home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ХИТРЫЙ БОГОМАЗ

Приехал богомаз в хутор. Поп в сторожку его поместил. Там он начал малевать святых угодников. Малюет себе помаленьку, посвистывает, песенки веселые распевает. Не заметил, как к нему в сторожку зашла поповская дочка. Стоит, глядит, как он не торопясь рисует святой лик. Стояла-стояла, кашлянула легонько улыбнулась, спросила:

– Вы одних только святых малюете? Богомаз засмеялся, кисть бросил в сторону:

– Нет, кого хочешь нарисую!

– Ну, а вот меня бы?

Богомаз поглядел на нее: девица стройная, круглолицая, краснощекая.

– Можно, – говорит. – Ты здорово смахиваешь на святую великомученицу Варвару.

Сладился богомаз с поповой дочкой за три рубля и к вечеру выполнил работу. Стоит святая великомученица Варвара – вылитая попова дочка.

Дня не прошло, как об этом поповская дочь рассказала брату. Он и пришел к богомазу, говорит:

– Ты сестру в виде великомученицы Варвары изобразил, а каким святым меня намалюешь?

– Тебя, – говорит богомаз, – святым Георгием-Победоносцем. Ты ликом на него схож.

– Что ты, – удивляется поповский сын, – Георгия-Победоносца на всех иконах рисуют русым, а я, видишь сам, из чернявых.

Богомаз ему в ответ:

– Ничего, пройдет, каким нарисую, на такого и будут молиться, ведь никто и никогда его не видел.

Сошелся с ним богомаз тоже на трех рублях.

Через полдня поповский сын изображен был на иконе, как Георгий-Победоносец, на рыжем коне. Конь взвился на дыбы, поповский сын колет длинною пикой зеленую змею.

Узнала об этом попадья. Пришла в сторожку. Смотрит, вздыхает, умиляется. Поближе к богомазу подошла, начала просить:

– Ты нарисовал бы меня святой мученицей Прасковией Пятницей.

Богомаз подумал, пожал плечами, сказал нехотя:

– Так и быть, намалюю за десять рублей. Попадья долго с ним рядилась, наконец сошлись на пяти рублях. Вскоре нарисовал богомаз и попадью святою мученицей.

В сторожку зашел как-то поп. На иконы поглядел, узнал дочку, сынка и попадью. Соблазнился. Захотелось и самому покрасоваться в образе святого, говорит богомазу:

– Слышал, что ты будешь скоро писать икону «Тайная вечеря».

– Скоро, а что?

– Так ты там изобразил бы меня Христом или хотя бы апостолом.

– Ладно, – соглашается богомаз, – только за это мне, батюшка, заплатите двадцать пять рублей.

– Заплачу. Как нарисуешь – денежки в руки, держать часу не буду.

Постарался богомаз, изобразил попа в виде Христа. Поп посмотрел, похвалил и заторопился служить вечерню. Богомаз промолчал про деньги, думал, что поп зайдет после вечерни и отдаст. Вечерня отошла, а попа нет как нет. День прошел, другой, неделя – поп глаз не кажет. Богомаз к нему тогда пошел, говорит:

– Батюшка, работу мою ты хвалил, да видно забыл заплатить за нее.

Поп рассмеялся.

– За такое дело тебе господь-бог воздаст своею милостью, а я, так и быть, за твое здравие отслужу молебен.

Долго богомаз и спорил, и бранился с попом, но так ни с чем ушел от него.

Вскоре богомаз закончил свою работу. Плотники собрали иконостас и до освящения закрыли пологом. Освятить его приехал сам архиерей. На такое торжество весь хутор собрался. С иконостаса сняли полог – да все так и ахнули: на иконе «Тайная вечеря» вместо Иуды-предателя поп намалеван, рыжий да косматый, страшный-престрашный. Стоят все, на икону глядят, даются диву, а кое-кто потихоньку в кулак посмеивается. Поп же чуть ума не решился, из церкви хватил, по хутору бежит, орет:

– Покараю, анафеме и бичеванию предам!

Но богомаза нигде не сыскали, он давным-давно уже укатил из хутора.


ЗЕРКАЛО | Казачьи сказки | ГЛУПЫЙ БАРИН И ХИТРОУМНЫЙ КАЗАК