home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четырнадцатая

Усталые дети упрямо тащились по берегу реки.

— Мы еще не нашли волшебство, которое заставляет мягкие камни выделять кислоту, — напомнил Грегори.

— Не сомневаюсь, мы его найдем, — мрачно буркнул Магнус, — если только тот камень не был единственным в своем роде.

— Ну, кое что мы уже нашли, — Джеффри остановился, глядя вниз.

По полоске голой земли бодро шагал пучок травы.

— Что это? — выдохнула Корделия.

— Кажется, пучок укропа сорвался с корней, — заметил Грегори.

— Пучок укропа? Но как он может ходить?

— А как пристукивают пальцы твоих ног? — ответил Джеффри. — Эта музыка даже мертвого заставит плясать, сестричка! А особенно она действует на все живое.

Грегори, более практичный, заметил:

— Эта штука из ведьмина мха.

— Не сомневаюсь, — согласился Магнус. — Как, наверное, и все эти музыкальные камни.

— Смотри! Опять наши жуки! — воскликнул Джеффри, показывая.

Вся компания кинулась посмотреть. Четыре coвершенно одинаковых насекомых расположились кругом, внимательно следя за пучком укропа.

— Скарабеи, — провозгласил Фесс. — Они идентичны тем, что вы видели раньше.

— Может, это те же самые? — спросила Корделия.

Магнус свел брови.

— Но как они смогли так быстро оказаться здесь?

— Да, это было бы удивительно, — Джеффри задумчиво смотрел на маленькую панораму. — А что делает укроп?

Ожившее растение уверенно пробиралось к мягкому камню, который лежал на краю полоски голой земли. Добравшись до него, укроп коснулся камня стеблем и замер.

— Неужели ему так нравится эта музыка, что он должен испить из источника? — спросил Грегори.

От камня поднялся тонкий лавандовый завиток.

— Что это за дым? — спросил Грегори.

— Может, это опасно, — Корделия схватила брата за руку и отдернула. — Поберегись, маленький! Обожжешься!

— Тихо! Музыка стала жестче! — указал Джеффри.

Грегори смотрел широко раскрытыми глазами: тембр музыки действительно изменился, стал пронзительней и резче.

— Он блестит! — выдохнула Корделия.

И в самом деле, в том месте, где его коснулся укроп, на камне появилась и начала растекаться по всей поверхности какая-то маслянистая жидкость.

Укроп разорвал контакт и повернулся к скарабеям широким, почти хвастливым движением.

Скарабеи замахали антеннами, потом убежали в траву.

Дети, изрядно удивленные, посидели молча несколько секунд.

— Что они сделали? — спросила Корделия.

— Пошли за ними! — воскликнул Джеффри.

Дети разбежались в стороны, отыскивая скарабеев.

— Твой повернул на север, Джеффри, — подсказал Фесс, следя за серебряным пятнышком с помощью радара. — Магнус, твой свернул направо. На юг и юго-восток, Корделия… Грегори, ты пробежал мимо: твой остановился.

Грегори резко затормозил, развернулся и шагнул назад, не отрывая глаз от земли. Потом негромко сообщил:

— Он нашел мягкий камень, Фесс.

— Мой тоже, — отозвалась Корделия.

— Что они делают, дети?

— Мой протянул к камню антенны, — отозвался Грегори. — Трогает камень.

— Мой тоже, — крикнул Магнус.

— И мой! — подхватил Джеффри.

Четыре завитка лавандового тумана поднялись из травы; туман по мере подъема темнел.

— Это невозможно, дети! — Фесс подошел поближе, чтобы взглянуть. — Как могут серебро и кремний создавать кислоту?

— Может, серебро — это только оболочка скарабеев, — предположил Грегори. — А внутри у них прячется жидкая кислота.

— Как бы то ни было, это происходит, — заметил Джеффри. — Ты сомневаешься, Фесс? Подобрать один?

— Нет, не нужно! — быстро ответил робот. — Можно судить по музыке, дети: камень действительно превращается в кислоту.

— Но какое вещество укроп передал скарабеям, чтобы и они преобразовали по камню? — удивился Грегори.

Джеффри поднял голову, наморщив лоб.

— Уже стемнело?

Все осмотрелись.

— Кажется, да, — пробормотал Магнус.

Фесс молчал, анализирую среду с помощью спектрометра и химических датчиков. Спустя минуту он передал результат:

— Теперь не солнечный свет, дети, а какое-то вещество локально заполняет здесь воздух.

— Пурпурный туман! — воскликнул Грегори. — Он поднялся и создал эту дымку!

С поляны поднялось еще пять столбов тумана, темнея и добавляя темноты.

— Что это за туман? — спросил Грегори.

— Что бы это ни было, я ему не доверяю, — Фесс прошел в глубину мешанины пульсирующей музыки. — Здесь нет естественной химической реакции, дети! Просто так такое не происходит — вполне очевидно чье-то вмешательство!

— Волшебство! — выдохнула Корделия.

— Иллюзия, посланная врагами! — рявкнул Джеффри.

