home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Боевик

Сердце боевика-рикса – если можно это назвать сердцем – скорее напоминало турбину, чем насос. В груди у нее вращались два удлиненных винта: один венозный, второй артериальный – и гоняли жизненную жидкость по ее телу с нечеловечески высокой скоростью и при этом невероятно равномерно. Жидкость разносила по телу кислород и питательные вещества, но не являлась, в строгом смысле, кровью. Она служила и тем целям, которые выполняет лимфа, и разносила по организму наноустройства от тысяч лимфатических узлов, расположенных вдоль артерий. Вещество, протекавшее по сосудам рикса, однако, не имело никакого отношения к иммунной системе. Оно не содержало белых кровяных клеток – лейкоцитов. Их функции уже много веков назад были переданы целой популяции органов, рассеянных по всему организму и размерами не превышающих рисового зернышка. Выработка же самих этих органов осуществлялась небольшими машинами, спрятанными в костном мозге, а костный мозг лежал внутри прочных, как авиационная сталь, но при этом легких, как у птицы, костей.

Между тем в жизненной жидкости содержалось довольно много железа, и она окрашивалась в красный цвет, окисляясь на воздухе, – то есть, когда проливалась. Вот как раз этого и старалась избежать рикс в данный момент – потери жизненной жидкости.

Она забилась в пространство, более тесное, чем обычный спальный мешок. Обычно тут хранили робота-уборщика. Рикс быстро и ловко разобрала предыдущего «жильца» этой ниши на части. Она очень надеялась на то, что разбросанные по полу детали не подскажут преследователям, где именно она укрылась. Затем она втиснулась в нишу, сложив руки и ноги под острыми углами, отчего стала похожей на игрушку-оригами. Судя по сообщениям, которые все время отправлял риксу Александр – невидимый и вездесущий доброжелатель, – местная полиция разыскивала ее с помощью звуковых «сачков». Эти приспособления были сконструированы для выявления беглых преступников, а сам поиск осуществлялся на основе равномерного, неостановимого, красноречивого ритма человечества – сердцебиения.

Видимо, никто не подсказал местным умникам, что у нее, боевика-рикса, сердцебиения нет.

Крошечная турбинка урчала у нее в груди. Она издавала инфразвуковое шипение, лишенное ритма и вибрации. Нервные операторы поисковых установок в туфлях на мягких подошвах проходили мимо убежища рикса, но ее не замечали.

Боевик-рикс, иначе – х_рд, в конце концов нашла приют в здании, которое на местном языке именовалось «библиотекой». Это учреждение служило пунктом распределения нужных данных, той информации, которую нельзя было потребить из общественной инфоструктуры. Корпоративные секреты, технические патенты, личные медицинские записи, кое-какие эротические стихи и изображения, которые можно получить лишь за определенную плату, – все это было сосредоточено здесь и доступно только тем, кто имел особые – настоящие, а не виртуальные ключи, тотемы владельцев информации. Александр привел х_рд сюда, помог пробиться по многолюдному городу, кишевшему полицейскими и милиционерами, где попадались и имперские десантники, – и все они искали ее. Путь до библиотеки составил километров сто, не меньше, и все это время Александр заботливо вел х_рд вперед, оберегал ее от всех опасностей. Он был могущественным союзником, а даже один-единственный боевик-рикс мог стать смертельно опасным для врагов. Местные силы правопорядка устроили из погони настоящий спектакль: эвакуировали жителей из домов, устраивали «зачистки», время от времени постреливали. Но их куда как больше интересовало самосохранение, нежели слава. А имперских десантников на весь город было менее сотни.

Рикс отсиживалась в библиотеке с нечеловеческим терпением. Семь часов она пролежала, свернувшись в клубок, в тесном шкафчике.

Здесь, в темноте и одиночестве, она испытывала странные ощущения. Всю жизнь х_рд провела в тесном кругу своих сестер, никогда не отлучаясь из группы сиблингов дольше, чем на несколько минут. Все пятнадцать прибывших на Легис-XV боевиков воспитывались вместе, вместе прошли курс тренировок и стали совершенными солдатами, и умереть, по идее, должны были вместе. Рикс не тосковала – это чувство ей, представительнице касты воинов, оставалось неведомо, но все же она по-своему оплакивала погибших сестер. Она одна уцелела во время этой самоубийственной операции и оказалась в сущем аду – металась по враждебной планете, как бродячий призрак незахороненного трупа. Только чувство долга перед новорожденным Александром удерживало ее от того, чтобы пойти в отчаянную, блестящую и отважную контратаку против превосходящих сил врагов и поскорее соединиться с сестрами, разделить их участь.

