home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПОСЛЕСЛОВИЕ

В настоящей работе были изложены теоретические основы физической культуры и спорта в преломлении через призму системы Дзюдо. Однако по статусу учебника мы не имели возможности в основном тексте освещать те аспекты, которые на сегодняшний день являются или спорными, или конфликтными. О них в концентрированном виде (в тезисной форме), может быть и повторяясь, необходимо высказаться, тем более, что именно такие проблемные вопросы стимулируют к более активной работе в режиме поиска и общественной активности.

Итак, проблемы системы Дзюдо вообще и, в особенности, в России.

В свое время Дзигаро Кано задумывал Дзюдо как систему физического воспитания, пригодную для практического использования в государственных, общественных и личных целях.

Осуществлялась эта идея несколькими путями:

1. Программа обучения включала в себя приемы самозащиты, что являлось наиболее социально значимым мотивом к индивидуальной деятельности. Этот факт, кроме субъективного эффекта, создавал предпосылки для государственной поддержки дзюдо как средства военизированного воспитания молодежи и средства профессионально-прикладной физической подготовки. В результате этого все силовые государственные структуры стали своего рода спонсорами данного вида физической деятельности (именно физической деятельности, а не вида спорта).

2. Сами приемы борьбы отрабатывались в составе квалификационных комплексов (кат) в программно ситуационном режиме (т. е. без явного сопротивления противника). Это позволяло успешно проводить такие красивые, но сложные приемы, которые в условиях противоборства провести практически невозможно. В результате длительных тренировок без разрушения координационных структур формировался прочный навык проведения эффектных бросков.

3. Предполагалось, что эти приемы могут эффективно выполняться на не подготовленном противнике.

4. Ортодоксальные дзюдоисты в начале спортивного пути борьбы дзюдо производили значительное впечатление. Зрителей восхищали высокоамплитудные, высокоскоростные броски на иппон (чистая победа), которые проводили не только японские дзюдоисты. Однако, выйдя на мировую спортивную арену, японские специалисты дзюдо столкнулись с рядом непредвиденных проблем. Дзюдо перестало быть демонстрационным, условно-контактным видом боевого искусства, где доминировало сотрудничество партнеров, а превратилось в бескомпромиссное соперничество по аналогии с любым военно-коммерческим конфликтом.

Первоочередной задачей в спортивной борьбе, как в единоборстве, являлась не красота проводимого приема, а его состоятельность. Можно себе представить, как будет бороться чистый дзюдоист с представителем монгольской борьбы, в которой сбивание противника на одно колено является чистой победой.

Постепенно большая часть дзюдоистов мира потеряла желание быть высокотехничными, но проигрывающими борцами и решила овладеть более жесткой манерой ведения поединка. В результате этого «решения» спортивное дзюдо потеряло почти все броски с поворотом к противнику спиной, исчезли броски без собственного падения, которые ранее обеспечивались подсечками, подхватами, исчезли многие броски противника назад.

В этой ситуации руководство Федерации дзюдо вынуждено было пойти на девальвацию оценок за проведение бросков.

Ранее иппон (чистая победа) присуждалась за выполнение трех компонентов: бросок противника на всю спину, с большой скоростью и с высокой амплитудой.

Ваза-ари присуждалась за бросок, при выполнении которого выполнено два из трех требований для иппона.

Оценка юко присуждалась за бросок, при выполнении которого выполнено одно из трех требований для иппона.

В настоящее время иппон дается только за бросок на спину, за бросок на бок с большой амплитудой или за бросок на бок с достаточной скоростью, за что ранее давали оценку юко (рис. 1, 2).

Естественно, что такая мера приводит к еще большей дискредитации авторитета дзюдо, и этот факт заставляет задумываться над проблемой реконструкции всей системы дзюдо, если уж мы не смогли выйти с борьбой самбо на олимпийский помост.

Дзюдо. Система и борьба: учебник

Рис 1. Процентное соотношение оценок иппон, ваза-ари, юко и кока на соревнованиях высокого ранга в начале спортивного пути дзюдо (по данным анализа соревновательной деятельности дзюдоистов в 1979 году (по И.Д. Свищеву, 1981)

Дзюдо. Система и борьба: учебник

Рис 2. Соотношение завышенных и реальных оценок за броски на соревнованиях высокого ранга в настоящее время по данным, полученным в ходе просмотра видеозаписей


Приведенные данные свидетельствуют о негативном влиянии современных спортивных принципов, противоречащих девизу Пьера де Кубертена.

