home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Помощь Сузи в приготовлении ужина заключалась в том, что она показывала Клэр, где что лежит, и той уже не приходилось рыскать по шкафам. Клэр было приятно общество девушки. Сузи мало выходила, и нетрудно было догадаться почему – она считала, что ее хромота бросается в глаза, и предпочитала избегать любопытных взглядов. Но, согласитесь, стать затворницей в девятнадцать лет очень трудно. Клэр, как никто другой, понимала, что значит быть одинокой и жаждать общения – в юности она сполна испытала эти чувства.

Когда ужин был на столе, Сузи болтала с Клэр так, словно знала ее много лет, а не несколько часов. Девушки явно симпатизировали друг другу.

Подходя к кухне, Тони услышал смех и остановился в дверях, потрясенный: сестра смеялась впервые за многие месяцы, а Клэр Хилз выглядела еще прелестнее, чем утром. Она раскраснелась от готовки, глаза ее оживленно блестели, заколка в волосах ослабла, и пышные локоны падали на плечи, щека была запачкана мукой, на простом белом переднике, повязанном вокруг тонкой талии, красовалось пятно от томатного соуса. Но это придавало ей особое очарование.

Он еле сдержался, чтобы не схватить ее в охапку и не осыпать поцелуями милое смеющееся лицо.

– Тони, Клэр приготовила спагетти и испекла хлеб, – оживленно сообщила Сузи.

– Испекла хлеб? – Вот, оказывается, чем так вкусно пахло! Он увидел на разделочном столике завернутые в полотенце булки.

– Нельзя же есть спагетти без чесночных тостов, – со знанием дела заявила Клэр; голос ее слегка дрожал – то ли от того, что она устала, возясь на кухне, то ли от того, что увидела Тони, – ему чертовски хотелось знать это наверняка.

– В холодильнике полно хлеба. – Он повесил шляпу на крючок у двери и провел ладонью по темной густой копне волос.

– Но свежий куда лучше! – не сдавалась Клэр.

Он внимательно посмотрел на нее и улыбнулся.

– Бьёте наверняка.

Девушка невинно заморгала, но глаза лукаво блеснули: она поняла, что он имел в виду, – Клэр во что бы то ни стало хочет остаться после испытательного срока и готова ради этого печь хлеб.

– Вы не любите свежий хлеб? – Ее голос прозвучал задиристо.

– Люблю. – Тони бросил на Клэр многозначительный взгляд.

Он заметил, что его младшая сестра с любопытством смотрит на них, и постарался сдержать улыбку – ему не следует забывать, что Сузи была уже не маленькой и легко могла догадаться, что кроется за словесным поединком между братом и новой домработницей.

Клэр повернулась к плите, вылила в спагетти соус, перемешала; пальцы ее дрожали. Тони Олдус был олицетворением мужественности и красоты; никогда в жизни она не встречала ничего подобного. Но именно потому, что она трепетала при одном взгляде на него, она решила держать себя в руках и ни единым словом или жестом не выдать своих чувств. Только не знала, как это сделать.

Четвертым за столом был друг семьи по имени Питер Вуд. Тони сказал, что летом он работает в «Керли-лайн». Впервые Клэр окружали такие красивые мужчины. Может быть, вода в Канзасе обладала чудодейственной силой, и они выросли могучими, как секвойи, или она случайно забрела в страну великанов?

Питер был такого же роста, как Тони. Невероятно, но плечи у него были даже шире, а руки, казалось, могли сокрушать гранитные глыбы. Однако на этом их сходство заканчивалось – волосы Питера были цвета спелой пшеницы, а глаза – ярко-голубые.

– Вы симпатичнее Нэнси, – вместо приветствия сказал Питер.

– Спасибо. – Рука Клэр исчезла в его лапище; всматриваясь в классически правильные черты лица Питера, она подумала, что он вполне мог бы позировать для статуи античного бога. Но потрясение, подобное тому, которое она испытывала при взгляде на Тони, не наступило – она восхищалась привлекательностью Питера и не более того.

– Хорошо, что Тони нашел вас, – промолвил он, отпуская ее руку, – а то нам грозила голодная смерть.

– То-то я вижу, от вас остались кожа да кости. – Клэр смерила взглядом его внушительную фигуру и подумала, не всыпать ли еще коробку спагетти в кастрюлю.

Питер поверх ее головы посмотрел на только что вошедшую Сузи, улыбка исчезла, и на мгновение что-то блеснуло в его глазах. Боль? Сожаление? Клэр не могла определить.

– Привет, малышка.

– Привет, Питер, – пробормотала Сузи, лишь скользнув взглядом по его лицу, и опустила глаза.

– Как живешь?

– Хорошо. – Девушка судорожно прижала к себе стопку тарелок, которые несла. – Пойду посмотрю спагетти, – сказала она, когда молчание грозило затянуться, и, сунув тарелки Клэр, неуклюже вышла из комнаты.

Клэр отметила, что Питер заметно приуныл; его озадачило замешательство Сузи.

Неудивительно, что после этой сцены за ужином царила натянутая обстановка. Сузи не проронила ни слова. Мужчины с подчеркнутым интересом обсуждали дела на ранчо. Клэр же сгорала от любопытства; если бы Сузи и Питер были примерно одного возраста, она бы заподозрила несчастную любовь, но Питеру на вид было столько же лет, сколько Тони – тридцать пять-тридцать шесть. Клэр решила, что Тони вряд ли приветствовал бы любовные отношения между своей девятнадцатилетней сестрой и другом. Тогда какого же рода были эти отношения?

Решит ли она эту загадку?

Сузанн ушла сразу после обеда, сославшись на усталость. Но Клэр готова была поспорить на свой недельный заработок, что девушка хотела поскорее скрыться от Питера, а вовсе не спешила в объятия Морфея.

Погруженная в свои мысли, Клэр убиралась после ужина. Мужчины пошли в конюшню посмотреть кобылу, которая должна была жеребиться. Уходя, они похвалили Клэр за ужин, но даже без их комплиментов Клэр знала, что угодила им, – каждый попросил добавку спагетти и тефтелей.

Как хорошо здесь, думала Клэр, закрывая посудомоечную машину. Она не сразу включила ее, наслаждаясь тишиной в большом старом доме, – ни шума автомобилей, ни звука телевизора или радио от соседей, только стрекотание сверчков.

С легкой улыбкой она включила машину, и тишину нарушило мерное гудение. Она хотела работать на ранчо не только из-за Тони Олдуса, хотя не стала бы отрицать, что он главная причина. Здесь она упивалась миром и спокойствием, возможностью побыть наедине с собой и подумать о жизни.

Наведя на кухне идеальный порядок, Клэр прошла через столовую к лестнице. Она устала и подумала было подняться в свою комнату, принять душ и лечь спать. Но вместо этого открыла входную дверь и вышла на широкое крыльцо.

Девушка глубоко вдохнула и выдохнула, словно избавляясь от тягот городской жизни, казавшейся ей еще совсем недавно нормальной. Прожив год в Сиэтле, она уже привыкла к кисловатому привкусу смога. А здесь было все по-другому! Клэр закрыла глаза от наслаждения. Удивительно, воздух здесь имел вкус – вкус горных ручьев, высоких трав, полыни, тополей, необъятных просторов и бескрайнего неба.

– Здорово, да?

Клэр вздрогнула от неожиданности и испуганно открыла глаза: перед ней у крыльца стоял Питер.

– Я не слышала, как вы подошли, – пробормотала в смущении Клэр.

– Простите, буду ходить так, чтобы было слышно.

– Я так привыкла к городскому шуму, что воспринимаю звуки только на уровне сирены, – пошутила она. – Я думала, вы осматриваете кобылу.

– Она решила день-два подождать. – Питер легко поднялся по ступенькам и встал рядом с ней. – Тони сейчас подойдет, – добавил он, видя, что она вглядывается в глубь двора.

Клэр постаралась как можно равнодушнее пожать плечами, мол, ее совсем не интересует, где Тони Олдус. Она мечтала, чтобы это так и было.

– Вы из этих краев? – поинтересовалась она.

– Да, родился и вырос в нескольких километрах севернее. – Он кивнул в ту сторону. – Ранчо моего отца граничит с ранчо Олдуса.

Клэр открыла было рот, чтобы спросить, почему он работает в «Керли-лайн», а не у отца, но сдержалась. Не ее это дело.

– Мы с отцом не ладим, – сказал Питер, словно угадав ее мысли. – В прошлый раз он грозился пристрелить меня, если я опять попадусь ему на глаза.