— Проектируемая иллюзия, переданная камнями и усиленная жуками, — заключил Грегори. — Какой гений волшебства мог сотворить такие чары?

— Действительно, гений, — послышался хрипловатый голос, — если он привел меня к вам.

Это была нимфа, едва видная сквозь туман, одетая в платье из прозрачной дымки, с длинными пурпурными волосами, которые покрывали почти всю ее фигуру. Она поплыла по воздуху, изгибаясь навстречу Магнусу.

— Суккуб![5] — Корделия негодующе топнула. — Убирайся прочь, ведьма!

Но Магнус стоял как зачарованный.

— Не будь такой жестокой, — послышался теплый мужской голос. — Оставь их и приди ко мне.

Поразительно красивый молодой человек, одетый в пурпурный камзол и обтягивающие брюки, подплыл к Корделии и низко поклонился девушке, попытавшись взять и поцеловать ее руку.

— Нимфа отвратительна, а ты еще хуже! — Джеффри достал кинжал из ножен. — Держись подальше от моей сестры!

Но пурпурный человек только рассмеялся.

Джеффри покраснел и взмахнул кинжалом, нацелившись в горло незнакомца.

Кинжал разрезал кожу.

Корделия в тревоге вскрикнула.

Но незнакомец снова лишь рассмеялся и скользнул по лезвию к Джеффри.

— Твой меч ничего тебе не даст, глупый парень, потому что он — сновидение, а я реален.

— Ты лжешь, подлая выдумка! — закричал Джеффри. — Меч реален, это самая настоящая сталь!

— Ну уж нет, — ответило привидение, — это я реален. Взгляни-ка на мои богатства, — молодой человек картинно повернулся и показал на замок, возвышающийся над ними. Подъемный мост был спущен, решетки подняты, и сквозь ворота виднелись золотые кресла, аметистовые кубки и шкатулки, полные рубинов и сапфиров.

— Вот что реально, — объявил молодой человек.

— Пойдем со мной.

— И со мной, — ворковала нимфа.

— Как это? — Грегори смущенно шагнул вперед.

— Как это может быть реально? Ведь ты только видение из пурпурного тумана!

— Я? — незнакомец рассмеялся. — Я реален, я человек из прочного вещества! Это ты мой сон, дитя, и вся твоя жизнь — создание моего спящего разума!

— Не может быть! — решительно возразил Грегори. — Я существую, потому что мыслю!

— Тебе только кажется, что ты мыслишь, — прошептала нимфа. — Это все часть сна моего брата — что ты ходишь, вспоминаешь, говоришь и думаешь.

— Но… но… — заикался Грегори, не в силах доказать собственное существование.

— Смотри! — молодой человек картинно повернулся. — Там находится то, о чем мечтают все дети! Я знаю все твои желания, потому что сам создал их!

На золотом столе в замке появился огромный леденец в два фута в поперечнике.

Глаза Грегори стали огромными, он механически сделал шаг вперед.

Фесс увидел, как побелела кожа вокруг глаз Грегори, и понял, какую душевную боль испытывает мальчик.

— Не обманывайся, Грегори. Ты реален, а эти всадники из пурпурного тумана — всего лишь сны.

— Ты, иллюзия! — насмехался молодой человек. — Откуда тебе знать, что ты реален?

— Потому что я не органическое существо, и меня не обманут ни благовидные аргументы, ни сияние тумана. Я не был рожден, меня сделали на фабрике, и я помню каждую секунду из своих пятисот лет жизни. А ты существуешь ровно семь минут тридцать четыре секунды… сейчас уже тридцать пять. И не дольше!

Молодой человек недоверчиво посмотрел на робота, потом отрывисто и издевательски рассмеялся. Фесс повернулся спиной к иллюзии.

— Пошли дальше, дети! Вы реальны, и у вас есть оружие против обмана — вы из рода д'Арманд! Идемте вперед! Реальность ждет нас!

И он зашагал в лес, не оглядываясь, чтобы проверить, последовали ли дети за ним.

Грегори посмотрел вслед Фессу, потом побежал за ним. Джеффри тоже побрел следом, лицо его горело от гнева, но он выполнил приказ.

— Убирайся, шлюха! — Корделия схватила Магнуса за руку. — Как, брат? Неужели тебя поработит твое собственное ходячее сновидение?

Магнус встряхнулся и отвернулся от пурпурной нимфы. Двигался он медленно и механически, но двигался.

— Это я буду твоим рабом, — замурлыкал пурпурный юноша. — Только останься со мной!

Корделия дрогнула, готовая упасть в его объятия.

Голова Магнуса вздернулась, словно его ударили. Глаза его сузились, он схватил Корделию за запястье.

— Гнусная ложь! Заключить девушку в объятия ее собственного воображения! Убирайся, подлый соблазнитель! Моя сестра не для тебя! — а Корделии он сказал: — Неужели ты не подождешь настоящей любви? Разве реальный человек не лучше пустых снов?

— Может, и нет, — ответила она, но пошла с братом. — Не могу сказать…

— Зато я могу! — Магнус предложил сестре руку, не выпуская ее запястья. — Идем, моя прекрасная сестра! Иди со мной… вот так! Мы всегда будем вместе… и так спасем друг друга!

