home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Перри Мейсон вторгся в кошмар Вирджинии Бакстер и разорвал путы нереальности и ужаса.

– Судья назначил сумму залога в пять тысяч долларов, – сообщил он. – Вам по силам такая сумма?

– Мне придется закрыть счет в банке и забрать кредит на строительство дома.

– Это лучше, чем сидеть в тюрьме, – заметил Мейсон. – Итак, я хочу точно узнать, что произошло.

Вирджиния рассказала ему о событиях, случившихся утром.

– Откуда вы прилетели?

– Из Сан-Франциско.

– Что вы делали в Сан-Франциско?

– Гостила у тети. За последнее время я была у нее несколько раз. Она пожилой человек, не важно себя чувствует, живет одна. Тетя любит, когда я приезжаю.

– Чем вы занимаетесь? Работаете?

– Не постоянно. С тех пор как умер мистер Бэннок, у меня нет стабильной работы. Все места временные.

– Я понял, значит, у вас все-таки есть какой-то доход? – спросил Мейсон.

– Да. У мистера Бэннока не было родственников, кроме одного брата. В своем завещании он упомянул и меня. Мистер Бэннок завещал мне часть своей собственности в Голливуде, которая дает мне доход и…

– Сколько вы работали у Бэннока?

– Пятнадцать лет, – ответила Вирджиния. – Я начала у него работать, когда мне было двадцать.

– Вы замужем?

– Да, была когда-то. Но это не важно.

– Разведены?

– Нет. Но мы уже давно не живем вместе.

– Вы остались в хороших отношениях с мужем?

– Нет.

– Как его зовут?

– Колтон Бакстер.

– Вас называют «мисс»?

– Да. Думаю, так лучше при устройстве на секретарскую работу.

– Итак, вы летали повидаться со своей тетей. Что вы скажете по поводу вашего багажа? При прохождении контроля случилось ли что-либо необычное?

– Нет… Хотя минутку. Мне пришлось доплачивать за лишний вес.

В глазах Мейсона вспыхнул интерес.

– Вы доплачивали за лишний вес?

– Да.

– У вас осталась квитанция?

– Она была прикреплена к билету. Когда я проходила через контрольный пункт, полицейские отобрали его у меня.

– Мы вернем его, – пообещал Мейсон. – Значит, вы путешествуете одна?

– Да.

– Вы помните человека, который сидел рядом с вами в самолете?

– Это был мужчина лет тридцати двух – тридцати трех, прилично одетый, но… Сейчас мне пришло в голову, что он… был какой-то странный. Он был неприветливым, очень сдержанным, совсем не похожим на пассажиров, которые обычно встречаются. Мне трудно объяснить, что я имею в виду.

– Вы бы его узнали, если бы увидели вновь? – поинтересовался Мейсон.

– Да, конечно.

– А могли бы узнать по фотографии?

– Думаю, да.

– У вас был только один чемодан?

– Нет. У меня был чемодан и продолговатая сумочка с косметикой.

– Что случилось с вещами?

– Они забрали их. На ленте транспортера сначала появился чемодан. Носильщик подхватил его, а затем и сумку. В этот момент подошел человек, показал мне полицейское удостоверение и спросил, не буду ли я против, если он заглянет в мой чемодан, потому что произошло недоразумение. Так как мой багаж появился с задержкой, я подумала, что именно это он имеет в виду.

– Что вы ему ответили?

– Я сообщила ему, что находится в чемодане, и сказала, что не возражаю, если он заглянет в него.

– Не можете ли вы подробнее вспомнить тот разговор?

– Могу. Сначала он спросил, мой ли это чемодан, я ответила, что да; потом поинтересовался, что в нем лежит. Я стала описывать свои вещи, а он попросил разрешения это проверить.

Мейсон нахмурился, потом почти небрежно произнес:

– Ваш багаж, состоящий из двух вещей, весил более сорока фунтов?

– Да. Вместе они весили сорок шесть фунтов, и я заплатила за шесть лишних фунтов.

