home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

К вечеру гроза все еще не разразилась. Темные тучи висели над горами и будто прижимали горячий воздух к земле, не давая нормально дышать. Порывистый ветер поднимал клубы пыли и шелестел в кронах огромных вязов, окружавших дом.

За ужином разговаривали мало. В присутствии Питера Сузи, как всегда, молчала. Клэр заметила, как она несколько раз в смятении посмотрела на него. Питер, чувствуя ее взгляд, пытался перехватить его, но она всякий раз поспешно отводила глаза. Питер не мог скрыть огорчения.

Клэр подумала было, что неплохо бы разобраться, что же происходило между ними, но не могла сосредоточиться. Сейчас она не могла ни на чем сосредоточиться. Мысли, подобно кузнечикам, перескакивали с одного предмета на другой.

Она чувствовала взгляд Тони, сидевшего во главе стола, но старательно избегала его, боясь выдать свои чувства. Она все еще была под впечатлением сцены у загона и обрадовалась, что сразу после ужина он отправился в свой кабинет.

Клэр убрала на кухне, кое-что приготовила на завтра, но беспокойство не покидало ее. Сузи сидела перед телевизором в гостиной, но у Клэр не было настроения смотреть развлекательные программы. Пожелав спокойной ночи, она поднялась к себе наверх. Проходя мимо кабинета, Клэр заметила полоску света, пробивающуюся под дверью.

Читать у нее тоже не было настроения, поэтому она решила принять душ и долго стояла под прохладной струей воды. Когда она вышла из душа, наконец-то началась гроза, пошел дождь. Но ни гроза, ни душ не принесли облегчения.

Надев белую хлопчатобумажную ночную рубашку до колен, она долго расчесывала волосы. Потом подошла к окну и стала наблюдать за струями дождя. Сколько она так простояла? Должно быть очень долго, но сон не приходил к ней, какое-то смутное волнение владело душой Клэр.

Тони смотрел на дождь из окна своей спальни. Жизнь на ранчо во многом зависела от погоды. Хотя «Керли-лайн» повезло: здесь было два источника воды, не иссякающие уже около ста лет. Обильные дожди давали сочную траву, а сочная трава – это тучный скот и высокие цены на рынке.

Но Тони вовсе не размышлял о ценах на скот или сочной траве. Мысли были не о хозяйстве, а о доме. Вернее, о том, что творилось в комнате напротив. Через коридор.

Спала ли Клэр? Или просто лежала, прислушиваясь к шуму дождя? Думала ли о нем? Сегодня днем он чуть не потерял голову. Если бы не палящее солнце и глазеющие на него ковбои, он бы взял ее тогда. Довольно переживаний, холодных душей, ожидания.

Он сказал, что решение остается за ней, что не будет торопить. Какой же он кретин! Она хочет его. Он чувствовал это, как сейчас чувствовал сладковатый, отдающий плесенью запах земли, пропитавшейся дождем. Она может принадлежать ему сегодня ночью. Ему стоит только пересечь коридор – и…

Но он пообещал. Он еще не был готов нарушить обещание. Раздражение нарастало: если он допускает мысль, что может не сдержать слова, то насколько же сильно его желание? Если бы он не хотел ее так страстно!

Прерии осветила молния: Тони автоматически посчитал секунды до раската грома. Около двадцати километров. Скоро достигнет ранчо, будет много…

Он услышал слабый шорох, и по плечам пробежал холодок. Она была здесь, вошла одновременно с раскатом грома, и он не слышал, как открылась дверь. Но ему не надо было слышать или даже видеть ее. Он нутром ощущал ее присутствие.

Тони медленно обернулся. В комнате горел только ночник у кровати, но глаза его без труда различили ее белую рубашку и светлые полосы на фоне темного дерева.

Клэр стояла неподвижно, закусив нижнюю губу и затаив дыхание, и он понял, чего ей стоило войти сюда, к нему. Но вот она порывисто вздохнула, когда сверкнувшая в окне молния осветила полуобнаженную фигуру Тони.

Ударил гром и, прежде чем стихли его раскаты, он уже держал ее в объятиях, неистово прижимая к себе, предупреждая ее испуганный вскрик поцелуем. Тело Клэр стало как воск в его руках – мягким, податливым. Тони оторвал ее от пола, впился поцелуем в губы, словно хотел выпить ее. Она почти задыхалась, перебирая пальцами его волосы, выгибая спину, чтобы плотнее приникнуть к нему. Он понес ее к кровати, пылко прижимая ее бедра к себе.

