home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая

На следующий вечер Грегори решительно заявил:

— Я хочу есть.

— Пусть это тебя не беспокоит, — посоветовал ему Джеффри. — Ведь это всего лишь иллюзия.

— Иллюзия это или нет, но вам нужно ответить на нее реальной пищей, — Фесс остановился и повернулся к детям. — Или вы предпочитаете иллюзорный ужин?

— Я-то уж точно предпочитаю реальную пищу, — Джеффри положил руку на живот. — Я понял, что мой младший брат говорит правду.

— Солнце только что зашло, Джеффри. Мальчик пожал плечами.

— Ну и что? Я могу есть в любое время.

— Но ведь ты пообедал только четыре часа назад.

— Да, но это уже давно прошло, — Джеффри огляделся. — Тут точно водится дичь. Может, поохотиться?

— Что? — усмехнулся Магнус. — Тратить время только для того, чтобы набить живот? Где твоя солдатская выносливость?

— Кончилась с остатками вяленого мяса, — ответил Джеффри. — Но ты прав, брат, я могу и подождать.

Тем временем Грегори указал на столб дыма на горизонте.

— Там люди. Может, у них удастся купить еды? Они прошли по тропе меж деревьями и выбрались на широкий луг.

— Осторожней, дети, — предупредил Фесс. — Надо сначала убедиться, что незнакомцы дружески настроены.

— Как скажешь, — вздохнула Корделия и решительно вышла из-за кустов.

— Это определенно не деревня, — мрачно заметил Джеффри.

По всему лугу сидели молодые мужчины и женщины, встряхивая головами, словно пробуждаясь. Они зевали, потягивались и что-то кидали себе в рот. Некоторые перекатывались к ручью, пили и плескали воду себе на лица, другие уже возвращались оттуда гораздо более оживленные. Двое подбрасывали ветки в костер, движения у них были быстрые и такие энергичные, что они едва сами не падали в огонь.

— Они такие тощие! — недоверчиво воскликнул Магнус.

Действительно — не изголодавшиеся, но совершенно лишенные жира, ни грамма лишнего, ничего, кроме мышц. Щеки у них были запавшие, а глаза блестели слишком ярко.

— Бедняги! — Джеффри отвернулся, доставая из сумки на поясе пращу. — Пошли, братья! Поищем мяса!

Пятнадцать минут спустя они подошли к костру, притащив целый ворох белок, кроликов и куропаток.

Пара у костра болтала, не переводя дыхания. Они удивленно оглянулись, потом девушка отшатнулась, лицо ее сморщилось от отвращения.

— Фу! Бедные зверьки!

— М-да, — юноша нахмурился. — Зачем вы их убили?

Они говорили так быстро, что юные Гэллоугласы с трудом их понимали.

— Ну… ну… — Джеффри, увидев отвергнутым свой дар, даже растерялся.

— Мы принесли вам пищу, — объяснил Магнус. — Вы все кажетесь такими голодными…

Парень и девушка удивленно смотрели на него. Потом неожиданно расхохотались — слишком громко и неудержимо.

— Как почему?.. — Джеффри в недоумении огляделся.

— Вы плохо воспитаны! — обвинила Корделия пару у костра. Она бросила дичь на землю и уперлась руками в бока. — Смеяться над теми, кто хочет вам помочь!

Но вокруг уже собрались и другие молодые люди и присоединились к смеху.

— Не обижайтесь, прошу вас, — молодой человек, может, с чуть менее жестким лицом, наконец справился со своим смехом и улыбнулся им. — И мы принимаем ваш дар, потому что время от времени должны есть, даже если не хотим.

— Не хотите? — переспросил Джеффри. — Как это? Почему вы не хотите есть?

— Из-за того, что у нас есть, — девушка, явно обладавшая когда-то весьма примечательной фигурой, показала им пригоршню белых камешков. — Съешьте один и больше никогда не проголодаетесь.

Джеффри аж отшатнулся, а Корделия недоверчиво посмотрела на белые шарики.

— Разве омела не яд?

— Это не омела, — заверил ее другой парень, а волшебные камни. То, что предлагает тебе Грета, почти яблоки Идуна!

— Они что — дают вечную молодость? — Магнус взял камешек и внимательно осмотрел его. Выглядел тот неприятно, казалось, что под его поверхностью скрывается разложение.

