home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

«Понимаешь, Брайан, у меня нет никаких доказательств против этой женщины — даже в министерстве иностранных дел их нет, но я не желаю, чтобы моя дочь общалась с ней».

«Ну что ж, вполне справедливо», — насмешливо подумал Брайан Иннес. Ему не было нужды перечитывать письмо, лежавшее в кармане, — он знал его почти наизусть.

«Одри вылетает рейсом БЕАК[1] из Лондона в тот же день, когда ты возвращаешься в Женеву из Парижа. Прежде чем отправиться на виллу этой женщины, она проведет одну ночь в Женеве в отеле «Метрополь». Во имя нашей старой дружбы прошу тебя встретиться с Одри и уговорить ее не ехать туда».

«Во имя старой дружбы…» — каково, а? Хотя нагружать меня грязной работой — вполне типично для него.

В восьмом часу вечера Брайан Иннес выехал из аэропорта Женевы. На таможне его не досматривали, так как там его уже хорошо знали, и просто махнули ему рукой.

Окликнув такси, он на мгновение заколебался. Особой спешки не было, так что вполне можно было успеть завезти чемодан домой, прежде чем отправиться на встречу с Одри.

— Месье? — напомнил о себе водитель такси.

— Набережная Туреттини, дом 3, — сказал Брайан, забрасывая в машину свой небольшой чемодан. — Нет, погодите! — добавил он на прекрасном французском.

— Месье?

— Поедем в другое место: отель «Метрополь», Большая набережная.

Водитель такси солидно, словно дипломат в ООН, пожал плечами, со стуком захлопнул дверцу и опустил металлический флажок.

Ясным днем по дороге из женевского аэропорта на бледно-голубом фоне неба вырисовываются призрачные очертания белых вершин расположенных неподалеку Альп, но сегодня вечером их не было видно. Стояло начало августа, и жаркий предгрозовой воздух, насыщенный тяжелыми тучами, казалось, толстым слоем давил на разум и настроение. Минут через двадцать стало темнеть и показались окраины серовато-белого города, выросшего вокруг озера.

Трамваи с грохотом проносились по более современной и всегда суматошной части Женевы, однако с озера не доносилось ни ветерка; даже брызги, разбрасываемые единственным фонтаном среди огромного водного пространства, казались неподвижными, а южный берег озера, видневшийся позади всех мостов и набережных Старого города, выглядел полупустынным, а потому немного зловещим.

Брайан Иннес сидел на заднем сиденье, положив черную фетровую шляпу на колени.

Черт бы побрал эту его сознательность! Но такой уж он был человек. А может быть, он испытывал к Одри Пейдж больше интереса, чем сам себе признавался в этом?

Брайан был высоким худощавым сорокашестилетним мужчиной с едва заметной сединой в жестких рыжих волосах. Наделенный от природы легким покладистым характером и богатым воображением, сочетавшимися с несколько язвительным чувством юмора, он напоминал дипломата в общепринятом понимании этого слова.

Правда, чувство юмора выручало далеко не всегда. На самом деле он был успешным художником, принадлежавшим к так называемой традиционной школе изобразительного искусства, однако сам Брайан очень не любил подобной терминологии. Будучи уроженцем Северной Ирландии, он принадлежал к той международной группе людей, которые жили за границей, сохраняя британское подданство. Какими же беспокойными и неугомонными были большинство из них! Женева служила им сборным пунктом, местом сосредоточения. «Не будь то Женева, — подумал Брайан, — эта ситуация и вовсе могла бы не возникнуть».

Де Форрест Пейдж, который с помощью различных манипуляций все же сохранял то, что осталось от его когда-то огромного состояния, вынужден был жить в Лондоне, и ему, как правило, удавалось удерживать дочь рядом с собой. Де Форрест редко выходил из себя и никогда не терял головы. И вот теперь тревога сквозила в каждой строке его письма.

