home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

– Должно быть, звонок был важный, если пришлось покинуть поле боя, – заметила Делла.

– Это звонила Вирджиния Бакстер, – пояснил Мейсон. – Очевидно, Лоретта Трент связалась с ней и договорилась о встрече в мотеле под названием «Сейнт рест», где-то в районе Малибу. Там, в мотеле, есть телефон, наша клиентка находится в четырнадцатой секции. Я должен ей перезвонить, но хочу это сделать подальше от дома Лоретты Трент, чтобы воинствующие зятья нас не проследили.

– Как вы думаете, что происходит? – спросила Делла.

– Не знаю, – ответил адвокат, – но, очевидно, существует какая-то связь между завещаниями, оформленными Бэнноком, и отношением к ним потенциальных наследников.

– Все происходящее указывает на шофера, – заметила Делла. – Ведь по завещанию он получает наследство. Шофер готовит пищу на открытом воздухе. Лоретта Трент любит очень острую пищу, и время от времени у нее случаются приступы. Возможно, дозы мышьяка сами по себе не роковые, но и сильная тошнота может привести к смертельному сердечному приступу.

– Вот именно, – подтвердил Мейсон.

– Там, дальше по улице, есть заправочная станция, – вспомнила Делла Стрит, – и около нее телефон-автомат. Я видела, как он мелькнул, когда мы проезжали мимо.

– Это то, что надо, – откликнулся адвокат. Он развернул машину и поехал к станции.

Делла вошла в будку, набрала номер справочной и узнала телефон мотеля «Сейнт рест», в то время как Мейсон давал указания заправщику, сколько залить бензина.

Адвокат протиснулся в будку, когда Делла уже дозвонилась до мотеля и попросила соединить с четырнадцатой секцией. Она отодвинулась в сторону и передала ему трубку.

– Алло! Вирджиния? – заговорил он, услышав ее голос.

– Да. Это мистер Мейсон?

– Совершенно верно. Расскажите мне, что случилось.

– Я все время помнила, что вы велели мне оставаться дома, – начала Вирджиния Бакстер, – но мне позвонила Лоретта Трент. Спросила, не против ли я встретиться с нею сегодня вечером, чтобы обсудить одно очень важное и весьма конфиденциальное дело. Я ответила, что для меня это неудобно, потому что мне надо быть дома. Тогда она сказала, что достойно оценит затраченное мной время. Оплатит все мои расходы и, помимо этого, даст мне пятьсот долларов. Но поставила условие – я не должна ни с кем входить в контакт. Надо просто приехать в условленное место и ждать ее.

– И вы согласились? – спросил Мейсон.

– Согласилась. Пятьсот долларов и оплата всех расходов кажутся мне горой из золота. Я понимала, что мне следует позвонить вам, но она особенно подчеркнула, что я не должна ни с кем общаться. Чтобы ни одна душа не знала, где я нахожусь.

– И вы?

– Я приехала сюда и вот жду ее уже больше часа. Но миссис Трент так и не появилась и не прислала никакой записки. Мне пришла в голову мысль, что я вас подвела, поэтому решила позвонить вам и рассказать, где меня искать. Я позвонила в агентство Пола Дрейка. Мне сказали, что вы в доме Лоретты Трент, я позвонила туда, и сиделка позвала вас к телефону.

– Все в ваших руках, – заявил Мейсон. – Мы едем к вам в мотель. Если Лоретта Трент появится там раньше нас, задержите ее.

– Но как я могу ее задержать?

– Извинитесь, – посоветовал адвокат. – Скажите, что у вас есть для нее важные известия. Если придется, сообщите, что я еду к вам. Также заметьте, что хотели бы поговорить с ней с глазу на глаз. Расскажите всю вашу историю, начиная с ареста и завершая подделкой завещаний, которые были оформлены в конторе Делано Бэннока.

– Вы считаете, что мой арест был связан с этими событиями?

– Вполне возможно, – ответил Мейсон. – Думаю, вас хотели поставить в такое положение, чтобы ваши свидетельские показания были дискредитированы, если возникнет такая необходимость.

