home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КОСТЯ И СЛАВИК

Домой шли вместе. Впереди, уже без ошейника, бежал Тузик. За ним шли Павлик и Валера. Вовка, поранивший ногу, сидел на плечах у дедушки. Олю нес на руках Карасев. Шествие замыкали Таня и две мамы. Солнце только-только поднялось. Ветер утих. К женщинам подошел Алексей Иванович и только хотел что-то сказать, как в это время Оля, озорно улыбаясь, сказала маме:

— Ты меня все милицией пугала, а она вот здесь! И ничего!

— За самовольный уход в лес вас всех наказать бы следовало, — ответил Михаил Петрович, — но так и быть — прощаем! Скажи спасибо своему Тузику. Это он вас нашел.

Оля устало улыбнулась и положила голову ему на плечо. И, уже засыпая, тихо проговорила:

— Тузик все может, если его хорошенько попросить. Он умненький.

— А я, честно говоря, не верил в вашу затею со щенком, — вмешался Алексей Иванович. — А получилось, как в пословице: мал золотник, да дорог. Молодец, Оля, твой Тузик! Честное слово, молодец!

Но Оля уже спала.

Впереди что-то зашелестело и слева, прямо на группу, вышел Костя. Остановился, изумленно оглядел всех, секунду помедлил и кинулся назад.

— Это Костя Бабкин! Это он! — в один голос закричали ребята.

— Костя, стой! — крикнул Карасев. — Все равно догоним.

Тот сбавил темп, но все еще бежал, словно решая, остановиться или бежать дальше.

— Хуже будет. Добром прошу, — еще раз крикнул Карасев.

Когда Костя остановился, Михаил Петрович отправил всех, кроме Павлика с Валеркой, домой и, обращаясь к Косте, сказал:

— А теперь веди к Славику.

— К какому Славику? Вы что? — испугался Костя.

— К Славику Белову.

— Не знаю я никаких Славок, никаких Беловых, — хорохорился Костя. — Думаете, если работаете в милиции, так имеете право обижать сироту.

— Артист. Посмотрите на него, какой талант пропадает. Как жалостно врет. А понять, что дурак, ума не хватает. Его другу Славке помощь во как нужна, — и Карасев провел ребром ладони по горлу, — а он в кусты. Помочь надо Славику, пока не поздно. Понял? — обратился он к Косте.

— А я, по-вашему, не помогаю? Третий месяц как угорелый мотаюсь, — скороговоркой выпалил Костя и виновато поднял глаза на Карасева. — Думаете, мне легко?

— Правда, мотаешься ты лихо. Об этом весь поселок говорит. Но я не вру. Славику, действительно, нужна помощь и притом срочная. Я при тебе ему все объясню. Иначе пройдет дней пять-шесть и его, раба божьего, возьмут здесь же, в берлоге, и как миленького увезут на «воронке».

— Так вы и про берлогу знаете?

— Я все, брат, знаю. Веди!

Костя мог еще поломаться, но, глядя на Карасева, которого он часто видел издали (близко подходить боялся), понял, что куражиться не стоит. С ним этот номер не пройдет. Поверил ему и уже спокойно, впервые за много дней, уверенно зашагал в сторону берлоги.

…Карасев шел за Костей и думал: «Бывает же так, что в голове у тебя торчит какая-то заноза: сегодня, завтра, вчера, позавчера и месяц тому назад. Эта мысль мучает тебя, преследует, но додумать до конца, принять какое-то решение то времени не хватает, то что-то мешает, то сама мысль пропадает куда-то. Но сколько случаев, когда бывает наоборот. Только о чем подумаешь, чего пожелаешь, а оно как по заказу: тут как тут. Пример? Пожалуйста, сегодня, возвращаясь из леса, подумал, что надо найти Костю и узнать, где прячется Белов. И Костя появляется».

