на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Остров Янтарный, остров Туле, Оловянные острова…

Изделия из янтаря высоко ценились в древних странах Средиземноморья. Ведь привозился он издалека, с берегов далеких северных стран, лежащих где-то на краю земли. Сейчас мы знаем, что на самом деле страны эти были не такими уж и северными: «поставщиком» янтаря было, как и ныне, побережье Балтики и южный берег Северного моря. Но вот местонахождение главного «Эльдорадо янтаря» до сих пор неизвестно. Ясно, что оно находилось на Балтике или в Северном море, другого адреса быть не может. Однако адрес этот очень приблизительный: от устья Эльбы до устья Невы далеко, а ведь любой пункт между этими реками может оказаться таким «Эльдорадо».

Впрочем, не любой — античные авторы говорят об «острове Янтаря», который находится в одном дне пути от устья легендарной реки Эридан. Что это за река? «Эриданом» называли реки Рейн, Эльбу, Вислу, Неву; с Янтарным островом сопоставляли остров Гельголанд, остров Борнхольм, эстонский остров Саарема, а также многие другие острова Балтийского и Северного морей. Но все эти гипотезы так и остались лишь гипотезами. Либо на островах — кандидатах в «Эльдорадо», вроде Гельголанда или Борнхольма, — никогда не было янтаря, либо же они находились не в устье большой реки, а где-то в другом месте.

О том же, что река Эридан велика и полноводна, в один голос говорят античные авторы. Недаром поэт Овидий именует ее «максимус» — «величайшая». Древнегреческие легенды объяснили происхождение драгоценного янтаря так: бог Гелиос доверил управление солнечной колесницей своему сыну Фаэтону, юноша не сумел совладать с конями, на земле произошла страшная засуха, леса загорелись, реки стали пересыхать, и тогда Зевс-громовержец поразил Фаэтона молнией. Воспламенившись, Фаэтон упал в реку Эридан. Сестры юноши, гелиады (дочери Гелиоса), оплакивая брата, превратились в тополя, а слезы их, затвердев, стали янтарем. Этот миф перешел и к римлянам: об Эрида-не, Фаэтоне и гелиадах писал Овидий; Лукиан Самосатский в сочинении «О янтаре, или лебедях» говорит следующее: «Тополя на реке Эридане, оплакивая Фаэтона, проливали слезы о нем (ведь эти тополя были сестрами Фаэтону) — чистый янтарь!».

Древние тексты называют «янтарную реку» одним именем — Эридан (хотя одни географы античности считают, что она течет в мифической стране гипербореев па самом дальнем севере, другие полагают, что это — Рона, третьи — По и т. д.). Янтарный остров имеет несколько имен: Абалус, Абальция, Базилия, Баунония, Глесария. Последнее можно перевести как «один из янтарных островов», это не имя собственное, а эпитет (древние германцы называли янтарь словом «глее»). «Баунония» означает «бобовый остров», «Базилия» — «царский». Очевидно, что это тоже эпитеты — один характеризует «бобовидную» форму берегов, а другой — форму правления на острове («царский» — т. е. независимый, управляемый своим собственным царем). Слово «Абалус» (и производное от него «Абальция») имеет, по мнению лингвистов, кельтское происхождение. Возможно, что с этим корнем связано и наименование легендарного Авалона или Авалуна, где жил король Артур и его рыцари Круглого стола. Кельты когда-то занимали большие пространства Европы, но на берегах Балтики они не были, значит, скорее всего, Абалус — Янтарный остров — находился на берегу Северного моря. «Янтарной рекой», по мнению большинства историков, следует считать Эльбу. В ее нижнем течении имеются богатые месторождения янтаря, правда, смешанные с бурым углем (после второй мировой войны одна из немецких фабрик даже топила свои котлы смесью бурого угля с янтарем!). Однако в одном дне плаванья от Эльбы не найти другого острова, кроме Гельголанда, а там янтаря никогда не было и, как утверждают геологи, не может быть!

Янтарный остров посетил в IV веке до н. э. уроженец Массилии (Марселя) по имени Пифей. «Открытия Пифея не сразу получили признание среди ученых древности, — пишет советский историк А. В. Дитмар в книге «В страны олова и янтаря», посвященной знаменитому Пифею из Массилии. — Было время, когда его считали лжецом и обманщиком, — настолько велики и необычны для той эпохи были его исследования». В настоящее время Пифея считают одним из величайших географов и путешественников античности. К сожалению, до нас дошли лишь цитаты из его трудов или ссылки на них — утрату подлинников профессор Хенниг справедливо полагает самой тяжелой потерей, понесенной историей географических открытий.