«Дело в том, Брайан, что тебе известна правда о Еве Иден и ее последнем любовнике, с которым она познакомилась в Германии как раз перед самой войной. Я об этом не знаю. Однако, какой бы неприглядной ни была эта история…»

Неприглядной? Пожалуй, да.

«…прошу тебя рассказать ее Одри. Она уже не ребенок — ей скоро тридцать, поэтому пора иметь чувство ответственности. Похоже, ты единственный, кто имеет на нее какое-то влияние».

«Простите великодушно, — подумал получатель письма, — если здесь я громко рассмеюсь».

Брайан отвлекся от своих мыслей и огляделся.

Такси мчалось по тихой сумеречной Большой набережной. Фонари еще не горели. Слева промелькнул строго симметричный английский сад; справа — административные здания, выстроенные во французском стиле в этой французской части Швейцарии. На пересечении с рю д'Итали показалось солидное здание девяностых годов девятнадцатого века, отделанное снаружи массивным камнем, с интерьерами, украшенными красным плюшем.

— Отель «Метрополь», — как-то торжественно произнес водитель. — Прикажете подождать?

— Нет, не надо, — ответил Брайан, выбираясь из такси. — Боже милостивый! — тихо добавил он.

Едва он успел надеть шляпу и расплатиться с шофером, как произошла совершенно ошеломившая его вещь: из дверей отеля вырвался маленький холодный вихрь и, стуча высокими каблуками, помчался прямо на него.

— Что, в конце концов, все это значит? — задыхаясь, воскликнул знакомый нежный голос. — Ты приехал слишком рано! Ты все испортишь! А хуже всего…

— Добрый вечер, Одри, — исключительно вежливым тоном произнес Брайан. — Ты ждала кого-то еще?

— Да уж, конечно! — произнесла Одри Пейдж и внезапно замолчала.

Было заметно, что она довольно тщательно и продуманно оделась к обеду: на ней было белое вечернее платье с большим вырезом, обнажавшее красивые, крепкие плечи. Хотя лицо Одри оставалось в тени, неяркий свет из фойе отеля выхватил из темноты ее тяжелые блестящие темно-каштановые волосы. Как всегда в моменты волнения, она казалась воплощением совершенно противоречивых качеств: бесстрастности и в то же время хрупкости, самообладания и нерешительности.

Одри чуть отступила в сторону, невинно и простодушно глядя на Брайана своими удлиненными, чуть раскосыми голубыми глазами с длинными черными ресницами, и в этом взгляде не было ни тени гнева или тревоги. В руках Одри держала дамскую сумочку и короткую накидку, которую уже начала нервно пощипывать пальцами.

— Ну конечно! — выдохнула она. — Такая неожиданная честь — Брайан Иннес собственной персоной! Могу я узнать, что ты здесь делаешь?

— Конечно можешь. Я здесь живу.

— Здесь? — Взгляд ее упал на чемодан. — В этом отеле?

— Нет, не в этом отеле. Я имею в виду — здесь, в Женеве. Надеюсь, ты этого не забыла?

— Забыла или нет, — ответила Одри дрожащим голосом, — но я думаю, что это уже слишком, — я сыта по горло! Я приехала сюда на несколько дней — всего лишь на несколько дней, чтобы навестить подругу, которая живет на вилле по эту сторону французской границы по дороге на Шамбери.

— Да, я слышал.

— Вот-вот. Я так и поняла. Значит, это он послал тебя.

— Кто?

— Де Форрест, мой отец. Он послал тебя шпионить за мной.

Брайан рассмеялся:

— Это вряд ли, юная леди. Я редко беру с собой чемодан, когда собираюсь шпионить, и, пожалуйста, не надо всех этих трагических жестов. — Вдруг он сменил тон: — Но мне действительно необходимо поговорить с тобой о твоей подруге Еве Иден — бывшей кинозвезде с вымышленной фамилией.