Он старался говорить небрежным тоном, но Клэр почувствовала скрытую боль в его словах, которая была так понятна ей самой: долгие годы ее мучил вопрос, в чем она провинилась перед родителями, которые отвернулись от нее. И только недавно поняла, что восьмилетний ребенок не может быть ни в чем виноват, виноваты только родители, бросившие его.

– Все далеко не так просто, как в сериале «Семейство Муров», – грустно заметила она.

– А жаль. Представьте, как было бы здорово, если бы все проблемы решались за полчаса и оставалось бы еще время на рекламу.

– Самой серьезной была бы проблема, одолжит ли вам отец машину по случаю предстоящей вечеринки.

Питер засмеялся и добавил:

– Или будет ли готов бордовый костюм к вашему свиданию.

– Огромная проблема!

В это время Тони вышел из сарая и увидел, как они смеются. Красивая парочка – Питер наклонился к Клэр, светлые волосы, как нимб, окружали лица обоих, так что они напоминали картинки с ангелами в детских книжках. Это зрелище почему-то разозлило его.

Когда Тони подошел к крыльцу, смех затих, и это отчасти обрадовало его. Конечно же, ему совершенно наплевать, с кем смеется эта девица. Но уже поздно, он устал, и их идиотское веселье действует ему на нервы.

– Мы обсуждали, как решаются проблемы в «Семействе Муров», – решил пояснить Питер.

Господи, они обсуждали телесериал двадцатилетней давности! Тони не без иронии посмотрел на своего приятеля.

– Да, ведь он учит, как надо жить, – притворяясь серьезным, ответил Питер. – Как и программы «Ослепленные любовью» и «Жизнь холостяка».

– Не забудь «Я не кукла», – сухо добавил Тони, – правда, там был хоть какой-то смысл.

– Точно, протест против жестокого насилия. – Питер многозначительно покачал головой, изображая всезнайку-профессора.

– А мне всегда хотелось морщить нос, как Кристина в «Побежденном», – задумчиво произнесла Клэр.

– Такой красивой женщине, как вы, не надо морщить нос, чтобы очаровать, – с убийственной галантностью сказал Питер.

Клэр засмеялась.

– Такой лестью вы добьетесь чего угодно.

– Я рассчитываю всего лишь на кусок орехового пирога, который вы пекли к обеду.

Питер рассмешил Клэр, он был очаровательным собеседником, и раньше это не волновало Тони. Почему же он забеспокоился сейчас?

– Мне кажется, осталось как раз два кусочка. – Клэр направилась на кухню, и Питер последовал было за ней, но вмешался Тони.

– Уже поздно, – резко проговорил он. Питер и Клэр с удивлением посмотрели на него. Таращатся, будто столб заговорил, мрачно подумал Тони.

– Время-то еще детское, – неуверенно возразил Питер.

– На ранчо день начинается рано, – холодно заметил Тони, не обращая внимания на улыбку Питера. – Возможно, надо будет кое-что доделать. – Эти слова, произнесенные официальным тоном работодателя, были обращены к растерявшейся Клэр.

Девушка уже все сделала и прекрасно поняла, что имел в виду Тони: домработнице непозволительно любезничать с гостями дома, в котором она служит. Тони не показался ей снобом, однако все могло быть.

– Да, пожалуй, поздновато, – покорно согласился Питер. – Я съем пирог утром на завтрак.

– Думаю, не очень полезно для здоровья начинать день с пирога. – Клэр не могла удержаться от улыбки.

– Приготовление завтрака не входит в ваши обязанности, – резко вставил Тони.

Питер улыбнулся еще шире.

– Ну, я отрежу кусочек.

– Отрежь. – Тони внимательно посмотрел на него.

Клэр не понимала, что происходит между ними. Наверное, она присутствовала при одном из тех странных мужских разговоров, понять которые женщинам было не дано. Она пожала плечами и, пожелав обоим спокойной ночи, вошла в дом.

Только теперь Клэр почувствовала, что страшно устала. Она мечтала принять теплую ванну, потом свернуться калачиком под одеялом и немного почитать. В Колби она купила книгу по истории Канзаса – края, где она, по непонятным причинам, чувствовала себя как дома.

Перед тем как подняться наверх, Клэр зашла на кухню проверить, вынула ли она мясо из холодильника. В доме Тони был заведен порядок: завтракал каждый сам, так что ей надо было готовить только для Сузи и себя. И только ужинали все вместе. Она решила, что это, наверное, к лучшему, ведь присутствие Тони ужасно действовало на ее нервную систему и лишало всякого аппетита.