— Ну, может, Тармин слегка преувеличил, — сказал первый юноша, — но стоит съесть этот камешек, и тебя наполнит такое ощущение полноты жизни, словно ты будешь вечно молод.

— И голод кончается, — заверила Грета. — Ты больше не захочешь есть и все равно будешь полон энергии.

— Вот! Попробуй! — Тармин протянул руку ко рту Магнуса, в пальцах он сжимал белый камешек.

Он едва не стукнул Магнуса по носу, но Магнус вовремя отскочил.

— Эй! Я не желаю это есть!

— Я тоже, — мрачно поддакнул Джеффри. — Если стану таким тощим, как вы.

— Тощим? — оскорбленно воскликнул первый юноша. — Да я воплощение здоровья!

— Разве не видно? — подтвердила еще одна девушка. — Алонзо — картина здоровой молодой мужественности.

— Скорее нездоровой, — возразил Джеффри. — Спасибо, но я не буду это есть.

— Нет, будешь, — настаивал Алонзо. — Ты что? Бросаешь наш дар нам в лицо?

— Мы никого не хотим оскорбить, — попытался успокоить окружившую их толпу Магнус, — но есть не будем.

— Какой ты грубый! — оскорбленно прошипела Грета. — Мы ведь хотим только поделиться с тобой. Мы не хотим быть одни.

— Ты говоришь, что это нельзя есть? — гневно вопросил Тармин.

— Ты сам это сказал, — ответил Джеффри. — Да, мы так считаем.

— Тогда ты тем более должен попробовать, — заявил Алонзо. — Мы не можем ошибаться! Все должны есть эти камни. Друзья! Хватайте их!

Круг с криками сомкнулся.

Но тут позади напавших возник призрак, огромная черная фигура с громким ржанием нависла над кругом, зубы коня сверкали в огне костра, стальные копыта били в воздухе.

Камнееды в ужасе завопили, спасаясь от демона ночи — и Гэллоугласы пробежали сквозь круг к Фессу.

— За меня — и бегите! — приказал им конь, дети послушно пробежали мимо него и скрылись в ночи.

Алонзо яростно прорычал что-то, видя, что добыча уходит, и прыгнул за ними. Фесс опустил копыта. Он не видел причины серьезно ранить юношу, он хотел только преградить ему путь. И Алонзо просто отлетел от стального бока коня, размахивая руками, и оказался в объятиях Греты. Остальные молодые люди подняли шум и, разглядев, что демон — это всего только одна лошадь, помчались мимо Фесса за Гэллоугласами.

— Куда? — выдохнул Грегори. Опустилась ночь, и он почти ничего не видел.

— Сюда, брат! — позвал Джеффри. — Здесь тропа! — он бежал впереди: в темноте он видел лучше других.

— Лети! — позвала Корделия младшего брата. — Или тебя поймают, когда ты устанешь!

— А они не устают, — Магнус оглянулся через плечо. — Откуда они берут столько сил? Ведь на них совсем нет плоти.

— Не спрашивай, брат! Беги!

Предводители тощей толпы повыхватывали палки из костра и преследовали теперь беглецов при свете факелов. Магнус покосился на качающиеся огни.

— Они… все ближе, — он тяжело дышал. — Надо найти способ… оторваться от них! Или они нас… догонят!

— В лес! — крикнул Джеффри и свернул к деревьям.

Радостный крик позади разорвал воздух.

— Они радуются не без причины, — воскликнул Магнус. — Тут мы побежим медленней!

— Они тоже, — отозвался Джеффри, — потому что я заметил болото.

Деревья разошлись, между ними появились грязные липкие промоины. Тут и там из грязи вырывались пузыри, иногда огромные, грязь расступалась и снова закрывала образовавшийся на короткое время кратер.

— Деревья все одного вида, — Корделия мельком огляделась. — Что это такое?

— Эвкалипты, если судить по внешнему виду, — ответил Магнус. — Но в темноте трудно сказать точно.

Корделия перешла к более настоятельным проблемам.

— Как мы перейдем болото?

— Тут есть камни для перехода! — крикнул Джеффри. — Ступайте туда, где я стою!

И они пошли через болото, мальчики левитировали, в любой момент готовые подхватить сестру. Но она легко перепрыгивала с камня на камень, даже более уверенно, чем они.

