home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

На наших глазах происходит изменение существенного элемента нынешнего мировоззрения. Этот бурно протекающий процесс принято кратко именовать космизацией современной науки. Причины «космизации» ясны, проявления этого процесса очень разнообразны — от проникновения идей эволюции и историзма в современную физику до распространения ультрасовременных мифов «космической» окраски. Сама эта брошюра — тоже признак «космизации»: повышенный интерес к космизму древних мог появиться, понятно, в результате новой психологической установки, в связи с развитием интереса к «космизму» вообще («космизм» в живописи, «космизм» в творчестве А. Н. Скрябина и т. д.).

Основное в «космическом» мироощущении — обыденность, «общепринятость» идеи о том, что Земля не изолирована от космических воздействий. Давно известно, что в представлениях древних эта идея занимала очень важное место, представлялась естественной, не подлежащей сомнению. Личность, общество, земная природа составляли часть космоса. Переживание космических идей и образов в архаичных культурах происходит в разных формах, нередко оно неотделимо от переживаний религиозных, фиксируется и сохраняется очень непривычными для нас способами. Человеческий опыт нередко суммируется в космических терминах, а астрономические явления, наоборот, записываются как особые правила поведения. Все это долгое время препятствовало ясному пониманию того, что космизм древних имеет практические естественнонаучные корни. Теперь ситуация изменилась. Ее характеристика в сжатом виде может быть дана следующими словами известного современного мыслителя и социолога П. К. Фейерабенда*: «Благодаря открытиям Хокинса, Маршака и др. мы можем допустить существование некоторой интернациональной палеолитической астрономии, которая дала начало школам, обсерваториям, научным традициям, наиболее интересным теориям. Эти теории, выраженные в социологических, а не в математических терминах, оставили свои следы в сагах, мифах, легендах, и их можно реконструировать двояким способом: можно идти вперед, к настоящему, от материальных остатков каменного века, таких, как маркированные камни, каменные обсерватории и т. д., а можно идти назад, в прошлое, отталкиваясь от литературных следов...»

Палеолитическая астрономия возникла в связи с необходимостью согласования социальной и производственной ритмики первобытной общины с естественными циклами биосферы как важнейшая часть прогностического аппарата древней культуры, позволявшего предвидеть наступление неблагоприятных для общества событий. Основные аргументы в пользу этой гипотезы, обсуждавшиеся в брошюре, касаются первой из двух возможностей, упомянутых П. К. Фейерабендом. Они могут быть суммированы в виде следующих тезисов.

— Древние календарные системы содержат циклы, совпадающие с важнейшими биологическими ритмами, такими как неделя, 9 и 13 дней, 260 дней, 11 лет и т. д. Составление такого совершенного с экологической точки зрения календаря, как 60-летний «календарь животных», требует весьма тщательных наблюдений длительное время.

— Открытие числовой семантики в палеолитических орнаментах, обнаружение таких замечательных знаковых структур, как ачинский жезл или мальтийское ожерелье, показывают, что для накопления больших массивов соответствующих наблюдений эволюция располагала достаточным временем: возраст некоторых из этих находок не менее 15 тыс. лет.

— Результаты археоастрономических исследований в общем хорошо согласуются с упомянутыми археологическими находками. Хотя археоастрономическими наблюдениями охвачена пока малая часть Ойкумены и какая-то часть древних сооружений астрономического назначения остается нераскрытой даже на обследованных территориях, ясно, что уже в эпоху неолита систематические астрономические наблюдения были обычным делом. Они проводились, в частности, на низких широтах, важным объектом наблюдения была Луна.

— Алгоритм прогноза изменений локальной погодноклиматической ситуации, перспектив важнейших промыслов, а также риска наступления эпидемий в общих чертах ясен. Из известной сейчас триады корреляционных связей: «конфигурации планет — солнечная активность — проявление солнечной активности в атмосфере и биосфере» древние астрономы пользовались двумя крайними элементами триады. Они непосредственно сопоставляли взаимное расположение планет с эффектами солнечной активности в среде обитания.

— Влияние солнечной активности на тропосферную циркуляцию, на биологические процессы в настоящее время кажется многим не слишком существенным. Следует, однако, учесть, что мы живем в эпоху аномально большого магнитного момента Земли, — и мощная магнитосфера сейчас существенно уменьшает воздействие солнечной активности на тропосферу-биосферу. В конце палеолита — в неолите эта «защита» была менее эффективной. Ближайший к нам минимум магнитного момента, соответствующий эпохе максимально выраженного воздействия солнечной активности на среду обитания, приходится на 4500 г. до н. э. Не исключено, что эффективный прогноз изменений в экологической ситуации был в эту эпоху фактором выживания. Возможно, что ослабление влияния солнечной активности в связи с увеличением магнитного момента (максимум был достигнут около 7 в. до н. э.) способствовало утрате интереса к практическому применению указанного метода прогноза.

— Древние естествоиспытатели тогда же, вероятно, подметили связь некоторых существенных типологических характеристик организма человека с фазой 11-летнего цикла, в которую он родился (в их терминах — с взаимным расположением планет). Упомянутые характерологические особенности зависят также от сезона рождения (т. е. от перемещения Солнца относительно звезд) и от околомесячной ритмики (где индикатором могут служить лунные фазы). Эта эмпирическая связь, вероятно, послужила идейной основой для возникновения астрологии.

— Как именно эмпирические астрономические данные накапливались, передаваясь от поколения к поколению, как они взаимодействовали с другими социокультурными явлениями (включая магию), можно себе представить, разумеется, пока еще только в самых общих чертах. Палеолитическая астрономия оказала, следует полагать, глубокое влияние на культурную эволюцию человечества. Вот почему археоастрономические междисциплинарные исследования представляют большой интерес. Их дальнейшее развитие вовсе не безразлично и для представителей биологических дисциплин: эмпирические знания наших далеких предков по проблеме космических влияний на биосферу были, вероятно, обширнее и глубже, чем наши. Современная эпоха настоятельно требует синтеза древних и новейших знаний — особенно в такой области, как наука о человеке.


АСТРОНОМИЯ В СИСТЕМЕ АРХАИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ | Археоастрономия и история культуры | РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА