home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ВТОРАЯ

ПОВЫШЕНИЕ ПО СЛУЖБЕ

Пора прятать оружие. Рублев выбрался в мир гипнотизирующих своей монотонностью ритмов, стильной толпы, густо-желтого света и такого же желтого сигаретного дыма. Через минуту он переступил порог кабинета.

Вероника сидела с полузакрытыми глазами и бокалом в руках. За время его отсутствия она скинула туфли и, отодвинув тарелки в сторону, запрокинула на стол длинные красивые ноги в черных колготках.

— Это ты? — веки чуть-чуть приоткрылись, мохнатые ресницы дрогнули.

— Кто-нибудь появлялся?

— Кажется, нет, — она отпила небольшой глоток и облизнула губы. — Чем-то ты озабочен, но я вопросов никогда не задаю.

— Правильно делаешь. Как Крапива?

— Трахаются в ванной, — она махнула рукой с некоторым пренебрежением.

— Я все время был здесь, поняла?

Он достал «Макарова» и протянул ей:

— Пощупай ствол.

— Какой тепленький, — она нежно прижала ствол к щеке.

— Ты девочка умная, наверно, все поняла. Скажи «да», чтобы мне не пришлось тебя путать.

— Да, дорогой, — она протянула руку, чтобы дотронуться до его лица.

В этот момент открылась дверь, и в комнату неожиданно вошел шеф с застывшей на лице улыбкой.

— Прошу прощения, — он внимательно поглядел Рублеву в глаза. — Так я и думал, трезв как стеклышко. Где напарник?

Комбат кивнул в сторону ванной.

— Ясненько. Ты не хочешь к ним присоединиться? — повернулся шеф к Веронике.

— Чего мне там делать? Подбирать остатки?

На всякий случай Вероника поставила бокал на стол и спустила ноги.

— Пошла-пошла, — брезгливо сказал ей человек с родимым пятном — так отгоняют бродячую дворняжку, приставшую в надежде хоть чем-то поживиться.

Вероника пожала плечами и скрылась за дверью. Оттуда раздался радостный вопль пьяного Крапивы.

— Чутье у тебя волчье, Иваныч. Я ведь до последнего момента сюда не собирался. Или ты никогда не отпускаешь вожжи? Что значит советская закалка. А молодежь слабовата: вон Крапива — бабы, водка и бери тепленького… Короче, у меня только что был разговор.

Просили надежного человека. Ты не думай — я тебя не скидываю чужим. Мы по сути одна фирма. Работа перспективная.

«Вовремя я успел», — подумал Комбат.

Человек с родимым пятном плеснул себе водки в бокал.

— Это твой? Я человек не брезгливый, но после миньетчиц… Хотя девочки классные — отобрали для вас лучших.

«Похоже, тут все его люди, — прикинул Комбат. — И бармен, и те, в подвале. Доволен собой, не подозревает, какой его ждет сюрприз.»

— Перспективная, — повторил шеф. — В коридорах власти. Телохранителем депутата Думы — как оно тебе?

Рублев чувствовал на боку еще теплый ствол «Макарова», оружейная сталь остывала медленно. Предложение шефа его совсем не устраивало: не затем он пролезал в этот офис, чтобы сменить его на ковровые дорожки в парламентских коридорах. Но вопрос уже решен, шеф уже ударил по рукам и не изменит своего вердикта.

— В деньгах не потеряешь, я все обговорил.

Раздался стук в дверь, шеф недовольно нахмурился.

— Да.

Появился водитель, знакомый Комбату по офису — очевидно, это он привез шефа в «Калахари».

— Чего тебя перекосило всего?

Лицо у водителя действительно выглядело перепуганным до смерти.

— Там проблемы, шеф, — осторожно начал он.

— Говори, мать твою, не тяни.

— Жору и его ребят… Всех порешили. И Заправщика тоже.

«Заправщик — кличка бармена, — сообразил Рублев. — Начинается.»

Человек с родимым пятном мотнул шеей, но даже сейчас не расстегнул верхнюю пуговицу, которая позволяла прикрыть большую часть фиолетово-багровой отметины.

— Где они? Пошли, Иваныч, глянем.

Еще двое ребят из офиса стояли возле знакомой Комбату двери. Шума никто не поднимал — жизнь ночного клуба продолжалась своим чередом. Свет на лестнице уже горел.

— Отодвиньте его. Не хочу переступать через труп, — сказал шеф — в его голосе снова послышались сиплые простуженные нотки.

