home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Анна Кузьминская

Каждый охотник желает знать

— Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.

— Это правда.

— Можно сесть с вами?

— Конечно. Пожалуйста.

— Вы не будете возражать, если я что-нибудь съем? Я дико голодный.

— Конечно. Пожалуйста.

— А у вас только чай?

— Нет, не только. Было пирожное. Но я его съела, а блюдечко унесли. Они тут быстро уносят блюдечки.

— Возьму рыбу. Картошку. И греческий салат.

— Прекрасный выбор.

— Вино?

— Мне? Нет, что вы. Спасибо, совсем не хочется.

— Вы давно здесь?

— Не очень. Но успела съесть пирожное. А блюдечко сразу унесли.

— Я вижу, вам не дает покоя это блюдечко.

— Оно было симпатичное.

— Заказать вам ещё одно пирожное? С блюдечком?

— Спасибо. Возможно. Я подумаю.

— (в сторону) Пирожное, пожалуйста. Какое-нибудь.

— Спасибо.

— Давайте не будем терять время и сразу приступим к делу.

— Конечно. Давайте.

— Я ненавижу общественный транспорт. Не могу там находиться. Суета, шум, грязь. Я брезгаю. И я ненавижу всех этих людей. Их слишком много, и все лезут, толкаются… как тараканы.

— Тяжело вам.

— Да. Особенно в метро. Мало того, что давка, вдобавок надо спускаться под землю, а поезда ездят по туннелям. Мне жутко. Покрываюсь потом, кружится голова, тошнит. Отвратительное состояние. Боюсь потерять сознание.

— Может, не ездить на метро?

— Да, раньше я так и делал. Но теперь везде пробки. А бывает, что важные встречи в разных концах города, и проще добраться на метро. Но я не могу заставить себя туда зайти. Не был в метро несколько лет.

— Понятно.

— Вы сталкивались с такими проблемами?

— Ещё бы. Сплошь да рядом.

— И что делать?

— Может, тренироваться? По чуть-чуть. Сначала просто дойти до метро, погулять вокруг. Потом зайти внутрь, постоять в вестибюле. В следующий раз спуститься — и опять выйти. Важна постепенность. И лучше, чтобы вы были не один. А с кем-то, кто будет вас морально поддерживать.

— Звучит омерзительно.

— Да ладно. Хотите — пойдемте сходим, потренируемся. Пока вам несут вашу рыбу.

— Прямо сейчас?

— Почему нет? Метро рядом.

— Ну пойдемте, я предупрежу официанта.

— А что вас там больше всего пугает? Давайте я вас за руку возьму. Чтобы вы чувствовали мою моральную поддержку.

— Я же сказал. Люди. Я их боюсь. Они злобно выглядят, скверно пахнут, суетятся, толкаются. Я боюсь, они будут прижиматься ко мне в час пик, и меня просто вырвет.

— Вы такой чувствительный.

— Да, и моя мама так говорит.

— А меня вы боитесь?

— Вас? Не очень. У вас дружелюбный вид, от вас приятно пахнет. И вы пока ко мне не прижимались. Правда, вы взяли меня за руку, но это не страшно. Я её потом помою.

— Вы шутите?

— Нет. Я что-то не так сказал?

— А если я к вам прижмусь, вы испугаетесь?

— Давайте не будем рисковать. Я не возражаю против экспериментов, но давайте сначала привыкнем друг к другу. Мне нужно время, чтобы к вам привыкнуть.

— Вам сложно сходиться с людьми?

— Я с ними вообще не схожусь.

— Но вы ходите на встречи.

— Все мы ходим на встречи. Даже моя мама встречается с бывшими коллегами.

— Ну, я, например, не хожу ни на какие встречи.

— Абсурдное заявление. В данный момент вы, например, встречаетесь со мной.

— В самом деле. Но это редкость.

— Почему мы говорим о вас? Разве мы не должны обсудить мою проблему с метро?

— Да, конечно. Ваша проблема с метро — это важно.

— Мы приблизились — и вы видите, меня уже начинает колотить.

— Нет, я не вижу.

— Вы не видите, как меня колотит? Я похолодел — вы не замечаете?

— Нет.

— Капли пота выступили на лбу!

— Где?

— У меня темнит в глазах.

— А по-моему, вы держитесь молодцом. Может, мы даже зайдем?

— Нет, это слишком. Давайте обойдём его пару раз. Для начала будет достаточно.

— По-прежнему колотит?

— Чуть меньше.

— А мою моральную поддержку вы чувствуете?

— Нет. Было бы здорово, если бы вы всё же отпустили мою руку. После того, как вы чуть не прижались ко мне, я немного нервничаю.

— Боитесь, что я брошусь на вас с объятьями?

— Надеюсь, что не броситесь. Я к этому не готов.

— Бедняжка. Знаете, мне сразу захотелось броситься на вас с объятьями.

— Куда вы меня тащите?!

— В метро.

— Отпустите меня! Это слишком! Я не могу!

— Ещё чуть-чуть!

— Нет!!

— Ой!

— Нельзя же так!

— Простите. Я увлеклась. Давайте вернемся к рыбе.