— Ее настоящее имя — Ева Ферье, — запротестовала Одри, — мисс Ева Ферье. В любом случае у нее было право взять какое угодно имя. Под этим именем она снималась в кино, и многие звали ее именно так. — Вдруг Одри затопала ногами. — Ах ты, рыжий гоблин! С каким удовольствием я бы вырвала твое гнусное сердце!

— Было бы очень жаль.

— Я в этом не уверена. Если бы ты хоть раз захотел отнестись ко мне серьезно, многое между нами могло бы быть совсем по-другому. Но как же, нет! Ты считаешь меня дурочкой и обращаешься как с ребенком — что бы я ни сказала и ни сделала. Я так зла на тебя, что готова убить!

— Послушай меня, Одри.

Их голоса звучали все громче на темнеющей улице. Плотный, жаркий воздух буквально давил. В этот тихий предобеденный час откуда-то издалека, наперебой со звоном трамваев, доносились автомобильные гудки.

— Во-первых, Одри, я вовсе не считаю тебя глупой.

— Неужели?

— Безусловно не считаю. И во-вторых, раз твой отец хочет, чтобы я отговорил тебя ехать в дом этой женщины…

— Тебе не кажется, что на этот раз он слишком далеко зашел?

— Вообще-то я с тобой согласен, однако не думай, что мне доставляет удовольствие находиться здесь. И все же, поскольку мне дано такое поручение, я расскажу тебе о том, что просил твой отец, и тогда поступай так, как сочтешь нужным. Может быть, мы присядем минут на пять и выпьем чего-нибудь?

— Даже если бы я и хотела посидеть и выпить с вами, мистер Брайан Иннес, уже слишком поздно. Кое-кто пригласил меня на обед и будет здесь с минуты на минуту.

— Ты его не пропустишь — мы можем подождать в баре.

— О нет, не сможем! В этом отеле нет бара.

— Но черт побери, должно же здесь быть какое-то место для отдыха?

— Даже если и есть, о чем нам с тобой говорить? Ах да, о Еве! Большое спасибо, я уже слышала все эти старые сплетни.

— Что именно?

Одри взмахнула сумочкой:

— К примеру, перед самой войной, когда Ева была знаменитой кинозвездой, она говорила о том, что хорошо относится к Гитлеру и нацистам. Но послушай, в то время так говорили многие, к тому же с тех пор прошло уже семнадцать лет. Они были не правы и признали это, в том числе и Ева. Разве не об этом ты хотел говорить?

— Нет, это лишь часть того, что я собирался тебе рассказать.

— А что еще? Ее любовную историю?

— Нет — разве что косвенно.

— Тогда в чем ты, в конце концов, ее обвиняешь?

— Я ни в чем ее не обвиняю. Возможно, эта женщина ни в чем не виновата. С другой стороны… — сомнение и нерешительность мелькнули на его лице; к тому же Одри Пейдж была так привлекательна, — с другой стороны, если то, что произошло в тридцать девятом году, не было несчастным случаем, она виновна в ловко задуманном и исполненном убийстве.

— Убийстве?

— Вот именно — убийстве. Она убила Гектора Мэтьюза из-за денег; это могла сделать только она. Эта очаровательная блондинка была такой же безопасной любовницей, как королевская кобра.

— Я не верю. Ты просто шутишь.

— Что угодно, только не шучу — уверяю тебя. Идем со мной.

В этот момент вспыхнули уличные фонари. Они засияли белым светом на фоне деревьев английского сада и превратили в сверкающее ожерелье Большую набережную на всем ее протяжении до самой площади Роны, откуда доносился приглушенный шум дорожного движения.

Сжав сумочку, Одри откинула назад тяжелые блестящие волосы, волнами спускавшиеся почти до самых плеч. Она смотрела на Брайана, чуть приоткрыв рот, и выражение недоверия на ее лице сменилось каким-то новым, к которому надо было присмотреться повнимательнее.

— Не говори глупостей, Брайан! Никогда не слышала…

— Ты и не могла слышать. Идем.

«Метрополь» был роскошным отелем, хотя не самым роскошным и далеко не самым современным. Войдя через парадную дверь, Брайан повел свою спутницу налево через маленькое фойе мимо лифта, напоминавшего гроб красного дерева, в салон с высоким потолком и большими окнами, выходящими на набережную и озеро.

Ничто не нарушало царившую здесь гнетущую атмосферу. Тусклый свет из углов освещал ядовито-зеленую мебель, обильную позолоту и обнаженных богинь, вырезанных и написанных на штукатурке стен. Бросив на стол сумочку и накидку, Одри села напротив Брайана; по ее настроению было видно, как любопытство боролось в ней с вызовом.

— Одри, где и когда ты встретилась с этой женщиной?

— О господи, какое это имеет значение?

— Может быть, и никакого, но будет лучше, если мы точно восстановим все факты. Где и когда ты встретилась с этой женщиной?

— Я встретилась с ней прошлой зимой в Лондоне. Она была там вместе с мужем; они ходили по всем театрам. Ее муж — Десмонд Ферье, — кстати, ты знаешь, кто он?

— Да, мне известно, кто он, так же как и то, что они поженились во время войны.

— Не могу сказать, что я с самого сначала знала все это. Кажется, когда-то мистер Ферье был не менее знаменит на драматической сцене, чем Ева в кино. Хотя боюсь, что никогда даже не слышала о нем — просто смутно припоминаю что-то…

— Ничего удивительного. Десмонд Ферье был выдающимся актером — лучшего Отелло и Макбета сцена не знала. Ты слишком молода для того, чтобы помнить его.

— Молода! Молода! Молода!

— Тем не менее это правда, моя дорогая. Тебе — двадцать семь, но ты кажешься намного моложе; мне — сорок шесть, а выгляжу я старше, и это — как ни жаль — неоспоримая истина.

Снаружи послышался шум проехавшей машины, и тусклые огни дрогнули. Одри быстро подошла к одному из окон и выглянула, но машина не остановилась, и девушка вернулась к столу.

— По-моему, Ева и мистер Ферье не очень ладят друг с другом. Они оба уже не работают, и это им очень не нравится. Ну так вот, — Одри приподняла плечо, — я рассказывала о том, как встретилась с Евой. Она очень привязалась ко мне и пригласила приезжать к ней в любое время, как только я захочу. Позже стала писать мне, а три недели назад назначила определенную дату. Вот и все.

— Она пригласила тебя на виллу, а ты устроилась в отеле?

— Конечно! Естественно!

— Что-то я тебя не вполне понимаю.

— Дело в том, что она организует нечто вроде приема; будут и другие гости. Он состоится завтра, но, зная, как мой отец шпионит за мной, я, естественно тайком, воспользовалась возможностью иметь в своем распоряжении двадцать четыре часа, но тут Фил позвонил мне и пригласил пообедать, и я, конечно, согласилась.

— Фил?

— Филип Ферье. — Нежный голос зазвучал громче. — Это — сын Десмонда Ферье от предыдущего брака. Я познакомилась с ним тоже в Лондоне, если тебе так хочется знать. Он — очень серьезный человек и не смеется надо мной, к тому же он очень милый и довольно волнующий.

— Тем лучше для Фила.

Снаружи снова раздался шум мотора, и Одри обернулась.

— Я вижу, ты нервничаешь, ожидая его приезда?

— Да, нервничаю! Послушай, Брайан, к чему все эти расспросы?

— Ничего особенного, просто я пытался найти какую-нибудь связь, которой, может быть, и не существует, между виллой в холмах по дороге на Шамбери и тем, что произошло севернее Берхтесгадена в июле тридцать девятого.

— Берхтесгадена?! — воскликнула Одри.