Толпа за ними подошла к болоту и замерла на шаг от липкой грязи.

— Они остановились! — воскликнула Корделия. — Им не понравилось болото!

— Неудивительно, — Магнус поморщился: от пузырей шел сладковатый болезненный запах. Что это за грязь? Она какая-то розовая.

— Может, это не настоящий ее цвет, — отозвался Джеффри. — Мы видим ее при звездном свете. Посмотри внимательней.

— Смотрю, — буркнул Магнус, — и слышу, и чувствую, и уже жалею об этом.

Воздух вокруг них заполнился негромкой музыкой камней. Возможно, здесь она была чуть тише, чем обычно. И несомненно, мелодия проще, варьировались только несколько нот, повторяясь снова и снова.

— Мне здешняя музыка кажется приятной, — с улыбкой сказал Грегори.

— Ага, — Корделия отдувалась. — Но ручаюсь, что тебе нравится и запах болота.

— Да, нравится. А откуда ты знаешь?

— Потому что ты самый маленький среди нас, братец, а дети любят сладкое.

— Неужели я когда-нибудь его разлюблю? — удивленно спросил Грегори.

— Вполне возможно, — кивнул Магнус. — Мне со временем стали нравиться более резкие запахи.

— Тогда почему тебе не нравилась музыка, которую мы слышали?

— Ну, кое-что в ней мне нравилось, — признался Магнус.

— Твердая почва! — воскликнул Джеффри, сделав последний прыжок. Он поднялся на берег, сделал несколько шагов и опустился, чтобы отдохнуть. — Да, было нелегко. Отдыхайте, братья и сестра, но не слишком долго.

— Само собой, — Корделия присоединилась к нему. — Они могут найти проход через болото.

— А как же Фесс?

Джеффри поднял голову, услышав легкий звук.

— Он идет — и вместе с ним неприятности.

— Я вовсе не всегда означаю неприятности, Джеффри, — из ночи появился большой черный конь. — Однако, как вы верно догадались, ваши преследователи обходят болото. Там есть дорога, и они ее знают.

— Это их земля, — Магнус со стоном встал. — Поспешим, братья и сестра! За нами погоня!

Они шли между стволами, стараясь избежать колючек.

— Это и правда дорога, Джеффри? — спросил Магнус.

— Не настоящая. Мы идем по звериной тропе.

— Но она приведет нас к большей дороге, — Корделия оглянулась: сквозь музыку камней доносились крики преследователей. — Прошу тебя, найди ее побыстрей! Они нас догоняют!

— Тогда нам придется полететь, — прошипел Магнус сквозь плотно сжатые губы. — А в лесу опасно летать и днем, а тем более ночью.

— Не придется, — отозвался Джеффри, пробираясь сквозь кусты. — Вот и дорога.

— Можно бежать, — Корделия тяжело дышала. Она вслед за Джеффри проскользнула в отверстие в кустах и побежала по дороге. Магнус и Грегори последовали за ними, младший брат летел в дюйме над поверхностью рядом с Корделией.

Громкий треск позади показал, что преследователи тоже выбрались на тропу. Воздух заполонили крики и топот ног.

— Они почти за нами! — выдохнул Магнус. — Бегите!

И они побежали — но толпа не отставала, воя от радости.

— Куда… ведет… эта… тропа? — спросил Магнус.

— Не… знаю… брат! — отозвался Джеффри.

— Она… все-таки уводит… нас… от них! — еле дышала Корделия.

Грегори подхватил:

— Это не то… дерево… впереди, возле которого… мы вышли… на тропу?

Они пробежали мимо дерева и легко заметили примятые кусты, где на тропу вырвалась толпа преследователей.

— Так и есть! — приуныл Джеффри. — Мы бежим по кругу!

— Значит, преследователи тоже! — откликнулась Корделия.

Но Магнус нахмурился.

— Я их слышу… но не… позади.

— Точно! — подтвердил Джеффри. — Судя по звуку, они перед нами! — он остановился и внимательно всмотрелся в исчезавший в темноте конец тропы.

— Нет, брат! — Магнус подтолкнул его. — Если они все-таки за нами, мы не должны позволить им догнать нас!