— Вы не должны были так поступать со мной. Этот ужасный шум! Он становился всё ближе. Ещё чуть-чуть — и он поглотил бы меня навсегда.

— Но миллионы людей ездят в метро каждый день. И остаются живы.

— В чём смысл вашего высказывания? Да, я другой.

— Чем вы другой?

— Я чувствительный. И мне не нравятся ваши интонации. Сначала вы обращались со мной гораздо деликатнее.

— До того, как вы пнули меня ботинком.

— Это была самозащита.

— Но было бы неплохо, если бы вы всё же извинились.

— Я не буду извиняться. Я предупредил вас о своём страхе. А вы потащили меня туда насильно.

— Но не драться же! Я вас в два раза меньше.

— Я пнул вас не больно.

— Нет, мне было больно.

— Слушайте, что происходит? Почему рыбы до сих пор нет? А, вот её несут. И ваше пирожное. На блюдечке.

— Мне расхотелось. Я, пожалуй, пойду. Приятного аппетита.

— Куда вы пойдете?

— Погуляю.

— Разве мы закончили?

— Вполне.

— Ну хорошо. Постойте. Сеанс был неудачным, но я заплачу.

— Что это?

— Деньги.

— Какие деньги?

— За сеанс.

— За какой сеанс?

— Вы Ольга?

— Я Ольга.

— Психотерапевт?

— Нет.

— Подождите. Сядьте. Как это — нет?

— Вот так.

— То есть, вы просто какая-то случайная девушка? А я делился с вами своими страхами и думал, что вы специалист? Блин. Вы что, сразу не могли сказать?

— Но вы не спрашивали.

— Блин. И вам не показалось, что я веду себя странно?

— Да нет. Многие мои знакомые так себя ведут.

— Вы бы получше выбирали себе знакомых, девушка.

— А это уж точно не ваше дело.

— Да я кучу времени потерял тут с вами!

— Знаете, дайте-ка мне деньги.

— Какие деньги?

— Вот эти. Психические.

— С какой стати я вам должен их отдать?

— Я с вами как с человеком! А вы псих. Ну и дайте мне тогда мои деньги. За моральный ущерб.

— Это у меня моральный ущерб! Доверился первой встречной. Вы меня чуть до инфаркта не довели.

— Но не довела же. И в метро вы таки зашли.

— Да вы шарлатанка! А деньги я готов платить только профессионалу.

— А если я всё же психотерапевт?

— Ну… да или нет?

— А бывают такие экстремальные методы психотерапии?

— Это вы у меня спрашиваете? Всё, закроем тему. Вы свободны.

— Отдайте мне мои деньги.

— Хорошо, берите деньги и идите. Я хочу наконец поесть.

(Девушка садится на стул напротив. Сначала просто сидит и смотрит на мужчину, потом слёзы начинают течь из её глаз и капать в блюдечко с пирожным, слёз всё больше и больше.)

— О боже. Что с вами?

— Вы меня обидели.

— О боже. Простите, я не хотел. Простите, если я был резок. Я обычно так себя не веду, а тут что-то… сорвался.

— Понятно.

— У меня сейчас такой сложный период… страх перед метро — это только повод, я собирался говорить со специалистом совсем о другом.

— На самом деле вы не боитесь метро?

— Боюсь. Но с этим можно жить, это ерунда. Не плачьте. Выкиньте меня из головы как страшный сон. Попались под руку чужому мужику, и он пнул вас ботинком. Бывает. Не стоит ваших слёз.

— Как красиво вы говорите. Прям поэзия.

— Ну, не надо иронизировать. Я искренен.

— Не сомневаюсь.

— Я псих, но я не злой. Совсем не злой.

— Да что вы оправдываетесь.

— Я не оправдываюсь! Я объясняю.

— А о чём вы собирались говорить с вашим психиатром?

— С психотерапевтом. Мне не хотелось бы вам о себе рассказывать.

— Почему?

— А почему я должен отвечать? Я не чувствую себя с вами в безопасности. Я не знаю, кто вы, и я не плачу вам за разговоры деньги.

— Всё бесплатное — плохое?

— Зачем обобщать. Но деньги позволяют устанавливать границы. Для меня это важно.

— Вам важно знать, что вы всё можете купить за деньги?

— Девушка. Ольга. Давайте как-то… разберёмся. Вы в самом деле оказались здесь случайно? Или это подстроила моя мама? Если да, то зачем?

— А как зовут вашу маму?

— Мою маму зовут Елена Яковлевна.

— Она очень о вас заботится?

— Да. Очень.

— Боится, что вы останетесь холостяком и совсем пропадёте?

— Наверное. Занятно, если окажется, что вы — моя предполагаемая партия. Вы совсем не похожи на девушку, которая может нравиться моей маме.

— Не тот рост, не тот вес?

— Уж слишком вы боевая. Хотя вас легко представить профессорской дочкой. Папа профессор, мама любит театр, дети учатся в языковой школе. Мальчик и девочка. Мальчик старший, ответственный. Девочка младшая, балованная. Образцовая семья.

— Нет, я не из образцовой.

— Жаль. Угодить мамочке — что может быть прекраснее.