Дзю-до – самбо

Если анализировать прошлое и оценивать перспективы современного дзюдо вообще, и в России в частности, то следует обратиться к истории развития в СССР борьбы самбо.

САМБО, получившее в 20-х годах прошлого столетия свое начало в результате деятельности В.С. Ощепкова, привезшего Дзюдо из Японии, использовалось, в первую очередь, в системе правоохранительных органов и преследовало ведомственную цель – профессионально-прикладной физической подготовки ее сотрудников.

Так было до 1938 года, когда в результате активной деятельности А.А. Харлампиева и ряда других энтузиастов, наряду с системой освоения профессионально значимых приемов самозащиты, сформировалось спортивное направление – борьба самбо.

В силу обилия образовательного компонента в виде широкого спектра бросков и приемов борьбы лежа, борьба самбо позволяла претендовать на спортивные результаты людям с достаточно большим размахом функциональных особенностей, что привлекало к ней большие массы учащейся и рабочей молодежи. Таким образом, борьба самбо стала в СССР весьма популярным видом спорта и, что очень важно отметить, большая часть желающих приобрести способность защищаться незаметно для себя увлекалась спортивным компонентом и забывала о том, что их привело в спортивное единоборство.

Впоследствии, в связи выходом дзюдо на олимпийскую арену, многие тренеры и борцы самбо перешли в борьбу дзюдо. Именно первоочередное желание завоевать чемпионские звания является началом конца функционирования вида спорта как массового явления.

Как быть в современной России с этими видами спорта при условии, что борьба самбо, по всей видимости, не войдет в олимпийский список по причине близости технико-тактического компонента?

На наш взгляд, в России необходимо серьезно заниматься развитием и борьбы дзюдо, и борьбы самбо, поскольку представители обоих видов свободно участвуют в соревнованиях по двум видам. По всей вероятности, целесообразно иметь и объединенные Федерации, деятельность которых должна опираться на интересы государственных силовых структур, занимающихся профессионально-прикладной физической подготовкой своих сотрудников.

Нужды профессионально-прикладной физической подготовки

В связи с тем, что в настоящее время работникам правоохранительных органов приходится иметь дело с достаточно подготовленными преступниками, и в связи с тем, что все армейские подразделения проходят обучение контактным боевым искусствам, профессионально-прикладная физическая подготовка не может ограничиться изучением и демонстрацией приемов самозащиты и приемов борьбы в условно-контактном режиме. Необходимы соревнования (т. е. единоборства), в которых встречаются одинаково подготовленные люди.

В этом аспекте приходится согласиться с тем фактом, что разработанная Д. Кано система дзюдо пригодна и по сей день так же, как и система самбо, с той лишь разницей, что наиболее действенной ее частью является спортивный раздел, позволяющий более объективно оценивать качество боевой подготовки.

Использование в настоящее время в качестве единоборства для сотрудников силовых структур различных видов рукопашного боя не снимает необходимости изучать приемы борьбы дзюдо или борьбы самбо. Кстати, для работников правоохранительных органов наиболее профессионально приемлемыми являются дзюдо или самбо, занятия которыми формирует способность работать не на поражение, а на задержание.

Единственной проблемой остается вопрос, как сохранить обширный арсенал техники борьбы в спортивных условиях, принуждающих его сокращать.

Нужды физического воспитания

Более серьезной проблемой является обеспечение массовости и исключение текучести учащихся из секций борьбы дзюдо. Здесь имеется несколько препятствий.

Недобросовестная конкуренция со стороны апологетов бессоревновательных видов боевых искусств, легкости усвоения и непревзойденности их технического арсенала

Часто можно слышать гордые заявления представителей неконтактных боевых искусств о том, что боевые искусства, в отличие от единоборств, являются более значимым и даже более элитным разделом.

Недобросовестно пытаются конкурировать доморощенные виды боевых искусств под наименованиями «русский рукопашный бой стиля Кадочникова», «коло-дерево», «буза» и др., которые претендуют на непобедимость и, главное, приобретенную за короткий срок.