На днях он получил письмо из колонии от начальника отряда, воспитателя Славика. Тот подробно описал ему не только историю побега своего подопечного, но все его почти годичное пребывание в колонии.

…Только в самом начале Славик пытался противиться режиму. Бормотал какие-то блатные слова, твердил о воровских «законах», о которых наслышался от Жоры, но скоро убедился, что большинство ребят попали сюда по недомыслию или обмануты, как и он сам, жалеют о прошлом, ждут не дождутся, как быстрее вернуться домой и начать жить по-новому. Слава перестал отлынивать от работы, исправно посещал занятия в девятом классе и числился в активе у начальника отряда. Мечтал по возвращении домой поступить в Арктическое училище. Но недели за две до освобождения его заманили в компанию, где шла игра в карты, и он проигрался. А потом потребовали то, чего он не мог сделать: велели забраться в кабинет своего воспитателя и выкрасть у него бумажник. Но воровать у Евгения Федоровича, или, как все его звали там, дяди Жени, — это для Славика было сверх допустимого. Для вида он согласился, а под утро бежал.

Подошли к блиндажу под большим валуном.

— Дядя Миша! — взволнованно сказал Павлик. — Вот он, наш блиндаж с валуном!

— Он? — переспросил обрадованный Карасев.

— Он! Он! Он! — твердил Валерик.

— Вот здесь, — показал пальцем Костя и позвал: — Славик! Слава! Ты что, уснул? Слава! — еще громче крикнул он.

— Ну чего тебе? — послышался изнутри ворчливый голос.

— Вылазь. Тебя здесь ждут. Только не пугайся, пожалуйста.

Раздвинулись ветки, и из-под камня показалась давно не стриженная, черная как смоль голова. Потом вылез и весь Слава.

Карасев увидел рослого, широкоплечего парня с приятным, но довольно грязным лицом. Одни только зубы сверкали белизной. Исподлобья настороженно смотрели усталые глаза.

— Я принес тебе привет от Евгения Федоровича, — сказал Карасев.

— Не знаю, о ком вы говорите.

— А дядю Женю знаешь?

— Нет, не знаю…

— А вот он о тебе помнит, даже письмо написал, — и Карасев подал ему лист бумаги.

Он помнил, что там написано: «Славик! Я ждал от тебя письма. Но ты не написал. Передаю тебе свое через товарища Карасева. Почему ты не зашел тогда ко мне? Я бы что-нибудь придумал. Приезжать в колонию не надо. Документы о твоем освобождении пришлем в Ленинград. Их тебе передаст Михаил Петрович Карасев. Верь ему и слушайся.

Твой дядя Женя. Напиши, пожалуйста».

Славик прочитал записку и, не поднимая головы, продолжал смотреть на белую бумагу, по которой рябили фиолетовые буквы.

«Твой дядя Женя», — стучало молоточками в голове. «Не забыл, значит. А как он узнал, что я здесь? Как узнал Михаил Петрович?» — подумал он и поднял глаза сначала на Карасева, а потом на Костю.

— Это я сообщил воспитателю, что ты здесь, — предупредил его вопрос Карасев.

— А как вы узнали? — не удержался Славик и снова подозрительно посмотрел на Костю.

— Не я, — замотал головой Костя. — Я их сам первый раз сегодня вижу. Сказали, веди в берлогу к Славке, я и повел…

— Костя прав. Он здесь ни при чем. У нас мало времени. Пошли.

— Куда?

— Поедем домой. Пора готовиться в военное училище. Ну и само собой разумеется, когда отдохнешь, придется рассчитаться за то, что учинили с Костей на огородах садоводов. От этого, брат, вы никуда не уйдете, а пока помоги ребятам достать патронный ящик, он, видимо, неглубоко зарыт, — и подал ему саперную лопатку, с которой всегда ходил в лес.


ПОТЕРЯЛИСЬ В ЛЕСУ | Чужие следы | НАГРАДА