Молния сверкнула еще раз, совсем рядом, раскаты грома раздались прямо над ними и заглушили бешеное биение сердца Тони и удивленный крик Клэр, когда он, раздвинув ей ноги, прижался к ней возбужденной плотью.

Он двигал бедрами вперед и назад, доставляя сладостную пытку им обоим. Клэр запрокинула голову, из горла вырвались стоны, тонкая ткань рубашки натянулась на ее груди. Это показалось Тони безумно эротичным – быть на пороге полного слияния и видеть ее в глухой белой рубашке.

Он почувствовал ее колено на своем бедре, слегка приподнял ее и тут же ощутил, как она задрожала. Ликование наполнило все его существо – он предчувствовал, что она способна разделить с ним страсть.

Клэр в беспамятстве повторяла его имя, прижимаясь затвердевшими сосками к его груди. Он хотел ласкать и целовать такое желанное нежное тело, медленно довести ее до высот блаженства и услышать крики восторга.

Позже, пообещал себе Тони. Позже у них еще будет время, а сейчас нужно утолить страсть, снедающую их обоих.

Он схватил ее руку и поднес к своей напряженной плоти. В темноте он увидел, как распахнулись глаза Клэр, когда тонкие пальцы робко коснулись ее. Он и сам был потрясен: никогда раньше одного-единственного прикосновения не было достаточно для того, чтобы породить столь сладостное ощущение.

Она колебалась одно мгновение, после чего устремилась навстречу ему и его желанию, и он подумал, что умрет от счастья, чувствуя, как она уступает его натиску.

Тепло и влага окутали его. Он закрыл глаза и стиснул зубы, все глубже погружаясь в ее лоно. Оно было маленьким и тесным, словно никто до него еще не познал ее. Догадка пронзила его и, открыв глаза, все еще не веря, он устремил на Клэр вопрошающий взгляд. В ответном взгляде Тони прочел нерешительность и страх.

– Ты девушка… – Эти слова прозвучали как утверждение.

– Неважно. – Ноготки вонзились в его крепкие ягодицы. – Не останавливайся, – в исступлении шептала она. – Пожалуйста, Тони, не останавливайся.

– Остановиться? – Его смешок был похож на стон. – Черт, ты думаешь, я способен сейчас на такое?

Она чувствовала, как перекатываются крепкие мускулы под гладкой кожей, как щекочут жесткие волосы на груди ее нежную грудь, как его энергия все больше заполняет ее.

Неожиданно ее обуял чисто женский страх: она испугалась его силы, власти. В какое-то мгновение Клэр готова была сказать ему, что передумала, выскользнуть из этой большой кровати и скрыться в своей комнате. Но была не в силах остановиться, не изведав, что же ждет ее в конце пути, на который она вступила, поддавшись зову плоти, вопреки доводам рассудка.

– Пожалуйста, – прошептала Клэр, едва соображая, о чем просит.

Пораженный ее просьбой, Тони неожиданно замер, и когда она со стоном выгнулась ему навстречу, из его груди вырвался низкий гортанный звук.

– Расслабься. – Шум дождя за окном заглушил его шепот. – Не надо торопиться.

Легко сказать расслабься. Тони переплел свои пальцы с пальцами Клэр и прижал ее руки к подушке над головой.

– Посмотри на меня, – опять раздался хриплый голос у самого уха Клэр.

Она больше ничего и не могла видеть, кроме этих сияющих в тусклом свете ночника зеленых глаз. Ей казалось, что она тонет в них, как в бездонном океане.

Неотрывно глядя на нее, держа ее за руки, Тони выгнулся и одним мощным толчком закончил соитие, словно заполнив собой все ее существо. Клэр задохнулась.

Она всегда считала, что никакого таинства в любовном единении мужчины и женщины нет, считала, что знает, как должно все происходить и что ей предстоит пережить. Но оказалось, она ошиблась.