Убедившись, что на кухне все готово к завтрашнему дню, Клэр выключила свет и вышла. Она уже шагнула на лестницу, но в этот момент открылась входная дверь. По спине девушки пробежал холодок еще до того, как она повернулась и встретилась взглядом с Тони. Она надеялась, что он не заметит, как дрожат ее губы.

– Я собиралась идти спать, – пролепетала она, чувствуя, что нужно нарушить возникшую тишину.

– Думаю присоединиться к вам.

Клэр чуть не задохнулась. Присоединиться к ней? В постели? Она с ужасом посмотрела на него.

– Присоединиться? – повторила она звенящим голосом.

– Наверху, – пояснил он и закрыл дверь. В его зажатой ладони оказался фонарик. – Тоже пойду спать.

Конечно, он только это имел в виду, корила она себя. Я чувствую облегчение, а не разочарование. Я ни капельки не разочарована.

– Вы не закрыли дверь, – заметила она.

– Вряд ли воры поедут в такую даль. Кроме того, им придется проходить мимо сторожки, а Питер спит очень чутко.

– Питер спит в сторожке? – Клэр старалась выровнять дыхание.

– Ему так нравится.

– О! – спустя мгновение выдавила она.

Тони остановился у лестницы; Клэр стояла выше, но их лица оказались на одном уровне. Она вглядывалась в незнакомую зеленую глубину глаз. Если чуть наклониться вперед…

Ее глаза как дым, как сумерки, подумал Тони, бледно-голубые, с серой каемкой. Взгляд его скользнул по мягкой линии губ и остановился на тонкой шее там, где учащенно пульсировала жилка. Прикоснуться бы к ней губами, а потом спуститься ниже к вырезу блузки…

Ее рот приоткрылся, словно ей стало трудно дышать. Если немного податься вперед, он мог бы узнать, каковы на вкус ее губы.

Как она близко!

Вдруг она развернулась и пошла наверх. Не в силах пошевелиться, почти не дыша, он судорожно вцепился в перила. Что с ним случилось? Ведь даже к бывшей жене он не испытывал подобных чувств, хотя считал, что любил ее.

Хорошо, что она стала подниматься, иначе он бы ее поцеловал, а после поцелуя расправился бы с ней, как сексуальный маньяк, прямо на ступеньках. Слава Богу, что этого не произошло! Но в то же время он чувствовал разочарование.

Черт возьми! Неужели он отступит?!

Тони без труда нагнал ее на втором этаже. Она посмотрела на него настороженно и понимающе одновременно. Увы, они легко читали мысли друг друга.

Он проследил за ее взглядом по направлению к комнате Сузи – она думала, что его комната находится рядом. Но он кивнул в противоположную сторону дома; он понял, что она удивилась, – ее комната рядом с его? – но ничего не сказала, а пошла дальше по коридору.

От нее пахло свежим хлебом и цветами. Странно, но это сочетание показалось ему очень эротичным, хотя, что говорить – все, связанное с Клэр Хилз, эротично, по крайней мере, для него. Он жалел, что отвел ей комнату в этой половине дома, ведь рядом с комнатой сестры есть отличная спальня для гостей. Сможет ли он теперь заснуть, зная, что она находится всего лишь в нескольких метрах от него?

Его комната напротив моей? – Сердце Клэр бешено колотилось. Тони раскрыл дверь, и она рассмотрела гладкий дубовый пол и угол деревянной кровати.

– Это… ваша комната? – Ей не хотелось, чтобы он заметил, как дрожит ее голос.

– М-да. – Тони кивнул и посмотрел на Клэр, как волк на Красную шапочку, прежде чем проглотить ее. – Если что понадобится, только свистните.

Его тон был шутливым, но взгляд красноречиво говорил о том, что он бы не возражал, если бы его позвали.

– Да, но вряд ли мне что-то понадобится. – Голос предательски дрожал. – Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Почему же ее бросает в дрожь от самых простых его слов, в отчаянии думала Клэр. Открывая дверь, она чувствовала, что он смотрит на нее, и, не в силах сопротивляться, обернулась. Глаза их встретились лишь на мгновение, и ей показалось, между ними проскочила искра.

Девушка поспешно закрыла дверь и бессильно прислонилась к ней; колени дрожали, она задыхалась, словно поднялась на двадцать маршей.


предыдущая глава | Выстраданное счастье | cледующая глава