Так и получилось, они помогали друг другу и шаг за шагом выбрались из тумана иллюзий, вернулись к свету дня.

Перед ними вслед за роботом, чьи чувства пробивали любую иллюзию, шли их братья.

Когда Магнус и Корделия поравнялись с ними, Грегори жалобно спросил:

— Но как мне доказать это, Фесс? Откуда я знаю, что я реален?

— Этот вопрос решен много лет назад, — ответил Фесс, — если его вообще можно решить, — он ударил копытом, камень взлетел в воздух, ударился о дерево и упал на лесную почву, а Фесс при этом даже не сбился с ритма. — Вот так доктор Джонсон опроверг Беркли, — продолжал робот. — И я утверждаю, что подобно доктору Джонсону ты, Джеффри, дал лучшее доказательство, когда сбросил кислотный камень в яму со щелочью.

Грегори приободрился.

— Как, разве это доказательство? Если наши глаза и слух обманывают нас, то на самом ли деле мы видели, как камень летит в воздухе, или только вообразили себе это?

— Для меня этого вполне достаточно, — заверил его Джеффри. — Камень действительно летел в воздухе, я видел это и чувствовал, как палка ударила камень!

— Таков и был аргумент доктора Джонсона, Джеффри, когда он пнул булыжник.

— Но твои глаза могу обмануть так же легко, как мои уши, — возразил Грегори.

— А как же его нога? — усмехнулся Джеффри.

— Но все равно это может быть иллюзией! Зрелище камня, летящего в воздухе, — это только то, что говорят мне мои глаза! Но оно может быть такой же иллюзией, как этот пурпурный туман — потому что и о нем мне сообщили мои глаза!

— Может, — согласился Фесс, — но твои чувства были искажены, когда воспринимали это впечатление, искажены пурпурным туманом.

— Неужели? — вызывающе спросил Грегори. — Откуда мне это знать?

— Потому что я ничего не видел, — ответил Фесс. — Я воспринимал туман опосредованно, только через ваши мысли.

Грегори остановился, взгляд его утратил сосредоточенность.

— Ну, тогда… конечно, их там не было…

— Но, Фесс, ты ведь не всегда будешь с нами, — сказал Магнус.

— Боюсь, что нет. Вспомните, что главный аргумент епископа Беркли сохраняет свою силу: мы не можем окончательно доказать, что реально, а что нет; всегда необходима какая-то доля веры, даже вера в то, что воспринимаемое нашими органами чувств есть реальность.

— Но тогда как же нам знать, что реально, а что нет?

— Вы должны судить по тому, сохранятся ли эти образы при свете дня, — строго указал Фесс, — увидите ли вы утром то, что видели ночью; вы должны судить по своим взаимодействиям с другими объектами и по их взаимодействию с вами. Булыжник мог быть иллюзией, но это была очень убедительная иллюзия, когда отлетала от ноги доктора Джонсона. Доктор Джонсон тоже мог быть иллюзией, но я подозреваю, что он испытал очень убедительное чувство боли, когда ударил ногой по камню.

— Но мы не можем доказать… — Грегори не закончил фразу, однако в голосе его больше не чувствовалась тревога.

— Ты говоришь, что реальность это или нет, она способна причинить боль, — подчеркнул Джеффри. — Мой меч, возможно, иллюзия, но он способен пустить кровь другой иллюзии.

— Ты приближаешься к решению. Что произошло бы, если бы ты коснулся блестящего камня, хотя я просил этого не делать?

— Моя иллюзорная рука почувствовала бы иллюзорную боль, а моя иллюзорная кожа сгорела бы от действия иллюзорной кислоты, — поморщился Джеффри, — а моя иллюзорная суть этого не хочет, нет уж, спасибо! Пусть тебя жжет твоя собственная иллюзия, если хочешь!

— Но ведь… все, что мы знаем, может быть иллюзией, — предположил Грегори, который снова начал тревожиться.

— В том-то и дело, — кивнул Фесс. — Реальность должна рассматриваться в круге наших понятий и компетенции. Абсолютная ли это реальность — вопрос не имеет смысла. Важна прагматическая реальность. В этой реальности мы должны жить, хотим мы того или нет.

— Понятно… — лицо Грегори прояснилось. — Возможно, это не абсолютная реальность, но она единственная, которая у нас есть.

— Совершенно верно. Магнус нахмурился.

— Значит, лавандовая девушка и пурпурный юноша были совсем не реальны?

— Конечно, они нереальны! — вздохнула Корделия, вздрогнув. — И спасибо за то, что спас меня от них, брат.

— И тебе спасибо за спасение, — отозвался Магнус. — Но почему нас нужно было спасать от них, если они нереальны?

— Потому что это реальные иллюзии, — объяснил Фесс. — Будьте уверены, дети, иллюзии могут принести вреда не меньше, чем все остальное в этом мире. Мешая вам воспринимать реальность, иллюзии вполне могут и убить.


Глава тринадцатая | Камень Чародея | Глава пятнадцатая