– Ладно, – согласилась она. – Я жду вас.

– Где вы сейчас находитесь?

– В своей комнате, здесь, в мотеле.

– Сколько вы еще там пробудете?

– Более часа.

– А где ваша машина?

– На парковке возле мотеля.

– Хорошо, мы выезжаем сию же минуту. – Адвокат повесил трубку, отдал свою кредитную карточку работнику станции и сказал Делле Стрит: – Пошли, Делла. Пора начинать наводить порядок в этом запутанном деле.

Они поехали по Санта-Монике, затем вверх вдоль пляжа. Слева от них сердито пенился прибой. Мейсон притормозил, чтобы определить, где сделать поворот. Свернул на грунтовую дорогу, извилисто уходящую вверх, нажал на газ и с искусством, доведенным до автоматизма, аккуратно и в то же время очень быстро повел машину.

Пока они ехали по извилистой дороге, Делла Стрит поинтересовалась:

– Что вы собираетесь сказать Лоретте Трент, если она туда приедет?

– Не знаю, – ответил адвокат. – Мне не следует забывать, что она не является моей клиенткой.

– Этот шофер, вероятно, будет с ней?

Мейсон кивнул:

– Если этот человек узнает, что доктор Элтон изменил свой диагноз и осведомлен, что ее постепенно отравляли мышьяком, он станет опасным. Лоретта Трент может и не добраться до дому. И если мне не удастся поговорить с ней лично, то она может оказаться в еще более опасной ситуации, узнав об отравлении. Я не обязан рассказывать что-либо Лоретте Трент, равно как и утаивать что-то от нее. Конечно, я могу дать ей совет позвонить доктору Элтону, и пусть он делится с ней новостями.

– А что потом?

– Потом совсем не обязательно, что Джордж Иган узнает что-либо из того, что скажет доктор. Но если Лоретта Трент к нему так привязана, что включила его в завещание, то, возможно, телефонного разговора будет мало, чтобы настроить ее против Игана. Однако стоит мне что-нибудь сказать против него, как я стану врагом номер один.

– Но ведь доктор Элтон тоже включен в завещание.

– Этого мы не знаем.

– Похоже, что он сам так думает, – пояснила Делла.

Мейсон улыбнулся:

– Он также думал, что приступы были вызваны острым желудочным отравлением. Давай-ка прикинем, что можно сделать, чтобы защитить нашу клиентку. За нее мы несем ответственность. Если Лоретта Трент хочет встретиться с Вирджинией, значит, на то есть причина. Надо выяснить какая, это и будет нашей отправной точкой.

Дорога стала прямой и пошла по плоскогорью, а вдали появились огоньки мотеля.

– Странное место для мотеля, – произнесла Делла.

– Он построен для любителей катания на лодках и рыболовов, – сообщил Мейсон. – На главной дороге просто нет места для мотеля. С одной стороны океан, с другой – отвесная скала.

Он оставил машину на парковке, и они с Деллой пошли вдоль ряда секций, объединенных между собой, до номера четырнадцать.

Адвокат постучал в дверь.

Вирджиния Бакстер тут же ее распахнула.

– Боже мой, как я рада вас видеть! – воскликнула она. – Проходите, пожалуйста.

– Где же Лоретта Трент? – спросил Мейсон.

– От нее нет никаких вестей, ни слова.

– Но ведь она попросила вас приехать сюда?

– Да.

– Зачем?

– Говорила, что хочет что-то мне сказать. Что-то чрезвычайно важное для меня.

– Когда вы разговаривали с ней по телефону?

– Так, дайте подумать… Я ушла от вас и направилась на почту, которая находится недалеко от моего дома. Послала себе заказное письмо. Потом выпила молочный коктейль и пошла домой. Я пробыла дома около часа, когда зазвонил телефон. Это была Лоретта Трент – по крайней мере, она так назвалась и попросила меня встретиться с ней.

– Здесь, наверху, в этом мотеле?

– Совершенно верно.

– Это она вам рассказала, как сюда добраться, или вам было знакомо это место?