Самыми притягательными и в тоже время самыми нечестными являются заявления наших условно-контактных «рукопашников» о вреде спортивных единоборств для реального боя.

Условно-контактные упражнения специального раздела самбо, дзюдо и каратэ-до, включая упражнения рукопашного боя, без соревновательного единоборства эффективными быть не могут.

Не умаляя значимости предварительных видов подготовки в контактных боевых искусствах, не умаляя физиологической и психологической ценности одиночно-демонстрационных упражнений, имитирующих боевые действия, следует еще раз однозначно заявить, что завершающей основой боевых искусств является единоборство.

Соревнования по единоборствам – единственное средство проверки качества той или иной содержательной и методической системы подготовки. Проблема заключается в том, как оптимально сочетать и то и другое.

Менталитет россиян оставляет желать лучшего. Большинство хочет получить все сразу и сейчас. Свидетельством этому является наша история. Если мы не можем понять происходящего в области экономики и политики, что вполне объяснимо в связи с постоянным враньем политиков, то в области собственного здоровья и здоровья наших детей мы должны хоть что-то знать и опираться на данные медицины, биологии и педагогические науки, что не подтасовывается.

Мы все время хотим кого-то победить, причем любыми средствами: «Мы смело в бой пойдем за власть Советов и как один умрем в борьбе за это». Мы болеем за футбольную команду «Челси»!? Мы болеем за «наших» (в их составе половина представителей Африки). В дзюдоистском «Явара-клубе» г. Санкт-Петербурга доминируют уже готовые представители Грузии и Северного Кавказа. А кто же будет готовить санкт-петербургских детей? Мы не болеем за то, чтобы наши дети имели возможность играть на спортивных игровых площадках, чтобы в каждом районе, поселке был набор детских спортивных школ по различным интереса. Причем в эти школы должны не отбирать, а принимать любого желающего. Почему мы этого не требуем от избранных нами же властей?!

Болезнь спорта наиболее просматривается в работе с детьми. Нет у нас середины, а должна быть!

Слишком ранняя специализация, да еще при неправильном образовании, приводит к раннему «старению» не только физическому, но еще раньше к эмоциональному. Теряется интерес к предмету исследования, поскольку растущий организм в процессе роста должен исследовать, а заранее установленный, тем более узкий, регламент с большими монотонными физическими нагрузками, несмотря ни на какую мотивацию к олимпийским вершинам, постепенно охлаждает интерес в данному виду деятельности.

Дети, потеряв возможность познавать мир, постепенно теряют интерес к данному роду деятельности.

Погоня за спортивным результатом приводит к сужению технико-тактического компонента, а стало быть – к потере образовательного содержания.

В то же время японские дети начинают изучать технику приемов по-фазно, многократно повторяя эти незаконченные действия, без завершения всего приема. Долго им приходится или маневрировать перед противником, или выводить его из равновесия без завершения самого приема.

Сможет ли наш ребенок это вытерпеть? Не вытерпит и российский взрослый человек (будь он родом из центральной полосы России или из Северного Кавказа).

Такие упражнения русским не под силу в связи с их непоседливостью. Зависит это от воспитания. А уж если его нет, то должна быть разработана такая программа, которая позволила бы все это усваивать с интересом, с учетом возрастной психологии и физиологии.

Практика показывает, что ранее, начиная занятия в 14-летнем возрасте, борцы заканчивали них к 30 годам, достигая квалификации мастера спорта. В настоящее время дети начинают заниматься борьбой в 10 лет и заканчивают к 16-годам. Причем процент борцов, достигших звания мастера спорта, уменьшается.

Специалисты, пытаясь приспособить методику преподавания спортивной борьбы под детскую психику, решили использовать игровой компонент. В стране развернулась «эпидемия» использования игр борцов в процессе занятий с детьми.

Однако результата это во многих случаях не дало, поскольку ряд используемых в играх технических действий не соответствовал кинематическим и динамическим ситуациям, возникающим в соревновательных условиях противоборства.

Имеют место и другие досадные, теоретически не состоятельные положения программ обучения спортивной борьбе.