— Давайте считать, что её здесь нет.

— Кого?

— Вашей мамы. Понятно, что она всегда с вами, но давайте сделаем вид, что именно сейчас она пошла гулять с собакой.

— У мамы нет собаки. Она не любит собак. От них грязь и обязательства.

— А вы любите собак?

— Я не знаю. Грязь, обязательства.

— А если бы вы выбирали собаку, то какую бы выбрали?

— Большую. Овчарку, например.

— Чувствуете себя беззащитным, нуждаетесь в сильном партнере?

— Слушайте… Вы точно не психотерапевт?

— Не знаю. У меня много дипломов — может, и такой есть.

— Где же они, ваши дипломы?

— В сарае, на чердаке. Если не сгорели во время последнего наводнения. Вы помните, какой был страшный гром? И молния, молния разила во все ветхие постройки. И мой сарай…

— (в сторону) Счёт, пожалуйста.

— Он вспыхнул, как свеча.

— Понятно. Вспыхнул. А что вы тут делаете? Почему вы не на работе? Разгар трудового дня! Девушки вашего типа в это время вертятся, как белки в колесе.

— Какого это — моего типа?

— Ну, кем вы там работаете? Секретарша? Менеджер? Бухгалтер? Продавец в модном бутике?

— Старший помощник младшего дворника.

— А может, вы замужем? И что же муж, не возражает против ваших одиноких прогулок? Или он не в курсе?

— Не в курсе.

— Прекрасно. Моя мама говорит, что стоит завести себе девушку, как она выпьет из тебя все соки и выкинет на свалку.

— Она поступила так с вашим папой?

— Нельзя без хамства?

— А вам?

— Всем, что у меня есть, я обязан своей маме. Вы не представляете, сколько она для меня сделала. Редкая мать так заботится о своём ребёнке.

— Мне кажется, я это где-то читала.

— Наверняка это была хорошая книга.

— Наверняка.

— Так что вы здесь делаете?

— Я… увидела вас по телевизору и влюбилась в вас с первого взгляда. Долгие годы я мечтала о вас. Из газет я узнала о вас всё, что только было можно. Я случайно столкнулась с вашей мамой в модном бутике, вкралась к ней в доверие, и она помогла мне устроить эту встречу.

— Какой бред.

— Да? А по-моему, ужасно убедительно.

— Моя мама не ходит в модные бутики.

— Ну, мы могли встретиться где-нибудь ещё. В Консерватории. Она ходит в Консерваторию?

— Случается.

— Вот! Значит, мы встретились там. Я подбежала к ней, бросилась перед ней на колени и молила дать мне шанс. Ибо только в вас моё счастье.

— И что сказала мама?

— Она была тронута. Она сказала: "Голубушка! И я была такой до того, как любимый мужчина разбил мне сердце. Пришлось выпить из него все соки и выкинуть его на помойку. И никакого тебе счастья".

— Зачем вы всё это сочиняете?

— Не знаю. Просто так. Пытаюсь с вами общаться.

— А зачем вам со мной общаться? Вам не кажется, что вы теряете время?

— Нет. По-моему, вы симпатичный.

— Вот это новость. Спасибо, приятно слышать.

— Нет, правда. Вы мне сразу понравились. А то я не пошла бы с вами к метро.

— Чем же я вас покорил?

— Ну… формой бровей.

— Надо же. Мама была бы польщена. У неё такие же брови.

— Вы живёте с мамой и во всём её слушаетесь?

— Нет. Прекратите на меня наскакивать.

— А вам хотелось бы, чтобы окружающие дрожали перед вами?

— Вас всё время тянет на дешёвый психоанализ, вы не замечаете?

— Думаете, психоанализ должен быть дорогим и доступным не каждому?

— О боже. Если бы вы были психотерапевтом, я бы лишил вас лицензии. К психотерапевту ходишь, чтобы он сделал тебе приятно. А вы делаете мне неприятно.

— Вам так плохо со мной?

— Ну… в общем, да. Хотя в этом что-то есть. Мы уже долго с вами разговариваем. Обычно я не умею разговаривать с женщинами. И мне нравится ваш запах.

— Спасибо.

— Это правда, что я вам симпатичен?

— Почти. Вы любите свою маму. Это так трогательно.

— Разве вас это не напрягает?

— Сначала напрягало, но в этом что-то есть. Определённо.

— Если вы не против… я бы, пожалуй, пригласил вас куда-нибудь. Когда-нибудь. Вы не напишете мне свой телефон, вот здесь?

— Давайте.

— Ну ладно. Надо бежать. Я всюду опаздываю. Я позвоню вам… когда-нибудь… скоро.

— Мне кажется, я не понравлюсь вашей маме.

— Да, это проблема. Главное, не дарите ей собаку. Она не выносит собак. Вы успеете всё испортить потом, но сначала постарайтесь вести себя прилично. И юбка должна быть длиннее.

— Хорошо, я учту.

— Ну, до встречи. Приятно было… что там полагается говорить. Считайте, я всё это сказал.

— Подождите! А как вас… зовут?


II Верховная Жрица | 78 | III Императрица