— Да. В знаменитом Кельштайнхаусе — «Орлином гнезде» Гитлера в горах юго-восточной оконечности Баварских Альп. Там кое у кого закружилась голова; именно там умер Гектор Мэтьюз.

Ни Брайан, ни Одри не присели. Хотя он и нажал на звонок, чтобы вызвать официанта, тот не появился; только обнаженные богини томились, глядя на них с потолка, словно бы сожалея о своем заточении.

Брайан сделал недоуменный жест.

— Я могу очень коротко рассказать тебе о том, что произошло, — сказал он. — Однако это мало что даст, если ты не поймешь состояние духа, атмосферу, условия того времени: это невероятное количество микрофонов, флагов и знамен; толпы людей, в исступлении скандирующих: «Зиг хайль!»

Но даже это не поможет, если не знать человеческие мотивы поведения этой женщины. Что толкнуло ее на этот шаг? О чем она думала, когда совершала это? Тут-то я и застрял.

Твоя подруга Ева была тогда не старше, чем ты сейчас, и находилась на самом пике своей довольно успешной карьеры в Голливуде. В начале июня она приехала в Германию и сразу же стала направо и налево расхваливать «новый порядок».

Лидерам «нового порядка» она тоже нравилась. Помимо того что Ева была великолепно сложенной блондинкой, она прекрасно говорила по-немецки для англичанки. Немцы и мечтать не могли о такой пропаганде. Чего только они для нее не делали: она была во всех газетах, кинохронике, журналах. Ева и шагу не делала, чтобы ее не сфотографировали под руку с каким-нибудь высокопоставленным нацистским деятелем.

Рекламный трюк? Может быть. Но некоторые сомневаются в этом.

Во-первых, это никоим образом не способствовало ее карьере за пределами Германии. Во-вторых, я думаю, что в частной жизни она изо всех сил старалась быть похожей на персонажей, которых обычно играла на сцене и на экране: шикарной, чувственной, пресыщенной удовольствиями и тому подобное. Если не принимать во внимание соображения рекламы, она никогда не шла на то, чтобы провозглашать, что место женщины — дома и что мужчина имеет право лишать ее возможности самой зарабатывать себе известность. — Брайан замялся и, оглянувшись, спросил: — Ты встречалась с ней, Одри. На твой взгляд, это справедливая оценка?

— Нет, не вполне. С такой оценкой она может показаться воплощением притворства и неестественности.

— А разве это не так?

— Как сказать… может быть. А разве это так важно? — Одри отвела взгляд.

— Это может быть ключом к разгадке истории с Гектором Мэтьюзом. Во время всех этих событий и криков «Хайль!» Ева совершала тур по Фатерлянду, и Гектор Мэтьюз отправился вместе с ней.

Не могу сказать о нем ничего, кроме того, что есть в официальных отчетах. Это был довольно хитрый и практичный пятидесятидевятилетний холостяк родом из Йоркшира, добившийся успеха своими собственными силами. В отношении еды у него был особый заскок: он никогда не завтракал и очень любил говорить на эту тему.

Хозяева посмеивались над ним, покровительственно похлопывая по плечу, и благоволили к нему. Его котелок можно увидеть с краю каждой фотографии. Когда Еве дарили букет цветов или священный флаг, он всегда нес их вместо нее, а если какой-нибудь коричнево- или чернорубашечник начинал уделять ей слишком много внимания, Мэтьюз был тут как тут.

Он был самым преданным из ее поклонников… и самым богатым. Известно, что он сопровождал Еву в Германию по ее просьбе. Однако мало кому известно, что перед отъездом из Англии он составил завещание в ее пользу…

Одри отступила от стола:

— Завещание? Ты намекаешь…

— Нет, я просто говорю о том, что произошло. В Мюнхене, где заканчивался их тур, мисс Иден объявила, что она и мистер Мэтьюз обручились и собираются пожениться.