Бармена сдвинули к перилам, освободив проход.

— Крови не видно.

— Башку проломили, — доложил один из ребят.

— И остальным тоже?

— Остальных по всем правилам…

— Подвал проверили?

— Все чисто. Кроме…

— Сам знаю кроме чего, — оборвал шеф.

Первым ему попался труп Жоры. Рублев тоже оглядывался с некоторым интересом: он еще не видел поле боя при более или менее нормальном освещении. Вон закопченная бочка, вон «шкаф» со скрюченными пальцами и остекленевшими глазами.

— Смотрите гильзы, — приказал шеф.

Сам он, заложив руки за спину, прошел помещение из конца в конец. Возле стены уже натекла большая лужа, от которой шел пар. Горячая вода добралась до пятна не успевшей засохнуть крови и понемногу насыщалась красным.

— Если это люди Алишера… — скрежетал зубами шеф.

— Выходит, они пользовались только «Макаровыми», — сообщил один из парней.

Комбат тоже поднял собственную гильзу, подержал ее на ладони. В бетонном мешке подвала гильза успела остыть, а вот пистолет в тепле, возле тела до сих пор сохранял остатки боевого пыла.

— Дай-ка сюда, — шеф сощурился на россыпь гильз. — Все от одной пушки. А ну, Иваныч, выскажи свое веское мнение.

— Так и есть. Стопроцентной гарантии не дам, но девяносто — пожалуй.

— Сто процентов оставим для Господа Бога.

Шеф постепенно проникался мыслью, что потерял на ровном месте четверых.

— А ведь этих пидарасов не застали врасплох. Смотри сколько настреляли… Кстати, что там у тебя с собой?

— «Макаров», — не дрогнувшим голосом ответил Комбат.

— Покажи.

Взявшись за ствол, Комбат вежливо протянул пистолет рукояткой вперед.

— Ладно, — отмахнулся шеф. — Еще обидишься.

— Чтобы кто-то из людей Алишера притащился сюда в одиночку… — с сомнением оттопырил губу один из ребят.

— Есть у него такой. Ничего, тварь, я тебя похороню.

— Что с ними делать? — спросил водитель, который с самого начала аккуратно отводил глаза от трупов.

— Возить по Москве все это добро я не собираюсь.

Тут в подвале мощная вытяжка. Слей ребятам бензина. А вы их поодиночке в бочку — и палить. Если по одному, дым успеет вытянуть. Этих кусков дерьма Жора сам набрал, я бы близко таких не подпустил. Ладно, мы поехали.

Половину дороги шеф молчал. Наконец, прокашлялся:

— Придется тебе еще на денек задержаться. Не люблю когда висит долг.

— Может еще раз все осмотреть в подвале, — предложил Комбат.

— Мы ж не менты, чтобы год следствие тянуть. Кроме Алишера некому. Знаю, что ему пришлось не по нраву. Жорина команда стала тут потрошить тех, кто приторговывал «экстази».

— Это что, наркотик новый?

— Отстал ты от жизни, Иваныч. Что в наше время катило? «Анаша, моя душа». А сейчас один героин чего стоит. Да еще куча таблеток на любой вкус: «винт», «экстази»… Так вот — люди Алишера держат под крылом всю торговлю этим дерьмом по нашему району. В свое время был уговор, с тех пор я этих барыг не трогал. Но Жора каждый раз кипятком ссал: как это на его территории торгуют вовсю, а он с этого ничего не имеет.

— Может он и прав был.

— Я бы подтвердил, что он прав, если б там валялся труп Женьшеня.

— Китаец?

— Рязанский хлопец, человек Алишера. Раньше члены отрезал у трупов. Алишер еще смеялся: не знаю что он с ними делает — маринует в банках или в настойку кладет вместо женьшеневого корня? Теперь остепенился, больше дуростями не занимается. Но рука твердая.

— Женьшень, — повторил Комбат.

— Завтра попробуешь его достать. Дам тебе еще человека четыре. Если мало, проси больше.

— Много, за всеми не уследишь.

Несмотря на мрачное настроение шеф рассмеялся.

— Лишняя обуза, правда? Крапиву возьмешь?

— Смотря когда начинать.

— К вечеру, как стемнеет.

— Возьму. Проспится после девок.


ГЛАВА ПЕРВАЯ ПОДВАЛ | Добро пожаловать в Ад | ГЛАВА ТРЕТЬЯ ОЧНАЯ СТАВКА С ЖЕНЬШЕНЕМ