Клэр никак не ожидала этого невероятно сладостного чувства слияния – ее тело принимало Тони и безраздельно подчинялось ему. Со стонами радости она выгибалась под ним, стараясь и освободиться от него и принять еще глубже. Тони издавал низкие хриплые звуки сквозь сжатые зубы, вновь и вновь погружаясь в ее тепло и влагу. Клэр судорожно вздохнула, когда он снова склонился к ней. Веки дрогнули, глаза открылись, и он прочел в них наслаждение и восторг. Тони приник к ее губам, скорее осязая, чем слыша ее тихие сладостные стоны. Гроза подошла к самому дому, и звук дождя напоминал рев. Или это кровь стучала в его висках?

Одна за другой сверкали молнии, освещая обнаженные фигуры на широкой постели. В приоткрытые окна проникали запахи влажной земли, смешиваясь с мускусным запахом любви. Тони старался приспособить движения своего крепкого тела к движениям Клэр.

Напряжение внутри нее нарастало с каждым толчком, ей казалось, что она вот-вот взорвется. Наслаждение было столь жгучим, что граничило с болью. Тони приподнял ее за ягодицы и направил навстречу своим движениям, управляя ритмом, давая то, что она хотела.

Ночную тьму за окном одна за другой прорезали вспышки молнии. В их ослепительном синевато-белом свете Клэр увидела перед собой лицо Тони – резко очерченные скулы, горящие зеленые глаза. Внезапно напряжение отпустило ее, и волны блаженства захлестнули Клэр целиком.

Сильнейший удар грома сотряс дом, казалось, рушились перекрытия над их головами, но Клэр было сейчас все равно. Она инстинктивно сжала коленями его бедра, желая продлить их единение. Тони задрожал в ее объятиях, и его хриплый стон заглушил для нее звуки грозы.

Прошло много времени, прежде чем Тони отстранился от Клэр. Она что-то невнятно пробормотала и инстинктивно вцепилась в его плечи.

– Я не ухожу, – прошептал он, удивляясь, что смог построить целую фразу.

У него наверняка что-то случилось с головой после этих бурных сцен. Но он действительно не ушел, а снова обнял Клэр и прижал к себе.

Они молча лежали рядом, прислушиваясь к шуму грозы за окном, которая, казалось, ни в какое сравнение ни шла с той бурей страстей, что разыгралась между ними. Тони погладил влажные золотистые завитки на лбу Клэр и с удивлением заметил, что его руки дрожат.

Он был потрясен силой пережитых эмоций. Никогда раньше он не испытывал ничего похожего. Впрочем, Тони оставил эту мысль, боясь, что она заведет его слишком далеко.

– Тебе хорошо? – шепнул он.

Клэр кивнула, не отрывая головы от его плеча, рассеянно гладя его широкую грудь.

– Почему ты выбрала именно меня? – спросил Тони и почувствовал, как она напряглась. Да, быть может, ему не стоило задавать этот вопрос, но по мере того, как рассеивался любовный туман, ему не терпелось узнать все в подробностях.

Клэр поняла, что имеет в виду Тони, и знала, что ее ответ важен для него. Но что могла она ему сказать? Что, кажется, влюблена в него? Вряд ли это открытие произведет на Тони какое-нибудь впечатление. Вообще, ее чувства, похоже, мало волновали его. Им было хорошо в постели – этого вполне достаточно.

– Ты забавный, – наконец произнесла она, довольная, что он не видит ее глаз.

– Забавный? – переспросил он. Что ж, он должен быть доволен – слава Богу, она не объявила, что любит его. Он не терпел подобных признаний. Ему приходилось их выслушивать, а потом убеждаться, насколько они пусты. Его порадовало, что Клэр не стала эмоционально красочно изображать их отношения.

Но все же «забавный» казалось ему недостаточно веской причиной для двадцатипятилетней девственницы, чтобы решиться лечь в постель с мужчиной. Тони почувствовал легкое разочарование.

Но какое ему дело до ее выбора! До тех пор, пока она не ждет от него больше того, что он может дать, ему это должно быть безразлично. Совершенно безразлично.

Ее пальцы нашли сосок в завитках волос на груди мужчины и – невероятно! – Тони почувствовал возбуждение, которое мгновенно передалось и Клэр.

Она засмеялась, и от ее низкого горлового смеха кровь в жилах побежала быстрее: Внезапно он повернул ее и положил на себя, она перевела дыхание и шевельнулась, привыкая к новому положению.