– Нет. Она подробно объяснила мне дорогу и попросила заверить ее, что я выезжаю сию же минуту и никому не скажу об этом.

– Во сколько вы договорились встретиться?

– Она не назначила точное время, а сказала, что приедет в течение часа после того, как я приеду.

– Вы встречались с Лореттой Трент, когда она приходила в адвокатскую контору, где вы работали? – поинтересовался Мейсон.

– Да.

– И заверяли одно из ее завещаний?

– Мне кажется, их было два, мистер Мейсон, но не помню точно, была ли я заверителем. Помню, что я написала их, вернее, перепечатала и что в завещаниях было какое-то странное условие. Что-то необычное о ее родственниках. Она им не доверяла и… как бы это сказать… считала, что они только и ждут ее смерти, а внимание их чисто эгоистичное. Я прилагаю все усилия, чтобы вспомнить, что это было, хотя бы в одном из завещаний, но почему-то в памяти ничего не всплывает. Не забывайте: мы оформляли очень много завещаний.

– В данный момент мне не важно, помните ли вы содержание завещаний. Меня интересует, узнали ли вы голос Лоретты Трент?

– Ее голос? Нет, я не придала этому значения. Я смутно помню ее внешность: довольно высокая, стройная женщина, с волосами чуть тронутыми сединой… у нее сохранилась неплохая фигура… вы понимаете меня – неполная и… ухоженная.

– Ладно, – проговорил Мейсон. – Вы совсем не помните ее голос?

– Нет.

– Тогда почему вы решили, что разговаривали по телефону с Лореттой Трент?

– Потому что она мне сказала, что… О-о! Понимаю.

– То есть, – стал объяснять Мейсон, – женский голос сказал вам по телефону, что вы разговариваете с Лореттой Трент, потом попросил, чтобы вы приехали сюда, чтобы встретиться с ней. И сколько вы уже здесь находитесь?

– Два часа… два с половиной часа.

– Вы зарегистрировались в мотеле под своим именем?

– Да, конечно.

– И получили эту комнату?

– Да.

– Где вы оставили вашу машину?

– На парковке перед мотелем.

– Пойдемте посмотрим, – предложил Мейсон.

– Но зачем?

– Затем, что надо все проверить. Мне не нравится то, что происходит. Вам надо было следовать моим указаниям и связаться со мной, прежде чем уходить из дому.

– Но миссис Трент настаивала на том, чтобы никто не знал о нашем с ней разговоре, обещала дать мне пятьсот долларов и оплатить все мои расходы, если я послушаюсь ее. И, как я вам уже говорила, пятьсот долларов для меня сейчас большая сумма.

– Она могла бы пообещать вам и миллион, – пробурчал Мейсон. – Если вы не получите никаких денег, то какая разница, сколько сказать?

Вирджиния повела их на парковку:

– Она стоит прямо… Странно. Мне казалось, что я оставляла машину в другом месте.

Мейсон подошел к машине:

– У вас есть фонарь в машине?

– Нет.

– У меня есть. Я сейчас принесу его. Вы считаете, что оставляли свою машину не на этом месте?

– Я уверена в этом, мистер Мейсон. Помню, что поставила машину бампером вон к тому каменному столбику.

– Ничего не трогайте, – велел Мейсон. – Стойте на месте. Я посмотрю. Однажды вас уже подставили, но тогда вам удалось выкарабкаться. Может случиться, что на этот раз так не повезет. – Он подошел к своей машине, достал из бардачка фонарь, вернулся к автомобилю Вирджинии Бакстер и осторожно заглянул внутрь. – У вас ключи с собой?

Вирджиния отдала ему ключи. Мейсон открыл багажник, осмотрел его и сказал:

– Вроде бы все в порядке. – Потом пошел вокруг машины и вдруг остановился. – Ага! Что это?

– Боже мой! – воскликнула Вирджиния. – Крыло все смято, и посмотрите на решетку спереди – часть ее сломана…

Мейсон скомандовал:

– Садитесь в машину, Вирджиния. Заводите мотор.