– Понятно, – задумчиво проговорил адвокат. – Вам потребуется большая выдержка, Вирджиния, и вас ожидают крупные неприятности, но, возможно, так или иначе нам удастся разрешить ваши проблемы.

– Мне совершенно непонятно, откуда взялась эта дрянь и как она попала в мой чемодан, – поспешно добавила она. – Конечно, я выходила из самолета одной из последних, но трудно вообразить, чтобы кто-то мог воспользоваться этой ситуацией и направиться из самолета прямо в багажное отделение.

– Вполне можно найти несколько мест, где все это было легко подбросить, – заметил Мейсон. – Например, кто-то мог открыть его после того, как вы прошли контроль, и перед тем, как чемодан загрузили в самолет. Вы же не видели, как его загружали в багажное отделение самолета. А возможно, это случилось в то время, когда его выгружали и произошла задержка багажа. Очевидно, ожидая, когда тележка вернется за оставшимся багажом, чемодан поставили на землю. Кстати, в этих самолетах багажный отсек расположен с противоположной стороны от выхода для пассажиров. И пока чемодан стоял на земле, кому-то удалось открыть его, вложить пакетики с наркотиками.

– Но почему? – спросила она.

– Существует одно затруднение, – пояснил Мейсон. – По-видимому, кто-то торгует наркотиками. И он знал, что полиция начеку, что его багаж обязательно будут проверять, поэтому положил контрабандный товар в ваш чемодан, а его сообщник позвонил в полицию и сказал, что наркотики будут в чемодане некоей Вирджинии Бакстер. Должно быть, подробно вас описал, потому что полицейский, который уже ожидал, чтобы проверить ваш багаж, сразу же вас узнал, как только вы сошли с эскалатора. – Он на мгновение задумался. – Но как узнали ваше имя? У вас есть какие-нибудь пометки на чемодане? Ваши инициалы или полное имя?

– К его ручке прикреплен багажный ярлык, – сообщила она, – и на нем написано мое имя и адрес: «Юрека-Армз Апартментс», 422.

– О’кей, мы возьмем вас на поруки, – объявил Мейсон. – Я приложу все усилия и приведу вас на предварительное слушание как можно скорее. По крайней мере, мы заставим полицию раскрыть карты. Я убежден, что здесь какая-то ошибка, и мы сможем все выяснить без особого труда. Но вам придется со многим примириться.

– Объясните мне, – нерешительно попросила Вирджиния. – Там был фотограф. Об этом что-нибудь появится в газетах?

– Фотограф? – удивился адвокат.

Она кивнула.

Он мрачно произнес:

– Тогда дело гораздо серьезнее, чем я предполагал. Это не простая ошибка. Да, в газетах появятся статьи.

– Мое имя, адрес и все остальное?

– Имя, адрес и фотография, – уточнил Мейсон. – Приготовьтесь увидеть свою фотографию, на которой вы с испуганным выражением лица, а под ней подпись: «Бывший юрист обвиняется в торговле наркотиками».

– Но как там оказался фотограф из газеты?

– Вот в этом и вопрос, – усмехнулся Мейсон. – Некоторые полицейские любят славу. Чтобы устроить себе рекламу, намекают какому-нибудь знакомому журналисту, когда они собираются арестовать молодую фотогеничную особу. Газеты поднимают шум, а полицейский получает то, что хотел, – его имя мелькает на страницах печати. При сложившихся обстоятельствах будьте готовы прочитать, что цена наркотиков, найденных в вашем чемодане, составляет несколько тысяч долларов.

Ее лицо отразило испуг.

– А когда меня оправдают, что будет тогда? – поинтересовалась Вирджиния.

– Может быть, ничего, – ответил Мейсон. – Может быть, появится несколько строчек где-нибудь в середине газеты.

– Но ведь я буду оправдана, верно? – с надеждой спросила она.

– Я – адвокат, а не предсказатель. Мы сделаем все возможное, но вам тоже надо проявить активность.


Глава 3 | Дело шокированных наследников | Глава 5