home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ЭПИЛОГ

Потеряв атамана, ушли из Мангазеи остатки легендарной казачьей ватаги. Уже не манила их эта удивительная, неисчислимо богатая и опасная земля.

Но Сибирь уже становилась богатейшей русской вотчиной. Русский царь Феодор Иоаннович, царь тихий, кроткого нрава, не раз посылал со служилыми людьми грамоты Кучуму, в которых склонял его прекратить сопротивление и покориться Москве, но хан отклонял уговоры и не пожелал сложить оружие. И тогда Феодор приказал князю Андрею Васильевичу Елецкому идти в Сибирь, на реку Иртыш, к татарскому городу Ялом и подле него заложить острог, «чтоб вперед государевым ясачным людям[11] жить но Иртышу от Кучума царя и от ногайских людей бесстрашно…»

Что мог поделать хан, слепой беспомощный старик? Русские воеводы всюду теснили его. Родная бескрайняя степь вдруг стала казаться тесной, и хану было трудно укрыться в ней. Бросить саблю и сдаться? Кучум на все предложения по-прежнему гордо отвечал: «Пока я держу в руках клинок, не поклонюсь русским!» И царь московский вступил с ним в жаркую переписку!

«Послушай! Неужели ты думаешь, что страшен мне, что я не покорю тебя, что рати у меня не хватит? Нет, много у меня воинской силы! Мне жаль тебя, потому и не шлю я большой рати, щадя тебя, а жду, пока ты сам явишься в Москву, пред мои светлы очи. Ты знаешь сам, что над тобою сталось, и сколько лет ты казаком кочуешь в поле, в трудах, в нищете… а медлишь покориться? Жизнь твоя висит на волоске. Покорись и приезжай в Москву!»

Долго шла грамота к Кучуму. А тот, прочитав, бросил послание царское в огонь.

– Все прах и тлен! – сурово сказал хан. – И слова, и жизнь человеческая, но пока жив я, не преклонюсь перед врагами…

Когда царю Феодору доложили об ответе Кучума, он грустно улыбнулся и сказал Борису Годунову:

– И чего бежит гордый старец? Прошлого уже не воротить, русские воины не уйдут вспять из сибирской земли!

Но был упрям и продолжал настаивать на покорности Кучума. И тогда старый хан, чувствуя, что нет ему места в родной Мангазее, ночью сел на коня и отправился в неизвестность.

Народная молва сохранила предание о том, что одинокий и всеми покинутый хан долго скитался в степях Верхнего Иртыша. И прежние подданные хана забыли о нем.

…А русские переселенцы рвались все дальше и дальше на просторы Мангазеи. За солдатской саблей шла купеческая деньга, а за ними двигались охочие работники: пахари, плотники, охотники и разные добытчики. Они шли месяцами по беспутью, прокладывая тропы и пути по непроходимым сибирским землям, они шли навстречу солнцу. Много их погибло от дорожных тягот и болезней. Каждому из них приходилось биться за десятерых и отгонять любого врага. Но землепроходцы проникали во все уголки сибирской земли: и в дремучую тайгу, и в далекую неприглядную северную тундру, и даже на скалистые и пустынные острова Ледовитого океана.

Сибирский публицист и ученый Николай Ядринцев напишет впоследствии: «Все, что мог сделать русский народ в Сибири, он сделал с необыкновенной энергией, а результат трудов его достоин удивления по своей громадности. Покажите мне другой народ в истории мира, который прошел бы пространство, больше территории всей Европы, и утвердился на нем? Нет, вы не покажете такого народа!»


5 августа 1584 года | Сибирский аллюр | Примечания