Она послушно села за руль, включила зажигание, мотор заработал.

– Выезжайте с парковки, развернитесь и въезжайте снова на площадку.

Вирджиния Бакстер включила фары и заметила:

– Горит только одна фара.

– Ничего страшного, – отозвался Мейсон. – Двигайтесь вперед, выезжайте, разворачивайтесь и возвращайтесь обратно. – Он схватил Деллу за руку и поспешил к своему автомобилю. – Садись в машину, Делла. Надо все сделать как можно правдоподобнее. Пригнись пониже и обхвати себя руками.

Вирджиния вывела машину с парковки, развернулась по широкому кругу и направилась к въезду.

Мейсон, не зажигая фар, двинулся к въезду на парковку и, как только появился автомобиль Вирджинии, резко повернул.

Единственная фара ее машины осветила автомобиль Мейсона. Вирджиния резко надавила на тормоза. Покрышки взвизгнули, протестуя. Затем раздался грохот и звук бьющегося стекла при столкновении двух машин.

Во многих секциях открылись двери. Из офиса вышла хозяйка мотеля, чтобы посмотреть на аварию. Большими шагами она подошла к ним.

– О боже! Что случилось?

– Вы, – заикаясь, проговорила Вирджиния Бакстер. – Почему вы не включили фары? Вы не говорили мне…

– Я не рассчитал, – объяснил Мейсон. – Я хотел выехать с парковки.

Хозяйка быстро повернулась к нему.

– Это ваша вина, – заявила она. – Разве вы не видите этот щит? На нем четко написано: «Въезд». Это уже четвертая авария на этом месте, поэтому я подняла повыше эти щиты с надписями и сняла одну секцию забора, чтобы въезд был с противоположной стороны.

– Извините, – пробормотал адвокат. – Это моя вина.

Хозяйка повернулась к Вирджинии Бакстер:

– Вы не ранены?

– Нет, – ответила та. – К счастью, я ехала медленно и вовремя затормозила.

Хозяйка опять обратилась к Мейсону:

– Вы пили?

Полуотвернувшись, он ответил:

– Нет.

– А я думаю, что пили, ведь эта вывеска прямо в глаза бросается. Теперь скажите мне, дорогая, вы ведь зарегистрированы в мотеле? Секция четырнадцать?

– Совершенно верно.

– Что ж, если хотите, чтобы я была свидетелем, звоните мне в любое время, – предложила хозяйка. – А сейчас я позвоню в дорожную полицию.

– В этом нет нужды, – попытался остановить ее Мейсон. – Вина моя, и ответственность за аварию я беру на себя.

– Я и скажу, что это ваша вина. Вы пьяны. Вы ведь не собираетесь оставаться здесь, верно?

– Вообще-то неплохо было бы получить здесь комнату.

– Свободных комнат у меня не осталось. Кроме того, мы не сторонники шумных компаний. Подождите меня здесь и не вздумайте передвигать машины. Я иду звонить в полицию. – Хозяйка повернулась и зашагала обратно в офис.

– Объясните наконец, зачем вы это сделали? – попросила Вирджиния Бакстер, потянув адвоката в сторону.

– Страховка, – ответил он.

– Страховка?! – воскликнула она.

– Вот именно. Теперь, если вас спросят, что произошло с вашей машиной, вы сможете все рассказать. Более того, у вас есть свидетель происшествия. Лучше идите к своей подруге, хозяйке мотеля, и спросите, нельзя ли взять веник, чтобы подмести здесь битое стекло. Захватите также совок для мусора. На вашей машине работает только одна фара, на моей – тоже. Похоже, всю ночь вам придется провести здесь, пока я буду занят оформлением и доставкой машины, которую возьму напрокат. После этого отвезу вас домой.

– А наши машины? – спросила Вирджиния.

Мейсон улыбнулся:

– После того как приедет полиция, постараемся вашу машину вернуть на парковку. Что же касается моего автомобиля, полагаю, его придется переправить в гараж.


Глава 14 | Дело шокированных наследников | Глава 16