До сих пор предусматривается изучение защиты и контрприемов сразу же после изучения атакующего действия. Эта методика полностью противоречит японской традиционной методике обучения технике борьбы дзюдо.

При организации обучения дзюдо необходимо учитывать сенситивные периоды развития не только вегетативных, но сенсомоторных функций детского организма. Слишком большой «размах» уровня развития соматической зрелости приводит к негативным последствиям, проявляющимся в неспособности ряда детей не только к полноценным физическим проявлениям, но и к не усвоению элементарной координации. Зачастую в детском возрасте затруднено проявление усвоенной координации движений в условиях смены ситуаций, что связано не только с созреванием сенсомоторных, но и психомоторных функций.

Все перечисленные проблемы еще ждут решения в будущих полноценных программах для ДЮСШ СДЮШОР.

Детская социальная психология

Насколько постоянна ориентация детей к занятиям тем или иным видом спорта?

Известен факт того, что в раннем возрасте дети перебегают из секции в секцию. Это свидетельствует о их еще несостоявшейся психике. Они могут пойти в секцию по следующим причинам:

• туда пошли товарищи;

• посмотрели передачу первенства мира, и им понравилась процедура награждения;

• захотелось быть телесно красивым;

• соперник физически более развит;

• забивают соседи;

• хочется чувствовать себя защищенным и т. д.

Не получив в какой-либо секции того, что он ожидал, ребенок в лучшем случае уходит в другую.

Если учесть фактор детской психики, то вполне оправданным является переход из одной секции в другую. Именно в это время ребенок должен сам попробовать, что ему больше по душе и функциональным возможностям. Естественно, что при этом будет играть большую роль педагогическое мастерство тренера, способного увлечь ребенка. Особенно это важно, при все более прогрессирующем «омолаживании» спорта.

Если тренер работает с детьми ради того, чтобы непременно и от каждого получить высокий спортивный результат, то для родителей он опасен. Тренер должен вывести каждого ребенка на дорогу физической культуры.

Спорт, если это очень нужно человеку как личности, может начинаться только после состоявшегося физкультурника.

Следует учитывать и тот факт, что большинство детей стремится к соревнованиям. Но при этом поражение в соревнованиях переживают далеко не все. Может быть, кто-то из, покинувших по причине поражения секцию детей в дальнейшем мог бы дать высокий спортивный результат, а может быть, продолжал заниматься данным видом спорта до старости.

Опасная тенденция «омоложения» в некоторых видах спорта доводится до абсурда. Если в гимнастике раннее начало занятий можно оправдать тем, что человеку наиболее близкими являются именно гимнастические действия, если занятия играми – вообще детская «работа», то ранние занятия всеми видами атлетизма и единоборств оправдать нечем.

Вполне биологически обоснованным временем начала занятий единоборствами является второй период полового созревания, когда организм от ускоренного роста опорного аппарата переходит к строительству мышечной массы. В этот период начинают вполне определенно проявляться биологически предопределенные инстинкты самоутверждения и агрессии. Молодой человек вполне обоснованно мотивирован к деятельности данного рода.

Особую роль в усилении негативных последствий занятий в секциях единоборств играют родители.

Имеют место случаи, когда родители приводят в секции единоборств детей в возрасте 6 лет. При этом они считают (вместе с тренером), что одного года занятий вполне хватает для выставления ребенка на соревнования в режиме противоборства

Среди тренеров зачастую имеются такие, которые почему-то думают, что именно они в состоянии готовить чемпионов мира. Причем это стремление, как правило, реализуется в стиле сверхэксплуатации функциональных резервов организма. такие секции в конечном итоге распадаются, и многие из учащихся больше никуда не попадают.

Почему-то, и не только в нашей стране, лучшим тренером считается тот, кто подготовил Чемпиона Мира. А разве тренер, подготовивший большое число спортсменов 1-го разряда, или людей, которые длительное время после окончания спортивной карьеры продолжают заниматься физической культурой через избранный вид спорта, не является заслуженным человеком. По всей видимости, на государственном уровне необходимо пересмотреть квалификационную оценку работы тренеров, тем более, что тренеры первой группы зачастую достигают «успехов» не за счет педагогического мастерства, а за счет поиска талантов. А это уже совсем другая статья в области физической культуры, и относится она к области профессионального спорта, зачастую вредного для здоровья.