Кроме Янтарного острова, Пифей посетил еще «самую далекую из всех известных земель» — остров Туле, до которого пришлось плыть пять суток от Оркнейских островов, и Касситериды — «Оловянные острова», до которых от берегов Кельтики (Франции) надо было плыть трое суток. В средние века остров Туле превратился в «Ультима Туле» — «Крайнее Туле», самый северный предел обитаемой земли, где всякая жизнь невозможна из-за холодов, «застывшего океана» и т. п. Однако Пифей описывает этот остров как страну с довольно-таки мягким климатом; на ее плодородной почве могут произрастать плоды; жители Туле держат домашний скот и занимаются пчеловодством.

Уже в начале IX века упоминавшийся нами Дикуил попытался отождествить остров Туле с известными землями, По его мнению, Туле — это и есть Исландия, открытая его соотечественниками и коллегами, ирландскими монахами. Однако Пифей говорит о жителях Туле, а Исландия была заселена лишь спустя тысячу с лишним лет после путешествия великого уроженца Массилии. Фритьоф Нансен полагал, что Туле — это один из районов его родины, Норвегии. Другие исследователи отождествляли остров, посещенный Пифеем, с Шетландскими островами и т. д. Но ни один из адресов, указанных учеными, не соответствует тому Туле, который описывает Пифей.

Еще больше споров вызвал «адрес» Оловянных островов, Касситерид. Кроме Пифея, о них упоминают Страбон, Плиний, Птолемей, Авиен, Посидоний — словом, едва ли не все античные авторы, писавшие о странах обитаемой земли. Лициний Публий Красе, римский наместник в Испании, побывав на этих островах в начале I века до н. э., «увидел, что металлы добываются на небольшой глубине и люди там мирные», и передал эти сведения «всем, кто желал вести с ними торговлю за морем, хотя это море шире того моря, которое отделяет Британию от материка». Страбон, используя рассказ Публия Красса, дает обстоятельное и реалистическое описание Касситерид и обитателей «островов Олова». Нет сомнения в том, что речь идет не о мифических, а о вполне реальных островах в Атлантике, лежащих где-то к юго-западу от Британии и к северо-западу от Испании… Но ведь на картах, которыми мы пользуемся сейчас, в этом районе нет никаких островов, кроме крохотных клочков суши, и они находятся не в открытом океане, а возле самых берегов Испании, Франции, Англии.

Некоторые ученые полагают, что Красе плавал именно на эти островки — только одни называют остров Уэссан возле полуострова Бретань, другие — островки Силли у юго-западной оконечности Англии, а третьи — столь же крохотные участки суши поблизости от берегов Испании. Есть и другие «адреса» — например, Азорские острова, материковая Испания и островная Англия. Но, как справедливо замечает профессор Томсон, ни одна из действительно существующих групп островов не соответствует описаниям Касситерид, даваемым античными авторами (и уж тем более нельзя считать их Испанией или Англией: ведь, описывая местоположение Оловянных островов, древние географы «отсчитывают» расстояние именно от этих земель).

Быть может, Касситериды — легенда, подобная легендам о сказочном острове Святого Брандана, острове Семи Городов и прочих? Однако здесь, как и в случае с Янтарным островом и Туле, мы имеем дело не с плодами народной фантазии (или фантазии картографов), а с трудами авторов, заслуживающих доверия, причем некоторые из них, такие как Пифей, лично побывали на островах, о которых они повествуют. Считать, что Оловянные острова, Туле и Янтарный остров — лишь выдумка, было бы нелогично. Ведь единственная причина, по которой можно сомневаться в их реальности, заключается в том, что этих островов не найти на современной карте Атлантики. Но, может быть, когда-то они были? И там, где ныне свободно гуляют океанские волны, в эпоху античности существовали острова, причем даже населенные?

Это предположение вполне заслуживает внимания, если мы вспомним историю Атлантики — причем не «геологическую», масштабы которой измеряются отрезками времени в миллионы и десятки миллионов лет, а лишь те события, которые происходили на глазах «человека разумного» и даже «человека цивилизованного», живущего в эпоху XIX–XX веков, наконец, даже буквально на наших глазах!


«Есть трижды пятьдесят островов…» | Атлантика без Атлантиды | Острова рождаются, острова умирают…