сделаем все, что сможем. Держитесь стойко, не делайте никаких комментариев. Насколько возможно, говорите всем, что вы слишком обессилены для каких-либо интервью. Не пускайте в дом газетчиков, не отвечайте на телефонные звонки, а если кто-нибудь загонит вас в угол, желая получить у вас информацию, не позволяйте этому человеку заманить вас в ловушку, делая какие-либо заявления, кроме двух слов: «без комментариев». Всякий раз, открывая рот, произносите только эти слова. Как вы думаете, вам удастся это сделать?

– Да, конечно.

– Это будет не так легко, как вам кажется, – предупредил Мейсон. – Вас могут забросать вопросами или ложными утверждениями, будут пытаться застать врасплох. Но вы лишь помните: надо всегда говорить «без комментариев». Только так вы поможете вашему мужу. Иначе ненароком навредите ему.

– Я попытаюсь, – пообещала миссис Уоррен.


Глава 17 | Дело иллюзорной удачи | Глава 19