И действительно, догоняли именно Гэллоугласов: шум толпы снова послышался позади.

— Как это так? — удивился Грегори. — Я готов поклясться, что мы не миновали их!

Корделия подняла голову.

— А сейчас их голоса доносятся с той стороны. Вся компания оглянулась — и дети изумленно остановились. Толпа наконец-то стала видна, но поперек от них, по другую сторону круга — и молодые крестьяне бежали вниз головой, они, казалось, нависали над тропой.

— Что это за волшебство? — спросил Джеффри.

— Чем бы это ни было, они по-прежнему преследуют нас, и мы должны бежать! — заявил Магнус. — И они нас точно догонят, если мы продолжим бег на ногах. Вверх и летим!

Они с Джеффри подхватили Корделию, поднялись на фут над тропой и полетели вдоль нее.

Грегори устремился за ними, спрашивая:

— Но как они могут бежать вниз головой?

— Не знаю, — пропыхтел Джеффри, — но мы должны двигаться быстрее, если хотим уйти от них. Смотрите! Они по-прежнему за нами!

Грегори посмотрел.

— Но как это возможно? Мы пролетели по крайней мере четверть мили!

— Смотрите! — вновь воскликнул Джеффри. — Мы здесь уже были!

— Верно! — Магнус свернул к разрыву в кустах. — Но откуда пришли, там сможем и выйти!

Однако когда дети направились к пролому, он тоже как будто двинулся, оставаясь все время перед ними.

— Что за ерунда? — возмутился Джеффри. — Может быть, круг поворачивается?

Все промолчали: эта мысль ударила их, как молотом.

— Много окружностей, брат, — сказала наконец Корделия. — Колеса.

— И мы бежим по одному из них! Но тогда мы должны бежать быстрей, чем оно вертится, чтобы попасть к выходу! Летим! И как можно быстрей!

Они полетели, напрягая всю свою пси-энергию, но пролом в кустах по-прежнему оставался впереди.

— А почему… он не убегал от нас… раньше? — спросила Корделия.

— Наверное, потому что мы не пытались его догнать! Побереги дыхание, сестра, и лети!

Первым осознал опасность Джеффри.

— Помедленнее, или мы догоним преследователей!

И верно, перед ними замерцали факелы толпы — на этот раз не вниз головой.

— Что это за нечестивая петля? — простонал Джеффри.

— А кто спрашивает? — послышался ясный голос, и две фигуры вышли на тропу из кустов. Гэллоугласы завопили и попытались остановиться, но не смогли сразу сдержать свое продвижение, медленно проплыли мимо незнакомцев…

Один из них ухватил Корделию и Джеффри одной рукой и протянул вторую. Магнус пытался увернуться, когда разглядел лицо незнакомца и блаженно замер.

— Папа!

— Мама! — воскликнула Корделия, обнимая мать. — Слава Небу, ты пришла!

Джеффри обнял отца, потом вспомнил, что он уже большой, и отодвинулся, буркнув:

— Увы! Вы тоже пойманы вместе с нами!

— Пойманы? — Гвен в тревоге посмотрела на сына. — Мы в ловушке?

— Ага! Тропа идет по кругу, и мы должны бежать все быстрее и быстрее, чтобы сойти с нее!

— Но одной скорости недостаточно! — объяснила Корделия. — Выход все время остается перед нами!

— И нас преследуют, — Магнус нервно оглянулся через плечо. — С вашего разрешения, родители, давайте полетим!

— Что ж, как хочешь, — Гвен выровняла метлу, Корделия вскочила на нее. Они поднялись над тропой, и мальчики полетели рядом с ними.

— Если я полечу, то не смогу думать, — Род легко побежал по тропе.

— Тогда поезжай верхом, Род, — большой черный конь прямо сквозь кусты вышел на тропу.

— Фесс! Хвала святым! — воскликнула Корделия. — Я боялась, что у тебя приступ!

— Нет, Корделия, хотя я благодарен тебе за заботу, — Фесс кивнул Роду, который уже садился верхом. — Тощие молодые люди пробежали мимо меня; мне оставалось только следовать за ними, потому что они преследуют вас.

А почему ты не присоединился к ним раньше? — спросил Род.

— Мне пришлось обождать, пока они обогнут круг, Род.

— Обогнут? Значит, это круг?