Она прижималась к нему гибким телом, вызывая безумное желание. Ведь только что они неистово занимались любовью, а он сейчас хотел ее так, будто многие месяцы не был с женщиной. Целуя шею Клэр, он скользил руками по ее телу, ощущая тяжесть груди, бархатистость кожи.

– Если бы я знала, что это так чудесно, я бы не ждала так долго. – Она была наверху блаженства от его ласк.

Тони положил ладонь ей на спину, прижимая теснее к себе. Ему бы не понравилось, если бы Клэр была с кем-нибудь еще, а не с ним – в прошлом или будущем. Он хотел, чтобы она принадлежала ему, и только ему, и даже в мыслях не смела помышлять о другом мужчине.

Но тут опять раздался чувственный смех Клэр, и Тони, окончательно потеряв голову, решил ни о чем не думать и не терять времени даром.


Клэр собралась насыпать кофе в кофеварку, но руки так дрожали, что она отложила ложку и, опершись на край разделочного стола, глубоко вздохнула. Не будь идиоткой, ругала она себя, стараясь сосредоточиться. Что из того, что она увидит Тони за завтраком? Это происходит каждый день с того момента, как она приехала в «Керли-лайн».

Но в это утро он был не просто ее работодателем – он был ее любовником. Она перевела дыхание и закрыла глаза. Глупо так нервничать. Вчера, когда она шла в его спальню, она была более спокойна.

Может, ей не стоило пробираться в свою комнату в серой предрассветной мгле? Если бы она осталась в его постели, проснулась рядом с ним, их первая утренняя встреча была бы уже позади, и она не дрожала бы сейчас как осиновый лист, думая о нем.

Пробудившись от глубокого сна, Клэр прислушивалась к ровному дыханию Тони, удивляясь новому, доныне не изведанному чувству, и вдруг ощутила невыразимое смущение от того, что лежит рядом с мужчиной. Ты же занималась с ним любовью, подтрунивала она над собой, но это не помогло. Она тихо встала с постели, надела рубашку и юркнула в свою комнату.

Не стоило подниматься так рано, пожалела она. Ведь Тони говорил, что готовить завтрак не входит в ее обязанности. Вот и надо было вспомнить об этом и остаться в постели.

Охваченная смущающими душу сомнениями, Клэр услышала, как вошел Тони, только когда стук его каблуков раздался прямо за спиной. Она не успела и охнуть, как он обнял ее за талию и повернул к себе. В его зеленых глазах светилась лукавая улыбка, он наклонился и поцеловал ее.

Клэр была в замешательстве лишь мгновение. Мягкие усы щекотали, язык раздвигал губы, и она стала привычно таять в его объятиях, забыв обо всем на свете – что они стоят посередине кухни, что в любую минуту может войти Сузи или кто-то еще. Клэр ощущала только крепкие руки Тони, его сильное мускулистое тело, прижатое к ней, и вкус поцелуя на губах.

Неизвестно, как долго длился этот поцелуй. Когда Тони поднял голову, Клэр, слегка покачнувшись, затуманенным взором заглянула ему в глаза.

– Доброе утро, – улыбнулся он.

Сторонний наблюдатель решил бы, что объятия оставили Тони равнодушным, но Клэр, слыша биение его сердца, знала, что это далеко не так.

– Доброе утро. – Она удивилась, услышав свой ровный голос, ведь руки Тони скользили по ее спине и каждая частичка ее тела отзывалась на эти прикосновения.

– Что будет на завтрак?

– Хочу сделать блины…

Она ахнула, когда он обхватил ее ягодицы и оторвал от пола.

– Отлично!

Поскольку он целовал ее шею, трудно было определить, к чему относится это замечание.

Запрокинув голову, Клэр взъерошила густые темные волосы Тони, а он целовал уже ее подбородок, ямочку у ключицы, где неистово билась жилка.

Она изнемогала в его объятиях, и, когда он опустил ее на пол, ему пришлось поддержать ее, так как Клэр сама не в силах была устоять на ногах. Тони выдвинул стул и помог ей сесть, а потом вдруг быстро и крепко поцеловал, прошептав: «Закончим вечером».

Не дожидаясь ответа, он повернулся к столику и насыпал наконец кофе в кофеварку. Сердце Клэр бешено колотилось: как далеко до вечера!


предыдущая глава | Выстраданное счастье | cледующая глава