Большую роль в правильной организации массового спорта (основы спорта высших достижений, так нужного для государственных деятелей) играет правильная организация высшего образования в России.

Определенную опасность в этом аспекте представляет глобализация высшей школы в рамках Болонских реформ стандартизации европейского образования.

Дело в том, что когда-то наш советский теоретик физической культуры А.Д. Новиков высказал мнение о том, что надо готовить специалистов физической культуры и спорта по специальностям: тренера, учителя физической культуры и организатора физической культуры.

Можно ли без улыбки предположить, что в медицинском вузе изначально готовят в отдельности сельского врача, врача кремлевской больницы, главного врача или руководителя департамента медицины? Готовят ли в технических вузах отдельно сменных инженеров, конструкторов, технологов, начальников цехов, директоров заводов?

Дело в том, что мотивация, как психологическая категория, предопределяет приход в физкультурно-спортивный вуз на базе предрасположенности к ранее избранному виду физической деятельности (виду спорта).

Молодой человек приходит в сферу физической культуры через любовь к определенному виду спорта и в дальнейшем, получая высшее образование, расширяет свой кругозор, приобретает более широкий спектр интересов. Причем только в силу привязанности к избранному виду спорта он поддается стимулированию к овладению всей гаммой «не интересных» для него, но необходимых для профессии наук. Только положительная мотивация через положительные эмоции может заставить в этом сложнейшем возрасте заниматься тем, что еще не осознано как необходимость.

Предварительное обучение и спортивная подготовка каждого абитуриента сугубо индивидуальны и зачастую имеют изъяны, которые необходимо ликвидировать в первые годы обучения в вузе. Однако, ради овладения общими курсами других видов спорта в начале обучения, студент практически теряет связь с кафедрой, которая его принимала в вуз и будет его выпускать. За это время студент перестает выступать в соревнованиях и получает массу избыточной информации, которая не может его ни мотивировать, ни стимулировать к повышению профессионального уровня, как это провозглашается в Болонской декларации (как будто у нас нет таких лозунгов), ибо это совершается только при наличии реализуемой любви к избранному виду физической деятельности и, в частности, спорта.

Только после прохождения общего курса студент начинает привлекаться на занятия по избранному виду спорта по четыре, пять раз в неделю, но, как говорят, «поезд уже ушел». Затянуть в спортивную жизнь, которой будущий работник физической культуры должен проникнуться насквозь, студента уже невозможно. Ведь недаром П.Ф. Лесгафт сравнивал занятия спортом с алкоголем. Прекративший заниматься спортом тяжело в него возвращается, тем более, что и возраст берет свое. В то же время, не получив полного представления обо всем богатстве техники и тактики избранного (в нашем случае) единоборства, бывший борец или боец превращается в банального учителя или тренера без искорки любви к тому, чему он учит.

Еще один очень важный аспект, выдвигаемый против такого перечня специальностей.

В наше время, когда государственный заказ приказал долго жить, а рынок оказался непредсказуемым, готовить себя по узкой специальности глупо и для субъекта, и для государства, и для народа, на которого будет работать данный специалист.

На наш взгляд, работник физической культуры должен быть многогранным специалистом. Жизнь его может забросить куда угодно, и условия в этих местах или в данное время могут быть различными.

Только при сохранении спонтанной, ничем не объяснимой, предрасположенности к занятиям избранным видом физкультурной деятельности можно всю жизнь самоотверженно отдавать себя служению людям через любимое дело. Поэтому надо это дело знать в полном объеме. На знании всех аспектов деятельности в избранном виде спорта (физкультурной деятельности) специалист может осуществлять перенос знаний на другие области смежной деятельности.

Нам нужны профессионалы, начиная от вида спортивной деятельности, а не специалисты видов производственной деятельности, как принято сейчас готовить немотивированных верхоглядов.

Так что не усилить бы нам этим болонским процессом наше заблуждение. Ведь в Европе можно и стимулировать, и мотивировать активную познавательную деятельность студента перспективами высокой оплаты специалиста с высшим образованием. А у нас только спонтанная любовь к избранному виду спорта может может стать «кривой», которая «вывезет».