Хотя хозяева, вероятно, были не очень довольны, все же они похлопали ее по плечу и поздравили с этим событием. Собираются ли они объявить об этом? «Пока нет», — ответила она: они с мистером Мэтьюзом пока решили не афишировать это. Ну что же! Кстати, она оказала «новому порядку» большую услугу; не могут ли ей в таком случае преподнести в качестве подарка какой-нибудь контракт или выразить свою благодарность каким-то другим способом?

Ну конечно, пожалуйста! Тогда она сказала, что существует самый лучший на свете подарок: нельзя ли предоставить ей и мистеру Мэтьюзу возможность лично выразить свое почтение фюреру? Они находились в Мюнхене, то есть совсем недалеко от него. Нельзя ли посетить фюрера в его резиденции в Берхтесгадене?

И это устроили. Чрезвычайно польщенный, Гитлер пригласил их на обед.

Четырнадцать человек в сопровождении шарфюрера Ганса Йогста входили в эту группу. Кроме будущих молодоженов и двоих приглашенных (оба — британцы, которые были вынуждены войти в эту группу), имена остальных десяти гостей значения не имеют, так как все они работали в нацистской службе безопасности и впоследствии умерли насильственной смертью. Их можно представить себе однообразной массой с притворно веселыми улыбками.

И все же мы можем в деталях восстановить все, что тогда происходило.

Колонна автомобилей доставила их в «Гастхоф цум Тюркен» — дом для гостей Гитлера, находившийся по пути в его горную резиденцию. Там они провели ночь, а на следующее утро по извилистой дороге поехали в Вендеплатте. Поднявшись в «Орлиное гнездо» на знаменитом подъемнике, построенном прямо в горе, они обнаружили, что в это время года там не было холодно. Яркий солнечный свет, пьянящий горный воздух, сбегающие вниз по склону деревья — представляешь?

Все, кроме Гектора Мэтьюза, пребывали в прекрасном настроении; он же, казалось, страдал от разреженного горного воздуха. Фотокамера (ох уж эта неизменная фотокамера!) запечатлела очень высокого человека с редкими развевающимися волосами и печальным взглядом.

Но какое это имело значение — все равно всем было весело!

Пока гости ждали неподражаемого Адольфа в большой комнате, из которой была видна часть террасы, мисс Иден, взяв за руку жениха, потащила его на эту самую террасу полюбоваться прекрасным видом. Кроме них, там никого не было — кто-то из свидетелей говорил, что их было видно из комнаты, кто-то отрицал это. Будущие молодожены стояли у довольно низкого парапета над отвесным обрывом.

Вдруг кто-то вскрикнул — возможно, женщина, а может быть, и сам Мэтьюз, когда перевернулся.

Он опрокинулся вниз головой и разбился насмерть о сосну, росшую внизу в тридцати с лишним метрах. Выбежавшие на террасу, глянув вниз, увидели то, что от него осталось.

Шарфюрер Йогст поддерживал мисс Иден, прислонившуюся к парапету и пребывавшую в полуобморочном состоянии. Один из свидетелей, не симпатизировавший нацистам и, строго говоря, не обожавший и саму леди, все же склонен думать, что ее шок и ужас были довольно искренними. В этот момент она не притворялась, или, по крайней мере, так казалось.

«Я не знала, — твердила она. — Господи, я не знала. Все дело в высоте. Он почувствовал дурноту, побледнел, и я ничем не могла ему помочь. Господи боже мой, это все из-за высоты!»

Шарфюрер Йогст с необыкновенно важным и в то же время заботливым видом сказал, что это, безусловно, произошло из-за высоты, что этот несчастный случай достоин самого глубокого сожаления и что он лично видел, как все произошло. Еще два свидетеля в один голос подтвердили, что видели то же самое. Мисс Иден без чувств упала на руки шарфюрера Йогста, и на террасе замерли все, кроме красного флага с черной свастикой, развевающегося над ними и отбрасывающего тени.

Вот и все.


Акт I | Назло громам | Глава 2