— Но очень странный, папа, — затараторила Корделия. — Мы видели преследователей по другую сторону, и они бежали вниз головами!

— Правда-правда, — подтвердил Грегори, — но в другое время они впереди нас — и вверх головой!

Гвен нахмурилась.

— Супруг, что это за колдовство?

— Вероятно, проективная иллюзия, — задумчиво отозвался Род.

— О, я понимаю, как ее направили, — нетерпеливо бросила его жена. — Но кто ее направил?

— Судя по описанию, это петля Мебиуса.

— Петля Мебиуса? — переспросил Грегори. — А что это, папа?

— Петля с полуоборотом — у нее только одна сторона. Шагая по ней, ты обойдешь ее всю и вернешься на то самое место, с которого начал, — и все по одной поверхности.

Это полная ерунда, — уверенно заявил Джеффри.

— Нет, это удивительно! — у Грегори были огромные глаза. — Почему я не слышал об этом раньше? — и он бросил на Фесса обвиняющий взгляд.

— Потому что ты еще не дорос до топологии, Грегори, — ответил конь. — Вначале нужно изучить другие разделы математики.

— Тогда научи побыстрее!

— Не сейчас, — Магнус оглянулся с дурным предчувствием. — Либо мы задержались, либо двигались слишком быстро: они снова подходят к нам сзади.

— Быстрее! — позвал Грегори, и все ускорили шаг.

— Но как нам разорвать этот круг, супруг? — спросила Гвен.

— Надо бежать быстрее! — провозгласил Джеффри. — Рано или поздно мы догоним разрыв в кустах, через который пришли!

— Нет, брат, — напомнил ему Магнус. — Чем быстрее мы идем, тем быстрей он уходит от нас.

— Синхронизирует скорость своего вращения с вашей? — Род поджал губы. — Вы пытаетесь бежать все быстрее, чтобы уйти из ловушки, но в этом-то и хитрость.

— Действительно, — подтвердил Фесс, — чем быстрее вы бежите, тем быстрее вращается петля, а чем быстрее ее вращение, тем больше притяжение.

— Чем быстрее бежишь, тем больше застреваешь, — кивнул Род. — Имеет смысл, хотя и очень причудливо.

— Причудливая ловушка, — согласилась Гвен. Магнус вздрогнул.

— Ты хочешь сказать, что чем быстрее мы бежим, тем крепче привязываемся к тропе?

— Конечно, — горячо воскликнул Джеффри, — как камень прилипает к праще!

— Тогда нужно выбросить камень, — заметил Магнус.

— Хорошая мысль, — Род резко затормозил перед самым разрывом кустов, схватил Грегори и кинул его в отверстие. Тот закричал, потом вспомнил, что умеет летать, и поднялся выше кустов. Исчез из виду, появился снова и закричал:

— Я освободился!

— Я так и думал, — кивнул Род. — Просто нужно сделать усилие, чтобы разорвать этот порочный круг. Все: тормозите, потом прыгайте!

Вся компания резко остановилась, и отверстие тоже замедлило свой ход и совсем остановилось, готовое, казалось, в любое мгновение снова двинуться.

— Пора! — выкрикнула Гвен, и все семейство взвилось в воздух. Они с треском приземлились в кустах и со смехом повскакивали на ноги.

— Ты тоже, Фесс! — позвал Род.

— Большой конь последовал за ними, приземлившись в самой середине куста.

Крики стали громче, ближе свет факелов. Мимо в вихре топающих ног пронеслась толпа преследователей.

— Они даже не замечают, что мы ушли, — ухмыльнулась Корделия, глядя им вслед.

— Мне кажется, им все равно, — сказал Магнус с циничной улыбкой. — Им нравится бег и неважно, что они никогда не добегут до цели.

— До какой цели? — спросил Джеффри.

— Хороший вопрос, — вздохнул Магнус.

— Оставим их, — твердо сказал Род и повернул головы своих мальчиков от петли Мебиуса. — Некоторым просто невозможно помочь.

— Но мы должны стараться, папа! — возразила Корнелия.

— Это бесполезно, дочь, — мягко указала Гвен. — Невозможно помочь тем, кто не хочет спастись. Пойдем, оставим бедняг в их собственной ловушке и поищем места для ночлега.


* * * | Камень Чародея | * * *