Наконец погоня ушла. Александр проложил длиннейшую цепочку ложных следов в виде разбитых систем мониторинга транспортных потоков, неожиданно сработавших пожарных сигнализаций, отключенных устройств безопасности. В итоге преследователи х_рд устремились к базе противовоздушной обороны на южной окраине города, а имперские войска принялись ее срочно укреплять. Александр ловко дирижировал обманными маневрами и уводил погоню, а х_рд сохраняла неподвижность. Пусть прихвостни Империи обороняют свою противовоздушную базу. Арсеналы планеты нисколько не интересовали гигантский сетевой разум. Его привлекала информация.

Александр выискивал тайны и секреты.

В металлическую дверцу шкафчика кто-то постучал. Это был отчетливый ритм военного языка риксов. Рикс выбралась из укрытия, мгновенно расправилась и приобрела человеческое обличье – ни дать ни взять, марионетка, которую потянули за ниточки и вытащили из коробки. Она обнаружила перед собой небольшого библиотечного дрона. Александр ни разу не передавал инструкции для рикса в узкочастотном диапазоне – она была несовместима с разумом, зародившимся в Империи. Гигантский сетевой разум управлял действиями боевика при помощи множества аватар – роботов-садовников, терминальных дисплеев, плата за пользование которыми осуществлялась в кредит, транспортной сигнализации, работавшей в режиме двоичных кодов. Дрон развернулся и направился вдоль по коридору библиотеки, все сотрудники которой были эвакуированы. По мере того как дрон набирал скорость, его единственное резиновое колесико начало по-мышиному попискивать. Х_рд, прихрамывая на одну ногу, поспешила следом за дроном. После долгого пребывания в сложенном состоянии в тесном шкафчике то, что у людей мы назвали бы кровообращением, возвращалось к риксу с болезненным покалыванием. Библиотечный дрон двигался вперед чуть быстрее, чем хотелось бы риксу, а писк его колесика был сущей пыткой для ее высокочастотного слуха. Х_рд испытывала что-то вроде искушения дать пинка маленькой машинке, хотя та и была посланником ее божества. Семь часов, проведенные в шкафчике, показались риксу невыносимо долгими – все-таки она, как и прочие ее сородичи, была не до конца лишена эмоций.

Дрон-библиотекарь привел х_рд к лестнице и проворно покатился вниз по витому пандусу. Рикс заковыляла следом за ним. Они спустились на глубокий подземный уровень библиотеки – помещение с низкими потолками и узкими коридорами, вдоль стен которых штабелями лежали блоки с записанными данными. Тусклое красноватое освещение вполне устраивало фоточувствительные «глаза» дрона. За время долгого спуска по лестнице онемение в ноге у рикс прошло, и теперь она быстро и смело шла следом за попискивающим дроном. В темном углу полуподвала, куда дрон проник через тяжеленную стальную дверь, и где пахло затхлостью, хотя было очень чисто, дрон остановился и выпустил щуп со штекером на конце. Этим щупом он деликатно постучал по герметичной дверце стального сейфа, снабженной значками фракталов безопасности и «иконкой», обозначавшей медицинские данные. Х_рд неплохо разбиралась в имперской военной иконографии.

Х_рд подняла бластер и вывела его в режим лазерной резки. Раскаленным добела лучом она прошлась вдоль плотного плетения фрактала безопасности, спалив тем самым и провода контура, и металл.

Библиотечная система безопасности заметила это проникновение и разразилась вихрем сообщений в местную полицию, в Политический Аппарат, в летний и зимний дома главного библиотекаря. Все эти сообщения были перехвачены Александром. Он ответил на них официальными кодами процедуры сохранения. Эта часть библиотеки была предназначена для секретной документации уровня Политического Аппарата, но даже самая надежная система безопасности оказалась бессильна перед инфоструктурой всей планеты, попавшей в руки врагов. Александр на самом деле не был врагом – просто-напросто нежелательным аспектом личности. Из-за него, как при аутоиммунном заболевании, все защитные механизмы инфометрического организма ополчились против самих себя.

Как только система безопасности перестала возмущаться, дрон-библиотекарь стал терпеливо наблюдать за работой х_рд. Мало-помалу на полу возле сейфа образовалась аккуратная стопка листов металла. Около противопожарных датчиков на потолке клубился дымок. Дрон сунул свой щуп внутрь сейфа и начал поочередно прикасаться к одному блоку за другим в поисках едва уловимого запаха тех данных, что были ему нужны. Дрон искал секретную документацию по «поверенному» Императрицы, ключ, с помощью которого можно было бы расшифровать последние прижизненные записи.

По тоненькому стволу щупа дрона-библиотекаря потекли данные, и Александр улыбнулся, радуясь притоку новой информации. Здесь, на Легисе-XV, Александр был повелителем, он был воплощением данных. Какую бы тайну он ни вздумал найти, рано или поздно он этого добьется.

Очень скоро в его руках должно было появиться еще одно оружие.


Капитан | Вторжение в Империю | Сенатор