Еще одна болезнь высшего образования в области физической культуры и спорта. В связи с вышеуказанным перечнем специальностей, особенности обучения и спортивной подготовки в различных видах спорта затушеваны и все сведено к общим положениям теории и методики физического воспитания и спорта. На государственных экзаменах студент не может оперировать знаниями, полученными в ходе изучения своего излюбленного предмета. Разве это не роковое заблуждение? А в Болонских реформах об этом что-нибудь есть? Нет, там только о самообразовании и о стимулировании к этому самообразованию. Еще раз повторяем, если в Европе стимулировать могут большими деньгами, то у нас можно стимулировать только искусно развиваемым и поддерживаемым спонтанным увлечением определенным видом спортивной деятельности. Пока только так.

Еще раз о вреде безудержного распространения многих постулатов общей теории спортивной подготовки с доминированием вопроса о функциональных нагрузках на все виды спорта.

Наша спортивная наука работала и до сих пор работает на обеспечение нужд программированных видов спорта, где доминируют природные задатки и необходимо взвешенное управление функциональными нагрузками. Однако взвешенности мы не наблюдаем, поскольку тренеры, стимулированные спортивными руководителями и собственными амбициями, переступают опасную черту.

Не отрицая того факта, что использование данных физиологии необходимо во всех видах физической деятельности, берем на себя смелость утверждать, что автоматический перенос методологии подготовки с циклических видов спорта на единоборства и спортивные игры приносит вред развитию теории данных видов спорта, снижая в конечном итоге их массовость и спортивное долголетие спортсменов.

Для того, чтобы руководить подготовкой единоборцев, с начальной подготовки до высшего спортивного мастерств, надо в первую очередь великолепно знать технику и тактику определенного вида единоборств. Только после этого целесообразно использовать знания теории и методики функциональной подготовки, включая психологическую.

Как не утерять желаемое? Как обеспечить долголетие?

Возрастная амплитуда вегетативной энергообеспеченности неумолима, и в физкультурно-спортивной деятельности следует ее учитывать. Если человек хочет заниматься физической культурой и спортом для продления своей активной жизни, то он должен всегда иметь в виду этот биологический фактор и по достижении возраста, которому соответствует постепенное снижение энергообеспеченности, должен постепенно снижать нагрузки. Поскольку в этот период уже снижается спонтанная подвижность, активировать свою деятельность можно только за счет познавательной деятельности. Вид занятий должен быть интересным и перспективным для дальнейшего исследования (например, постепенный переход к видению проблемы самозащиты с позиций айкидо или расширения арсенала защиты в связи с незначительными изменениями кинематических условий).

Важным остается вопрос: как построить систему эффективного сожительства массового спорта и спорта, ориентированного на высшие достижения?

Для реализации в полной мере всех позитивных сторон общественно-социального явления – физической культуры, как средства сохранения биологической сущности человека и средства достижения социальной гармонии, государственным физкультурным организациям необходимо реструктурировать систему физической культуры и определиться, прежде всего, в терминологии, а затем в системе построения государственных учреждений, отвечающих за ее развитие и функционирование.

Необходимо прекратить подмену понятия «массовый спорт» «спортом высоких достижений». Мы должны гордиться не столько занятыми местами на международных соревнованиях, сколько увеличением количества школ, в которых имеются плавательные бассейны (это значит, что тем более в них есть спортивные залы), увеличением числа спортивных секций и числа занимающихся в них граждан.

Для этого необходимо организовать оптимальную структуру средств физической культуры и спорта (см. схему).

Недопустимо, когда две государственные организации (Олимпийский комитет и Агентство по физической культуре и туризму) работают на доказательство социально-экономического преимущества страны.

Не может Олимпийский комитет существовать отдельно от Комитета (а не агентства) по физической культуре, ибо спорт является только ее частью (и не самой главной).

Гипотетическая структура организации физической культуры в целях ее оптимизации

Дзюдо. Система и борьба: учебник

* Ччастные организации должны находиться под этическим и медицинским контролем со стороны Комитета.


ГЛАВА 21 НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ДЗЮДО | Дзюдо. Система и борьба: учебник | ЛИТЕРАТУРА